шлюхи Екатеринбурга

Вожатая (1 часть)

В прекрасное советское время я, будучи выпускницей педагогического института, была направлена вожатой на работу в летний спортивный лагерь. Попала в старший отряд с контингентом из 18-летних юношей. Мне к тому времени исполнилось 22 года, роста невысокого, грудь 1-го размера с задорно торчащими сосками и чрезвычайно стройной фигурой (в шкoле занималась спортом).

С утра мы, двое вожатых со своим отрядом, отправились в поход, который предполагал обед, приготовленный на костре в лесу. Прибыв к месту обеденной стоянки, я с группой из трех юношей отправилась на заготовку дров, а остальные ребята со второй вожатой занялись обустройством места стоянки и приготовлением обеда.

Принеся две охапки дров и убедившись, что поблизости запасы сушняка исчерпаны, мы решили продолжить поиски дров в глубине леса. Вскоре на опушке нами была обнаружена брошенная военная машина-кунг с каким-то специализированным оборудованием. Ребята тотчас же принялись ее исследовать. Я им не воспрепятствовала, за что позже и поплатилась. Вскоре раздались крики моих пацанов из кунга. Забравшись в кунг, я обнаружила небольшую лужицу ртути, которая мгновенно превращалась из-за нашей глупости (ребята орали и бегали по кунгу) во множество растекающихся по полу ртутных шариков. Сообразив, что к чему, я приняла решение немедленно возвращаться к месту стоянки отряда. Предупредив вторую вожатую, я с тремя потерпевшими быстро направилась в лагерь.

Прибыв в лагерь, мы сразу отправились в медпункт. Выслушав мой рассказ, медичка Сара Эммануиловна (стройная 40-летняя блондинка, обладательница груди 2-го размера) разразилась дикими воплями, долго сетовала на мою некомпетентность, на то, что не уследила за ребятами и потребовала немедленно провести демеркуризацию. Я не очень понимала, что это такое, но быстро согласилась под давлением кричащей медички.

Медпункт представлял собой небольшую пристройку к одному из корпусов и состоял из длинного коридора и нескольких убогих помещений. Затолкав нас в предбанник душевой, Сара Эммануиловна потребовала от нас снять всю одежду для санобработки, а самим тщательно вымыться. Я вытаращила глаза на медичку: как, и мне раздеваться вместе с ребятами и мыться?

-Да, милочка. А как Вы хотели? Я не могу допустить распространение ртути по всему медпункту и отдельно Вас обслуживать. Время дорого. Вы сами виноваты – не уследили за ребятами, вот и расплачивайтесь. Вам наука будет. Быстро всем раздеваться!

Сара Эммануиловна не уходила из предбанника, где и так было тесно, и ждала зараженную одежду. Ребята все быстро с себя сняли, кроме трусов. Гневный взгляд медички заставил их снять и трусы. Они стояли и смущенно закрывали руками члены, вокруг которых уже появился небольшой пушок волос. Я смущенно стояла в трусиках и бюстгальтере, не решаясь их снять.

— Я жду, — зло заорала медичка, сверля меня взглядом.

Сняв бюстгальтер, я прикрыла одной рукой грудь, а другой рукой попыталась снять трусы.

— Да брось фигней заниматься. Тебе еще надо вымыть пацанов. С мылом, тщательно. Проверю! – проворчала Сара Эммануиловна.

Делать было нечего, пришлось снимать трусы. Нагнувшись, снимая трусы, я голой попкой коснулась рук одного из пацанов, прикрывавшего свой член, а головой уперлась в руки другого – настолько тесно было в предбаннике. Эта ситуация меня немного возбудила, да и юноши зашевелили ладошками. Собрав вещи, медичка пошла за мылом и мочалкой. Мы стояли абсолютно голые и молча рассматривали друг друга. Вернее парни рассматривали меня. Я вскоре поняла всю бессмысленность прикрывать интимные места и теперь стояла, опустив руки по швам. Ведь нам предстояло купаться вместе! Я еще сильнее возбудилась от такой ситуации, ареолы моих сосков сморщились, а сами соски затвердели и задорно торчали. Внизу у меня, по доброй советской традиции, ничего не было выбрито, но волосы были не очень густые и лишь слегка прикрывали большие половые губы, которые естественно начали набухать и отчетливо выпирать на фоне моего стройного тела. Так прошло две минуты, а медички все не было. Члены у ребят заметно поднялись и ладошки, прикрывающие их изменили свое положение. Я чувствовала на себе три сверлящих взгляда и густо покраснела. Наконец появилась Сара Эммануиловна.

— Вот мыло хозяйственное, мочалка. Сама вымой юношей. И головы с мылом все вымойте. Полотенца нет, все отдала в прачечную. Обсохните так, на дворе лето. Как помоетесь – проходите в процедурную, дверь напротив через коридор. Подождете там, пока я обработаю Вашу одежду, – сказав это, она закрыла дверь и вышла из предбанника.

Душевая оказалась меньше предбанника и представляла собой одну душевую лейку с двумя кранами.

— Будете заходить по одному. Я Вас буду сама мыть. После мытья уходите в процедурную, – скомандовала я.

