шлюхи Екатеринбурга

Вторая партия. Игра в разгаре: История одной свадьбы (Vol.1)

А теперь представьте, что все эти сюжетные линии сплелись в одну. Быть в центре жарко и холодно одновременно, хотя вроде все участники имеют умные головы и тоже боятся потерять что-то свое, поддавшись прилюдным эмоциям….

Наследник босса женился. Пригласили весь офис, филиалы, стажеров и прочий персонал. Пафосная обстановка, белые кожаные стулья… Парни в смокингах, дамы в вечерних платьях… И со вторыми половинками, конечно.

Моим «плюс один» был Маркус. На пол-головы выше основной массы присутствующих, светлые волосы, собранные в хвост, в идеально сидящем костюме. Я тоже выглядела дорого- в минималистичном темно-синем платье, облегающем, как лайковая перчатка.

На входе стоял босс с женой, и пожимал всем руки со счастливым видом. Я поздравила его и прошла дальше, не задерживая очередь.

Возле бара заметила Алви. С ним была брюнетка с прической под пуделя, в вишневом платье с сумасшедшим вырезом, из которого выпрыгивала идеальная большая грудь. Он встретил меня, как и всегда – искренней солнечной улыбкой, правда, немного смазанной из-за присутствующих. Пока болтала с ним и другими сотрудниками, его жена томно цедила шампанское. Когда я хотела выразить ей сочувствие по поводу приемов, на которых никого не знаешь, она смерила меня взглядом свысока и сообщила, что до переезда сюда она была директором направления в крупной международной компании и ходила на такие мероприятия еженедельно. Я заткнулась и выпила еще…

Гарольд пришел с друзьями. Помахал мне ручкой с другого конца зала, отсалютовав бокалом.

— Всех-то ты знаешь, принцесса, -Маркус пришел с улицы, выбрасывая по пути окурок.

-Конечно, вместе каждый день, — я с трудом отвернулась от Алви с его стервозной женой, пытаясь сосредоточиться на реальном кавалере. Сложно-то это как…

***

Свадьба шла своим чередом. Без дурацких конкурсов, дискотека чередовалась с переменой блюд. Одна высокая блондинка пригласила Маркуса на танец, я даже не обратила на это внимания- устала считать дам, которые бы вскарабкались на него, даже не заметив меня рядом. Вместо этого, с мохито в руке, я вышла на веранду закурить. Что-то в этот период сигарета «на экстренный случай» требовалась все чаще…

Рядом взвился еще один кружок дыма. Расстегнув пару пуговичек на строгой рубашке, Алви облокотился о перила, констатировал:

— Хорошо выглядишь… И тату очень идет.

— Твоя леди тоже красавица, — не сдержалась я.

— Ну, и этот высокий лохматик отлично подчеркивает цвет глаз, — ответил колкостью на колкость Алви.

Что ж, как ни парадоксально звучит, придя с одними из самых красивых людей на вечеринке, мы ревновали друг друга…. С этим надо было что-то делать. Так что я отвернулась от него вполоборота, затянулась, и набросала смс:

— Встретимся в туалете?

Телефон в руке Алви завибрировал. Его как электротоком ударило, но он все равно был к обществу спиной, только я видела его замешательство. Но потом он сориентировался. Ответил:

— Я так не думаю.

— Как хочешь, — написала в ответ. – Я все равно схожу.

Окурок в пепельницу, и я пошла в уборную. Она была идеальной для спонтанных рандеву- огромный «зал», с большими кабинками, в каждой — кресло или диванчик, отдельная раковина, и закрыты они толстыми дубовыми дверьми, из-под которых не видно ног посещающих.

Туалет был пуст. Я забралась в самое большое отделение, с диваном и биде, и прикрыла дверь, оставив лишь маленькую щелку, дабы наблюдать за входом.

Странно, но Алви все же пришел, невзирая на первоначальное решение. Но не один- за ним увязался, уже немного подвыпивший, один из наших сослуживцев, желающий покурить и обсудить обстановку. Они остановились возле рукомойника, под центральной вытяжкой, и сослуживец включился:

— Какие все девчонки красивые, такие старательные, в платьицах… А мы с женами, и даже голову не повернуть ни на градус!

Алви молча мыл руки, глядя через плечо в ту кабинку, где стояла я. Тихо я прикрыла дверь до упора, и села на подлокотник дивана. Прослушав до конца сигареты излияния насчет достоинств «старательных девчонок», ждала, когда они уйдут и я смогу ретироваться.

-Ты иди, — наконец послышался голос Алви, — мне и в сам туалет тоже надо.

Смешок, мягкие шаги.

Дверь распахнулась, и потом он защелкнул ее на замок:

— Ну, поговорим?

— Или не поговорим… — я взяла его за плечо, пальчики прошлись по шее, такой восхитительно мягкой, и добрались до мочки уха. Трогать его было просто шикарно, на каком-то подсознательном уровне.

-Маш, я редко рассказываю о том, что женат, но это так. И хочу быть нормальным мужем, понимаешь?

Понимаю я все. Есть такие браки, в которых уже ничего нет, кроме удобного просмотра телевизора на большом кожаном диване; когда есть кому помыть полы, приготовить поесть и с кем без зазрения совести и лишних телодвижений заняться сексом. Одна проблема- это все скучно, и тянет на просмотр другого жизненного меню. Я все это увидела в том, как Алви общается с женой. Никакого интереса, одни обязательства…

Так что я кивнула. Села снова на диван, скрестив ноги, от чего юбка немного задралась, и похлопала рядом с собой. Он примостился на краю, сам не понимая, наверное, зачем пришел. Спросить его об этом, что ли?

Нет, сам сообразил. Посмотрел на меня, я на него, пристально, из серии «Скажи мне, да или нет». И, взяв за лицо, притянул к себе и поцеловал. Не жестко- скорее, решительно. Сегодня это был другой Алви- не тот, что боялся ответить на мое касание в машине. Этот был немного сердит, если это вообще могло быть к нему применимо, и решителен.

Целуясь страстно, я расстегивала на нем брюки, а потом, как и в первый раз, начала с посасывания пениса. При ярком свете я наконец его рассмотрела, каждую венку и изгиб, приласкала каждый крошечный участок, краем глаза поглядывая наверх, как он терял голову от таких нежных, внимательных ласк. Я была как кошка, которой дали сливок после долгого поста, или, скорее, которую кормил с руки этими сливками ее любимый хозяин. Но кошки имеют уши, даже когда они объедаются вкусненьким. Вот и я услышала голоса, один из которых был мне давно знаком…

Поднялась быстро на ноги, и закрыла мягко рот Алви, мешая тому тихонько мурчать. Показала на дверь и знаком призвала к вниманию.

Маркус был джентльменом нового поколения. Если его приглашали на танец привлекательные леди, он им никогда не отказывал. Как далеко заходила его безотказность в других вопросах- сложно сказать. Скорее, он был крайне привлекательным парнем, который по личному выбору каждый вечер собственной быстрой ездой приближал себя к Создателю… И от этого чувствовал оттенки жизни гораздо острее, чем офисный планктон.

После того, как он проводил пригласившую его даму, Маркус вернулся за столик. Большинство мест было свободно, народ расползся кто куда, в том числе и Маша. Он посидел пару минут, огляделся, проверил возле бара и на танцполе. Пошел на террасу, но и там ее не увидел. Покурил, постоял еще минут пять… Вернулся за столик- ее по-прежнему не было. Решил позвонить- сумочка висела на спинке соседнего стула и исправно попискивала.

Не то чтобы Маркус забеспокоился. Он принимал все таким, как есть. Скорее, он видел это как игру в прятки. Для полного набора оставалось проверить лишь уборную…

В отличие от Маркуса жена Алви, француженка Милен, была дамой взрывного темперамента. Из тех, что долго копят раздражение, а потом- повод, выпивка, и заканчивается реакцией, достойной урока химии. Она задолго до моего появления пришла к выводу, что Алви ей изменяет. Постоянно на работе, с частыми ночными сменами…. Простор для фантазии был огромен, но ни разу не был подтвержден хоть одним подозрительным фактом. Она просто судила его по себе, потому что да, сидящая дома и мающаяся от скуки женщина может иногда пригласить к себе «фрилансера».

На этой свадьбе Милен изучила всех собеседников Алви очень внимательно. Все его сотрудницы были с мужьями, и прижимались к ним. Кроме одной, которая несмотря на приведенного парня, держалась независимо. Высокая, в минималистичном платье, со стройными ногами даже на плоских туфельках. Смеялась она громко, азартно, и так же танцевала, как будто море ей было по колено. В отличие от других девчонок, она явно дружила не с ними, а с парнями. И даже пыталась пообщаться с самой Милен, правда, без особого успеха. Но вот Алви ей явно симпатизировал, это было видно по выражению лица. Вот и когда она ушла курить, он практически сразу взял сигареты и последовал за ней на террасу… Ну и пусть поболтают, Милен предпочитала пока накапливать страдания, чтобы потом предъявить их мужу в более удобной обстановке.

Однако прошло пять минут, десять… а Алви не возвращался. Как и эта независимая курица. Вот и ее парень уже обыскался….

***

Маркус встал из-за стола и направился через весь зал к туалету. Дискотека была в самом разгаре, публика, по самую корму набравшись коктейлей, водила хороводы. Он с трудом увернулся от пары пар жадных рук, чуть не завертевших его в навязчивом ритме. И уже оказавшись в пустом холле перед уборной, услышал:

-Эй… Марк? Маркус? Марио? Да подожди же!

Он обернулся. Стройная девушка с кучеряшками, на шпильках телесного цвета, превращающих ее ножки в копытца, почти бежала за ним, тщетно пытаясь соблюсти приличный вид при такой скорости. Маркус протянул ей руку:

-Маркус. Извини, я тоже забыл как тебя зовут…- и выдал свою обезоруживающе смущенную улыбку.

— Милен, — она пожала его ладонь своей, — и ты меня прости. Плохая память на имена.

— Все нормально? – спросил он участливо.

— Слушай, я не могу найти своего мужа с тех пор, как он ушел на террасу вслед за твоей женой, — она специально назвала ее так, хотя и знала, что официально они никак не связаны.

Маркус поднял одну бровь и хмыкнул, едва сдержав улыбку.

— Над собой посмейся!- мгновенно вспыхнула Милен. – Или у вас свободные отношения?

Он улыбнулся еще шире. Защитная реакция на истеричных дамочек, которых в его жизни было не мало. Он почти не слышал ее слов, стараясь изолироватьcя от накопленного в собеседнице негатива, который уже переливался за край, и было не важно, кого он заденет в итоге.

— Идиот, — Милен проследовала мимо него в туалет, — вы друг другу подходите!

И не смогла сделать дальше ни шагу. Запястье ее крепко держал парень в два раза больше нее самой. Эта фраза таки прошла сквозь его флегматичный защитный барьер.

— Мы с тобой не знакомы, — он старался оставаться вежливым, но потом и его прорвало. — Иди, проверь лучше поводок на муже, вдруг отгрыз вместе с шеей?

Маркус ожидал возмущенного фырканья, презрительного взгляда, ответной грубости, но никак не того, что Милен сморщит нос в рулончик и пустит слезу. Причем с всхлипами и рыданиями, как и приличествует оскорбленной настоящей женщине. Парень бросился ее утешать и извиняться, в процессе чего они продвинулись вплотную в дверям уборной и попали в радиус действия моих ушей…

Неожиданное продолжение скоро)

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки