Мама с другом. Трио на даче. Часть 3

Лариса вышла из терассы и быстрым шагом дошла до вагончика, её нижнее белье и рейтузы были все мокрые. Она сняла с себя остатки одежды и голая зашла в душ за вагончиком. Лампа не горела. В полной темноте она включила воду. Намыливая свое тело она не переставала вспоминать о произошедшем:

— Что это было? Охренеть! Сначала значит меня трахнул друг моего сына, пока тот ездил в магазин. Мне следовало бы остановиться, и прекратить все это. Но я не могла. Не могла.

Ярослав был на 30 лет моложе меня, но прошло уже много лет с тех пор, как ко мне прикасался настоящий мужественный мужчина, и я была по-настоящему возбуждена в тот момент. Давно такого не было.

Он поимел меня несколько раз за вечер, я была в бреду от похоти, охвачена желанием сексуального удовлетворения от эрегированного членом этого молодого парня. Что я наделала? Это же друг моего сына!

Мало того, что я позволила ему трахнуть меня, так я еще и собственному сыну сделала минет! Какая же я дура! Мы пили и танцевали сначала, сын инстинктивно протянул руку, схватил меня за сиськи и начал играть с моими сиськами. Потом Ярик снял с меня футболку, что сделало меня еще более бешеной.

Потом под действием алкоголя и похоти снова делала минет Ярославу, но уже на глазах у собственного сына. А Миша просто стоял там, не оказывая никакого сопротивления, а наоборот помогал своему другу.

Я чувствовала, как набухший член моего сына напрягается под его джинсами, и я не могла осмелиться вытащить его твердый член наружу, поэтому он помог и сам вытащил его за секунду.

— Он был не очень большим, на самом деле он был среднего размера, вероятно, около 18 сантиметров, но его член был твердым и казался мне в тот момент огромным. Член моего собственного сына! Какой ужас!

Но это было так волнительно, разум говорил мне остановиться, но моя киска жаждала быть наполненной, – вспоминала Лариса, ласково намыливая своё влажное ноющее влагалище.

Я посмотрела на него снизу вверх, а сын уже закрыл глаза и просто наслаждался этим ощущением. Когда я наклонилась вперед и аккуратно взяла его головку в рот, он тяжело вздохнул. Я засунула переполненное распухшее мужское достоинство сына в рот и начала сосать его. Что я наделала?! Но это было тааааак здорово….ммммм…дааа….

Это было так возбуждающе, когда он коснулся членом моего лица и губ. Вот она я, на самом деле веду себя как настоящая шлюха, делая минет собственному сыну. Этого не должно повториться.

Через несколько минут его член коснулся задней части моего рта, а затем снова вышел полностью. Он все еще стоял с закрытыми глазами, пока я продолжала сосать его член, потирая рукой его тяжелые яйца. Ммм…

В голове Ларисы не было ни одной внятной мысли кроме этих воспоминаний, а внизу живота комком зарождалось желание. Лариса тяжело задышала. Дикое, похотливое желание здесь и сейчас почувствовать член сына в своей щелке вместо её собственных пальцев, которыми она трахала себя в темноте стоя под душем.

— Я чувствовала толчки его бедер и ощущала его тяжелые яйца, когда сынок ритмично трахал мою грудь. Нет, этого не должно повториться. Но даже сейчас вспоминая этот ужас я делаю себе приятно…ммм…дааа…

Вслед за своим другом Ярославом он просто извергал поток за потоком своего семени на меня. Первый рывок пришелся мне на лицо, затем на грудь и в рот. Миша стрелял большим количеством спермы, что я не могла поверить в это, и она стекала по моей груди к животу. Как бы я хотела чтобы он вошел в меня! Но нет, нет, это недопустимо!

Когда он наконец закончил растирать сперму своим членом по моей груди и лицу, он приказал мне – своей матери, облизать все остатки.

И я слизала её с его члена, и он был истощен. Ммммм восхитительно вкусная сперма. Приходя в себя от оргазма, все еще эрегированное, но уменьшающееся мужское достоинство сына непроизвольно подергивалось.

С этим воспоминанием она на мгновение замерла и содрогнулась в конвульсиях от накрывшего ее оргазма. Она вышла из душа и направилась в комнату вагончика чтобы переодеться во что-то теплое. Мысли блуждали в её голове пока она одевала халат поверх ночной рубашки. Лариса продолжала вспоминать и анализировать свои эмоции:

— Я никогда раньше не видела его член и не чувствовала запаха его спермы. И это было так здорово. Что же будет дальше, что же мне теперь делать? Как смотреть в глаза? – с этими мыслями Лариса вышла из вагончика и направилась в террасу к ребятам.

