Высококачественный белок. Глава 7

Наступил день расставания. Более ужасное душевное состояние, нежели состояние Димки в те дни, вообразить невозможно. В его душе даже зародилась смутная надежда на скорый развод тетушки, тогда-то он приложит все усилия, чтобы вернуть ее в свою комнату, хотя бы на первое время. С этими мыслями паренек провел весь день, отстраненно глядя в окно аудитории. Он честно пережил мучительные часы, горькое сознание непоправимого укоренилось в душе.

Не дождавшись конца занятий, в состоянии тупого смирения и безразличия паренек вернулся домой. Тревога уже не проникала сквозь пелену равнодушия, казалось, глубоко внутри что-то зачерствело. Теперь слабая надежда на возвращение Алисы после развода не вызывала того восторга, будто пластырь на деревянной ноге. Вот, лифт, что неделю назад впервые вез его вместе с загадочной незнакомкой, остановился на этаже. Дима открыл входную дверь, скинул обувь, заглянул в пустую кухню, потом в родительскую комнату.

Та картина, что представилась его взгляду, заставила паренька встряхнуть оцепенение. В кресле сидел незнакомый мужчина, он откинул затылок и блаженно улыбался, поглаживая по волосам женщину. В недвусмысленной позе та стояла на коленях с оттопыренным задом и, прогнув спину, двигала головой в районе мужского паха. Дима молча стоял и смотрел, с этого ракурса не открывался вид на самое главное — лицо минетчицы, но суть происходящего была очевидной. Подол синего платья прикрывал широкую оттопыренную попу, довольно худенькую, так что в области ягодиц выделяются коститстые закругления. Ниже — бедра, обтянутые черным нейлоном. Тонкие локотки упираются в край кресла, а чернявая голова с хвостиком на затылке размеренно двигается вниз-вверх и время от времени вращается или склоняется к плечу.

Все это время женщина издавала глубокие гортанные звуки, с аппетитом причмокивала и хлюпала слюной. В сознании Димки блеснула неясная догадка. Завороженно он наблюдал за происходящим и неизбежно возбуждался. Мужчина гладил минетчицу по волосам, по плечам, шее и вдруг увидел незваного гостя, начал стучать партнерше по плечу. Наконец, женщина, не выпуская члена, слегка обернулась и осознание молнией прошибло мальчишку — это была мама. Слезы обиды замутили ясность взгляда. Мужчина исказил лицо и неожиданно прижал двумя руками затылок матери к своему паху и крепко держал, как она ни пыталась освободиться.

Крепкие руки начали с силой натягивать голову и все это длилось несколько долгих секунд. Мама поперхнулась, хрипела, пыталась высвободиться и тут мужчина протяжно застонал, задрав голову над спинкой кресла. Он кончал в рот мамы, пока та извивалась, выгибала спину и отчаянно крутила задом. Мужчина ослаб и руки выпустили жертву, мама все еще дергалась, в неистовстве хотела накричать, еще не подняв головы и полностью не сглотнув. Ожидаемо она закашлялась и подавилась, сперма, пузырясь, пошла носом. Мама была в отчаянии — не сумев прервать минета, попала в куда более неловкую ситуацию. Оне вытерла губы указательным пальцем, запрокинула голову как при насморке и с трудом избавилась от пузырящейся субстанции в носоглотке.

Она даже поднялась на ноги, успокоила жестом ладонью и умчалась в ванную. Мужчина преспокойно заправил член в брюки и пристальным взглядом начал осматривать подростка, будто это он был причиной конфуза. Лицо мужчины-самца, привыкшего к победам. Мама вернулась с вынужденно-любезной улыбкой. Чтобы выйти из щекотливого положения, она решила вкрадчивой речью убедить сына и заручиться его молчанием. Оказалось, что сидящий в кресле брюнет и есть муж Алисы. Он приехал за женой, чтобы помириться и забрать ее домой. Димкин план был под угрозой.