Со мной первым зашел Олег. Настроив краны и обмыв себя и юношу теплой водой, я намылила мочалку и стала тереть ей Олега. Пока я терла ему спину и грудь, было все нормально. Дойдя до низа живота, я с усилием надавила на его руки, прикрывающие член. Руки раздвинулись, я обхватила торчащий член руками и стала осторожно намыливать его мошонку. Олег вытаращил глаза, вдруг сразу же задергался и стал бурно кончать прямо мне на бедро. Видно так насмотрелся моих прелестей, что одного прикосновения к члену оказалось достаточно, чтобы кончить. Я уже имела небогатый опыт общения с мужским полом, поэтому не выпустила член из руки, позволив ему хорошо кончить. Сев на корточки перед опустившимся членом, я продолжила мыть ноги Олега. Член находился в 15 сантиметрах от моих губ! Он был маленький и такой беззащитный! Вся эта ситуация меня чрезвычайно возбудила и я здорово потекла. Так как я была вся мокрая от струящейся воды, это было не очень заметно, но большие половые губы еще сильнее набухли и предательски раскрылись, обнажив ярко-красные малые половые губы. Олег сверху вниз смотрел на меня. Пизду ему было не особенно хорошо видно, а я иногда бросала на него беспомощный взгляд! Мне тоже очень захотелось кончить! До зуда в пизде! И еще этот его щенячий взгляд сверху вниз на мое беззащитное тело с широко раздвинутыми ногами и сочащейся пиздой, готовой сейчас принять в себя любой мужской орган. Но Олег был юн и глуп, поэтому не предпринимал никаких попыток помочь мне получить удовольствие. Это я поняла довольно быстро, развернула его к себе спиной, заставила широко раздвинуть ноги и, продолжая сидеть на корточках, стала одной рукой мочалкой намыливать ему упругую попку. Другую руку я направила себе между широко раздвинутых ног и стала круговыми движениями двух пальчиков массировать себе клитор. Еще один пальчик я ввела себе глубоко в пизду и так же стала его вращать. Там было горячо и влажно, я вся текла и даже сквозь едкий запах хозяйственного мыла ощутила аромат своих выделений. Я приближалась к своему пику!

Олег, по-видимому, тоже что-то почувствовал, т. к. интенсивность намыливания его задницы заметно снизилась (я немного отвлеклась от него, т. к. была занята собой). Он попытался повернуться и узнать в чем дело, но я, предвосхищая его порыв, резко засунула руку с мочалкой ему между ног, нащупала вставший снова член и стала его надрачивать, создавая иллюзию натирания при мытье. Олег ойкнул, немного просел, еще шире раздвинул ноги и облегчил мне доступ к своему члену. Я почувствовала еще более невероятное возбуждение, выпустила из руки мочалку и стала еще интенсивнее дрочить его член. При этом моя вторая рука уже вовсю теребила разгоряченную пизду. Почувствовав, как член Олега, кончая, конвульсивно задергался, я в тот же миг стала кончать сама. При этом его член я не выпустила из руки, прекратив дрочить. Олег глухо застонал, выплеснул невероятное количество спермы и затих. Я выпустила член из руки, невероятным усилием воли сдержалась, не издав ни звука и села на мокрый пол на колени, не вынимая пальцев из пизды. Только дрожь сотрясла все мое тело. Все это произошло в течение нескольких секунд. Мальчик так и не понял, что я тоже кончила, а может и не знал, как это происходит у противоположного пола (сексе в СССР не было!). Я подняла упавшую мочалку, домылила сзади его ноги, развернула к себе Олега лицом и, так же сидя на коленях, еще раз намылила член, чтобы смыть остатки спермы. Вяло опущенный член находился прямо перед моими губами. На мгновение все затуманилось у меня перед глазами, мысли поплыли куда-то. И тут внезапно отчетливо промелькнула мысль поцеловать член (прилив нежности), взять его в рот и ощутить сладострастное набухание мужского органа в собственном рту, напиться его соками (если они там еще остались). Остановило меня от этого необдуманного поступка отнюдь не осознание того, что передо мной юноша из подопечного отряда, а обилие мыльной пены на члене и противный запах мыла. Запах и привел меня в чувство. Я быстро обмыла Олега водой, заставила вымыть с мылом голову и открыла дверь в предбанник.

Двое голых пацанов сидели на лавке и спокойно беседовали. Разгоряченные и мокрые, с облаком пара мы с Олегом зашли в предбанник. Олега я сразу же отправила в процедурную обсыхать и ожидать свою одежду, а сама приказала следующему юноше заходить в душевую. Произнося этот нехитрый монолог, я увидела, как у парней мигом подскочили члены (они их уже не прикрывали руками). А было от чего подскочить писюнам! Я стояла перед ними с широко раздвинутыми ногами и, как кончила, совершенно забыла про свою вагину, а между тем ее вид привлек внимание ребят. Они неотрывно смотрели на мою пизду и пребывали в состоянии какого-то транса. Моя промежность была призывно распахнута: большие половые губы широко раскрыты и прилипли к обрамлявшим их волосам, малые половые губы, после того, как я вынула из пизды два пальца, так и не схлопнулись, и между ними зияло чернотой отверстие в мое влагалище. Клитор, еще не до конца отошедший от возбуждения, подобно детскому членику вылез из своего капюшона и бесстыже смотрел на мир маленьким отверстием. Все мои прелести из-за недавнего прилива крови имели сочный клубничный цвет и притягивали внимание ребят. Пока я все это соображала, волна возбуждения вновь стала меня накрывать! А как бы теперь получить удовольствие? Эта мысль посетила меня и никак не хотела покидать мою голову. Мне опять захотелось кончить! Следующим купальщиком был Сергей.

