Зимний вечер

Продолжались зимние каникулы. Чудесное время для отдыха, развлечений и секса. Я снова проводила их в селе у бабушки, в дали от городской суеты, наслаждалась зимней природой и чистым воздухом.

Крутилась у зеркала и думала, что одеть. Договорилась с Юлькой сходить на местную дискотеку. Мне не особо хотелось мерзнуть в неотапливаемом клубе, но чем-то нужно у разнообразить свой отдых. Спускались первые сумерки, небо залил багряный закат, солнце спряталось за темно-фиолетовыми облаками. На ночь холодало, мурашки пробежали по телу. Потянула дверцу старого шкафа, скорчила какую-то гримасу. Разглядывала разложенные на полках вещи. За стенкой слышала звуки телевизора. Бабушка снова уселась смотреть какое-то шоу, как они ей не надоедают. Мотнула головой, достала темно-зеленую кофту, приложила её к себе. Поправила свои темные волосы, улыбнулась. Хотя куртку я вряд ли буду снимать, швырнула кофту на кровать.

Достала чёрные джинсы, думаю, что так не замерзну, а если еще взять майку и колготки. День выдался солнечным, надеюсь, зал для дискотек хоть немного прогрелся. Вздохнула, сняла толстовку, скинула бордовую футболку. Белье решила не менять, спустила красные спортивные штаны. Потянулась за телесными колготками. Вертела их, села на диван, осторожно натягивала на себя. Потянула их выше, снова подошла к шкафу. Пол моментами поскрипывал, взяла белую маечку, покрутилась перед зеркалом, осмотрела свою стройную фигуру, грудь второго размера. Услышала стук в дверь, дёрнулась, прислушивалась к звукам.

— Илона, открой дверь, — крикнула мне бабушка.

— Ба, я одеваюсь, открой пожалуйста, — потянулась за джинсами, принялась их одевать. – Чёрт, — схватилась за кровать, а то чуть не свалилась на пол.

Слышала, как заскрипел пол в коридоре. Сколько раз пыталась пройти по нему бесшумно, но ничего не получалось. Летом куда проще убежать гулять через окно, чем преодолеть своеобразную сигнализацию. Прислонилась спиной к стене, натягивала на себя узкие джинсы. Доносились разговоры, слышала знакомый голос Юльки. Улыбнулась, потянула штаны, согнула ноги в коленках.

— Привет! — весело поздоровалась Юлька и вошла в мою комнату. – Ты еще не оделась? Давай быстрее, — подгоняла она и оценивающе смотрела на меня. – Сейчас совсем стемнеет, по этим лужам не пройти.

— Привет, — скривилась и взяла кофточку, крутила её. – Еще пять минут и идем, немного накрашусь. Ты, в этих штанах не замерзнешь? – спросила подругу и сунула голову в кофту.

— У меня теплые колготки под ними. Не так и холодно, сейчас градус или два мороза. Надеюсь, за часа два все лужи замерзнут и в темноте ноги не намочим.

Обе хихикнули, от подруги тянуло холодом. Мы практически одного роста, ровесницы, знакомы с детства. Она живет за три дома от бабушки. Юлька улыбнулась, игриво поправила свои длинные русые волосы. На ней черная зимняя куртка, темно-серые штаны, легкий румянец на щеках. Встретилась с ней взглядом, облизала губы, любовалась её милым личиком, небольшим носиком. Мурашки пробежали по телу. Захотелось её поцеловать, стащить с неё всю одежду, ласкать. Нервно сглотнула, дыхание участилось, дырочка увлажнилась. Обменялись улыбками.

— Илона, давай быстрее, — тихо подгоняла она меня. – Ночуй у меня, малой всё равно в армии. Мама к деду поехала, а отец уже принял свою дозу и проспит до утра.

— Не знаю, — скорчила какую-то гримасу и поправляла свою одежду. – Спасть вместе будем?

Подружка смерила меня взглядом, и так загадочно улыбнулась. Мурашки пробежали по коже, подошла к ней. Взяла за холодную руку, она сжала мою ладонь. На миг замерли, любовались друг дружкой. Медленно наклонилась, нежно коснулась её прохладных губ. Юлька ответила на мой поцелуй, положила руку мне на талию, легонько гладила мою попу. Наши губки нежно скользили, чувствовала её дыхание. Желание куда-то идти по мокрой и грязной улице исчезало.

— Не надо, — тихо бормотала подружка, хотела отклонится, сделала шаг назад, но я не хотела выпускать её из своих объятий. – Я сейчас потеку…

— Хочу тебя, — шептала ей и не переставала целовать.

— Илона, не надо, — пыталась она оттолкнуть меня. – Красься и пошли, — звучал напряженно её голос. – Останешься у меня ночевать всю ночь сможем ласкаться.

Вздохнула и отпустила подружку. Обоим не хотелось останавливаться, но понимали, что трахаться при бабушке мы всё равно не сможем. Отпустила Юльку, облизала губы. Мелкая дрожь пробежала по телу. Подошла к зеркалу, взяла косметику. Рука подрагивала и нанести нормально макияж не получалось.

— Илона, — напряженным тоном произнесла подружка. – Долго еще, ты и так красивая. На тебя всегда все парни пялятся, — Юля вздохнула и махала на себя ладошкой. – Тебя, наверное, все хотят.

— А, а тебя? – повернула голову в её сторону. – Ты тоже секси.

Обе звонко хихикнули. Она скорчила какую-то гримасу, но ничего мне не ответила. Еще раз оценивающе осмотрела себя. Скривилась, неидеально, но для сельской дискотеки сойдет. Всё равно сейчас темно. Потянулась за духами, брызнула на себя. По комнате сразу распространился сладкий цитрусовый аромат.

— Держи, — протянула Юльке и быстро собирала в небольшую сумочку всё самое необходимое.

— Вав, откуда у тебя Мансера? – подружка покручивала флакон. – Спонсор подарил?

— Не а, — хихикнула и подошла к подруге, наблюдала, как она рассматривала итальянские духи. – Андрей подарил на день рождение.

— Какой? Наш, откуда у него такие деньги? Они же больше тысячи гривен стоят, — Юля брызнула себе на запястье, а затем на шею. – Какой аромат, — она глубоко вдохнула. – Везет тебе, мне таких никогда не дарили. Саша как-то на 8 марта купил у нас в магазине какую-то гадость, летом от комаров помогало.

Обе засмеялись. Осмотрелась по сторонам, кажется, всё взяла. За окно почти стемнело. Потянула дверь, всё скрипело. Недовольно скривилась. Думала, как отпроситься у бабушки на ночевку к Юльке. Она больше ночевала у нас, мама иногда отдавала ей мои старые вещи. Изредка оставалась и у них. Меня с ней ложились на одной кровати, долго болтали, игрались в какие-то игры, пытались злить её брата. Улыбнулась, сейчас бы с радостью забрались втроём под одеяло и представляли, что мы путешествуем в самолете в теплые страны на отдых.

— Кто тебе духи подарил? – напомнила мне свой вопрос подружка и шагала за мной по коридору.

— Одногруппник, его родители в Италии, я ж тебе рассказывала, как с его мамой знакомилась, — подошла к комнате, открыла дверь. – Ба, можно я сегодня ночевать останусь в Юльки? Мы с ней поболтаем, она сейчас одна и ей скучно. Можно?

Бабушка повернула голову в мою сторону, оторвалась от своего ток шоу, смерила меня взглядом. Постаралась сделать умоляющее выражение лица, несколько раз моргнула ресничками.

— Хорошо, — согласилась бабушка. – Только долго не гуляйте и одевайся тепло, а то холодно. Ботинки бери и шапку, — давала она мне свои наставления. – Как вернетесь обязательно мне позвонишь, чтоб я спокойно спать пошла и не переживала за тебя. Всё поняла?

— Ага, — улыбнулась и довольно закивала. – Ты зря не волнуйся, ложись и спи.

Видела, что бабуля хотела ещё что-то мне сказать, но я быстро закрыла дверь. Вздохнула с облегчением. Думала идти в сапогах, ладно, ботинки сойдут для сельской местности. Взяла коричневую куртку с вешалки, надела её и возилась с ботинками. Юлька обувалась рядом.

— И как ты с ним рассчитывалась за такой подарок? – тихо спросила подруга и загадочно улыбалась.

Поднесла палец к губам и кивнула в сторону двери. Хоть бабушка и жаловалась на слух, но как раз такие моменты слышала хорошо. Потом достанет со своими расспросами и наставлениями. Вышли на веранду, в лицо ударил прохладный зимний воздух. Дрожь прошла по телу. Стеклянные рамки обмерзли и покрылись хаотичными узорами, создавали в свете почти зашедшего солнца какую-то особую атмосферу. Захотелось остановится и нарисовать рожицы, улыбнулась, спустилась на улицу. Выпустила большое облако пара, поправила шапку на голове. Легкий, прохладный, западный ветерок раздувал волосы.

