Как я добровольно стал псом для бабушки. Часть 3

Моя пожилая хозяйка начала просыпаться. Она посмотрела на меня с лукавой улыбкой, видя что я после четырех часов поклонения её ногам до сих их облизывал.

— «Хороший пёсик! Работать над моими ножками тебе придется ежедневно ведь тут тебе самое место.» Затем она посмотрела на меня и сказала:

— «А сейчас мы пойдем на кухню будешь готовить ужин! Ты же будешь есть с миски как пёс объедки которые я тебе положу. А теперь пошли мой пёс.» Сказала она и встав с кровати повела меня за поводок на кухню. Дойдя до кухни в которой ещё сегодня я пил с ней её самогон она сказала:

— «Сделай мне блины на ужин с мёдом. А пока я пойду в свою спальню. Когда мне приготовишь ужин позовешь меня.» Затем она ехидно сказала: «Точнее по гавкаешь». Она не охотно отпустила поводок и строго сказала: «Приступай!» и вышла из кухни. Я гавкнул и встав с четвереньки начал готовить ужин. За полтора часа я приготовил блины с чаем. Закончив ужин я вновь опустился на четвереньки. Ведь я хорошо помню что на ногах я могу стоять только во время готовки или уборки. Уже на четвереньках я позвал свою хозяйку как собака лаем.

— «Иду, иду мой пёсик!» Из далека коридора послышался её властный и задорный голос. Зайдя на кухню она сказала: «Ну что засранец, сейчас посмотрим как ты приготовил.» Посмотрев на ужин моя 74 летняя госпожа села за стол рядом с углом где на четвереньках сидел я. Я мог видеть как её толстая, старая жопа садится на стул. В этот момент очень хотелось бы поменяться со стулом местами. Сев она начала свою трапезу, а я уже безумно проголодавшись ждал мои остатки ужина у её ног. Пока она ела я сидел как пёс у её ног. В какой то момент она сказала:

— «Я говорила что ты будешь получать объедки верно? Ну так я решила дать тебе их сейчас. Благодари меня пёс!» Я будучи голодным как волк, загавкал высунув язык я начал так радоваться что вновь начал целовать её ноги и облизывать их. Я гавкал сам того не замечая очень громко что даже моя хозяйка рассмеялась и сказала:

— «Иж ты, как он кушать хочет негодник! Так громко лаешь что соседи подумают что у меня действительно завелась собака.»

Я вспомнил то что она говорила про наш уговор. Моё пожизненное служение и рабство для этой самой старой, седовласой, толстенькой бабульке за семьдесят в обмен на сохранение этой тайны от других. Я сразу осознал что я слишком громко лаял, а в кухне были открыты окна так как даже вечером стаяла дикая жара, а во дворе ещё гуляли соседи. Осознав свою опрометчивость я сказал:

— «Простите меня, моя госпожа!» Я заскулил и начал тереться своей головой об голеностопы своей хозяйки. Она затем сказала:

— «Какой же всё таки ты глупый пёс. Ты должен знать меру. Ведь ты же не хочешь чужого внимания. Ладно, я пока сочиню ложную историю на всякий случай историю про этот лай. К тому же мне нужно будет на всякий случай придумать причину для своих знакомых по соседству почему ты ко мне домой каждый день будешь ходить и вообще у меня часто быть. Что касается твоих знакомых то мне всё равно. Твоя свобода ограничена. Как я и ранее говорила про твой график: это твоя работа для заработка денег для меня и мой дом. Других мест для тебя не существует понятно?»

— «Да хозяйка, как скажите госпожа! Гав!» Говорил я с рабской преданностью. Мой ответ её устроил она начала гладить меня по голове и сказала:

— «Ну раз мы разобрались, теперь я так понимаю ты хочешь кушать так?» Я гавкнул радостно в ответ но уже тише. Затем она взяла с тарелки оставшийся блин и положила его себе в рот. Потом она начала его жевать, не спеша и взяла в руки блюдце. Прожевав тщательно она начала выплёвывать то что прожевала на блюдце. Выплюнув всё на блюдце она положила возле меня на пол и сказала:

— «Это твой ужин! Ты знаешь что надо делать.» Сказала моя хозяйка и внимательно смотрела на меня сверху вниз. Мне очень не хотелось есть эту кашу из блинов, но что дают то надо есть. Я уже наклонил голову вниз к блюдцу чтобы утолить голод, как вдруг моя госпожа своей ногой сверху впечатала моё лицо в эту тарелку. Она начала сильно надавливать на мою макушку своей голой ступнёй. Заставляя моё лицо впечатанное в эту кашу ещё сильнее её размазать в том числе и на моём лице. Она строго сказала:

— «Какой невоспитанный пёс! Ты забыл отблагодарить свою хозяйку за еду. Ведь я как твоя госпожа могу и вовсе тебя оставить голодным.»

— «Простите меня моя госпожа! Я обещаю что всегда буду вас благодарить за еду. Я не достоин даже есть в вашем присутствии. Прошу меня простить!» Умолял я её, так как я очень хотел есть.

— «Так то лучше. Прощаю на этот раз. Но впредь чтобы такого больше не было. А сегодня из за твоей наглости ты будешь наказан перед сном для профилактики. Понятно?»

— «Да моя госпожа! Спасибо вам за ваше великодушие и мудрость. Спасибо огромное за еду! Сказал я.

— «Теперь можешь есть.» И я приступил к своему ужину. Было очень не приятно есть эту кашу, даже хотелось блевать. Но поняв что за это я буду наказан ещё больше я решил сдержаться. Опустошив тарелку моя хозяйка взяла её и положила на стол. Затем она взяла со стола банку мёда и открыв её и не вставая со стула она вылила часть жидкого мёда на свои ступни. Облив их мёдом она протянула их к моему лицу и смеясь сказала:

— «А вот и твой десерт. Что нужно сказать?»

— «Спасибо вам госпожа!» Сказал я уже едва сдерживаясь чтобы не наброситься на её ноги. Взяв её ноги в руки я начал вылизывать её ступни покрытые мёдом. Я чувствовал что попал в отдельный рай извращений. Вкус мёда на её старых, морщинистых ногах был настолько приятным что мой член не просто встал как кол, но и болтался вверх вниз требуя разрядки. Моя хозяйка заметила моего большого и готовому к бою бойца и потянув за поводок от моего ошейника сказала:

— «Ляг на спину вдоль меня.» Я тут же подчинился и лёг на спину возле её стула горизонтально к ней и её стулу на котором она весь ужин сидела как настоящая богиня. Она одну ногу положила на мое лицо, а вторую на мой член и начала по немного играться с ней своей ногой.

— «Если сможешь в течении 5 минут не кончить, то наказания не будет сегодня.» Сказала она. Я вылизывая её ногу на моей физиономии, старался держаться до последнего чтобы не кончить от манипуляций её другой ногой на моём члене. Но когда спустя примерно две минуты она убрала вторую ногу от моего лица, и начала дрочить уже двумя ногами мой член я уже понимал что вот вот кончу. Но я держался из за всех сил и вроде как осталось ещё минута. Но затем я почему-то посмотрев на неё опустил взгляд на её огромную грудь. В этот момент она как на зло немного наклонилась. Её старые гигантские сиськи колыхались надо мной когда она наклонялась чтобы рассмотреть мой член. Это было моей ошибкой. После этого зрелища я тут же кончил и мне не хватило примерно пол минуты. Чтобы обеспечить себе вечер без наказания.

— «Ты и пяти минут не выдержал мой пёс.» Она начала потихоньку вставать со стула не отпуская поводок из рук. И потянув меня за поводок я встал на колени, и смотрел на свою богиню сверху вниз. «Тебя ещё тренировать и тренировать. Но это уже завтра когда ты приедешь после работы. Завтра понедельник, у тебя ведь завтра работа верно?»

— «Да моя госпожа. Завтра я работаю до шести вечера, и буду у вас так быстро как только смогу.»

— «Верно, хороший пёсик. Ты помнишь что теперь каждый рабочий день будет таким. Работаешь, зарабатываешь для меня деньги и приходишь ко мне. А в выходные всё остальное ты делаешь по дому, но у нас будет больше времени для твоих дрессировок и ублажений меня. Я всегда встаю рано в шесть утра, так что при мне приготовишь завтрак мне, а себе остатки перед работой. А сейчас приберись тут, а когда закончишь выключи свет на кухне. Я тебя сама позову когда буду в спальне.»

— «Слушаюсь моя госпожа! Гав!» После того как я это сказал она отпустила поводок и пошла в душ. А я начал убираться на кухне. Вымыл посуду, подмел пол и убрал за собой остатки любовной жидкости. Я выключил свет и стал ждать её команды чтобы ползти в спальню.

Я слышал звуки струй воды от душа я представлял как моя госпожа моется. Как она намыливает свои седые не длинные вьющиеся волосы. Моет и обтирает свои старые но крепкие руки которые могут дать хорошую такую затрещину. Намыливает свои большие, старые и слегка обвисшие сиськи. И её соски наверняка сейчас стали более крепкими и выпирать. Намыливает свой пухлый животик который для меня только делал мою 74 летнюю госпожу сексуальнее. Также я переставлял как она моет свою огромную, пухлую и целлюлитную задницу. А затем она раздвигает свои огромные старые булки чтобы намылить свою дырочку. А также и свою старую и наверное волосатую и дряблую киску. Ну и конечно же пож конец наверное моет свои пухленькие бёдра и ножки.

Я надеюсь что однажды она позовет меня помыть ей спинку. Но пока я даже видеть её голой пока не достоин. Хотя я мог ещё днём предложить секс и сейчас бы я трахал бы её целые сутки. Но я выбрал то что мне больше всего хотелось. Служить этой старой бабульке как пёс, одно удовольствие. Если мне повезет то однажды я добьюсь секса с ней. Но это надо заслужить. Ведь я пёс и могу им остаться навсегда если она захочет. Вдруг я услышал как открывается дверь ванной, и потом через десять минут я услышал:

— «Можешь ползти в спальню мой пёс!» Сказала моя хозяйка где то из глубины спальни. Вползая в спальню которая была освещена старым ночником я увидел свою госпожу в середине комнаты. Когда я приполз к ней она была одета в большую ночнушку сероватого цвета которая хорошо подчеркивала её огромные сиськи и животик. Ноги до колен были открыты, а на ногах у неё были тапочки.

— «Я говорила что сегодня ты будешь наказан. И я не забыла об этом. Для профилактики я решила выбрать для тебя более щадящее наказание. А именно то что ты будешь стоять на горохе. А я тем временем пока ты будешь стоять на горохе буду читать свою любимую газетку.»

Я немного испугался, так как знал что стоять на горохе очень больно. Но я был к этому готов.

— «Жди здесь сейчас я принесу горох.» Сказала она и вышла на кухню. Затем она вернулась в спальню с двумя пачками гороха и небольшой деревянной доской. Она сказала:

— «Разрешаю тебе сейчас на пару минут встать. Возьми доску и поставь её вон в тот левый угол напротив кровати.» Она указала на угол в конце спальни слева. «Затем засыпь на неё этот горох из пачек. Когда засыпешь, встанешь коленями на горох и так будешь стоять пока я не разрешу встать с него. Можешь теперь начинать.»

— «Слушаюсь моя госпожа, спасибо что учите меня жалкого пса уму разуму!» Сказал я с большим и искренним повиновением. Она ничего не сказала видимо уже привыкнув к моим комплиментам. Она лишь жестом показала «брысь» и указала мне на тот самый угол. Пока я сыпал горох я видел как она уже легла в кровать, на правую сторону от тумбочки. Достав с тумбочки у кровати очки из чехла она их надела. Затем взяла с полки газету и начала её читать. А я тем временем уже встал на горох. По началу было больно но не сильно. Но вот после 20, минут мои колени очень сильно болели. Я чувствовал как они впиваются в кожу и плоть. Я аж ахнул от боли и начал шипеть. Моя хозяйка опустила газету и сказала:

— «А ну цыц! Ничего потерпишь, так как я этого хочу. Привыкай наказания будут каждый день. Или ты пытаешься сейчас привлечь моё внимание, и меня позлить чтобы я сделала тебе ещё больнее?» Спросила она.

— «Нет моя госпожа! Простите меня моя госпожа»! Я очень благодарен за ваше наказание госпожа! Я буду хорошим пёсиком для вас госпожа и буду сидеть тихо!»

— «Ну вот и веди себя как хороший пёсик и не шуми. Чтобы я не слышала подобных звуков от тебя!» Сказала она и продолжила читать свою газету.

— «Да моя госпожа! Спасибо госпожа!» Коротко отрезал я и продолжил стоять на горохе.

Прошло примерно полтора часа и моя хозяйка наконец закончила читать газету и положив на тумбочку её и очки она сказала:

-«Можешь встать, а когда отряхнешь горох, встань на четвереньки и на колени как пёс приползи ко мне обратно.»

— «Да моя госпожа!» Я встал и меня сильно пронзила боль в коленях. Горох впился в мою кожу и было очень больно его снимать. А когда снял мои колени выглядели покрытыми точками от гороха. В некоторых местах очень сильно болело. Но переборов себя я встал на колени и превозмогая сильную боль подполз к ней.

Тем временем моя хозяйка выпила пару таблеток с тумбочки и зевнув сказала:

Пора спать, дай мне поводок от своего ошейника. Я дал её поводок и надеялся что она снимет этот ошейник хотя бы на ночь. Но нет. Она не вставая с кровати слегка приподнялась и взяв поводок просто привезла ручку поводка к острому углу на спинке кровати. Он был круглым и острым. На него легко можно было привязать поводок. Закинув на этот угол поводок она затянула его и затем легла обратно в положение лёжа на кровать.

— «Спать будешь на полу, привыкай это будет очень на долго. А теперь спать. Завтра нам вставать в одно и тоже время и ты теперь знаешь свой график. На тебе завтрак, работа и вечером обратно ко мне домой каждый день отныне и навсегда. Она выключив свет сказала:. «Сладких снов мой пёс.»

— «Спасибо вам госпожа, сладких вам снов. Если вам будет нужно в туалет по маленькому, то можете использовать меня вместо него.» Сказал я сам удивляясь своим словам. Она рассмеялась и сказала:

— «Какой же ты извращенец… Ну раз так тебе хочется ещё писуаром моим быть то я только за. Хорошо. Теперь это ещё одна твоя новая обязанность. А теперь всё спать.»

Она легла и начала дрыхнуть. А я устроился на полу возле кровати и моей госпожи. Ожидая теперь каждый новый день с ней как её пёс и раб. Отныне и навсегда.