Как осуществить свою идею я еще не придумала, поэтому для начала заставила его вымыть с мылом свою голову. Голова вымыта, а идей по-прежнему нет. Поэтому я его заставила намылить мочалку и максимально вымыть себя самого. Все это время я стояла с задумчивым видом, широко расставив ноги и рассматривая угловатое тело Сергея. Моя пизда по-прежнему была доступна и раскрыта, позволяя Сергею все там рассмотреть благодаря раздвинутым ногам. Он был сильно возбужден, его член торчал, беспрерывно слегка подергиваясь. Внезапно я ощутила у себя между ног легкий дискомфорт, глянула на свою ярко-красную промежность и увидела большую соплю липких выделений, свисавшую между ног. Направив руку к пизде, я вытерла соплю и засунула два пальца во влагалище, пытаясь вытереть выделения, скопившиеся и там. При этом мне пришлось немного присесть и слегка выпятить пизду ближе к Сереже. Произведя эти манипуляции, я подняла руку к струе воды, текущей из лейки. Комок выделений вместе с водой потек по Сережиному телу вниз к его ногам. Взглянув на юношу блядским, с поволокой взглядом, я увидела дикий восторг в его глазах. Ура, я придумала, как буду кончать!

Сережа был чисто вымыт везде, кроме спины. Я заставила его повернуться ко мне задом, широко расставить ноги и слегка наклониться. Он беспрекословно подчинился. Я взяла мочалку и медленно начала намыливать его спину, приблизившись к нему настолько, что два раза коснулась остро торчащими кончиками своих грудей Сережиной спины. При каждом касании он нервно вздрагивал, на секунду отстранялся от меня, а затем подавался назад, желая продлить сладостные ощущения. В первый раз при соприкосновении он только слегка вдавил соски в мои груди. Во второй раз он настолько осмелел, что не только расплющил мои сиськи, но и уперся попкой в мой лобок. При этом парень задрожал всем телом и потянулся рукой к своему членику, намереваясь кончить. Но такая быстрая кончина не входила в мои планы!

Тут я намеренно уронила мочалку на пол. Раздавшийся шлепок заставил Сережу отвлечься от задуманного плана. Он повернулся и вопросительно посмотрел на меня. Я указала глазами на мочалку и кивнула головой вверх. Сережа понял, повернулся ко мне лицом и присел на корточки, намереваясь поднять мочалку. Его лицо оказалось напротив моей промежности, источавшей ароматы выделений. Секунда замешательства с его стороны, и я подалась вперед, упершись пиздой в его рот. Он не отпрянул, но и не проявил никакой инициативы. Я шире развела ноги и еще сильнее подалась вперед и вниз. Он начал клониться назад, выпустил из руки мочалку и, чтобы не упасть окончательно обхватил мои ляжки руками и подался всем телом вперед. Мы двигались навстречу друг другу! Рот Сережи плотно прилип к моим половым губам и не предпринимал никаких попыток воспользоваться таким счастливым для него случаем. Экий дурак – промелькнула у меня мысль. Необходимо было развивать ситуацию дальше. Я попыталась сжать бедрами его голову. Сережа стал задыхаться, невольно опустил голову, чтобы глотнуть ртом свежего воздуха. Я опять подалась вперед и одной рукой начала притягивать его голову к себе. Сережа продолжал дышать ртом, а вот его нос теперь оказался напротив пизды. Я усилила давление на голову и ощутила как юношеский нос медленно раздвигает створки моих малых половых губ и проникает в мое влагалище. Это было что-то! Я испытала неописуемое блаженство, невольно издала сладострастный стон и ослабила нажим на голову Сережи. Он попытался высвободиться и вынул нос из влагалища. Я опять надавила на голову – нос во влагалище. Ослабила нажим – нос вынут. Опять нажим. После пяти моих управляющих команд Сережа успешно освоил предложенную мною технику секса и благополучно в течение двух минут ебал меня носом. При этом он так обхватил мои ляжки двумя руками, что один его пальчик невольно норовил проникнуть в мое анальное отверстие. Было бы замечательно, чтобы он там поработал своим пальчиком, но для первого раза Сережа не мог такое даже себе и вообразить. Все было хорошо, я слегка постанывала, не перекрикивая шум струящейся воды, получала кайф, но кончить пока не могла. Нос, все-таки не тот инструмент для идеального возбуждения. Хотя сама пикантность ситуации приводила меня в восторг.

Пора было переходить к более активным действиям с его стороны. Обхватив голову парня двумя руками, я остановила процесс ебли носом. Ему все нравилось. Подняв голову, Сережа недоуменно посмотрел мне в лицо и убрал руки с моих ягодиц. Я как можно шире раздвинула свои ноги (для этого пришлось присесть еще ниже) и одной рукой развела, как можно шире, половые губы, тем самым увеличив отверстие в пизде. Другой рукой я стала притягивать голову Сережи так, чтобы его рот оказался напротив этого отверстия. Сообразительный юноша: как только наши губы поцеловались (мои малые половые и его настоящие), тут же высунул остренький язычок и попытался проникнуть глубоко в мое влагалище. Для этого он слегка наклонил голову и по-телячьи посмотрел мне в глаза. Я зажмурилась в экстазе и стала управлять его головой: вперед – назад. Эту технику секса он освоил еще быстрее! Теперь Сережа ебал меня язычком!