— Ты часто с ним трахаешься? – уточнила Юлька и поравнялась со мной. – У тебя с ним серьезно?

— Не знаю, — пожала плечами и задумалась. – С ним прикольно, весело, а секс как получается, раза два в неделю точно. С ним его брат младший живет, еще тот… — не могла подобрать подходящее слово.

— Мудак, — дополнила мен Юлька и мы обе засмеялись.

— Еще мягко сказано, — потянула калитку, и мы вышли на улицу. – Приходится ловить моменты, когда его нету дома или в общаге, но там еще сложнее наедине остаться.

Подружка улыбалась, осторожно переступала большие лужи. По краям успела образоваться тонкая корочка льда, прикольно хрустела под ногами. Вспомнилось, как вместе малыми катались, и Юлька провалилась, как её ругала и шлепала мала. Еще и мне влетело за компанию. Вздохнула, сунула руки в карманы. В разно форменных водяных зеркалах красиво отражалось звездное небо и облака, казалось, что сейчас можно провалится в их голубую бесконечность. Скомканный транспортом грунт успел замёрзнуть, шагала по нему словно рассыпали на песок тысячи камней. Приходилось ступать очень осторожно, не хватало еще свалится и испачкаться.

Из многих дымоходов подымались клубы дыма, некоторые украсили окна разноцветными гирляндами, стоящие наряженные елки напоминали о прошедшем Рождестве. Многие сидели у телевизора, некоторые принимали гостей. Хорошо, что у нас квартира на 4 этаже и разные зеваки не могут заглядывать с улицы. Хоть и проводила много времени в селе, не могла привыкнуть, что легко можно выбраться из дома на улицу или подсматривать. На мою болтовню с подружкой реагировали собаки и сопровождали нашу прогулку звонким лаем.

— Руслан хочет с нами снова встретится, я ему врала, что ты в селе, или болеешь, — рассказывала Юлька и шагала рядом со мной. – Давай к нему на выходные. Он хочет с нами на два дня. Обещает не обидеть, с другом своим познакомит. У него несколько своих магазинов.

— Что я скажу бабушке? – сдвинула брови и прокручивала варианты.

— Скажешь, что домой поехала, или срочно вызвали в универ. Придумай что ни будь. Зато оторвемся, — подружка взяла мою ладошку и стиснула её. – Ты же хочешь хорошую групповушку?

Встретилась с подругой взглядом, щеки залил легкий румянец. Дырочка немного увлажнилась, дыхание участилось. Кто-то кашлянул, повернула голову. В полумраке виднелся темный мужской силуэт. Дрожь прошлась по телу, а если он слышал наш разговор. Прохожий уверенными шагами приближался к нам. Сильнее стиснула руку подружки, мелкая дрожь пронеслась телом. Он, почти не обращая внимания обогнал нас, слышала хруст льда под его ногами. Переглянулась с Юлькой, обе ощутили какое-то облегчение.

— С тобой да, — тише ответила ей и улыбнулась, хотелось наклонится и поцеловать. – Не знаю, что и придумать. Бабуля может маме позвонить. Ты своим, что скажешь?

— Поехала диплом писать или на консультацию. Мои всё равно не разберутся. Отдохнём хорошо, заработаем, потрахаемся, — дёрнула мою руку. – Что скажешь?

— Ой не знаю, — покручивала головой. – И хочется и страшно.

— Чего страшно? – удивилась Юля и так смотрела на меня.

— Что своим скажу, если б хоть на день, а не на два. – глубоко вздохнула и выпустила большое облако пара. – Может давай с ними, как учёба начнется?

Подруга задумалась, развратная фантазия сразу нарисовала наш страстный секс, игры с предметами и игрушками, наши ласки в сперме, растянутые дырочки подружки. Вся задрожала, потекла ещё сильнее, стало жарко, хватала ртом прохладный зимний воздух. Показался сельский клуб, слышалась музыка, у входа стояло несколько старых авто на евро номерах. На крыльце курили парни.

— Они хотят с нами на крещение встретится, на праздник дороже. Ты подумай хорошо, — настаивала подружка. – По тебе вижу, что ты хочешь.

Переглянулась с ней, улыбнулись, видела похотливый взгляд. Кажется, еще несколько лет назад бегали играться, а теперь строим развратные планы. Музыка звучала всё громче, типичное помещение клуба, построенное еще в советскую эпоху, за время независимости требовало капитального ремонта. Здесь проводили местные дискотеки, мама рассказывала, что сразу, как построили, показывали кино и они бегали на него по вечерам. Ходила сюда с Юлькой на танцы не один раз, потом нас водили в кусты за помещение, мелкая дрожь прошла по телу.

Прошли мимо парней, ощутила запах табака и алкоголя, они болтали на политическую тематику и обстановку в стране, почти не обратили на нас внимание. Вошли в клуб, показалось, что внутри холоднее, чем на улице. Местами на стенах виднелись следы от затекших дождей, обсыпалась штукатурка, на крашеных стенах образовались пятна, напоминали какую-то болезнь. Прошли в зал, музыка закладывала уши, несколько школьников танцевало. Компании стояли у стен и что-то пытались обговаривать. Некоторые уставились в светящиеся экраны смартфонов. Хотелось сразу развернуться и уйти, пахло сыростью и холодом. Потирала руки, неспеша шла по залу, старалась покачиваться в такт музыки.

Некоторые парни поглядывали на нас. Они почти все в темных куртках и шапках чем-то напоминали армию, хорошо, что девушки оделись более ярко и своим присутствием разбавляли общую черно-серую массу мужчин. Из колонок гремели новогодние хиты, вглядывалась в лица, хотелось встретить кого-то знакомого. Юлька заметила свою двоюродную сестру Наташу. Оставила меня и направилась к ней. Она только в этом году закончила школу, пробовала поступать, но на бюджет никуда не прошла, но в педучилище её взяли. Не знаю, какая из неё получится учительница физкультуры.

— Илона, привет! – кто-то крикнул мне на ухо. – Ты так сладко пахнешь, — Андрей довольно мне улыбался. – Пошли потанцуем, а то замерзнешь, — протянул мне руку. – Ты на каникулах?

— Привет, — больше кричать ему не хотелось, кивнула и протянула ему свою ладошку.

— Живее, — подбадривал он меня и старался танцевать. – Ты очень красивая сегодня.

Хихикнула, старалась танцевать, куртка слегка сковывала движения. Ловила на себе взгляды парней. Андрея я знаю много лет, мы с ним практически одного возраста, он среднего роста, весьма спортивный, черная шапка скрывала его короткие светлые волосы. На нём темно-синяя куртка и обычные потертые от времени джинсы. Он что-то меня спрашивал, но я не могла разобрать его слова. Просто улыбалась ему и кивала. Знала, что он мог спрашивать и пошлости. Вспомнила его уроки плаванья, хотя он больше лапал меня чем учил. Мелодия сменилась, парень широко улыбался и махал руками старался подбодрить меня. Заметила, что успел вставить выбитый зуб. Его старания дали свой результат и правду стало теплее, настроение поднялось.

— Согрелась? – крикнул он мне и расстегнул свою куртку. – Илона, веселее!

Широкая улыбка застыла на устах. Активно танцевала, чуть не столкнулась со школьницей. Словила на себе её недовольный взгляд, она показалась мне слегка выпившей. Андрей потянул меня к себе, пробовал обнять в танце, но я уклонялась от его ласк. Ощутила запах пива, он снова что-то говорил, но через музыку ничего не разбирала. Кричать ему не хотелось. Взглядом искала Юльку. Еще немного потанцуем, потусим и пойдём к ней. Скорее б оказаться с ней в теплой кровати. Ощутить нежные прикосновение её губок, ласки её пальчиков на своём теле. Проникнуть в её дырочку, приятное тепло возбуждения растекалось телом. Мелодия закончилась, на миг стало тихо, слышались разговоры, смех, писки девушек. Музыку снова включили, все сторонние моментально исчезли. Еле успела перевести дух, казалось, что всё тело вздрагивало от ударов барабанов.

— Пошли! – крикнул Андрей, схватил меня за руку и потащил.

— Постой! – пыталась высвободить свои пальцы. – Ты куда меня тащишь?

Он ничего мне не отвечал, вышли из зала в коридор. Чуть не споткнулась о порог и не свалилась на грязный бетонный пол. Хорошо, что в ботинках, а не в сапогах. Свернули в небольшой коридорчик, он потянул дверь, и мы вошли в небольшой кабинет. Пахло спиртным и табачным дымом. В полумраке старалась разглядеть интерьер, несколько старых столов, складные деревянные стулья, большой шкаф в уголке. Чувствовала какой-то дискомфорт, казалось, что теперь не хватало громкой музыки. Андрей прижал меня к столу, бутылки зазвенели, его руки оказались у меня на попе.

