Проститутки Екатеринбурга

Крепче краше будет наше

Она пришла ко мне вся в слезах с просьбой о помощи. "Лена, я тебя умоляю, помоги!" Воскликнула она в полном отчаянии. "Я не понимаю, что творится с моим мужем! Он стал совершенно другим. Словно его подменили. И взгляд у него пустой. И всё время думает о чём-то. А недавно я нашла у него в кармане пиджака вот эту записку! Посмотри сама. Что это значит? Это что, наговор какой-то?" не скрывая своего тихого испуга сказала она и протянула мне маленькую записочку, свернутую в несколько раз. Я развернула её и прочитала: "В левом и в правом, и в каждом углу, Ты положи потихоньку иглу, Шей, зашивай его мысли о ней, Пусть он забудет её поскорей, Лёгким туманом в зеркальном войди, Образ её там навеки сотри, Пусть постучится как ветер в окно, Новое личико ляжет на дно, Пьет из бокала и сердце болит, Всё лишь о новой ему говорит. Ши шиши криши круши, Шуши души присуши, Крепче краше будет наше, Шуши суши пустошь страше!" Начало было новым, а вот последние слова были наговорные, бесспорно. И таили в себе явную опасность. Я подняла глаза на Анну. "И давно он такой?" – "Уже две недели. Я сначала думала, что он просто сильно устает на

работе. Но он перестал меня замечать! Словно мы с ним чужие! И даже в постели он никакой теперь. Что я только ни делала!" краснея, призналась она. Аня понизила голос. "Я все углы обыскала, но там никаких иголок нет!" призналась она. Я рассмеялась. "А если бы там было написано слон, ты бы и слонов искала?" поинтересовалась я. Аня обиженно взглянула на меня. "Я вся в стрессе от этой записки, а ты смеёшься надо мной! Как тебе не стыдно, Лена!" со слезами в голосе воскликнула она. Я встала и подошла к ней, обняла за плечи и поцеловала в щечку. "Я смеюсь потому, что мы легко решим эту проблему вместе! Не переживай! Там нет имени этой новой, а это значит, что я могу стать ею и перехватить твоего мужа у неизвестной соперницы, " сказала я. Аня выразительно посмотрела на меня. "Ну, ты меня успокоила! Мне что, радоваться тому, что это ты уведешь его из под моего носа?"

тихо возмутилась она. "Я же на время только! Потом отдам!" улыбнулась я. "Впрочем, я могу и не ввязываться во всё это. Иди к гадалкам тогда! Их у нас полно!" Аня изменилась в лице. "А есть еще другой способ? Поколдовать как-то? Переколдовать его просто!" с надеждой спросила она. Я покачала головой. "Может, и есть. Но я его не знаю. Вот состарюсь, наберусь опыта, тогда и приходи!" Аня жалобно посмотрела на меня. "Хватит смеяться, Лена! Я не могу ждать так долго! Мне нужно решить эту проблему здесь и сейчас!" Я вздохнула. "Я не смеюсь. Но мы можем попробовать что-то с зеркалами. И с иголками. У меня появилась идея, как это сделать, но я не могу гарантировать тебе успех!" ответила я своей подружке. Аня обвила меня руками и прижалась ко мне. "Леночка! Я верю в тебя! Ты же Ведьмин цветок! Тебе всё под силу!" восторженно прошептала она. Я мизинчиком указала ей на свою щеку. Она не

раздумывая, поцеловала меня. Я улыбнулась и лукаво перевела пальчик на свои губы. Аня смущённо посмотрела на меня. "Какая же ты вредная!" воскликнула она и впилась в мои губы пылким поцелуем. Да, эта девчонка умела и хотела любить! И ей нужно было срочно помогать восстанавливать гибнущий счастливый брак. "Купи себе самое красивое и дорогое нижнее белье. Черное. Чулки, пояс, туфельки на шпильке. И помаду поярче! Не скупись. Речь идет о твоем браке. Я приеду к вам сегодня вечером. Но пообещай мне заранее, что ты будешь делать все, что я тебе скажу!" твердо сказала я ей. "Клянусь! Я выполню всё, что ты захочешь! Только помоги!" воскликнула Аня и с нескрываемой надеждой посмотрела на меня. Я приехала к ним к 8 часам вечера, когда её муж возвращался с работы. Привезла с собой большое зеркало в

рамке и точно такую же пустую рамку, легкий кисейный платок, полностью покрывавший рамку, и колоду новеньких карт. Аня встретила меня в красивом вечернем платье и с ярко накрашенными губками. В шляпке! "Молодец!" похвалила я её. "И новое белье тоже?" – "Да!" ответила она и улыбнулась мне в ответ. "Сама от себя завожусь во всём этом!" призналась Аня. "Смотри, чтобы я не завелась! Изнасилую тебя при твоем муже!" шутливо воскликнула я, и она чуть заметно улыбнулась. "Изнасилуешь, если поможешь!" скромно ответила Аня. Мы посмотрели друг на дружку, и я рассмеялась. "Обязательно! Кто же откажется от такой красотки!" Она помогла мне поставить зеркало на стол, а рядом с ним я положила рамку и накрыла её привезенным платком. Потом достала колоду карт и попросила свою

подругу принести большую свечу и зажечь её перед зеркалом. "Пока его нет, давай поглядим, кто мешает тебе в браке, " сказала я. Аня испуганно взглянула на меня и осторожно присела к столу. Я распечатала колоду и веером рассыпала все карты на столе. "В левом и в правом, и в каждом углу, " начала я читать заклинание. Пламя свечи качнулось и разгорелось сильнее. Я повела рукой над картами, и они начали шевелиться на столе, а легкая кисея на пустой рамке стала морщиниться и приобретать черты женского лица. Аня побледнела, начиная узнавать кого-то. "Трефовая дама, дама в крестах, та, что наводит порчу и страх, ты подскажи и дай нам ответ, любит иль губит соперница свет?" спросила я у карт. Пламя свечи вспыхнуло и качнулось от моего вопроса. Я перевернула прилипшую к ладони карту. "Червовая

дама! Значит, она его любит! И ворожила на любовь, а не на порчу!" усмехнулась я. "Значит, отобьёмся, Аня! Смотри, ты мне что-то обещала!" лукаво сказала я ей, и она впервые робко улыбнулась на мою игривую шутку. "Ну, ты даёшь, Лена! У меня душа в пятки ушла! Я тебя никогда такой ещё не видела! Блин! Хочешь, я тебе прямо сейчас дам!" дрожа от возбуждения, предложила она. Я покачала головой. "Подожди! Я еще ничего не сделала с твоим мужем. Давай сначала сделаем всё, что нужно. А уж потом поговорим с тобой о любви!" ответила я ей. Аня благодарно посмотрела на меня. "Это я так, Леночка! Просто был крик души. Взяла вот, и влюбилась!" призналась мне она. В это время домой заявился её муж. "Иди к нам, дорогой!" проворковала Аня,

поднимаясь и подбегая к нему с нежным поцелуем. Он безразлично отнёсся к её порыву и мельком глянул на наш стол. "Чем это вы тут занимаетесь?" спросил он нас обеих. "Гадаем на любовь. Присаживайтесь. Узнаем всё, что скрыто, " предложила я. Он презрительно рассмеялся. "Рентген нужен для этого. А не ваши глупые карты и зеркала!" отрезал Павел. Он начал узнавать меня и чуть сбавил тон. "Только если для забавы, " добавил он уже тише. "Да, дорогой! Ты так устал со своей работой. Давай, мы тебя немного повеселим!" заботливо проворковала Аня, беря его за руку и ведя к столу. Я предложила ему выбрать две любые карты наугад. Потом велела закрыть ими свои глаза. И сделала знак Ане выключить свет в комнате. В полумраке зеркало

засияло особым светом. "Лёгким туманом в зеркальном войди, левым и правым себя в нём найди, всё, от чего это тело болело, в пламени вечном сегодня сгорело!" тихим шёпотом произнесла я и провела рукой с перстнем старой цыганки перед лицом Павла. Он застонал и выронил карты из рук. Несколько секунд он неотрывно смотрел на пламя свечи, и его била нервная дрожь. Я встала и усадила Аню на своё место, сунула ей в руки пустую рамку и показала, как надо держать. Потом закрыла рамку с её лицом кисейным платком. Всё это время Павел не сводил глаз с пламени, и его лицо заметно менялось, словно освобождалось от бесконечной ноющей боли. Я взяла в руки зеркало и велела мужчине посмотреться в него. Он послушно сделал это, жадно

всматриваясь не в себя, а в тот некий наколдованный ему неизвестный образ возлюбленной, медленно возникающий перед ним в зеркальной глади из полумрака комнаты. Его глаза расширились, дыхание участилось. Я медленно стала читать ему наговор. "В левом и в правом, и в каждом углу, Ты положи потихоньку иглу, Шей, зашивай его мысли о ней, и посмотри ты сюда поскорей, " изменила я текст наговора, убирая в сторону зеркало и поворачивая Павла лицом к рамке с платком, за которым скрывалось лицо Анечки. По мере произнесения слов наговора, кисея стала принимать форму лица его жены. Я положила зеркало на стол и медленно стянула платок с

рамки, Он вздрогнул и с восторгом уставился на Аню так, словно впервые в жизни увидел такую ослепительную красавицу. "Крепче краше будет наше, Шуши суши пустошь страше!" тихо и торжественно завершила я наговор. Боже! Он с такой любовью и с таким горячим обожанием смотрел на неё, что у Ани покатились крупные слёзы по щекам. Павел встал и подошёл к жене, помог ей подняться со стула и крепко поцеловал её в губы. "Не плачь, любимая! Как же ты красива! И как же сильно я люблю тебя!" Я стояла рядом и любовалась ими. Чёрт возьми, подумал Ведьмин цветок. А ведь у меня всё получилось! И как же я рада за них!

Она пришла ко мне через два дня, нарядная и ослепительно красивая. С цветами. "Это тебе, Лена! За всё, что ты сделала для меня!" Я приняла цветы и улыбнулась ей. "Аня, ты сегодня неотразима!" сделала я ей комплимент. Она просияла и неожиданно для меня встала на колени передо мной. "Возьми меня, умоляю! Я не могу жить без тебя!" сказала она мне дрожащим от волнения голосом. "Я знаю, что многие влюблены в тебя. Позволь и мне быть иногда рядом с тобой!" – "А Павел?" осторожно спросила я. "Я люблю его, но ты лучше! Всё, что хочешь сделаю для тебя, Леночка!" воскликнула она со слезами в голосе. Я положила цветы на стол и села на стул перед ней. Молча

задрала подол легкого платья, обнажая перед ней свои колени. Она робко улыбнулась мне и бережно коснулась их тонкими нежными пальцами. Потом красивыми чувственными губками. Я не стала останавливать её, и Аня осторожно скользнула прелестным личиком к моим белым трусикам. И восторженно застонала, целуя меня через них. "Две ночи с Павлом до самого утра, а все мои мысли о тебе! Вот что ты со мной сделала? Заколдовала!" воскликнула она и взглянула на меня горящими глазами. Я притянула Аню к себе и поцеловала в губы. "Глупенькая! Просто в тебе проснулся яркий огонь желаний. И ты готова любить и быть любимой. И я согласна разделить с тобой эту проснувшуюся любовь! Ты стала роскошной и желанной бишечкой! И все

мои любимые девочки с радостью разделят с тобой это божественное пламя!" Я встала, взяла её за руку и повела в свою спальню. И три часа пролетели для нас как один сладкий миг. Когда она ушла от меня, сияющая и счастливая, как богиня зари Эос, я присела за стол и задумалась. Ши шиши криши круши, Шуши души присуши, Крепче краше будет наше, Шуши суши пустошь страше!" Да, эта старая часть наговора была на двоих. И весь обряд со свечой и зеркалом только усилил заклинание. Вот я её и присушила! Я покачала головой, вздохнула и махнула рукой. "Ну, и пусть! А нам было с ней очень хорошо! И мы еще обязательно встретимся! И не раз! И её Павлу с ней, такой сладострастной, только слаще будет!" решила я и с восторгом вдохнула аромат свежих роз, которые она подарила мне в тот день. Ах! Крепче краше будет наше!