Ощущения от секса стали еще более яркими и я почувствовала, что вот-вот кончу. Одна рука Сережи теперь оказалась свободной (другой он опирался о пол) и он ею вовсю надрачивал свой член. Он тоже был на грани! Нужен был последний штрих! И прилежный ученик его сделал! Внезапно он прекратил еблю, приникнув к пизде губами и, показалось, вытянул в струнку свой язык, проникая в самую мою глубину. Пауза и вдруг его язык стал совершать вращательные движения в самом влагалище. Вот это то, что мне было нужно сейчас! После десяти вращений языка я громко зарычала, перекрикивая шум струящейся воды, сильно прижала к себе голову Сережи и бурно кончила! Тут же почувствовала, как горячая сперма орошает внутреннюю часть бедра моей правой ноги – это кончил Сережа. С минуту мы сидели на полу и смотрели друг на друга шальными осоловелыми глазами. Обмывшись от следов секса, я предупредила Сережу, чтобы он держал рот на замке по поводу произошедшего конфуза. Отправив его в процедурную, я оказалась наедине в предбаннике с последним купальщиком – Сашей.

Саша был выше меня ростом, выглядел постарше своих товарищей и был явным лидером в их компании. Честно говоря, мне кончать уже не хотелось. Я чувствовала усталость и единственным моим желанием было поскорее вымыть последнего юношу. Пизда моя горела и выглядела как развороченная воронка от бомбы. Саша неотрывно смотрел на нее и потихоньку начал подрачивать свой член уже в предбаннике. Зайдя в душевую, я объяснила ему, что надо вымыть голову, а потом тело. Я буду контролировать процесс мытья. Саша слушал меня вполуха, смотрел на пизду и, по-прежнему, дрочил свой член. Казалось, мыться он не собирался. Я прикрикнула на него.

-А можно я потрогаю пизду руками? – спросил Саша.

— Еще чего тебе.

— Ну, ребята до меня трогали ведь там?

— Охренел совсем? Мой голову, а то я сейчас позову Сару Эммануиловну, она потрогает тебе кое-что!

— Я не могу ничего делать, пока не кончу. Я в предбаннике уже кончил раз, когда Вы мокрая первый раз вышли. Не могу ничего делать, хочу кончить.

— Ну, так кончай скорее.

— Не могу, когда Вы злитесь.

— Все, надоел ты мне. Не могу, не хочу. Пошла за медичкой.

Мои слова возымели свое действие и строптивый Саша стал сам себя мыть. Я стояла напротив, широко раздвинув ноги и молча наблюдая за всем процессом. Периодически он хватался за свой член руками, интенсивно дрочил, глядя на меня, но кончить не мог. Наконец осталось вымыть только его спину. Я заставила его повернуться ко мне спиной, наклониться и расставить ноги. Никаких действий по сближению я не предпринимала и монотонно намыливала спину парня. Когда спина была изрядно намылена, Саша внезапно повернулся ко мне лицом и наши взгляды встретились. Он подался вперед, его грудь коснулась моих сосков, а член, направляемый его рукой уперся в мой лобок и выплюнул на него горячую порцию спермы. Я остолбенела, не зная, что предпринять. Возбудилась от такого катаклизма я мгновенно.

Саша не растерялся, выпустил из руки опадающий член, схватил меня за голову, прижался к моему телу своим юным дрожащим телом и страстно, по-настоящему поцеловал в губы. Я зажмурила глаза и поплыла. Мои соски напряглись и упирались в грудь парня, ореолы сморщились и покрылись мурашками, член Саши немного провис, подрагивал и разместился между моих половых губ, по половым губам и члену текла его сперма и медленно капала на пол. Он отстранился и предпринял попытку полазить рукой в пизде. Я тоже отстранилась, боясь, что сперма попадет внутрь меня и впоследствии могут появиться большие проблемы.

Взяв в руку душевую лейку, я направила струю теплой воды на Сашин член, смывая с него остатки секса. Затем попросила Сашу отправиться в процедурную обсыхать.

— А кто Вам спину помоет? Давайте я это сделаю! – спросил он.

— Никто. У меня спина чистая.

— Тогда я пожалуюсь Саре Эммануиловне, что Вы не обработали спину.

Я заметно струхнула и согласилась: «Ладно, только вымоюсь сначала, а потом займемся моей спиной».