Минут через двадцать в террасу из вагончика вернулась мама. Вид у нее был не такой уверенный, как раньше: она переоделась в ночную рубашку и халат, щеки были розовыми, а глаза блестели. Легким взмахом руки она поправила прическу и одернула пояс на халате, словно боялась, что он не в порядке.

Я сразу засек ее появление и осмотрел ее с ног до головы. Я некоторое время стоял в прострации, по-прежнему находясь под впечатлением произошедшего. Продолжалось это недолго. Заметив мой взгляд на маме, Ярик тронул меня за плечо и прошептал:

— Да, ладно, расслабься, братан!

Единственная мысль не давала мне покоя: «Что же будет дальше?». На столе стояла бутылка со знакомой нам маминой настойкой из брусники и малины.

Я промолчал и лишь улыбнулся в ответ на доброжелательную реплику своего друга. Он взял бутылку и с довольным видом хлопотал возле стола, разливая настойку по рюмкам.

Мама плюхнулась своей попой на диванчик и сказала:

— Ярослав, налей мне пожалуйста, давайте еще выпьем по одной, и я пойду уже спать. Время поздно, завтра много работы на участке.

— Ну, не оставляйте нас так надолго, тёть Лора! – специально ироничным голосом сказал Ярик, протягивая ей стопку с ароматной настойкой.

— Мне уже от настойки спать хочется.

— Прекрасная настойка! – Ярик посмотрел на красное содержимое сквозь стекло.

— Но не крепкое.

— Да, зачем крепкое?! Не в крепости шик, а во вкусе! – добавил я, очнувшись от своих мыслей и снова посмотрел на маму.

В этот момент я поймал себя на мысли, что эта фраза прозвучала как-то двусмысленно, ведь мама только что попробовала на вкус сперму собственного сына. Такое не каждый день распробуешь.

И видимо не зря я так подумал. Она медленно подняла голову и мы впервые встретились глазами с того момента как она вернулась из вагончика, и я увидел умоляюще-испуганный взгляд. Я понял, что мама стыдится того, что произошло. Подойдя к ней, я присел, ласково обнял ее за плечи и тихо сказал:

— Ну что ты, мам, я же люблю тебя. То, что знаешь ты и то, что знаем мы с Яриком — это знаем мы трое и это наша вечная тайна.

Она крепко обхватила меня за шею и прошептала на ухо:

— Спасибо, родной! Это ведь позор, если кто узнает, но я верю тебе.

Сразу после этих слов мать чмокнула меня в губы. Я улыбнулся и мы опустошили рюмки с малиновым спиртовым напитком.

Еще какое-то время мы втроем говорили обо всём и не о чём. Разговор был очень семейным, без малейшего намёка на произошедшее. Мама заметно расслабилась и после третьей рюмки уже и улыбалась. Вот, чего я хотел: чтобы она легла спать, не сомневаясь, что всё улажено. Так и случилось.

— Ну всё, спокойной ночи, ребята! Я пошла спать. Я вам постелила в вагончике. Много не пейте.

— Спокойной ночи, мам! Сладких снов…

— Спокойной ночи, тёть Лора! – пожелал Ярик и проводил её взглядом.

Ночь. Мы посидели с другом еще полчаса и поговорили о случившемся. Друг признался, что никогда еще не был так возбужден как был сегодня. Он поблагодарил меня за этот вечер, а я выразил аккуратную надежду на продолжение.

— Ярик, ты понимаешь, что мы делаем? Если ты хочешь с неё переспать еще раз, то я не смогу уже просто так стоять и смотреть!

— Мишань, все что здесь было останется между нами. Я хочу еще раз её трахнуть, уже вместе с тобой. Ты видел как она возбудилась? Она кончила вместе с нами. Значит тоже хочет этого!

— Ты прав конечно, я тоже хочу этого.

— Тогда давай это сделаем, вместе удовлетворим твою маму!

Мы решились. Час ночи или около того, судя по холодному воздуху на улице. Я первым вошел к матери в вагончик. Следом зашел Ярик. Было темно. Мама уже крепко спала. Это было слышно по её глубокому сопению на весь вагончик…