Мама всячески обходила стороной причину и само обстоятельство их более, чем интимного времяпрепровождения. Глаза Димки были холодными и равнодушными и трудно было понять, дрогнуло ли его сыновье сердце сочувствием или он намерен предать огласке увиденное. Мужчина в кресле молчал, он сложил руки на подлокотниках кресла и с ехидным любопытством наблюдал, как его любовница выпутывается из положения. В Димкиной душе зародилась надежда, появился шанс ускорить развод тетушки. Если вывести любовников на чистую воду, Алиса не улетит с мужем. Но… каковы будут последствия в семье? Даже при том, что отец уже изменил матери с родной сестрой, трудно представить, что родители просто подведут рассчеты и жизнь пойдет своим чередом.

За это время, время упрямого молчания, пока мамочка со всей мощью убеждения прельщала подростка, он вкусил полную меру мучительных колебаний и противоречивых решений. Мама уже открыто предлагала повторить с ним то, что совершала с гостем. Ощутив чье-то присутствие, Димка обернулся и обомлел — в дверях стояли отец и Алиса. Все это время они были в соседней комнате. Голова пошла кругом, происходящее перестало казаться реальностью. С блуждающим и неспокойным взглядом Дима выбежал из гостиной и до самого ужина не показывался. Он углубился в раздумья, ум отказывался верить напрашивающимся, очевидным выводам. Алиса несколько раз пыталась войти в комнату, но паренек резким, полным ненависти голосом прогонял ее.

На ужин Дима вышел и сел за общий стол. Молчание было тяжелым от невысказанных мыслей. Тетушка, как и раньше гладила его бедро, мама, едва встретившись взглядом подавала недвусмысленный жест, изнутри подперев языком щеку. Казалось, никто за столом не замечает происходящего, все весело разговаривают, дают напутствия в дорогу Алисе и ее мужу. В таком же тяжелом расположении духа Дима ехал со всеми в аэропорт. Он сидел на заднем ряду между мамой и тетей, прижимался бедрами к их бедрам, ловил полные похоти взгляды и ставший привычным жест матери.

Уже в зале ожидания Алиса отвела племянника в сторонку.

– Ну, что ты куксишься? Ты не рад, что я приезжала? — с подкупающей искренностью спросила гостья.

– Рад, просто не хочу, чтобы ты уезжала.

– Нуу, ты как маленький! — ласково сказала Алиса.

– Мама… мама, — запинался Димка, — сосала твоему мужу, когда вы вошли…

– Ну и что? — возразила тетушка негодующим тоном, — а что мы делали с твоим отцом в это время рассказать или сам догадаешься?

– Ты ненормальная! — запальчиво выкрикнул Димка, руководствуясь скорее эмоциями, чем рассудком.

Алиса с извиняющейся улыбкой посмотрела на обернувшихся людей, схватила племянника за больное предплечье и потащила за собой. Она без разбору шла по залу ожидания, свернула в туалет, затолкала Димку в кабинку и заперла дверцу.

– Я ненормальная? — угрожающе спросила гостья, она нахмурила брови, глубокие морщинки прорезали ее лоб, — а когда с тобой еблась, нормальная была?

Челюсть женщины дрожала от волнения, прямые губы приоткрылись в рассеянной улыбке и показали ряд белых зубов. Вдруг она схватила мальчишку за плечи и впилась в его губы страстным, глубоким поцелуем. Потом она опустилась на корточки, трясущимися руками избавила парня от ремня, извлекла еще мягкий пенис и целиком вобрала в рот. Она мяла его, всасывала, тянула губами и вскоре член начал твердеть прямо во рту Алисы. Он расправлял мощный ствол и набирался в объеме, приятно растягивая щеки и упираясь в небо.

