Вот забавно девки пляшут

Вот забавно девки пляшут. Получил я тут рога, не напрягаясь от любящей жены. И пока не пойму, это сильно в минус, или стало удобней бодаться. Впрочем, по порядку. Семь лет брака. Жена красавица, третий номер лифчика, русые волосы, ну тут как покрасит, конечно, но по жизни русые. Глаза серые, мордашка миленькая. Фигура, сам бы ел. Готовить умеет, недостаток один, творческая личность. Сидит дома, вышивает, картинки малюет и продаёт всё через интернет. Впрочем, картинки миленькие, в русском стиле. Есть постоянные клиенты. Несколько кафе с русской кухней завешаны её вышивками в рамочках. Денег не особо, но муж добытчик, вполне семью кормит. Детей пока нет. Жене вот тока 25 исполнилось, нам всё пожить для себя хотелось.

Вот пожили, хожу и трусь рогами по потолку. И вроде как трах добротный. Два три раза в неделю. Ну, тут раз попал, так попал. Жена говорит, что она деревенская. Это конечно неправда. Она родилась в маленьком городке. В ярославской области. Дома деревянные в массе, в один этаж с огородами, но город. Потом она в Москву учится, приехала, на художника, ну и почти сразу за меня замуж. А тут поехала она к матери, на родину так сказать. На пару дней. Отец то давно помер, а тёща вот вполне живёт и здравствует, ей и 50ти ещё нет. Ну, поехала, не в первый раз. Обычно-то мы вдвоём ездим, а тут на работе завал, отпустил одну. Звонит через пару дней, мать приболела, останусь ещё на пару. Бывает, жизненная ситуация, а завал на работе неразгребаемый.

Прошло шесть дней, яйца зудят, пропущено уже два траха по расписанию, непривычно, впервые за 7 лет. Заскучал, а тут все на работе утряслось, жене позвонил, не доступна. Случилось что? Или телефон разрядился, занервничал, сел в машину, ехать всего 3 часа. К вечеру подъехал, сам открыл ворота во двор, загнал Галлопера. Захожу в дом, тёща на кухне, вид цветущий. Как здоровье спрашиваю? Да вот как-то совсем плохо было, а сегодня полегчало, а сама глазками шмыг-шмыг, Что за Краковская колбаса, думаю. У нас не особо тёплые отношения с тещёй сложились. Не понравилась ей, что дочка в Москву уехала, хотела, что бы под боком, где жила. Но открытых конфликтов у нас не было. Одни взгляды на два с полтиной. А Наташа где? Тык пройтись по воздуху пошла, насиделась со мной-то. И опять глазками шмыг-шмыг. Тут у меня как-то сердце ёкнуло. Пойду встречу говорю, и во двор. А тут калитка открылась и Наташа вошла. Выглядит как сытая кошка, что сметану слямзила. А меня увидела, и вроде как с лица немного спала.

Ой, Олежка, а что не позвонил? Я говорю, звонил. Она телефон из кармана куртки достала. Ой, батарейка села. Чем же она весь день занималась, что телефон не смотрела? Вошли в дом. Жена говорит, сейчас баньку истопим. Какая нахрен банька думаю. Тащу её в её же комнату. Куртку снимаю и на пол. Обнимаю, целую. Сначала вроде как пытается, отстранится, типа вот в баньку. Нахрен банька говорю, ты, что тут вагоны разгружала, а у самого стояк. Соскучился. Наташка тоже быстро заводная. Уже в засосе задыхается. Сорок секунд и уже пыхтим в койке. Член проскользнул в пещерку, только чавк раздалось. О как течёт, думаю, а потом уже и не до мыслей. Хотя нет, когда она мои 90 килограмм подбрасывать начала, при своих шестидесяти пяти, проскочила мысль, соскучилась тоже. Но я совсем конечно голову не растерял, постонал конечно громко, на весь дом, тёщу радуя. Вот какой муж у дочки.