— Постой, не спеши, — пыталась остановить напор парня.

— Илона, ну ты чего, — он по-прежнему тискал меня, пытался забраться под куртку. – Я соскучился, — интонация его голоса изменилась. – Ты редко бываешь, мне тебя не хватает, — тисках и поглаживал мою попу, его дыхание участилось. – Давай быстро всё сделаем, — прислонился ко мне и хотел поцеловать, но я уклонилась. – Чего ты?

— Я здесь не хочу, — недовольно скривилась, сдвинула брови. – Место какое-то…

— Раньше, ты так не перебирала, — он подхватил меня и посадил на стол.

— Ай! – крикнула, не ожидала от него такого маневра, бутылка со стола с грохотом свалилась на пол и разбилась. – Ты сдурел!

Андрей пытался расстегнуть мою куртку, дергал замок, но у него получалось. Рядом с окном слышались крики, повернула голову. Казалось, что заглядывали внутрь и могли нас видеть. Отбивалась от приставаний друга. Все же ему удалось справится, его пальцы сместились на джинсы.

— Перестань, колготки еще порвешь, — схватила его за запястье. – Блин, не спеши так, здесь холодно, как здесь раздеваться.

— Ну, ты и утеплилась, — Андрей недовольно скривился и продолжал меня лапать. – Может, хоть минет? – встретилась с ним взглядом. – Соскучился по твоим сладким губкам, — его палец коснулся их. – Что скажешь? Ты лучшая сока в селе.

Хихикнула, хотелось обхватить его палец, но сдерживала свои эмоции. Дрожь пронеслась телом, он крепко сжимал мою попу, водил по пухлым губам. Дырочка становилась всё влажнее. Захотелось перенестись в лето, оказаться на озере. Лишняя одежда точно не мешала б нашим шалостям. Глубоко вздохнула, положила ладошку на пах парня. Поглаживала его эрегированный орган. Друг улыбнулся, стянул меня со стола. Опустилась на коленки, возилась с ремнем. Толстая подошва ботинок мешала нормально стоять. Джинсы скользнули по ногам, быстро стащила его темные трусы. Увесистая головка почти уткнулась в мои губы, обхватила 15-16 сантиметровый толстенький член, даже не знаю сколько раз за всё время он успел побывать во мне. Несколько раз сглотнула, чувствовала пульсацию, дыхание Андрея участилось.

Облизала губы, коснулась ими головки. В ротике ощутила вкус смазки, легкую горечь, но она быстро прошла. Облизала язычком её несколько раз, ноготками касалась налитых спермой яиц. Парень слегка покачивался, моментами носом ударялась в его живот. Рот быстро заполнился слюной, она выступила в уголках ротика, становилось всё труднее дышать. Стало жарко, по телу прокатилась волна возбуждения. Хотелось запустить пальчики в свою промежность, прикоснуться к клитору. Задвигала активнее головой, на щека образовались характерные ямочки. Лишние звуки становились всё дальше. Повернула левую ногу, правое колено отозвалось легкой болью.

— Блядь, ты умеешь сосать, — пробормотал Андрей и поглаживал мою голову. – Нужно к тебе Катьку отправить на курсы.

Взглянула на парня, хотелось улыбнуться. Плотно массировала головку губками, орган отзывался приятной пульсацией. Хотелось подняться, переместила вес на левую ногу, держалась за ноги парня. Ускорилась, по подбородку стекала слюна, летела на старый, грязный пол. Скрипнула дверь, кто-то заглянул в кабинет.

— Валите отсюда! – громко крикнул парень.

Дёрнулась от неожиданности, вздрогнула, дверь хлопнула, посыпалась штукатурка. Остановилась, друг потянул мою голову к себе. Скорее всего школьники искали место для уединения. Немного отклонилась, от члена потянулись ниточки слюны, несколько раз сглотнула, поправила волосы, хватала воздух.

— Илона, не останавливайся, — Андрей потянул мою голову. – Еще немного.

Вздохнула, вытерла подбородок и ствол снова оказался в моём похотливом ротике. Старалась поглубже принять его в себя. Головка упиралась в горло, друг покачивался, звуки минета заглушала музыка и крики за окном. Сильнее сжимала губы, в голове немного шумело. Ноги и коленки просто ныли, вспомнила, как сосала ему осенью в лесу. Мягкой подстилки из листвы, хвои и мха здесь явно не хватало. Ускорила движения, большая капля слюны упала на мои джинсы. Парень задрожал, замер, прижал меня к себе, член дёрнулся, и порция спермы выстрелила мне в ротик, за ней последовала вторая. Пыталась глотать, ощущала, как терпкая жидкость спускалась в желудок.

Андрей отпустил мою голову, выпустила его ствол, последний выстрел попал мне на губы, носик, щеку. Отклонилась в сторону, поднялась. Облизала губы, старалась стабилизировать дыхание. Потянулась к сумочке, нащупала в ней пачку влажных салфеток. Быстро провела по лицу, вдохнула запах лаванды, протерла носик. В горле першило, хотелось пить. Сгибала и разгибала коленки, сердито взглянула на парня.

— Давай завтра в бар сходи, соберемся все вместе, посидим, — предложил он, потянул трусы обратно. – Потом, может, зависнем у кого и нормально трахнемся, — натягивал старые джинсы.

— Не знаю, — наклонила голову и скорчила какую-то гримасу. – Позвонишь завтра, посмотрим, как получится.

— Ладно, — недовольно произнес Андрей и застегивал ремень. – Пошли еще потанцуем.

Подошла к окну, старалась в нём разглядеть себя. Поправила волосы, еще раз провела по лицу. Не хотелось выйти ко всем со следами спермы на личике. Хорошо, что они не смогут увидеть мои мокрые трусики. Улыбнулась сама себе, на стекле появился конденсат. Совсем рядом тискалась какая-то парочка школьников, в темноте толком не могла разглядеть их. Взглянула по сторонам.

— Ты что ищешь? – спросил друг и протянул мне руку.

— Куда выбросить? – надеялась найти ведро или емкость для мусора.

— Да кидай он… — заметила на себе удивленный взгляд парня, он развел руками по сторонам.

Хотя и правда, здесь и так упаковки от чипсов и сухариков, бутылки, только сейчас разглядела несколько использованных презервативов, дрожь пронеслась телом. Кинула салфетку, скривилась. Не зря, всё в лесу у озера завалено мусором.

— Пошли, — схватил меня за руку и потянул за собой. – Давай, может, сейчас в бар.

— Не хочу, — старалась смотреть под ноги, что б не зацепится. – Я бабушке говорила, что долго не буду, — соврала ему. – И сейчас, наверное, места нету.

Вернулись обратно в зал. Народ дальше толпился в зале, показалось, что музыка стала еще громче. Свет резал в глаза. Взглядом искала подружку, Андрей потянул меня танцевать. Ноги болели, словно пробежала кросс на физкультуре. Как могла двигалась в так музыки. Заметила Юльку, она болтала со своими одноклассницами. Хотя, какое общение если приходилось практически кричать на ухо, со стороны смотрелось достаточно смешно. Мелодия закончилась, в небольшой паузе направилась к подружке. Андрея кто-то позвал.

— Ты куда пропала? – успела меня спросить Юлька, как врубили новый трек.

— Отходила на минут, — крикнула ей на ушко и кивнула в сторону.

Подруга оценивающе взглянула на меня, обменялись взглядами. Неужели, она догадалась. Хотя стертая помада, слегка потекший макияж.

— Ну, ты и шустрая, — она широко мне улыбнулась. – С кем успела?

— Пошли отсюда, — потянула её за руку. – По дороге всё расскажу, а то горло першит. И от этой музыки голова разболелась.

Юля явно не хотела идти, но последовала за мной. Вышли в коридор, столкнулась там с Вадимом, но хорошо, что громкая музыка не дала ему что-то сказать. Оказались на крыльце, вдохнула зимний воздух, кто-то рядом курил. Потянула подружку дальше.

— Постой, не спеши, — Юлька дернула руку и попыталась остановить меня. – Что-то случилось?

— Всё нормально, пошли скорее к тебе. Расслабимся вдвоем.

Встретилась взглядом с подружкой, взяла её вторую руку. Хорошо, что нас в темноте не видно. Таких жестов нежности мы, обычно, старались избегать. Облака пара улетали в сторону. Хотелось наклонится и поцеловать её губки.

— Ты трахнулась с кем-то? – тихо спросила она и поглаживала мою руку.