Все это время Алиса умоляюще смотрела снизу на своего любимого племянника. Большие голубые глаза хлопали ресницами и взывали к ответной улыбке. Сердце мальчишки дрогнуло. Губы, колечком обжимающие ствол, расширились и в этом состоянии женщина принялась насаживать голову на мощный Димкин аппарат, гортанные неприглушенные звуки наполнили туалет. Насладившись, Алиса поднялась, развернулась, эротично прогнула спинку и забралась коленками на крышку унитаза. Она заманчиво покрутила попкой и, не дождавшись пылкой инициативы племянника, сама задрала юбку. Только чулки и белые стринги украшали ее роскошную тыльную часть. Круглые ягодицы были такими сочными и сдобными, что хотелось прижаться к ним лицом. Ровная, без изъянов кожа, гладкая и упругая требовала сотни поцелуев.

– Ди-им, презик есть?

– Нет.

Холодность исчезла помимо его воли, мальчишка не удержался от шлепка, в соседних кабинках слышалось движение, скрипели дверцы, шумела вода.

– Похуй, еби так! — сдалась перед обстоятельствами женщина.

Она заманчиво и сладко вращала попой, пробуждая древние животные инстинкты, Димка не выдержал, опустился коленями на пол и прижал лицо к мягким половинкам. Пальцами неловко он оттянул трусики, целовал и кусал ягодицы. Алиса застонала, оперлась грудью о бачок и свободными руками развела пышные округлости. Никогда Димка так близко не видел женскую промежность, он вдохнул одуряющий аромат женского тела и тревоги этого тяжелого дня мгновенно испарились.

Как мог, он прижимался лицом к ягодицам тети и языком проводил по текущей вульве, заднепроходной области и осознанно останавливался на пульсирующем колечке ануса. Язык оставлял длинный влажный, липкие выделения давали необычный привкус во рту.

Он чавкал и сопел, дрожал и задыхался. Не способный прислушаться к голосу разума, паренек поднялся на ватные ноги, приставил член к промежности и вслепую тыкался, пока головка не обнаружила вход, слизкий и жаркий. Розовая нежная плоть трепетала в ожидании.

– Димка, да! Да! Трахай, — кричала от лихорадочного возбуждения Алиса.

Она запустила руку снизу и неистово терла мокрые складки, прижимая пальцы к клитору. Димка размашисто трахал бездонное, зыбкое влагалище, шлепки разносились по белому, кафельному помещению. Он чувствовал, как животом прижимает ее ягодицы, как милые пархающие пальчики задевают его раскачивающуюся мошонку. Алиса безостановочно выкрикивала пошлости, терлась грудями о бачок и выкручивала задом замысловатые фигуры, чувствуя спиной горячее дыхание.

– Скажи, что я шлюха! Умоляю, назови меня шлюхой, блядью, хуесоской!

– Алиса, ты шлюха, — выкрикнул Димка и хлестко шлепнул ее по попе.

– Хватит! Вставь мне в жопу! Давай уже!

От этих слов Димка замер, облегчение накрыло его, дрожь прошла по телу а член начал танец пульсирующих спазмов. Только тут женщина вернула благоразумие. Она оттолкнула его задом, опустилась коленями на пол и не успела раскрыть рот, как залп семенной жидкости выстрелил на красивое личико. Шлепок упал на лоб, щеку и даже вовремя зажмуренное веко. Губы Алисы шевелились, но слов не было слышно. Тогда она подключила доильный аппарат, непристойно извивая залитым спермой лицом.

Когда последняя капля семени оставила каналец члена, гостья пальчиком собрала с щеки густую белую массу и этот высококачественный белок отправила себе в ротик. Снова и снова она проводила пальцем по лицу и аппетитно проглатывала ценный груз. На волосах и ресницах остались липкие следы. Легкой улыбкой Алиса успокоила племянника и встала на затекшие ноги. Димка все еще пребывал в сладкой истоме.

– Ты еще приедешь?

Гостья ответила легким движением век.