Ученица (1 часть: Знакомство)

Уважаемые представительницы женского пола!

Предупреждаю заранее — в рассказе много мата, и если Ваши глаза могут пострадать – лучше просто пройти мимо!

***

Где мне только не довелось работать! И вот с одним отрезком своей трудовой деятельности, уважаемый читатель, и хочу Вас ознакомить.

Довелось мне в лихие 90-е годы поработать на железнодорожной горке одной крупной ж/д станции в должности оператора тормозной площадки.

Представьте себе: ж/д состав тепловозом надвигают на гору; составители поездов расцепляют вагоны (по 1 или 2 или 5…), согласно сортировочного листка; вагоны катятся с горы по своим путям, набирая скорость. А в парке, на тормозной площадке сижу я, оператор, за пультом с кнопками.

(Тормозная площадка – это такой своеобразный «скворечник», как мы его называли. Т.е. домик, поднятый с помощью швеллеров и уголка на уровень 2-го этажа. Внутри – лестница для подъёма).

Моя задача – смотреть в широкие окна на катящиеся вагоны, и давить на кнопки соответствующего замедлителя. Тем самым приводить его в действие, и тормозить вагоны до нужной скорости, которую определяешь, конечно, «на глаз».

Не думайте, что это совсем уж легкая работа!

Не рассчитал – «зарезал» вагон! Т.е. он встал, как вкопанный в замедлителе – и порой мат дежурного по горке «по громкой» доносится «до самых до окраин»!

Пустил быстровато… — тоже в общем хуёво! Последствия самые непредсказуемые…

Ну наблатыкался я нормально работать, в общем-то, довольно быстро, а проработав с год вообще стал, можно сказать, мастером! Опыт, господа-с!

И вот, в один из летних июньских дней, приводит начальник горки ко мне в «скворечник» женщину лет 35-и. И говорит, типа, вот тебе, Серёга, ученица – учи!

Я глянул – так и обомлел! Чувствую, внизу, между ног, что-то дернулось! Да ёбаный врот! Вот это тёлка!

Небольшого росточка, шатенка, приятное, улыбчивое лицо. Пухленькие губы, как и сама. Фигура,- как гитара возле попы, сиськи торчат вперёд – как показалось, сразу на пол-метра!!!

Прикидываю про себя:

— Бля-я-я…! Нет, не 3-ий… не иначе — 4-ый размер! Нихуя себе, подвалило!..

А я-то, молодой мужик, 26 годков всего! Жены, как всегда в таких случаях, сразу становится мало…

Познакомились. Валентина – поначалу… Позже – Валя. А между мужиками – стала просто Валюхой!

Сошлись в разговоре запросто! Ну сначала, как водится, показываю, рассказываю, объясняю… Но чувствую – нихуя не понимает ничерта! Она таращится на вагоны; я — в разрез её декольте с богатым приданым…

Короче отработали 2-3 смены. Пришли в ночь. Весь парк огнями горит – освещение хорошее, а у нас в скворечнике – сумерки (чтобы видно лучше было).

Сажаю Валюху в кресло за пульт – сам дирижирую сзади, а она на кнопки давит.

И такая обстановочка создалась интимная! Приобнял… А она, возмущенно:

— Ты чо!!!

Думаю:

— Нихуя ни ЧО! Знала бы ты, ЧО у меня в штанах делается…

В общем – облом!

Спускаюсь по лестнице к башмачникам («башмачи» – по ж/д сленгу – помогают оператору тормозить вагоны башмаками) между разборками, пока вагонов нет. Те сразу:

— Ну чо, Серёга? Дала?

Подъёбывают короче. Ржут.

Я улыбаюсь, посылаю подальше… А голова, невольно, свой собственный план совращения разрабатывает. Но пока – без успеха!

Учёба продвигается – но со скрипом! То Валюха вагон зарежет, то плохо затормозит… Короче – или ученица хуёвая, или учитель! Или всё в одном букете…

***

И вот однажды ночью, с соседнего скворечника метров за 50, звонит мне мой коллега, Лёха:

— Серёга! Выпить, бля, хочу охуенно! С бодуна сегодня… У вас там проводников с винищем не видно?

— Нет, не было пока…

— Хуёво! А ты сам-то как, стал бы?

— Спра-ашиваешь!.. А хули толку – бабок всё равно нет! – отвечаю расстроенно.

И вдруг так радостно:

— Хуйня, — говорит – Ща винища ведром начерпаем!

— Откуда?!

— Из цистерны!

Я в ступоре… Подумал, что коллега – того!..

А тот объясняет:

— Ты видел порожние цистерны с надписью «ВИНО»?

— Но они же пустые!

— Пустые… А знаешь сколько там на дне остается? С ведро точняк начерпаем!. . Главное – остановить эту бочку в парке! Ща я это организую…

Смотрю, – точно – Лёха цистерну подрезал так, что она, проехав метров 50, – встала.

Звонит:

— Сажай за пульт Валюху, и айда! Я один не справлюсь.

Запаслись 2-мя ведрами с верёвкой и пиздуем, с Лёхой, к бочке.

Залезли наверх. Открываем крышку – она даже не закрыта. Нюхнули… Еба!.. Чуть не шарахнулись оттуда – так «Портвейном» на нас пахнуло!

Сидим верхом на бочке – Лёха рыбачит; я, как аккумулятор, заряжаю 2-е ведро. Так увлеклись удачной ловлей, что не заметили, как сзади к бочке предательски, по тихому, подъехали 3 тяжёлых полувагона с углём.

Ёбнуло так, что я чуть не улетел (но ведро все же удержал!). А Лёха по инерции нехило пизданулся башкой по открытому люку и… пое-е-ехали!

Леха за голову держится, уёбся видно хорошо!.. Немного прокатились – и в будку к башмачам!

Те уже наготове – аптечку распечатали, и бинты в качестве фильтра приготовили.

Ну а что Вы думали? В ведре — литра 3 осадка было!

Начали цедить – ответственная работа! Про вагоны вообще нахуй забыли, не до них…

Вдруг слышу голос оператора:

– На 8-ой быстровато прошли!

По опыту знаю – если сказали «быстровато» — это полный пиздец!

Значит – ЛЕТЯТ!

Рванул по лестнице к Валюхе! Кричу снизу:

— Валя, ДЕРЖИ!!!

До двери успел только подняться… — 3 вагона просвистели мимо!!! Краем глаза успеваю заметить: 2 платформы, а посреди – теплушка. На платформах – по танку увязано. Недалеко хвост состава…

Уебло так, что «мама не горюй»!!!

У 1-го танка (по ходу) – оторвались стяжки, и он, протаранив борт платформы, уебал жопой в полувагон с углем!

У теплушки, едущей с солдатами внутри, открытая задвижная дверь по инерции закрылась, пизданув так, что чуть не соскочила с петель… (Ладно вояки голову не высунули!!!)

Но самое интересное было сзади, с нашей стороны. Танк на хвостовой платформе, тоже порвав стяжки, решил догнать солдат, и протаранил дулом башни стену крытого вагона, только чудом туда не въехав!

Я не знаю, о чем подумали солдаты в тот момент… но я бы испугался, и даже больше — пересрал! Представляете, борт теплухи пробивает грозное орудие!

Станция затихла в ожидании, буквально замерла!

Думаю:

— Живы хоть они там?.. Ну то, что премии пизданут – и так ясно, как божий день! В прокуратуру бы не загреметь…

Захожу в скворечник. Валюха сидит – ни жива, ни мертва!

Спрашиваю:

— Ты чего не подрезала?

— Да тормозила я! – орет – Тормозила!

Объяснилось все очень просто! Оказывается, с испугу, она перепутала кнопки замедлителя и включила замедлитель не на 8-ом, а на 7-ом пути…

Через некоторое время смотрю – дверь теплухи открывается, и офицер выводит 2-х бойцов с перебинтованными головами. Ну, думаю, все бля, приплыли!

Тут подсуетился дежурный по горке и загоняет в парк тепловоз. Бойцы грузятся на него и едут на станцию в медпункт. На дворе — 2 часа ночи…

Валюха – в плачь!

— Уволюсь – говорит – нахуй мне такая работа!

Звонит Леха:

— Серега, не парься, хуйня! Я узнал — солдаты шум поднимать не станут. Им все объяснили…

— Что – думаю – тут можно объяснить? Что вот так пиздануть – это норма?!

Этот момент так и остался тайной.

Башмачи, тем временем, процедили винище и дают мне, честно заработанную, 3-х литровую банку «Портвейна».

— Ну что, Валентина, выпьем с горя? Пора и расслабиться, коль пошла такая хуйня…

Валюха вроде успокоилась:

— А давай!

Ебнули по полстакана – неплохо! Ебнули ещё… Захорошело!

Валюха – в кресле, я – рядом. Параллельно жму на кнопки пульта – работа, есть работа!

Думаю:

— А Валюха-то, оказывается, не дура выпить! Отрадно!

Обнимаю – вроде терпит, не взбрыкивает, как раньше.

Вагоны прошли – и в засос ее, в засос! Чувствую, обмякла как-то вся. Даже отвечать стала… Приятно так целуется, ужас!

Руки сами собой шарят по ее телу, полновесные груди через платье щупают. Пытаюсь рукой в лифчик залезть – не дает! По теплым, пухленьким бедрам под платьем рукой гоняю – зажимается…

— Нет, Сереж, я замужем! – говорит.

Думаю:

— Ну на первый раз — и так хорошо! Хоть через платье, да помну! Еще не вечер… Главное – лед тронулся! Пусть отвечает за свой пролет!

А дойки-то хороши! Так и перекатываются под бюстгальтером и крупные соски прощупываются…

Короче, в ту ночь нацеловался и нащупался вволю!

Чтобы совсем не окосеть – пили в меру. Остаток – забрал домой. Не пропадать же добру!

***

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Уважаемый читатель! Если рассказ Вам понравился – не забудьте лайкнуть!