— Ага, — улыбнулась и кивнула.

— Ого! С кем? Когда успела? Как всё прошло? Много раз кончила? – засыпала меня вопросами подруга.

— Юль, — скривилась, сдвинула брови. – Всё намного проще, отсосала Андрею, — вздохнула и опустила глаза. – Больше особо и рассказать нечего. Зашли в какой-то кабинет, он большего хотел, но куда, — развела руками. – Вот и все приключения.

— Куда он кончил?

— В рот, — легонько стиснула её руки.

— Проглотила всё? – уточнила она и подошла ко мне, казалось, что Юлька наклонится и поцелует меня.

Просто кивнула, обменялись улыбками. Доносились крики, какая-то компания, громко общаясь шла с дискотеки. Дрожь пробежала по телу. Пришлось отпустить подружку, десяток школьников обогнали нас. Неспеша двинулись по улице. Ветер практически стих, ночное небо красиво усыпали звезды. Смотрела на них и пыталась вспомнить уроки астрономии. Искала созвездия, забавное воображение у людей, сейчас бы назвали какими ни будь хаотичным набором цифр, улыбнулась. Местами лёд хрустел под ногами, в дали слышался шум машины.

— Сойди с дороги, — потянула подружку к себе. – Знаешь, какие здесь гонщики бывают.

— Знаю, — она скривилась, и мы обе приблизились к заборам.

— Андрей предлагал завтра пойти в бар, соберется вся их компания, что скажешь? – улицу освещали покачивающиеся фары авто.

— Ты пойдешь? – уточнила она, шла впереди меня, но несколько раз обернулась.

— Может, но мне не очень хочется. Там сейчас народу. Лучше б сразу у кого-то собрались, а то всё равно, скорее всего будет продолжении и групповушка.

Шум машины становился всё громче, в свете фар мы отбрасывали длинные тени, почему вспомнились какие-то ужастики, лужи блестели, хорошо просматривалась тонкая корочка льда. Во дворе одного из домов мигала огоньками елка. Смотрелось очень красиво, старалась вспомнить, она здесь растет или поставили. Нужно уговорить бабушку посадить елку во дворе. Хотя она не очень понимала мое желание всё украшать перед Рождество. Шум двигателя становился всё ближе, оглянулась, фары слепили глаза. Глянула на лужи рядом, ускорила шаг, не хватало, чтоб нас еще обрызгали. Машина поравнялась с нами, неспеша преодолела водное препятствие. Старый, зеленый УАЗ обогнал нас.

На таком ездил дедушка, когда он еще работал агрономом в колхозе много лет назад. Он умер еще до моего рождения. Эти машины, наверное, не красили в другие цвета. Вспомнила рассказы бабушке о дефиците и о том, как она доставала разные товары. Они мне всегда казались такими унылыми и страшными. Старый джип противно заскрипел, остановился в несколько метрах от нас. Дверь открылась, выглянул мужчина, в темноте не могла рассмотреть черты его лица.

— Илона, — это ты? – услышала крик водителя.

— Я, — отозвалась и тщательнее вглядывалась в его фигуру.

— Садись, подвезу, а то очень мокро.

Остановилась, насторожилась, всматривалась в лицо мужчины. Прокручивала своих сельских знакомых. Со старшими в селе я не гуляла, да и друзей с таким ретро транспортом у меня нету.

— Илона, не бойся. Ты, разве меня не узнала? – спросил он и вылез из машины.

Он мен вогнал в какой-то ступор. Переглянулась с Юлькой, я иногда не могла узнать своих партнеров, но с ним я точно не трахалась. Может, кто-то из города, как он меня узнал в темноте. Дрожь прошла по телу, сердце забилось быстрее. Не знала, что ему ответить. Двигатель пыхтел, горели маленькие, красненькие огоньки фар.

— Я – Коля, не узнала? – мужчина уперся рукой в машину. – Садись с подружкой, подвезу вас к бабушке или вы не домой.

— Домой, — тихо ответила и приближалась к машине, старалась разглядеть лицо парня.

— Я тебя тоже не сразу узнал. Родители тоже здесь или уехали в город? – он потянул ручку, словно на входной двери. – Садитесь прекрасные леди, — игриво произнёс он пригласил нас жестом. – У бабушки еще дрова не закончились?

— Нет, думаю, что до конца зимы хватит, — улыбнулась в темноте. – Родители сразу после Рождества уехали.

— Добрый вечер, — поздоровалась с ним Юлька.

— Привет, — весело ответил Коля и поднял руку.

Наконец его вспомнила. Он какой-то наш дальний родственник, работает в лесничестве и всё время привозил нам дрова. Ему слегка за 30, высокий, стройный, короткие темные волосы, круглое лицо. На нем старый, местами слегка потертый камуфляж. Юлька первой забралась на заднее сиденье УАЗа. Села за ней, мужчина громко хлопнул дверью, она не закрылась. Он упомянул несколько крепких слов и повторил попытку, которая увенчалась успехом. Водитель вернулся на своё место, со скрежетом включил передачу. Первый раз оказалась в такой старой машине. Металлическая панель, жесткие сиденья, деревянный ящик посредине, забавный аксессуар. Крутила головой по сторонам в покачивающейся в машине.

— Вы на танцы ходили? – спросил Коля, повернул голову в нашу сторону, но быстро переключился на дорогу.

— Ага, — ответила ему и кивнула, как-то не знала, что ему еще сказать.

— Ты на каком курсе учишься? Я вас малыми помню, всё во дворе игрались, а теперь он какие красавицы выросли.

— На третьем, — переглянулась с Юлькой, обменялась с ней улыбками.

— Почему вас парни не провожают? Я в свое время, как ходил, всегда с девушкой, — заметила, как дальний родственник улыбнулся. – Теперь парни какие-то странные, не отогнать их от интернета и игр. Сыну только пять лет, от него телефон прячу. Целый день за ним бы сидел.

Хихикнули с подружкой. Внимания парней нам хватало, даже через чур, мы просто хотели посидеть вдвоем, поласкаться, обменяться последними новостями. Только собиралась ответить, как зазвонил телефон. Мужчина вытащил из внутреннего кармана гаджет, легонько толкнула колено подружки, она ответила тем же. Машину так трясло, что одной рукой крепко держалась за потертую, черную металлическую ручку на пассажирском сиденье. Казалось, что подвески вообще нету. Почему-то представила, как можно расположится на члене и проехаться по дороге. Дрожь пробежала по телу, слышала только обрывки фраз разговора.

— Девочки, шеф срочно зовет, нужно заехать в бар и взять для него пива, — покручивая большое рулевое колесо говорил парень. – Что скажете, если я вас еще покатаю, вы же на такой машине точно не ездили. Потом в городе расскажете своим подружкам. Это ж почти антиквариат 1982 года выпуска, на два года за меня старше.

Обе хихикнули, от этой поездки точно останется масса впечатлений. В темноте фары высветили какую-то парочку. Похоже они целовались, пыталась узнать их, но разглядеть лица у меня не получилось. Взглянула на стрелки на приборах, они вообще колебались, как хотели, горела красная и зеленая лампочка, напоминая маленький светофор.

— Юль, а брат твой в армии? – поинтересовался родственник, со скрежетом переключил передачу. – Где он служит?

— У нас в области в пограничниках, — ответила подружка и крепко держалась за ручку. – Он потом хочет на контракт остаться.

— Меня тоже чуть не уговорили. Я ж в десантуре служил, — он как-то скривился. – Но за полтора года каша вот здесь стояла, — поднёс руку к горлу. – Плюс, то прапору город скопать, то полковнику ремонт делать. То вообще непонятно куда отправляли разгружать фуры.

— Ой! – крикнула я, машину подбросило, головой ударилась в металлический каркас машины, хорошо, что шапка смягчила удар, потирала голову.

— Сильно ударилась? — поглядывал он, то на меня, то на дорогу. – К двери голову прислони она холодная.

Недовольно скривилась, может и прислонилась бы, но учитывая нашу дорогу, здесь еще несколько шишек появится.

— Здесь ремни безопасности нужны и такие, как на гоночных авто, — недовольно пробормотала я.

Мужчина только засмеялся, показался бар, несколько машин у него, у входа топталась местная молодёжь. На окнах мигали разноцветные огоньки новогодних гирлянд. Никогда его не любила и старалась в него не ходить. УАЗ остановился, моментально стало тихо, погасли все лапочки. Теперь отчётливо слышались крики выпивших парней, которые ругались, через девушку.

— Посидите минутку, я быстро, — Николай наклонился, открыл деревянный ящик посреди машины, достал из него 50 гривен, оценивающе посмотрел на нас. – Ты голову все же приложи.

— Уже не болит, — улыбнулась ему и махнула рукой.