Саша отошел чуть поодаль и стал наблюдать за мной. Мне срочно надо было тщательно вымыть промежность, чтобы туда не попала сперма. Раскорячившись перед Сашей, я направила струю воды на пизду и стала ее активно теребить рукой, чтобы тщательнее все вымыть. Член у Саши вскочил как по команде. Затем я перешла к мытью влагалища. Для этого мне пришлось сесть перед ним на корточки, широко раздвинув ноги, и повторить то же самое, только дополнительно направив два пальца во влагалище и совершать там ими вращательно-поступательные движения. Эта процедура произвела на юношу неизгладимое впечатление. Он с бешеной интенсивностью стал дрочить член, подбежал ко мне и стал кончать прямо мне на лицо! Я ничего не смогла воспрепятствовать, т. к. мои руки были заняты. Спермы было немного, но, т. к. я задыхалась от возмущения, большая ее часть попала мне в рот. Ощутив во рту вкус мужчины я вновь поплыла и была на грани кончины. Выпустив из рук лейку, я села на пол и прислонилась к стене. Саша подбежал, присел, приобнял, пытаясь поднять меня. Я обмякла и сидела не шевелясь. У него ничего не получалось. Тогда он положил руки на мою левую грудь и стал ее массировать. Тут мое терпение лопнуло.

— Вон отсюда, какой наглец. Пошел на хер, а то оторву твой озабоченный член. Пошел вон!

Саша бегом помчался в процедурную. Убегая, он хлопнул дверью между предбанником и душевой, а дверь между предбанником и коридором второпях оставил открытой. Я медленно поднялась и смыла с себя следы спермы. Возбуждение не проходило. По-прежнему ужасно хотелось кончить! Сегодня меня посетило какое-то сексуальное безумие. Очевидно, причина этого в полугодовом воздержании (такое время у меня отсутствовал секс), в ощущении своей полной беззащитности перед тремя голыми парнями и, конечно же, то, что столько возбужденных кончающих членов сразу рядом в живую я никогда не видела.

Желание кончить, и побыстрее, было неописуемым, до дрожи в коленках! Я быстро стала раком, повернувшись задницей к двери душевой, оперлась локтем одной руки о пол, а другой рукой широко развела половые губы и стала интенсивно мастурбировать. Я поочередно вводила два пальчика во влагалище, вращала ладошкой по половым губам и одновременно терла пальчиком клитор. Все это я проделывала со все возрастающей интенсивностью. Возбуждение нарастало, кровь прилила к промежности, выделения текли ручьем! Чувствовала, что вот-вот кончу. Так продолжалось две – три минуты. И тут я придумала, как себя лучше ублажить. Не вынимая двух пальчиков из влагалища и теребя ими матку, я постепенно осторожно ввела себе третий пальчик в анальное отверстие все глубже и глубже, одновременно совершая и им вращательные движения! Какие музыкальные у меня пальчики, однако! В голове я постоянно прокручивала воспоминания о только что прошедших сексуальных утехах с ребятами. Я была на вершине блаженства! Сейчас кончу! И тут я почувствовала легкое дуновение ветра, небольшой сквозняк. Я немного повернула голову, чтобы посмотреть на дверь и увидела стоящую в дверном проеме Сару Эммануиловну!

Оказывается она там давно стояла. Проходя по коридору, она обратила внимание на не закрытую Сашей дверь из коридора в предбанник. Непорядок! При закрывании двери ее внимание привлекли мои стоны, раздающиеся из душевой, она открыла дверь и остолбенело смотрела на мои эротические упражнения. Я, как раскоряченная сучка, неистово терла свою ярко-красную, истекающую соками промежность, страстно стонала и слегка покачивалась, отчего провисшие мои грудки призывно качались. Медичке, по-видимому, все это нравилось, т. к. она за всем этим наблюдала довольно долго и, затаившись, молчала.

Когда дуновение сквозняка заставило меня повернуться и увидеть лицо медичка, она уже вся поплыла, закатила глаза и терла халат рукой в месте расположения своей пизды. Она тоже мастурбировала! Она все видела, что я делала! Я стою перед ней вся такая раскоряченная! Я полностью перед ней раскрылась! Смотри, бери меня, кто хочет! Я сейчас блядь! Все эти мысли вихрем пронеслись в моей голове и я кончила так, как никогда в жизни до этого! Я громко застонала. Стон постепенно перешел в крик удовлетворенной самки! На Сару Эммануиловну все это произвело неизгладимое впечатление и она, застонав, тоже кончила, присев на корточки и не отводя руки от промежности. Я бессильно упала на мокрый пол и лежала там с широко разведенными ногами и раскрытой пиздой, откуда медленно текли мои соки. При этом я не отводила взгляда от глаз Сары Эммануиловны и ее белых влажных трусиков между раздвинутых ног. Она тоже смотрела на меня и в ее взгляде я ощущала теплоту и желание повторить это. Так продолжалось две минуты.

Медичка встала, сказала, чтобы я привела себя в порядок и потребовала вымыть от ртути нашу обувь, которая осталась в предбаннике. Она принесла в душевую тазик, щетку, пакет с хлоркой и стала в дверном проеме, наблюдая за мной. Я принесла нашу обувь в душевую, налила теплой воды в тазик, развела в нем хлорку (под ее чутким руководством), уселась на корточки, широко раздвинув ноги, и стала поочередно тереть влажной щеткой над тазиком кроссовки. Я специально села лицом к Саре Эммануиловне и широко раздвинула ноги. Я знала, что она этого хотела! Но этого же хотела и я! Мне вдруг понравилось унижаться, захотелось даже ползать голой у ее ног. Какое-то безумие, переходящее в лихорадочное возбуждение, находило на меня. Хотелось отдаться в руки этой властной женщины, но одновременно ощутить и ее унижение. Я хотела, чтобы она мастурбировала на меня, полностью раскрыв свою пизду! Так я себе представляла ее покорение.

А между тем я проворно работала щеткой, грудки тряслись, соски опять торчали, ареолы покрылись гусиной кожей. Ноги мои широко раздвинуты, пизда от перманентного возбуждения и прилива крови, казалось, приобрела огромные размеры, половые губы не схлопывались, а в отверстие влагалища можно было засунуть сразу четыре пальца! Цвет его из ярко-красного постепенно изменился на ярко багровый. И из него постоянно что-то текло и в виде слюней капало на пол. За сегодняшний день я приобрела свойство быстро кончать! Затяжной мастурбации мне уже не требовалось. Я чувствовала, что похлопай мою пизду ладошкой Сара Эммануиловна, и я тут же кончу!

Половина обуви вымыта, а реакции медички пока никакой. Тогда я начала громко дышать с легким постаныванием. На Сару Эммануиловну это, по-видимому, произвело впечатление: она села на корточки, расстегнула две нижних пуговицы своего медицинского халата и продолжала неотрывно наблюдать за мной. Постепенно она широко раздвинула ноги и я вновь увидела влажную полоску белых трусиков между ее ног. Рука ее поглаживала внутреннюю часть раздвинутых бедер и медленно приближалась к заветной полоске своих трусов. Глаза медички смотрели на меня с нескрываемым вожделением, дыхание становилось тяжелым и частым. Я ее здорово возбудила! Сейчас она на меня набросится! Я очень этого хотела. Но, как на зло, вся обувь оказалась вымытой и я вопросительно посмотрела на Сару Эммануиловну. Это привело ее в чувство. Она поднялась, одернула халат и попросила собрать всю обувь в тазик – она вынесет ее на улицу сушиться.

— А сейчас, милочка, вымойте полы в душевой, предбаннике и процедурной. Ведро, тряпку и швабру возьмете в туалете – он рядом с душевой, — отдала очередной приказ Сара Эммануиловна и вышла с тазиком из душевой.

Я привела себя в порядок (вымыла пизду) и тут же принялась за работу. Сара Эммануиловна появилась, когда я закончила в душевой и мыла пол в предбаннике.

— Так не пойдет, милочка. В этом помещении больше всего ртути. Швабру поставь на место, возьми в туалете еще тряпки и порошок. Надо будет здесь помыть стены, дверь и лавку. Я буду тебя контролировать, — поступила очередная команда от медички.

Когда я приступила к мытью стен, оказалось, что места в предбаннике очень мало и Сара Эммануиловна вышла в коридор, оставив открытой дверь в предбанник, и оттуда молча наблюдала за мной. Стены я тщательно терла тряпкой, грудки мои неистово тряслись, писька и попка беспрестанно мелькали перед медичкой. Я опять немного возбудилась, да и она тоже. Но это, конечно же, не шло ни в какое сравнение с той ситуацией, когда я в раскорячку с развороченной ярко-багровой пиздой сидела перед ней. Все вымыто в предбаннике и дошла очередь до полов.

Набрав свежей воды и выжав тряпку, я повернулась спиной к стоявшей в дверном проеме Саре Эммануиловне, широко раздвинула ноги и, не сгибая ноги в коленках, стала перед ней раком. Пизда моя тут же развалилась, губки раскрылись, клитор провис, стали видны отверстие во влагалище и уретра. Я проворно двигала попкой, вытирая пол, и ретировалась задом к медичке. Моя грудь провисла по направлению к голове и выглядела с остро торчащими сосочками аппетитно и весьма пикантно на фоне раскрытой промежности. Между своих раздвинутых ног мне хорошо была видна Сара Эммануиловна. Она тут же проворно засунула правую руку себе в трусы (халат так и остался не застегнут внизу) и стала совершать ей вращательно-поступательные движения. Дыхание ее стало частым и хриплым. Я подходила все ближе и ближе. Медичка мастурбировала все интенсивнее, глаза ее начали закатываться и она стала сползать вниз (спиной она опиралась на лутку двери), пока не уселась в позе «на корточках» с широко раздвинутыми ногами. Я все ближе к ней и тоже прилично возбуждена! И вот я уперлась в ее лицо! Вернее не я, а моя промежность! Нос Сары Эммануиловны оказался в моем анусе, ее язычок (она его высунула изо рта предвосхищая встречу с моей пиздой) разрабатывает отверстие моего влагалища, левая ее рука притягивает меня за бедро к себе, а правая мастурбирует в своих мокрых, от выделений, трусах. Ей хватило тридцати секунд, чтобы разразиться мощным оргазмом, сопровождаемым глухим мычанием. Во время оргазма она так вращала головой, что, казалось, ее нос пробуравит мое анальное отверстие (он туда глубоко забрался, однако!), а язык добрался аж до моей матки! Я оторвалась от пола, стала в позу буквы «Г» и с силой притянула ее голову к своей попке. Она еще больше влипла в меня, стала задыхаться и тут же испытала второй оргазм. Она тряслась в судорогах экстаза и стонала, стонала, стонала. Я развернулась лицом к ней, села пиздой на ее лицо (язычок ее тут же заработал в моем влагалище), сильно притянула ее голову к своей вагине и тоже кончила! Не так ярко (сколько же можно?!), но мне это очень понравилось.

Сара Эммануиловна поднялась, сняла мокрые трусы, засунула их себе в карман, застегнула нижние пуговицы халата, оправилась и приказала сменить воду для мытья полов в процедурной. Я беспрекословно подчинилась.

Трое голых парней сидели на кушетке и о чем-то тихо переговаривались. Увидев меня, они мигом замолчали и сосредоточили все свое внимание на моем обнаженном теле. Я пояснила, что буду здесь мыть полы, т. к. вы мокрые здорово наследили в процедурной. Пройдя мимо ребят в конец процедурной, к окну, я поставила ведро на пол, повернулась к ним задом и нагнулась, чтобы прополоскать и выжать тряпку. При этом я немного развела ноги и взору мальчишек явилась моя набухшая влажная пизда с плотно сжатыми большими половыми губами, между которых выглядывал хохолок малых половых губ и аккуратное плотно сжатое анальное отверстие со следами легкой пигментации. Моя задница оказалась как раз напротив лица Сережи, сидевшего крайним на кушетке. При наклоне шарики моих грудок аппетитно прокатились сверху вниз к моему лицу и замерли с торчащими сосочками в необычном положении. Члены у пацанов мгновенно поднялись и их руки невольно потянулись к членам, намереваясь подрочить на развратную позу голой вожатой. Строгий окрик Сары Эммануиловны (а она уже стояла в открытом дверном проеме) заставил их прервать это намерение. А я уже вовсю виляла голой задницей со слегка согнутыми в коленях и широко разведенными ногами пред четырьмя парами жаждущих меня глаз – так я мыла полы от окна приближаясь к кушетке с ребятами. Груди мои колыхались и стукались друг о друга, ярко-бордовая влажная пизда опять раскрылась и являла миру довольно большое отверстие во влагалище (плоды сегодняшних половых утех), подрагивавшие от моих перемещений малые половые губы, набухший клитор, который опять вылез из своего капюшона и выглядел как маленький детский писюн.

Мы все пятеро были сильно возбуждены и воздух процедурной пропитался запахами секса. Все очень хотели кончить и не могли сделать это вместе в силу дурацких условностей. Сара Эммануиловна так же была сильно возбуждена, яростно вцепилась руками в дверную лутку, плотно сжала ноги и лихорадочным взглядом следила за каждым моим движением. Я постепенно задом продвигалась к кушетке. Сара Эммануиловна скомандовала пацанам сесть на корточки на кушетке, чтобы не создавать мне помех своими ногами при мытье полов. Они проворно подскочили и сели ровненько, словно ласточки на высоковольтной линии. Торчащие членики ребят забавно в один ровный ряд смотрелись между их раздвинутых ног и в один такт подергивались. Небольшой пушок волос в зоне лобков добавлял остроты ощущений, создавая иллюзию групповухи с тремя мужиками (иногда меня посещали такие фантазии). Слюни выделений на их членах свисали длинными соплями к полу. Я все это видела краем глаза и тоже потекла, захотелось чего-нибудь остренького! Я намеренно развернулась задом по центру кушетки, напротив Олега, стала продвигаться к нему, виляя задницей и уперлась промежностью в его остро торчащую коленку, на несколько секунд замерла и отскочила назад, ойкнув при этом. Якобы случайно наткнулась!

Мои горячие половые губы оставили влажный ароматный след на коленке Олега. Он повернул лицо к коленке и стал с вожделением нюхать место нашего контакта. Я повернулась лицом к ребятам, стала на колени так, что мой рот оказался в 20 сантиметрах от члена Олега, ощутила исходящий от него аромат, нагнулась и стала мыть пол под кушеткой, еще шире разведя при этом ноги. Олег от всех этих моих маневров совсем потерял контроль над собой и бурно кончил, не касаясь своего члена рукой (боялся Сары Эммануиловны). Капли спермы упали мне на спину и на ягодицы, я вскочила на ноги, держа в руке мокрую тряпку и глядя на Олега сверху вниз. Моя влажная пизда теперь находилась в полуметре от лица Олега и благоухала ароматами моих выделений. Сперма тела по спине, по ягодицам и смачно шлепалась на пол.

Сару Эммануиловну эта ситуация чрезвычайно возбудила и возмутила одновременно. Она заставила Олега закончить мытье полов в процедурной вместо меня. Меня же она пригласила в свой кабинет: отмыться от спермы и на осмотр – не понравились ей мои гениталии (она отработала восемнадцать лет в гинекологии и может квалифицированно судить об этом).

В кабинет мы залетели сильно возбужденные. Здесь стояла же такая кушетка, на которую я мигом взобралась и стала раком, широко раздвинув ноги. Сара Эммануиловна мигом присосалась к моей пизде и стала в буквальном смысле пить мои соки, громко при этом причмокивая. Мне это нравилось, но далее я почувствовала наивысшее блаженство, никогда не достигаемое мною прежде! Вот, что значит работа в гинекологическом кабинете!

Тщательно вылизав еще и мой анус, медичка вдруг, минуя мое отверстие во влагалище переключилась губами на клитор (самый эрогенный мой орган) и стала его очень нежно обрабатывать круговыми движениями язычком. Левой рукой она оттянула в сторону мою правую ляжку, а сразу четыре пальца правой руки ввела в мое влагалище и, потыкав там немного, еще глубже ввела в меня руку и нащупала там мою матку. Она ее не просто нащупала, а стала очень нежно сразу четырьмя пальцами сокращать, поочередно сжимая и разжимая ее и продвигаясь по всей ее длине. Это была фантастика! Только теперь я поняла, где моя самая эрогенная зона! Я взревела, как осчастливленная львица, приподнялась, сжала ноги и уселась на колени. Сара Эммануиловна оперативно отвела свое лицо от моей задницы, а рука так и осталась во мне, продолжая удивительный массаж матки. Кричать я уже не могла, а только стонала и прыгала, как лягушка, на волшебной руке медички. Это длилось не менее двух минут, до моего полного изнеможения. От переполнявших меня чувств я натурально отключилась и рухнула обессиленная на кушетку, не реагируя ни на какие ласки партнерши.

Сколько времени я так пролежала – не помню. Очнулась я от резкого возбуждающего запаха. Сара Эммануиловна абсолютно голая сидела пиздой на моем лице, повернувшись ко мне задом. Я инстинктивно высунула язычок и начала лизать ее клитор, постепенно переходя вниз к половым губам. Она была сильно возбуждена и, едва я раздвинула своим языком ее малые половые губки и углубилась во влагалище, мощно, с протяжным стоном кончила. При этом в рот мне ударила струя ее выделений. О том, что женщины могут кончать со сквиртом, я до этого момента не имела понятия. Выделения имели приятный возбуждающий аромат, слегка солоноватые, но пришлись мне по вкусу. Лицо мое было испачкано ими, спина вся в сперме! Я страстно поцеловала в губы Сару Эммануиловну и попросилась в душ обмыться.

Сара Эммануиловна одела халат, взяла банные принадлежности, два полотенца и отправилась со мной в душевую. Боже, как она меня мыла! Более нежных прикосновений я не испытывала никогда. Особенно нежно она намывала мою пизду, сидя на корточках передо мной и буквально пожирая глазами мои прелести. Я тоже была с ней очень мила и расточительна на ласки. Наше совместное мытье закончилось эротическими объятиями и жарким поцелуем. Не меньшее удовольствие мне доставил процесс взаимного обтирания махровым полотенцем. Легкое поглаживание интимных мест с проникновением во внутрь вагины, неизбежные поцелуи всевозможных эрогенных зон – и вот мы уже опять готовы к соитию! Замерев в страстном поцелуе, мы вновь устремляли свои руки во влагалище друг друга и доводили себя до исступления. Постепенно ласкательные движения рукой достигли бешенного темпа и оставался открытым один вопрос – кто первым кончит? Т. к. мои чувства от переизбытка эмоций были притуплены, а силы уже на исходе, то первой достигла оргазма Сара Эммануиловна, издав затяжной стон. Осознание того, что это я доставила ей такое удовольствие и еще более страстное объятие с ее стороны довели и меня до такого же блаженства. Я уже не могла кричать, а только судорожно дергалась и сильнее обнимала свою партнершу. Все! Обе мы неимоверно устали.

Сара Эммануиловна оделась, отвела меня голую в свой кабинет, принесла нашу подсохшую одежду и помогла мне одеться, шаловливо пробегая пальчиками по моим грудям и засунув три пальца мне в пизду и напоследок помассировав там матку. Я с умоляющим взглядом отстранилась и страстно поцеловала ее в губы, пообещав регулярно посещать ее кабинет. Затем я с охапкой одежды пацанов отправилась в процедурную. Ребята все так же голые сидели на кушетке и, как и ранее, тихо беседовали. Завидев меня, они вскочили и принялись разбирать одежду, выискивая свою. Я с удовлетворением и ностальгией разглядывала юные, покрывшиеся первым пушком, писюны и упругие попки парней. Все-таки интересное приключение у нас получилось!

Ребята оделись. Мы попрощались с Сарой Эммануиловной и пошли в свой отряд. По пути, беседуя с ребятами, я старалась представить все случившееся как смешной эпизод из лагерной жизни, не придавать этому особого значения и не болтать. Пацаны смеялись и согласно кивали головой. Конечно, они не смогли удержаться и рассказали своим сверстникам, как их вожатая мыла им члены и ползала в раскорячку голая перед ними, как лихо я трясла голыми грудями и пиздой, как я кончала, какого цвета у меня гениталии и как обалденно пахли мои выделения. Два-три дня я была предметом повышенного внимания всего отряда. Затем постепенно моя история позабылась, другие события вышли на первый план в жизни ребят и все вошло в обычный ритм лагерной жизни.

Сару Эммануиловну я не забыла, придумала себе какую-то болезнь и регулярно, до окончания лагерного сезона, посещала медпункт. По возвращению в город мы продолжали встречаться у нее дома, но уже не так часто. Мое возвращение к гетеросексуальной жизни было не простым, с затяжной ломкой и переходным периодом, длившимся полгода. Сейчас у меня появился молодой человек и я живу как все. Но иногда меня посещают ностальгические воспоминания. Эх, повторить бы эти приключения еще хотя бы один раз! Все!

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки