Ученица (3 часть: Близкое знакомство)

Следующее ночное дежурство вначале ничем особым не отличалось.

Валюха было заявила, что уже сама неплохо справляется с работой, но я был категоричен:

— Нет и еще раз нет! Последнее слово всегда за наставником, и я должен быть уверен, что подобные пролеты, как раньше, у тебя больше не повторятся!

Хотя вижу — сама, коза, опять пришла в сарафане! Наверно – на всякий случай.

А я на всякий случай деньжат прихватил и перед сменой подрядил башмачей винищем разжиться у проводников.

Начинаем работу. Слышу – уже наёбывают по лестнице снизу.

— Ага – думаю – вином разжились мужики!

Так и есть! Занёс. Ну теперь нужно с Валюхой – за папу, за маму, за любовь!

Пока рулю я. Между отцепами – анекдоты травлю. Ёбнули немного, потом еще чуть-чуть… Моя дама повеселела.

Решил, что пора начинать учебу.

Она в кресло, я бретельки – вниз, сам сзади, сиськи в руки – ну всё, как обычно!

Хуй сразу – скок вверх! Поджался к её аппетитной попе поплотнее, сарафан приподнял и на голое бедро ладонь положил.

Терпит вроде!

Разборка закончилась. Вроде есть время немного.

Дальше по-быстрому резинку оттянул и в трусняки ладонью влез.

— Ну Серё-ё-ёж! – жалобно так потянула.

Я что-то на ухо ей шептать стал. Какую-то хуйню короче… Притихла.

А между ног-то у Валюхи лес дремучий просто!

Делаю себе заметку в мозг:

— При случае подсказать надо: За пиздой-то тоже уход нужен!..

Пухленькие губенки нащупал и пальчиком в норку скользнул до упора. Горячая вагина плотно обхватила мои костяшки – приятно так! Стал пальцем потрахивать дырочку Валентины, она – в стон!.. И заваливаться назад начала… Я давай другой рукой её тушку поддерживать.

Думаю:

— Ещё пиздануться не хватало! Вот смеху-то будет, если мы тут загремим…

Тут клиторок её набухший нащупал и пальчиком вокруг стал круги нарезать.

Чувствую, моя Валентина сок дала – захлюпало прямо! Я одной рукой и поддерживаю, и сисёху ей мну, а другой – в пизде осваиваюсь.

Стонет моя бабец почти в голос:

— Ой, не могу больше!..

Говорю:

— Ничего, проявляй выдержку, пока я у тебя тут внизу колдую…

Вдруг вскинулась всем телом, вздрогнула и… спустила! Я еле рот ей успел прикрыть. Вдруг башмачи услышат?

Из писи хлынуло прямо!

— Вот эт приплыла! – думаю.

Короче напрудила полные трусы…

Затихла наконец. Встала с кресла на подрагивающих ходулях и давай трусы снимать без стеснения. Сняла наконец-то, да поздно – мокрые насквозь! Чую – как бы по утрянке не пришлось домой без трусов пиздовать…

Подошла сзади, целует в щёку.

— Спасибо тебе! – говорит на ушко – Мне так хорошо было!

— Нихуя себе – СПАСИБО! – думаю – Что я с этим СПАСИБО делать-то буду? В него ведь хуй не всунешь!..

Тут дежурный по горке объявляет обед. На это я и рассчитывал – минут 20-30 есть в запасе.

Кидаю по хозяйски фуфайку и пол и кой какое тряпьё, что было в скворечнике. Короче сотворил своеобразное ложе.

— Давай – говорю – как-то и мне компенсируй мои старания!

Валюха поколебалась немного для профоры, а я уж внизу прилег, жду.

Решилась наконец, — встаёт на колени и типа ложиться хочет…

Говорю:

— Ты сарафан-то сыми! А то потом ведь, как в жопе будет!

Разгонишалась совсем моя ученица и в ложе прилегла.

Увидел наконец я Валюху, в чем её мама родила. Ну, скажу я Вам, таких бабёнок не густо в нашей глуши!

Королевские Валюхины груди 4-го размера бесстыдно развалились в стороны, призывно торча набухшими сосками. Животик в меру упитанный – после родов наверно пополнела, но мне даже понравилось. Красивые ноги плавно переходят в, плотно сжатые, полноватые бёдра, заканчивающиеся широким тазом. В сумерках виднеется красивый треугольник её темных волос, прикрывающих женское начало.

Аккуратно ложусь на её тело и начинаю целовать пухленькие губы, шейку. Собираю её груди руками и зарываюсь между ними лицом. Кайф-то какой!

Хуй давно вытянулся у её бедра и прямо ломит от натуги. Безобразник быстрее внутрь хочет нырнуть! Даю ему установку ещё малёха потерпеть… С горем пополам – но согласился!

Целую опять в засос и начинаю пальцами требушить ее раскрывшиеся губёнки. Чувствую, опять клиторок расти начал. Недовольство стал проявлять, пупыриться, что я его задеваю.

Моя Валюха задышала почаще, ноги немного раздвинула и сосаться поглубже стала. Затем не выдержала и ручкой хуй у бедра обхватила.

Думаю:

— Ну всё, малышка, ты меня уже достала!

А тут и она шепчет в ухо:

— Серёж, если не войдешь сейчас – я умру наверно!

— Ничо себе! – думаю – Бабец-то как разошлась! Гиперсексуальность-то как изнутри попёрла!

Ложусь на ее горячее, сдобное тело, а Валентина сама направляет моего страдальца себе в щелку. Слегка только двинул бёдрами – а он уж внутри!

Два вскрика слились в один общий – не понять что…

В голове:

— Боже ж ты мой! Хорошо-то как! Однозначно стоило за это побороться…

Начал потихоньку, плавненько накачивать Валентину. Лошадей не гоню, а то уже где-то рядом подпёрло!

Моя ученица ножки поширше развела и согнула в коленях. Тазом стала елозить по фуфайке и подмахивать, как только можно в таких блядских условиях…

А Вы, кстати, так не пробовали? Ну чтобы – на работе, на фуфайке и на полу?..

Нет? А зря! Производственная половая любовь называется! Половая – во всех смыслах.

Впечатления незабываемые! Но тут главное – чёткий контроль и полное самообладание… Иначе или работу профукаешь… или попу кто-нибудь отобьёт!

Так вот. Работаем на пару слаженно, ну, — как за пультом.

Стонет моя подруга, а я:

— Тише, Валь! Тише!..

А ей видно вообще похер! Не реагирует никак! Коготками в спину впилась, как кошка приблудная и тазом дергая, чувствую, ритм наращивает…

Ну а мне куда деваться? Быстрее, так быстрей!

Слышу по громкой с горы доносится:

— Приступаем к разборке!

Думаю:

— Да вы чё, в натуре, охуели?! Какая разборка???…

И пошел, вообще, как отбойный молоток, сам себя не жалея…

Вдруг Валюха замерла, выгнулась, как тетива…

— А-а-а-х!!! – только и смогла выдавить из себя, откуда-то изнутри.

Чувствую, хуй будто в капкан попал! Мышцы влагалища Валюхи так сжали его до боли… У меня аж чуть глаза из орбит не вылезли! Чуть сердце не заклинило!

Выдернул его из её жарких, любвеобильных глубин и давай поливать ей живот судорожными сгустками.

Лёг. Затихли. Красота-а!

Шепчет мне что-то на ухо…

Я:

— Что? Не туда?.. ТУДА можно было?! У тебя что – антивирусник внутри стоит?.. Ну подруга, удивила! Что ж ты, дурёха, раньше молчала?.. Ну теперь уж всё… поезд ушел! Яйца пустые! Но будем иметь в виду…

Вдруг слышу, где-то рядом:

— Ду-дух, ду-дух, ду-дух…

— Бля-я-я!.. Ну что за жизнь! – мысль мелькнула.

Вскочил, как на пружинах со спущенными трусами и ломанулся к пульту…

Хуяк – нажал кнопки!

Ху-я-я-я! Мимо!…

Ну что, блядь, за техника! Пока замедлитель поду-у-мает, пока подни-и-мется, пока колёсную пару за-а-жмёт! Год пройдет!..

Вижу только, прохуярил мимо зерновоз порожний (по пружинам амортизаторов), весь белый. Написано «МУКА».

Хвост состава вагонов за 5 от меня.

Уебал хорошо!!! Аж, у бедного, задок подпрыгнул! Решил видно весь состав утолкать, дурачок… Не получилось! Но приземлился удачно – колёсами точно на рельсы! А мог иначе… Пыль белая столбом!..

Чуток прояснилось…

Ну вот, молодец — всё разом лишнее с себя сбросил! Муку, ржавчину, мох, которым оброс за время странствования… Теперь красавцем дальше поедешь! Кто бы тебя почистил так, если б не я!..

Оборачиваюсь – Валюха вытирается. Тоже надо! Но главное – успели…

***