Мужчина вышел из машины, в салон ворвался свежий зимний воздух. Видела, как он вошёл в бар, наблюдала за началом небольшой драки. Положила ладошку на бедро подруги, легонько водила по нему.

— Илона, не надо, — тихо произнесла Юлька и пыталась меня остановить. – Сейчас вернется Коля. Потерпи еще немного. Я тебя тоже очень хочу.

— Не могу терпеть, — наклонилась к ней и поцеловала в щеку. – Смотри сколько здесь места, а если еще сиденья разложить. Точно в таком авто мы с тобой еще не трахались.

— Они не раскладываются, — она пыталась отклонится, мои губы скользили по её ушку. – Илона, перестань, — напряженно звучал её голос. – Еще десять минут и будем на месте.

Обняла подружку, пробовала добраться её промежность. Наше дыхание участилось, на щеках выступил румянец. Ощущала дорогой аромат своих духов, надавливала сильнее, Юлька стиснула зубы. Язычком нежно игралась с мочкой ушка, втягивала её в ротик, покусывала, целовала щеку. Моя киска снова увлажнилась, сосочки уперлись в чашечки лифа.

— Илона, Илона! – вскрикнула Юлька и пыталась оттолкнуть меня в сторону. – Идёт!

Отклонилась, облизала губы, поправила шапку и волосы. Дверь скрипнула, родственник уселся на водительское место, поставил пакет на пассажирское сиденье.

— Не скучали без меня? — взглянул на нас и повернул маленький ключик, мотор пыхтя запустился. – Сейчас отвезу заказ, а затем вас. Проверка у нас была из области, шеф хочет здоровье поправить, — он улыбнулся и авто покачиваясь двинулось с места. – Достали эти разные проверки. Придираются к мелочам, а когда крадут лес нужные люди, ничего не видят.

Нащупала ладошку подружки, стиснула её легонько. Юлька только вздрогнула, свободной рукой сильно держалась за ручку. Еще одного удара моя голова может не выдержать. Слушала рассказ мужчины о проверяющих. За окном мелькали огоньки домов, поток света фар покачивался, высвечивая все неровности дороги. Днём она казалась почти ровной. Авто сбавило скорость, свернуло во двор. На улице нервно курил хозяин, быстрым шагом направился к машине. Снова всё погасло, кирпичный, двухэтажный дом в темноте показался каким-то серым.

— Блядь, ты чего так долго? – пробормотал он и вдохнул в салон сигаретный дым. – Сколько тебя ждать?

— Гнатович, я спешил к вам, — родственник поднял пакет и протянул его шефу.

— Чего-то не видно, что спешил. Девок снимаешь? – он оценивающе посмотрел на нас и затянулся. – А, ничего такие. В темноте вглядывался в наши лица. Совсем тебя на молоденьких потянуло. Школьницы что ли?

Мужчина снова выпустил порцию дыма, чуть не закашлялась. Недовольно скривилась, старалась не смотреть в его сторону. На вид ему за 50, невысокий, слегка полноватый, на голове лысина, проступала седая щетина, кривоватый нос, мешки под помутневшими глазами. На нем клетчатая теплая рубашка и темно-синие спортивные штаны.

— Вы чьи? – поставил он нам какой-то странный вопрос.

— Они студентки, — ответил за нас Николай и продолжал протягивать пакет. – Это Илона – внучка продавщицы бывшего сельмага, — указал на меня, — А, Юля – дочка Васьки «шахты».

Никогда не могла понять, почему его так прозывали. Шахт у нас нету, никогда он там не работал, но его имя по-уличному как-то прилипло. Облако дыма ворвалось в салон, шеф вглядывался в наши лица, словно пытался узнать нас. Сделал последнюю затяжку и выкинул окурок.

— Раз привез девок, нужно выпить за них. – он забрал пакет, заглянул в него, довольно улыбнулся. – Давайте проходите все в дом. Сейчас сообразим, что ни будь.

— Гнатович, — пытался возразить родственник. – Девочкам домой нужно.

— Коля, ты чего, остановил его жестом. – Девочки посидят немного с нами, мне чего одному пить, раз здесь такая компания хорошая компания, — он открыл заднюю дверь. – Прошу в дом, у меня не очень прибрано. Жена неделю в больнице. Вы чего сидите, смелее! – подогнал он нас.

Переглянулась с подругой, взглянула на родственника. Он только вздохнул и пожал плечами. Идти мне никуда не хотелось, недовольно скривилась. Обменялась вопросительными взглядами с подружкой.

— Чего сидим, кого ждём. Блядь, быстрее, а то холодно на улице. – Гнатович вздрогну и кивнул в сторону дома. – Давайте шевелите булками.

Вышла с машины, потянула куртку вниз. Юлька последовала за мной. Старший мужчина смерил нас взглядом, довольно улыбнулся. От него пахло спиртным и табаком.

— Твоя бабушка помогла мне достать костюм и туфли на свадьбу. Передавай привет от меня.

— Хорошо, обязательно передам, — шагала за мужчиной, разглядывала скрытый темнотой двор.

— Прошу, — Гнатович потянул красивую, резную деревянную дверь. – Если дрова ещё нужны, пусть звонит.

— Ага, — кивнула ему и вошла в дом.

— Раздевайтесь, проходите в комнату, — указал он рукой. – Коль, а ты давай на кухню. Сообрази там нам чего ни будь покушать. Ты знаешь, что и где лежит. Нарежь чего ни будь, в подвале тушенку возьми и колбасу.

— Хорошо, — нехотя согласился родственник, снял куртку, повесил на вешалку и отправился на кухню.

— Вы где учитесь? – спросил нас мужчина и наблюдал, как мы раздеваемся.

— Я учусь на третьем курсе экономического у нас в области, — ответила я и возилась со шнурками, старалась сохранить равновесие на одной ноге.

— Мне немного осталось, еще месяц и всё, — Юлька поправила волосы, придержала меня за плечо, чтоб я не свалилась. – От не знаю, куда на работу. Подожду до лета, наверное, в Польшу поеду.

Мужчина довольно улыбнулся, почесал голову. Словила на себе его взгляд. Он покручивал пакет со спиртным. С кухни слышался звон посуды. Справилась с ботинками, разглядывала красивые резные фигуры на стенах, чем-то напоминало деревянные мозаики, разноцветная древесина образовывала, кажется, цветы. У дверей висели большие оленья рога, словно доски пустили большие корни. Разглядывала их форму, захотелось достать телефон и сделать фото.

— Хочешь своего парня такими наградить, — вывел меня из размышлений голос старшего мужчины. – Если хочешь, могу устроить.

Звонко хихикнули, переглянулись с подружкой. Вспомнились разные анекдоты на тематику рогов, кадры с комедий. Улыбаясь, вошли в просторную комнату. Красивый дубовый паркет на полу, светло-коричневый диван, два кресла, журнальный столик, на нём заполненная окурками пепельница. У кресла лежала пустая литровая бутылка из-под пива. На тарелке – несколько сушенных рыбин. Противно пахло пивом и табаком. Вдоль стены тянулась старая лакированная стенка, по телевизору показывали какой-то боевик. На полках стояли разноцветные книги, несколько черно-белых портретов. Кинула взгляд на мужчину, как за годы изменился. Никогда б не узнала, с такой пышной шевелюрой, а сейчас почти лысый. Цветные фото скорее всего внуков резко выделялись на фоне еще старой мебели.

— Садитесь, — Гнатович сел по центру дивана и похлопал по нему, открутил бутылку пива и сделал несколько глотков. – Коля, принеси девушкам бокалы, — громко крикнул он. – Смелее, чего вы, как не родные. Я еще твоего дедушку помню, он с моим отцом дружил. Вместе ходили на охоту, и я возле них пацаном, — он поднял ладонь показывая на рост. – Вот таким крутился.

Села, с одной стороны, а Юлька с другой. В комнату вбежал родственник протянул мне большой стакан с нарисованным ретро автомобилем. Старалась вспомнить у кого я видела похожие. Гнатович наклонился и начал лить, в бокале поднялась пена.

— Хватит, — отдернула стакан и немного разлилось на пол.

— Илона, — он скривился. – Выпей за память дедушки.

Недовольно сдвинула брови, обменялись с ним взглядами. Он наклонился и налил подружке. Подумала попросить у него вина, хотя сейчас принесет какую-то домашнюю настойку, которыми любит поить всех моя бабушка с неизвестным содержанием самогона. Глубоко вздохнула, ощутила запах пива. Пена осела, мелкие пузырьки подымались в бокале. Как его пьют литрами, еле вливаю в себя маленькую кружку.

— Давайте девочки за всё хорошее, за знакомство, — он поднял свой стакан. – Будьмо!

Мужчина чокнулся с нами и быстро опрокинул содержимое, вытер рукой губы. Юлька поднесла стакан к губам и медленно пила. Осмотрелась по сторонам, хотелось куда-о вылить пиво. У стенки стоял большой вазон, кончик его упирался в потолок.

— Пей, пей, — подогнал меня Гнатович, положил ладонь на бедро. – Давай, за компанию. За здоровье, за праздники!

Скривилась, сделала несколько небольших глотков. Какое оно горькое, облизала губы. Видела, как старший мужчина наблюдает за мной. Махнул рукой вверх, пришлось сделать еще несколько глотков.

— Бери рыбку, — кивнул в сторону стола. – Коля, ты там сам всё съесть решил! – крикнул он и поглаживал мою ногу. – Давай быстрее.

— Сейчас! – донеслось с кухни.

Мужчина потянулся за бутылкой, налил себе, потом поднес к моему бокалу. Подлил немного, снова попыталась убрать стакан. Взглянула на Юльку, красные щеки, милое лицо. Сколько с ним еще торчать, хотелось побыстрее оказаться с ней в постели, ощутить нежные прикосновение её пальчиков, коснуться сладких губ. Волна возбуждения прокатилась по телу, вздрогнула, дырочка слегка увлажнилась. Сказывалось недавнее возбуждение. В комнату вошёл родственник с двумя тарелками, поставил на столик порезанную домашнюю колбасу, сыр, сало, разные фрукты, банку тушенки. От запаха еды рот сразу заполнился слюной.

— Чай кофе будете? — спросил нас Николай и потирал большие ладони.

— Мне чай, — попросила и потянулась за кусочком домашней колбасы.

— Мне тоже, — сделала заказ Юлька и попивала пиво.

Гнатович только скривился и махнул рукой, выпил пиво, взял кусок сала и хлеба, принялся жевать. Снова рука легла мне на бедро, легонько скользила по нему. Не знала, как вести себя дальше. Взглянула на часы на стене, секундная стрелка накручивала свои круги. Вздохнула, занесло нас сюда.

— Может баньку затопим, посидим, погреемся, расслабимся. Давно таких телочек не парил, — стиснул мою ногу. – Я вас отпарю, словно заново родитесь.

Хихикнули, переглянулась с Юлькой, обменялись вопросительными взглядами. Такая перспектива вечера меня вообще не радовала.

— Мне домой нужно, бабушка ругаться будет, — старалась произнести более убедительным тоном и не выдать свою ложь. – Давайте в другой раз, — покручивала в руке бокал с хмельным напитком и наблюдала за пузырьками. – Поздно уже, — кивнула в сторону окна. – Можно мы пойдем?

Гнатович задумался, посмотрел на меня, затем на подружку. Обеими руками поглаживал наши ножки, чувствовала тепло его ладони, он подбирался до промежности, казалось, что он сейчас ощутит мою влагу. Мурашки пробежали по коже, стало жарко, щеки залил румянец.

— Еще совсем рано, вы же взрослые, хотите сказать, что от своих парней вы возвращаетесь так рано? – он наклонился и вдохнул, легонько обнял нас и прижал к себе. – Вы обе так сладко пахнете, скушал бы вас.

Обе хихикнули, он поглаживал наши бока, пиво покачивалось в бокале, капли летели на паркет. Как-то игриво пыталась увернуться, но он снова прижимал меня к себе. Показалось, что оказалась в общаге, где студенты всегда во время вписок пытались нас лапать, забраться в наши трусики, помассировать грудь. Смеялись, захотелось вылить на него остатки пива, но побоялась такого маневра. Заметила бугор на его штанах, крепкие пальцы мужчины мяли мою грудь, возбужденный сосочек терся об лиф. Дыхание участилось, диван поскрипывал, мы вскрикивали от ласк старшего мужчины. Он осмелел и во всю ласкал наши тела.

— Вы горячие телочки, — он довольно улыбался. – С вами словно лет тридцать сбросил. Много разных баб зажимал по молодости, собирались у нас в лесничестве или на природе. Еще старый клуб работал, — он широко улыбнулся и дыхнул мне в лицо перегаром вперемешку с запахом табака. – Вот тогда танцы весело проходили, народу собиралось, а музыка какая, парни сами на гитарах играли, не то, что сейчас, — он вздохнул и сильнее сжал мою грудь. – У вас хорошие дойки, есть за что подержаться. Сразу видно, что здоровые сельские девушки. На этих тощих городских смотреть противно, — он чуть не плюнул. – Одна кожа и кости, а у вас формы, как я люблю.

Мы обе хихикали, поставила бокал на пол. Пиво попало на одежду, бабушка унюхает запах влетит мне. Рука забралась мне под кофту и маечку, гладила разгоряченную кожу, проскальзывала в промежность. Мы смеялись, Коля вошёл и поставил кружки с чаем на столик, от них тянулись к потолку тоненькие ниточки пара. Он наблюдал за действиями своего шефа, поправил ремень.

— Коль, там печенье есть в шкафчике, — трудно дыша говорил Гнатович. – Насыпь в тарелку и банку меда возьми в подвале. Варенье глянь какое там есть.

Он только кивнул, поглядывал на нас и неспеша выходил из комнаты. Мужчина освоился и активно лапал нас, игриво пытались убрать его руку, но возбуждение нарастало. Юлька раскраснелась, вертелась на диване, обрела какой-то особый шарм. Мурашки пробежали по коже. Пальцы надавливали то на твердый сосок, то терли увеличивающий клитор. Слегка вспотела, часто дышала, поправила волосы. Гнатович вспомнил молодость и совсем не отличался от студентов в общаге, если только не лысина и выпирающий живот.

— Чувствую вам жарко стало, давайте кофточки снимем, — он ухватил нашу одежду за края и тянул её вверх.

— Осторожнее, порвете, — старалась удержать его руку.

— Тогда сами снимайте, — грубовато прозвучал его голос. – Покажите дойки, на ощупь они у вас… — он задумался и не мог подобрать нужное слово.

Переглянулась с Юлькой, заметила бугор на его спортивных штанах. Кивнула подруге, она пожала плечами. Мужчина смотрел, то на меня, то на подругу. Снова тискал бёдра, пробовал надавить на промежность. Дырочка всё больше увлажнялась, взялась за края кофты, обе ждали, кто из нас первой начнет раздеваться.

— Ну! Вы чего! – подогнал нас Гнатович и сильнее стиснул моё бедро.

Дёрнулась от неожиданности, вздохнула и потащила кофту, стянула её, положила на спинку дивана. Поправила волосы, легкая прохлада пробежалась по коже. Черный лиф с цветочными узорами красиво подчеркивал грудь подруги почти третьего размера.

— Снимай, — он дёрнул мою майку.

Стянула её и положила к кофте, обменялась взглядами с Юлькой. Ощутила легкий стыд, сейчас придёт Коля, а если он всё расскажет бабушке, родителям. Немного растерялась, не знала, как вести себя дальше. Старший мужчина вытащил мою грудь из лифчика и мял её, покручивал сосочек. Пришлось сдерживать себя, стон так и хотел сорваться с моего похотливого ротика. Облизала губы, Юля схватилась за диван, закинула голову назад, длинные волосы красиво покачивались. Глубоко и часто дышала, киска текла. Сказывалась недавнее возбуждение, поглядывала на бугор, рука так и тянулась к нему. Старалась сдерживать свои эмоции и похотливые желания. Стиснула кулаки, хотелось расслабится и отдаться страсти, но разные мысли мешали это сделать.

— Давайте снимем, — он снова задумался, не знал, как назвать наши бюстики, просто потянул за них. – Эти штуки. Они точно лишние.

Хихикнули с подругой, взглянула на неё. Она послушно закинула руки за спину, повторила её действие. Ощутила легкую дрожь, лиф скользнул по рукам, положила его в сторону. Видела довольную улыбку на лице мужчины. Он прижал на к себе и снова взялся изучать наши полуголые тела. Взглянула на темные окна, пыталась сориентироваться куда они выходят, а если кто-то увидит нас с улицы. Мелкая дрожь пронеслась телом. Гнатович что-то бормотал, наклонял наши головы, оказалась почти у бугра. Показалось, что за тёмными окнами кто-то расположился, наблюдает за нами.

— Хотите его увидеть? – спросил он, глади мою спину вдоль позвоночника. – Настоящий хер, не то, что у ваших пацанов, а у настоящего мужика, — он подмахнул тазом. – Доставайте, я же вижу вам не терпится на нём оказаться.

Юлька тихо хихикнула, мне удалось себя сдержать, но губы растянулись в широкой улыбке. Знал бы он, что далеко не первый мужчина, который нас трахает вместе. Щеки залил румянец, ноготками легонько водила по ткани, орган отзывался легкой пульсацией. Коснулась нежных пальчиков подружки, она облизала губы, капля слюны упала на темную ткань. Вздрогнула от возбуждения. Запустили наши пальчики под резинку штанов, потянули их вниз, он приподнялся.

— Тяните трусы тоже, — скомандовал он нам и собирал мои волосы.

Засмеялись, но выполнили его пожелание. Высвободили 16 сантиметровый член, на вытянутой головке виднелась капля смазки, густые заросли срывали яйца, улыбнулась. На голове нету большей части волос, а здесь всё заросло. Вместе игрались с его хозяйством, хотелось поцеловать подружку, запустить пальчики в свою промежность, старалась занять более удобную позу.

— Приступайте, не тяните, — Гнатович потянул наши голову к своему покрытому бугорками вен органу. – Не видели еще такого красавца.

Переглянулась с подругой, обычный член, нашёл чем гордится, лучше б волосы сбрил. От них слегка неприятно пахло. Юлька обхватила головку, собрала смазку, на щеках появились ямочки, она легонько покачивала головой. Сама не знаю, но самой захотелось сосать, хотя совсем недавно игралась с Андреем. Текла еще сильнее, страсть и похоть всё больше поглощали меня. Вспомнила, как мы собирали копейки, шли в местный магазин, покупали леденец на палочке и сосали его по очереди. Сглотнула, теперь у нас появились более вкусные конфетки.

— Поделись с подругой, — мужчина дернул Юлю за волосы. – Давай, — потянула меня ближе.

Обхватила ствол мужчины, губки легко скользили по влажной коже. Быстро двигала головой, пыталась полностью принять его в ротик, головка ударялась в горло, слюна стекала по твердому колу. Дыхание немного сбилась, через свою одежду потирала губки, пробовала надавливать на клитор. Что-то свалилось, покосилась в сторону. Коля стоял с банкой варенья в руках, с открытым ртом наблюдал за нами, на полу лежала тарелка и рассыпанное печенье.

— Ой, ну, — бормотал он что-то невнятное и не отводил глаз от нас.

— Коля, ну чего встал! – трудно дыша произнес его шеф. – Помогай телочек оприходовать. Обе горячие, а сосут, — он вздохнул и издал какой-то звук наслаждения. – Хватит, хватит делись.

Пришлось отпустить член, облизала губы, несколько раз сглотнула. Дальний родственник поставил банку на стол. Подошел к нам, стащил кофту и футболку, кинул их на пол. Опустился на колени, начал гладить мою спину. Дернулась, его рука, оказалась такой холодной. Коля не ожидал такого поворота, смотрел на нас словно в трансе, слышала звуки минета, видела, как по пульсирующему стволу стекала слюна. Легонько игралась с яйцами.

— Раздевай их, Коля, смелее! – подгонял его начальник. – Ты чего как маленький? Я телок на еблю развел. Учить тебя еще и учить.

Юлька выпустила ствол, я его быстро обхватила губками. Ощутила, как родственник расстегивает мои джинсы, тянет их вниз, они легко скользили по колготкам, приподняла попу, старалась не переставать сосать. Гнатович покачивался, твердый поршень двигался в моём ротике, подружка наблюдала за мной и ждала подходящего момента, чтоб перехватить эстафетную палочку. Коля тянул колготки, с ними оказалось сложнее, они порвались, но в тот момент меня это вообще не волновало. Отклонилась, чтоб схватить воздух, подружка моментально перехватила пенис, недовольно скривилась. Трусики сползли по моим стройным ножкам. Родственник поглаживал их, надавливал на губки и набухший клитор, тихо постанывала. Очень хотелось, чтоб он побыстрее вошёл в меня. Киска пульсировала и обильно текла.

Коля переместился к подруге, раздевал её. Не сдержалась, запустила пальчики в промежность, теребила горошину клитора. Постанывала, Юлька раскраснелась, её голое тело манило, хотелось её поцеловать. Родственник возился с ремнем, слышала звон пряжки. Надавливала на стеночки влагалища, импульсы наслаждения проносились по телу. С улицы доносился лай собак. Повернула голову, замерла, вглядывалась в черный квадрат. Глубоко и часто дышала.

— Ты кого хочешь? – спросил Гнатович и потянул Юльку.

Коля замер, смотрел то на меня, то на подругу. Легонько потягивал свой 17 сантиметровый толстенький член, сравнительно небольшие яйца, массивная красная головка, пряталась в его кулаке.

— Хочешь родственницу, — шлёпнул меня по попе. – Горячая телка, глянь, как сучка течёт и хочет. Месяц её что ли не ебали?

Мурашки пробежали по коже. Встретилась взглядом с Николаем. Гнатович отпустил мою голову, поднялась, поправила волосы. Несколько раз сглотнула.

— Иди к нему, — толкнул меня, принялся стаскивать с себя трусы и штаны.

Сползла на ковер, Коля замер в растерянности, подползла к нему. Протянула ладошку и коснулась его члена, ощутила, как пульсирует эрегированный орган, его шеф положил подругу на диван и забирался на неё. Его ствол красиво покачивался, Юлька лежала широко расставила ноги, киска блестела, губки покраснели и разошлись. Мурашки пробежали по коже, захотелось её вылизать, и сосать тоже. Не знаю, чего хотела больше. По бедру покатилась капелька смазки. Гнатович качнулся и его ствол легко погрузился в лоно подружки, она закрыла глаза и издала громкий стон наслаждения.

— Если не хочешь, мы не будем, — тихо прошептал мне на ушко родственник, нервно сглотнул.

— Я хочу, — тихо произнесла и опустила глаза, водила по его крепкому органу.

— Ах, ты развратница, — он протянул руку и поглаживал мою грудь. – Как ты хочешь?

Не знала, что ему ответить, глубоко вздохнула. Наблюдала, как член старшего мужчины вторгается во влагалище подруги, слышала громкие шлепки тел, её грудь покачивалась, она закрыла глаза, постанывала. Дрожь пронеслась телом, захотелось наклонится и поцеловать её сладкие уста или оказаться на её месте. Диван поскрипывал, на столике звенели стаканы. Переглянулась с Николаем, стала рачком, уперлась руками в диван. Поцеловала в щеку Юльку, она повернула голову, открыла глаза, улыбнулась. Родственник расположился за мной, его крепкие, шершавые руки легли мне на талию. Прогнулась больше, головка коснулась моих губок.

— Презерватив, презерватив, — потянулась за сумочкой, рука дрожала от возбуждения. – Держи, — подала Коле упаковку. – Чуть не забыла.

Он скривился, но ничего мне не сказал. Вернулась в прежнюю позу. Гнатович пыхтел, на его лбу выступили капельки пота. Он двинул Юльку на себя и наращивал темп. Взяла подружку за горячую и влажную руку. Она сжимала мою ладонь. Очень хотелось её поцеловать, любовалась её разгоряченным страстью телом. Мелкая дрожь пронеслась по коже. Наконец головка прикоснулась к губкам, дрожала в предвкушении проникновения. Ствол легко погружался в мою дырочку, по бедрам покатились капельки смазки. Издала протяжный стон наслаждения. Шеф оценивающе взглянул на меня, подружка словно старалась перекричать меня.

Комната быстро заполнилась страстными звуками ебли, громки шлепками тел, нашими охами и стонами, скрипом дивана и звоном посуды. Поршень легко двигался во мне, терся об стеночки. Импульсы наслаждения проносились телом, дырочки пульсировали, грудь покачивалась. Родственник вошел во вкус и всё быстрее проникал в меня. Дырочки так сладко чавкали. Меня всю трясло от осознания происходящего. Хватала воздух, сильно сжимала руку подружки. Казалось, что сексуальная энергия перекатывается, между нами, дополнялась звуками наслаждения. Возбуждения достигло своего апогея, мощный оргазм овладел моим сознанием. Крикнула, опустила голову, казалось, что ряды дубового паркета двигались, уносили меня куда-то в даль, хотелось ухватится. Тело меня не слушалось, калейдоскопом складывались узоры, моргала ресничками. Образовывались разнообразные фигуры, хотела разглядеть их лучше, но они моментально исчезали.

Юлька дёрнулась, закричала, её затрясло в оргазме. Она до боли стиснула мою ладошку, дернулась, приподняла голову. Коля не думал останавливаться, вталкивал свой орган в мою дырочку с большей силой. Слышала его дыхание, Гнатович весь вспотел, на теле просматривались красные пятна. Юлька смотрела куда-то в даль, ловила свой оргазм. Она казалась такой счастливой и удовлетворенной. Сама улыбнулась, понемногу возвращалась к реальности, чувствовала, как крепко сжимает родственник мою талию.

— Хорошие телочки, — бормотал старший мужчина, делал сильный и резкие толчки. – Жаль силы не те.

— Гнатович, я на сколько моложе, а до вас мне далеко, — пыхтя ответил ему Коля.

— Да я в твои годы, мог сутками телок ебать, — он положил руку на грудь Юльки и сильно её сдавил. – Особенно таких горячих шлюх.

Николай задрожал, несколько раз сильно воткнул в меня свой член, прижался ко мне. Ощущала его пульсацию, ствол выстреливал сперму в презерватив. Облизала губы, под натиском старшего мужчины Юля провалилась в очередной оргазм. Вздохнула, сжала её расслабленную руку. Орган в моей дырочке постепенно уменьшался. Гнатович вышел из подруги, его ствол по-прежнему стоял, он вытер пот со лба. Схватил меня за плечо.

— Соси, — скомандовал он и потянул к себе.

Член выскользнул из киски, перекинула волосы на одну сторону, наклонилась и обхватила губками влажный член. Ощутила в ротике сладкий вкус выделений подружки. Задвигала головой, по бедрам покатились капли смазки. Старалась полностью заглотить кол. Рот быстро заполнился слюной, дыхание сбилось. Коля поглаживал мою попу, массировал губки, пальцами проникал внутрь, надавливал на стеночки, легонько покачивалась на встречу его ласкам. Подружка открыла глаза и наблюдала за нами. Звуки минета разлетались по сторонам, киска чавкала.

— Хорошо сосешь! — похвали меня Гнатович, поглаживал волосы, покачивался мне на встречу. – Глубже бери! – надавил мне на голову.

Головка уперлась в горло, слышались хрипы, пыталась схватить воздух. Дрожь пронеслась телом. Родственник фалангами исследовал мои дырочки. Слюна обильными порциями стекала по стволу, немного подташнивало, головка упиралась в горло, на миг проникала в него. Ощущала пульсацию, казалось, что ствол готов в любой момент разрядится мне в горло, но ничего не происходило, только темные точки мелькали перед глазами. Не могла понять сколько пальцев во мне. Стоны так и хотели вырваться наружу, но ничего не получалось. Вся дрожала, пыталась за что-то схватится. Из носа что-то текло, по щекам стекали слезы. Мужчина отпустил мою голову.

— Блядь! – не могу кончить, хлопнул рукой по дивану, аж Юлька подскочила.

Взглянула на него, вытерла слюну с подбородка, хватала воздух. Старалась стабилизировать дыхание, в голове шумело. Мысли путались, Коля продолжал меня трахать, слышала, как хлюпает дырочка. Вздрогнула, Гнатович поднялся, шлепнул меня по попе.

— Отойди, — скомандовал родственнику. – Попробую эту телочку, может, с тобой кончу.

Николай поднялся и перешел к подружке. Старший мужчина надавил мне на спину, прогнулась, уперлась локтями в диван. Коля ткнул в губы Юльки свой обвисший член. Она принялась обрабатывать его своими губками. Коленки напоминали о себе, хотелось под них подложить подушку. Вздохнула, перекинула волосы на одну сторону. Гнатович шире развел мои ножки, шлепнул меня по попе. Дернулась, опустила голову, приготовилась к проникновению. Голова гудела, в горле пересохло.

— Зад у тебя рабочий? — ударил по попе и прислонил свой орган ко входу в дырочку.

Просто кивнула, на кожу капнуло что-то прохладное. Вздрогнула, он надавил, попа сопротивлялась. Вцепилась в покрывало на диване, сильно стиснула зубы. Юлька во всю сосала моему родственнику. Он покачивал тазом, видела, как губки красиво скользили по стволу, покачивались яйца. Гнатович надавил, головка проскользнула в кишку, вскрикнула. Боль пронзила тело, смазки явно не хватало. Поршень постепенно погружался в мою внутренности. Кровь пульсировала в висках, показалось, что заболело всё тело. Закрыла глаза, глубоко и часто дышала. Слышала, как заскрипел диван. Коля закинул ноги подружки себе на плечи и пристраивался к какой-то из её дырочек.

Наши тела соприкоснулись, боль постепенно угасала, старший мужчина мял мою грудь, легонько покачивался. Вся дёргалась, казалось, что болело всё тело. Живот, грудь, ноги, коленки, всё напоминало о себе. Юлька вскрикнула, взглянула в её сторону. Диван поскрипывал, пара покачивалась. Гнатович задвигал тазом, твердый ствол таранил мою кишку.

— Как у тебя здесь узко, — пробормотал он и наращивал темп. – Своему парню туда не даешь?

Ничего ему не ответила, постанывала, наши тела шлепали, не могла сориентироваться в источниках звуков. Зазвонил мой телефон, подняла голову. Прислушивалась, знакомая мелодия играла в моей сумочке. Поршень во всю ходил в моей кишке. Потеряла ход времени. Я ж обещала позвонить бабушке. Мелодия на миг стихла, но начала играть снова. Потянулась к телефону, дрожащей рукой достала смартфон. На экране фото бабушки среди её любимых цветов. Старалась собрать всю свою волю. Гаджет снова затих, ощутила какое-то облегчение. Гнатович приспособился и вгонял свой кол на всю длину, попа издавала разные звуки. Аппарат снова завибрировал, играла музыка, мужчина и не думали останавливаться. Вдруг бабушка надумает прийти и проверить нас. Меня всю затрясло, влажны и дрожащим пальцем потянула зеленый кружок.

— Ты чего так долго не отвечаешь? – сердито звучал бабушки голос. – Сколько тебе звонить можно.

— Я, я, — старалась сдержать стоны и ответить нормально, быстро дышала, рука тряслась. – Мы с Юлькой кино смотрим в другой комнате. Я не слышала звонка.

— У тебя голос какой-то не такой. Вы снова подушками дрались или друг за дружкой гоняетесь, как маленькие. Вам же по двадцать лет.

— Да, да, — пробормотала я и старалась сжать зубы.

— У вас всё хорошо? Какое кино вы смотрите? Кто там стонет?

— Да, да. Смотрим.

— Точно хорошо? Что-то ты мне не нравишься.

— Да, да, — чуть не застонала, до боли сжала зубы.

— Смотри у меня! Долго не сидите. Ложитесь спать по раньше. Пойду уже ложится. Спокойно ночи внучка.

— Спокойно… — не договорила и отключилась, вздохнула с облегчением.

— Парень? – спросил Гнатович и шлепнул меня по попе. – Услышал, как его телку ебут? Теперь он у тебя рогатый.

Просто кивнула, ничего ему объяснять не хотелось. Опустила голову, перестала сдерживать стоны, дрожь волнами прокатывалась по телу. Звуки горячего секса разносились по комнате. Похоже мой разговор еще больше возбудил старшего мужчину, он с большей силой долбил мою попу. Пыхтел, тянул меня за талию на себя. Его дёрнуло, мощная струя спермы ударила мне в кишку. Стало сразу так легко, жар возбуждения и страх, путали все ощущения. Новый выстрел, поршень теперь легко скользил во мне. Гнатович издавал звуки наслаждения. Вторая пара продолжала трахаться. Член в попе постепенно уменьшался. Мужчина отпустил меня, попой свалилась на ковер. Он подошел и ткнул мне в губы свой орган. Ничего не говоря обхватила губками, водила по нему, выдавливала остатки семени.

В ротике ощутила легкую горечь, терпкий, солоноватый привкус. Несколько раз сглотнула, языком крутила вокруг головки. Николай запыхтел, его затрясло. Всё стихло, только слышно звук телевизора. Даже не поняла, кончила Юлька с ним или нет. Ощущала, как закрывалась моя попа, сперма вытекала из меня, текла по ножкам, капала на ковёр. Казалось, словно я в каком-то параллельном мире, в голове шумело, хотелось просто лечь. Родственник поднялся, вся промежность Юльки покрылась большими белыми каплями.

— Пошли выпьем, — предложил Гнатович и отошёл от меня.

Он кивнул и подошёл к шефу. Юлька лежала на диване, обменялись с ней взглядами. Она повернулась на бок и поманила меня к себе. Поднялась, ноги дрожали, по бедрам потекла сперма. Легла возле подружки, нежно поцеловались в губки. Разглядывали наши раскрасневшиеся лица. Мужчины громко обсуждали недавний бурный секс.

— Как ты? – тихо спросила её и обняла подружку.

— Устала, — она зевнула. – Остальное всё в норме. У тебя?

— Тоже, — улыбнулась и так же широко зевнула.

Обе хихикнули, глаза сами закрылись. Наконец мы оказались в объятиях в одной постели, только совсем в другом месте. Разговоры мужчин звучали словно из далека. Дырочки слегка напоминали о себе, в голове прокручивались недавние события, сама не заметила, как крепко уснула.