Наташка тоже повизгивала, и когтями в плечи вцепилась. Но я учёный, рубашку снимать не стал, так что без травм. Но помню, что в писку низзя. В Попку не влезает, а в писку низзя, детишки будут. Наташка таблеток не пила, спираль не вставляла, здоровье берегла. Мы так договорились, в залётные дни только в рот. Уж если бог исхитрится и подсунет, какую яйцеклетку не в тот день, так значит, ребёнок будет. Бог дал. А сами пока время терпит, нарываться не будем. Вот птицей взлетаю над койкой и в привычное гнездо своего птенца и загоняю. Наташка уже ртом насадилась, минута две и уже глотает сметанку. Кайф. Я думаю, Наташка качественно сосёт. Сравнить не с чем. До неё у меня бабы были, но в рот никто не брал. Так что будем считать, что она лучше всех. Отдышались, полежали, поднимаю жену над кроватью, переворачиваю ко мне попой и кладу на себя. Любимая поза 69. Меня заводит её пиписка. Люблю поцеловать после секса. Вкус обалденный, впрочем, когда я туда кончаю, то не лижу. Вот розочка перед носом, тружусь уже я. Наташка то же там хрен полизывает. Сейчас мой герой восстанет, и по второму разу пойдём тёщу криком радовать.

Лижу, стараюсь. А в комнате светло, окно как раз на кровать направлено, и ещё на улице не темно, конец весны, темнеет поздно. Смотрю на задницу жены, и меня что-то напрягает. Обычно ягодка маленькая и невидная, а тут раскрыт ещё один бутон. Пригляделся, а там белеет что-то. А вкус у писки какой-то другой. А тут писка пукнула. Ну, бывает, накачал поршнем воздуху, вот выходит. Тело жены вздрогнуло и из открытой попки потёк тонкий белый ручеек. Блядь, сперма. Она стекает сейчас в пиздёнку, и я сейчас это лижу. Меня как током шибануло. Вскочил с кровати, Наташка в угол улетела на половик. Это что за хуйня кричу. Хватаю жену за длинный хвост волос и рывком затаскиваю в кровать. Засовываю ей палец в жопу, на всю длину и сую ей под нос. Обычно, такой эксперимент с пальцем заканчивается вляпованием в говно, ну если человек не мылся и клизму не ставил. Была у меня одна бабёнка, которая в жопу любила трахаться, давно, за пару лет до Наташки. Тык она пару раз себе клизму делала, прежде чем меня туда пускать. Потом орала, конечно, но балдела и даже кончала, елда у меня не маленькая. То-то больше никто меня в попу и не пускал.

Тык я палец из жопы под нос Наташке, а говна там нет, но сперма есть. Т. е подмылась и в жопу трахнулась. Я ей этим пальцем по губам, потом опять в жопу и по губам, несколько раз, уж не помню сколько. Все губы в сперме. Молчит, глаза выпучила. Кто кричу Блядь? Лёшка отвечает, и в слёзы. Угу, понял. Её первый. Одноклассник. Помню, как рассказала, отвечая на вопрос про её мужиков. Что была любовь в девятом классе, он её поматросил и бросил. По другим девкам пошёл, а она в Москву учится. Значит на старые дрожжи пошло. Толкнул Наташку в койку, прибил бы блядь, но на женщин рука не поднимается. Не приучен с измальства. Плюнул от злости на половик, натянул джинсы без трусов, свитер, рубашка и так на мне. Ноги в кроссовке и на улицу. Лёшка этот через три дома живет. В прошлые приезды ходили мимо, здоровались. Заскакиваю в калитку, он во дворе. Доходяга хилый, две лучины и морда скользкая. Бью под дых и с левой в скользкую морду. Он упал. А тут Наташка на мне и повисла. Не убивай кричит. Глянул на неё, в одном халатике, застегнуться не успела, сиськи в разные стороны, слезы из глаз, губы в сперме.

Тьфу, говорю, подавись, ноги моей не будет в этом доме. Ну, прям как Чацкий. Бегу обратно, забегаю в тёщин двор, теща в дверях. Отжал плечом. Взял свою куртку, там документы. Сумку с гостинцами брать не стал, пусть подавятся. Выскочил во двор. Наташку не видно, любовника отхаживает, усмехнулся я. Завожу Галлопер, застучал дизелёк, блин, ворота надо открыть. Открываю ворота, и тут, тряся голыми сиськами, вбегает Наташка. Оценив ситуацию, открывает заднюю дверь и забирается в практически пустой багажник. На двери защёлка, щёлкает её вниз. Открыть можно ключом, но ключ в замке зажигания. Наташка рыдает в голос, сжавшись в комок в багажнике. Более идиотской ситуации я себе представить не мог. Тащить её через заднее сиденье, на визг все соседи сбегутся? Хуй с ней, домой приедет, соберу её вещи и за дверь. Едем молча. Стараюсь, успокоится, Подмосковные дороги не то место, где можно ездить не внимательно. За 3 часа немного успокоился. Наташка в багажнике перестала всхлипывать. Когда к дому подъехал, открыл багажник, свернулась калачиком и спит. Даже жалко её стало, но переборол.

Раньше бы я её на руки взял и понёс домой, в кровать. Сейчас растолкал, застегнул пуговицы на халате, потом накинул свою куртку, весна, прохладно и за руку потащил домой. Она не сопротивлялась, не плакала, молча, шла. Зашли в квартиру, снял с неё кутку. Иди, одевайся и собирай вещи говорю. Пошла в спальню. А мне так жрать захотелось. У тёщи блинов не досталось, трахался как сумасшедший, а потом 6 часов за рулём и весь на нервах. Нашёл в холодильнике пельмени, сварил кастрюльку, съел. Захожу уже сытый в спальню, жена сидит, плачет. Да какая нахрен жена, блядина. Вещи собрала, спрашиваю. Тут она разрыдалась в голос. Рвёт на себе халат, выпуская на волю свой третий номер. Олежка, Олежка, не выгоняй. Я блядь, сука, но не смогу без тебя. Без тебя жизни нет. Я с собой что-нибудь сделаю и жить не буду. Накажи, делай, что хочешь, но не выгоняй. Ну да усмехнулся я, я теперь тебе ни в чём не верю. Я на всё способна кричит, смотри. Хватает зажигалку с тумбочки, зажигает огонёк и подносит к левому соску. Держит. Слёзы текут, пахнет палёным, держит. Я сразу не врубаюсь, да и злой ещё и, говорю, а вторую слабо? Она переносит огонёк уже к правому соску, и тут я замечаю, что и пальцы на зажигалки обожжены. Бью рукой по зажигалки, нехило задев и обожженный сосок. Зажигалка упала на прикроватный коврик и потухла. Ну, хоть пожара нет.

Накажи меня, Наташка смотрит мне в глаза. Шиза думаю. И правда покончит с собой ночью, не отследишь, связать что ли. Хватаю колготки из тумбочки, связываю руки. Ищу ещё одни, чем-бы ноги связать? Толкаю Наташку на кровать, она падает лицом вниз, голой жопой вверх. Накажи, накажи. Вынимаю из джинсов широкий, офицерский ремень, с армии ещё остался. Кулаком женщину не могу ударить, даже пощечину, никогда… А ремнём? Размахнулся и, без фанатизма втянул ремнём по пышной попе. Аууу, раздалось со стороны подушки. На попе осталась заметная красная полоса. Я втянул еще разок и разок. Полегчало. Бросил ремень, снял джинсы и рубашку и пошёл в душ. Почему-то весь мокрый от пота. Надорвался жену пороть? Помылся в удовольствие и нервы совсем улеглись. Захожу в спальню,

Наташка стоит на коленях на кровати. Я писать хочу, говорит. Развязал колготки на руках. Иди в душ. Ты меня простишь? Иди в душ, второй час ночи говорю, а сам думаю, ещё вены вскроет идиотка, и, добавляю, завтра разговор продолжим. Наташка встала с кровати, лицо её просветлело. Пошлёпала босиком в душ. Я посмотрел на простыню, большое желтоватое пятно, там, где она пиздёнкой елозила пока я её порол. Что-то я не понимаю в жизни, пронеслось в голове. Решил пойти спать на диван, но испугался, вдруг опять себя жарить будет зажигалкой, квартиру спалит. Перестели постель, сказал я, вернувшейся из душе Наташке. Она посмотрела на пятно, сняла простынь, матрас тоже помог. Однако. Наташка положила на пятно полотенце, сверху чистую простыню. Легли спать на сухое и чистое. Попытки подползти в кровати я отмёл. Повернулся к жене спиной и мгновенно уснул.

Утро было хмурым. Точнее настроение было хмурым. Встали вместе в 7 утра, мне на работу. Позавтракали молча. Наташка составила посуду в мойку. Олег ты меня простишь?

Рассказывай, говорю! Всё рассказывай! Как такое случилось?

Я встретила Лёшку в первый день, в магазин пошла и там пересеклись. Мне он показался таким несчастным. У него мать умерла неделю назад.

А твой Лёшка женат?

Развелся, говорит, не сошлись характерами.

А с тобой сошлись? Усмехнулся я.

Я знаю я блядь. Когда он позвал в гости зайти, я понимала, чем закончится, и хотела, но не думала, что ты узнаешь.

Ну, по крайней мере, честно призналась, опять усмехнулся я. На глазах Наташки навернулись слёзы. Ты же знаешь что он мой первый. Я люблю тебя, но что-то к нему осталось. Опять бабский бред про первого мужика, подумал я. А почему в жопу, задал я сакральный вопрос, не ожидая впрочем, ответа, но Наташка ответила. А он всегда хотел. Член у него маленький. Мы тогда, раньше, до тебя, то есть, даже пробовали, но мне больно даже маленьким было. А тут он вставил в пизду, а его не чувствую, привыкла к твоему большому елдаку. Да и боязно было. Залётные дни. Ну, я и предложила. А мылись где, клизмы ставили где? Я знал, что водопровода у них в домах нет. С колонки воду носят. Да никаких клизм в первый раз, ну перепачкались немного. Потом, в следующие дни, я уже клизму делала и подмывалась, у себя дома. А потом к нему шла, продолжил рассказ я, почувствовав вдруг, как мой член начинает, бугрит джинсы. Ну, тебе хоть понравилось, в жопу-то спросил я? Да сказала Наташка, которая тоже увидела бугор рвуший молнию на ширинке. Вдруг она упала на колени на пол, обхватила руками меня за ноги, упёрлась лбом в стоячий член и стала причитать. Накажи меня ещё как хочешь, еби в жопу, только не выгоняй. И тут у меня в голове что-то щёлкнуло. Подумал рога рогами, он и до меня её ебал, так что ситуация мало как изменилась. А баба у меня припизднутая. Наказать говоришь, это мы можем.

Ложись на кровать лицом вниз. Стой, сходи, пописай, подмойся и потом на кровать. Пока жена ходила в душ, я позвонил начальнику, застал ещё дома. Сказал, приболел, что со мной бывает крайне редко, и попросил пять отгулов, накопленных за период аврала на работе. Ситуация там сейчас спокойная, практически делать нечего, нет проблем говорит, лечись. Тут вернулась Наташка, которая застала часть разговора про отгулы. Молча, легла на кровать, выставив бесстыдную жопу вверх. Полотенце подстели, говорю. Встала, подошла к шкафу, взяла большое полотенце, из тех, что поплоше, постелила на простыню, и легла. Ой, протечёт полотенце, хиленькое подумал я. Принёс из коридора, из хозяйственного шкафа достаточно толстый шнур. Порезал на 4 куска и начал связывать жену. Каждую руку, по отдельности, к передним ножкам кровати, левую к левой, правая к правой, пропустив верёвки через решётку кровати. Точно так же привязал и ноги. Жена оказалась распятой как лягушка, с раздвинутыми руками и ногами, сверкая пиздёнкой, из которой уже что-то начало сочится, и бесстыдной жопой. Следов вчерашней порки не было. Я почувствовал, что это действо меня возбудило ещё сильнее.

Полежи пока, я скоро приду, сказал я распятой женщине. Наташка дёрнулась, но куда там, я постарался, привязал крепко.

Я вышел из квартиры, потом на улицу. Через квартал, помню, был секс шоп. Заходили с Наташкой как-то, ничего не купили, но возбудились и пошли домой трахаться.

В магазине я подобрал пару плёток, точнее, плётку, и что-то напоминающее мухобойку. Не знаю, как называется, резинка не резинка, на палке. Думаю по попе врезать, то, что надо. Увидел на витрине кучу разных наручников и «наножников» с кожаными широкими браслетами. Зачем говорю такие широкие. Я привык по фильмам, что наручники узкие стальные. Что бы не поранился нижний, сказала продавщица, а то дёрнется, и взглядом показала на купленный мной хлыст. Ага. Купил и для рук и для ног, с цепочками и карабинами. Красивые говорю. Купил анальную смазку, и тут увидел такое, что сразу понял, сюрприз. Уточнил что куда и как, дороговато, но купил. Что не купишь для любимой женщине, вроде как шутку для продавщицы высказал. Но поймал себя на том, что назвал блядь жену, любимой женщиной. Но наверно так оно и есть. Любовь не грипп, за неделю не пройдёт. Вернулся домой. Лежит краля кверху голым задом. Я стал её развязывать. Она подняла голову и из глаз потекли слёзы. Наверно решила, что я решил не наказывать её, а просто выгоню. Мне стало её дико жалко. Не боись говорю, сейчас выпорю.

Я за инструментом ходил, и показал ей наручники. Развязал. Беги ещё писай и пулей назад. Шустро, однако, шлёп-шлёп до туалета и шлёп-шлёп обратно. Дверь не закрывала, и, судя по шуму ручейка, писала много. Со страху подумал я, и начал пристёгивать наручники. Возился долго, подгонял длину цепей, карабины. Всё это время Наташка лежала кверху жопой на кровати, не шевелясь, расставив ноги и руки. Так же как лежала связанной, а я наблюдал, как из пиздёнки капает. Ситуация начала возбуждать и меня. Пристегнул руки и ноги, в рот вставил шарик с ремешком, застёгивающимся на затылке. Продавщица присоветовала. Что бы губы не покусала, да и орать громко не сможет. Инструмент это то, что отличает человека от животного, подумал я, наблюдая результаты своих усилий. Взял сначала хлыст. И, опять-таки без фанатизма втянул им по жопе. Ухм… раздался, как мне показалось удивлённый стон жены. Продолжим, решил я, и начал махать приспособлением. Судя по стонам, попыткам вырвать руки и ноги из креплений, кнут бил больно. На попе стали провялятся заметные следы. Пороть до крови я не хотел, и взял в руки мухобойку.

Шлёп, красный след, примерно как от широкого ремня и визг со стороны подушки, приглушенный шариком кляпом. То, что надо подумал я и сал бить посильней. Ну не со всей дури, так я и инструмент сломаю, но сильно. Наташка юлила задом, визжала поросёнком, но я был непреклонен. Потом сам процесс, с красной от ударов жопой, скованной женщиной и фонтанирующей уже пиздой, меня сильно возбудил. Увидев, сколько натекло на полотенце, я понял, что Наташка наверно кончила, и возможно ни один раз. Красиво девки пляшут, подумал я. Это что же за наказание такое. И, от души, втянул по пиздёнке, прямо по надутым мокрым губкам, вызвав хриплый рык со стороны подушки. Я снял джинсы и трусы, подошёл к изголовью кровати, отстегнул карабины от наручников. Наташка приподнялась на руках и повернула лицо ко мне. Всё лицо было в подтёках туши.

Я сел на край кровати и отстегнул обслюнявленный шарик. За волосы подтянул голову Наташки к своему паху, и насадил уже открытый рот, на свой стоящий колом член. Устроился поудобней и, так же за волосы стал двигать послушной головой, насаживая её так, что член доставал до гланд. Никогда такого не делал. Однако забавно. Так значит раз, два, три, начала давиться, пусть вздохнёт и ещё раз, два, три. Это было приятно, это заводило ещё больше, и прибавляло энергии члену, который как буд-то стал ещё толще. Вид красной выпоротой жопы жены, то же работал на общее дело. Но хорошее не может быть бесконечным. В конце концов, я кончил прямо в горло, вызвав рвотные судороги в том же горле, которые ещё подстегнули мой оргазм. Но вроде попал в то горло и жена не захлебнулась. Надо же, ни капли не потеряла, всё съела, удивился я.

Отстегнул ноги жены от кровати. Иди в душ. Делай клизму, мойся и сюда. Будет сюрприз. Мне показалось, что она посмотрела на меня с испугом, наверно за жопу боится, проскочила похабная мысль. Но опять-таки шустро, несмотря на выпоротость и кончины, Наташка побежала в душ. Её не было достаточно долго. Чего так долго спрашиваю, когда она вернулась в спальню. Три клизмы, что бы чисто. Подготовилась, опытная… пришла мысль, и я расстроился, но быстро взял себя в руки и достал сюрприз. Вот показываю, сюда стержень, самый маленький, смазываешь этим, показываю тюбик, большой пока рано. Запираю пояс верности, самый маленький фаллос, из набора вставлен в жопу. Там и для пиздёнки есть в зипе. Но пока хватит и в жопу. Захочешь по большому скажешь. Теперь так, ты неделю мне изменяла? Я буду неделю тебя пороть, как сегодня. Пояс будешь снимать только для порки.

И ты меня простишь, тихо спросила Наташка? Посмотрим на твоё поведение, ответил я. Иди, готовь обед, устал и есть хочу.

Как и обещал, порол неделю. Всю неделю дома. С утра снимаю пояс, идёт в туалет в ванну, клизму делает, подмывается, и снова пояс. Через пару дней потолще вставку, еще через два, уже достаточно большую. Весь день ходит в поясе. Вечером отстёгиваю пояс, распинаю жену на кровати и порю. Потом ебу в рот. Отправляю в ванну, запретив закрывать дверь, что бы писку не трогала. Чистит зубы, моется. Надеваю пояс, и ложимся спать. Обычно Наташка ещё кровать перестилает. Никакое полотенце не помогает, всё промокает до матраса. Скоро матрас менять придётся, жёлтое пятно в полматраса. Может клеенку, какую надо стелить? Сам процесс порки мне сал нравится. Вроде физкультуры. Помахал руками, возбудился, в рот разрядился.

Наташка терпит и молчит. Орет, конечно, через кляп, пока я её по жопе охаживаю, но потом ни словом, ни жестом. Ну, порют её, заслужила. На жопе уже и следы стали оставаться. Я тут с плёткой в раж вошёл, до крови пару раз стеганул. Вопли те ещё были, и фонтан из пизды, и Наташка так яростно в хуй всосалась, что я чуть ли не моментально кончил. Так что больше до крови не порол, по мне, длительный минет слаще. Так размеренно прошла неделя. На восьмой день, Наташка ни слова, ни говоря, пошла в ванну, делать клизмы. Потом привычно намазала дырку смазкой. Я прикрутил самый уже большой анальный фаллос из набора, вставил, застегнул пояс. Наташка пошла, варить борщ. Борщи у неё вкусные. Вечером ни слова не сказав, после того как я снял с неё пояс пошла в душ, пришла, и легла на кровать лицом вниз раздвинув ноги. Я по привычному уже ритуалу, пристегнул ей руки и ноги к кровати. Постоял, посмотрел на выпяченную жопу и привычно намокающую пиздёнку.

Шлёпнул достаточно сильно пару раз по ягодицам «мухобойкой» и раз пять сильно по пиздёнке. Наташка завыла. И сразу не врубилась в то, что происходит, когда я обильно смазав член, приставил его к уже привыкшей к фаллосу пояса попке, достаточно резко вошёл в анал. Йёёё, заверещало у подушки. Я продолжил. Кончил достаточно быстро. Сказалось длительное возбуждение. Весь день представлял себе, как буду ебать Наташку в жопу. Вышел на кухню, выкурил сигарету, что тоже происходит крайне редко, я стараюсь не курить. Попил водички. Потом вернулся в спальню. Взял мухобойку и ещё разок прошёлся по ягодицам и пиздёнке. Наташка дёргалась и верещала. Член восстал. Подложил под живот Наташки подушку, чуть удлинив цепи «наножников», жопа приподнялась над уровнем кровати бесстыдно пялясь двумя дырками в потолок. Вот вроде так удобней будет, подумал я и начал не спеша трахать анал. На этот раз процесс радовал, жена стонала и взвизгивала, ручонки в наручниках пытались рвать когтями простыню. Ну, вот и по второму разу залил кишки спермой.

Я отстегнул жену и погнал в ванную. Поскакала враскорячку. Ага, тебе не с Лёшкой трахаться. Прибежала из душа минут через пять. Напялил на неё пояс без фаллоса.

Ты меня простил, спрашивает. Почти отвечаю. И коротко ответил на робкий поцелуй в губы. Всё красотка, спать.

Такой режим продолжался с неделю. Только что спала она в поясе без фаллоса, потом, пока я на работе, весь день в поясе с фаллосом, потом вечером, пристёгиваю, без фанатизма шлёпаю по пиздёнкие и ягодицам, и пару раз ебу в жопу. Вроде бы жизнь наладилась, решил я, и в следующий вечер не стал пристёгивать жену к кровати. Она привычно легла, расставив ноги, я лёг рядом, развернул к себе и поцеловал в подставленные губы. Такого дикого траха, как был в эту ночь, я не упомню за все 7 лет семейный жизни. Ебались во все дырки, до трясучки. Часа в три заснули утомлённые. В пять я проснулся, показалось, матрас трясётся. Уже светло в комнате, а Наташка скинув одеяло, дрочит клитор. Последние пару недель пояс мешал, понятно. Я сразу возбудился, вскочил на неё и повторил ночные подвиги. Но подумал, пояс на ночь придётся надевать. На работе двигался сонной мухой. Я совсем перестал пороть жену, но у нас получился настоящий медовый месяц, причём явно горячее, чем тот, первый. Забавно, но Наташка явно похорошела. Похудела телом, наверно каждодневные клизмы способствовали. Систематический секс к тому же. Сиськи же не похудели, а вызывающе торчали. Частое возбуждение заставляло соски периодически твердеть. Да и я почувствовал прилив сил. Физическая активность и тот же секс. Такой впечатление, что ты не болел, а был на курорте, сказал начальник, когда я вышел на работу.

На этом можно было бы поставить точку в этом грустном повествовании, вроде бы закончившимся хеппи-эндом. Но жизнь, продолжа вносить свои коррективы. Через пару месяцев всё как-то успокоилось. Секс опять стал обычным. Я подумывал, не начать ли пороть жену в виде профилактики. Но рука, после второго месяца хорошего секса, не поднималась, пороть то не за что. Смотрю и Наташка как-то скисал, виду не показывала, но скисла. Отпустил к матери на денёк, надев

пояс верности без фаллоса. Не протестовала, но я уже предполагал какой будет финал. Ну что насосалась, спросил я, как только она вошла в квартиру, вернувшись от матери, где прогостила пару дней. Да, смотря мне в глаза бесстыжими зенками, сказала Наташка. Ну, иди в ванную, чисть зубы, делай клизму, скомандовал я. Обычный сценарий, распял, до крови выпорол, трахнул и в жопу, и в рот. Повторил на следующий вечер и бонусом получил пару недель яркого секса. Потом заметил, что Наташка опять скисает, сказал ей об этом. А ты отпусти меня на недельку к маме без пояса, вроде как пошутила она. Я, конечно, наказал её, без фанатизма, за блядские мысли, но сам задумался. Делиться с кем-то женой, даже со старым её ебарем не хотелось. Но Наташка малость пизданутая. Очевидно, сам факт измены её очень возбуждает, это как адреналиновый наркоман. Риск быть застуканной её пьянит, да плюс к этому она хочет быть наказанной и получает оргазмы от порки. Вот влип-то. Полазил по форумам в интернете, бред сплошной. Прочитал пяток дурацких порно рассказов, и вот один натолкнул, на относительно безопасный вариант.

Как-то в субботу все детали плана сложились у меня в голове. Наташка ты опять скисла, сверкнула глазами и покорно кивнула головой. Всё правильно я подметил, уже опыт пришёл. Говорю, знаю, как можно помочь горю, согласна меня слушаться. Наташка опять закивала головой. Нет, ты скажи громко. Я буду тебя во всём слушать и не перечить.

Я буду тебя во всём слушать и не перечить, сегодня, сказала Наташа.

Сука, какая подумал я, и тут без выебона не может. Хорошо говорю, идём в кино.

Нет, юбку одень, увидев как потянулась она за джинсами, вот эту кофточку на пуговичках, и без бюстгальтера. Сегодня тепло. Так соски просвечивают, возразила Наташа.

Ты меня сегодня слушаешь во всём, напомнил я.

Вышли, красота, мужики оглядываются. Грудь и так торчком во весь третий номер, а тут и соски, не то что бы видно, но явно намечаются, затвердели наверно. Не удивлюсь, если она уже потекла. Увидев аптеку, сказал Наташе, подожди тут, я быстро и зашёл. Купил антисептический лубрикант, и, на всякий случай, мирамистин. И то и то в спреях. Дорого, однако. Зашли в кинотеатр, купили билеты. До сеанса минут 10. Говорю Наташке, походи, покрасуйся, постреляй глазками. Выбери кого помоложе, вдруг кто понравится. Она меня сегодня слушается. Пошла. Сиськи выпятила. Смотрю по залу, впечатления, что у мужской половины зрителей стало тесно в штанах. Через 5 минут подходит. Ну и кто тебе нравится. Тот, тот и тот. Один вроде бы с бабой, двое, похоже, по одному. Ждём звонка. Первый, даю ей в руки миромистин и лубрикант. Иди в туалет. Снимаешь трусы, говорю, брызгаешь сначала мирамистином, потом лубрикантом. Мажешь лубрикантом, пару раз брызнуть и пальцем там размазать. Трусы в сумку.

У Наташки глаза по полтиннику. А попу мазать, подъебнула вроде как. Как хочешь, говорю. Ушла в туалет. Вернулась, щеки горят. Уже три звонка и кино началось. Зашли в зал, поднимамеся на верхние ряды. Заметил в ряду одного из понравившихся парней. Народа мало, сидит почти на самом верхнем ряду. Наклоняюсь к уху Наташки и шепчу. Вон видишь твой герой. Целоваться нельзя, трахаться нельзя, минет нельзя. Лапать можно, ему дрочить можно, потом руки помоешь. Я буду на следующем ряду сверху.

Но как? Зашипела шёпотом Наташка. Сядешь рядом, юбку задерёшь, сдвинешь его руку на своё колено. Я за ним наблюдал, он на тебя запал. Пошла. А я на следующий, ряд, сиденья за два до них, под удобным углом наблюдения. Фильм идёт, слышу завозились. Быстро сообразил, однако. Вижу, Наташка откинулась на кресле и одну ногу аж на перила закинула. Угу, удобный доступ. Постанывает тихо, но страстно. Темпераментная у меня женщина.

Потом парень целоваться полез, она голову отвернула, ногу опустила. Чуть к нему повернулась. Ширинку расстёгивает, решил я. Слышу, и он постанывать начал. Потом они ровно в креслах сели, головы закинули. Стонов не слышно, но явно заняты. Наверно гладят друг друга, оба кончили. Когда зажёгся свет, я быстро подхватил Наташку под удивлённый взгляд парня. Как прошло, спрашиваю. Блеск, говорит Наташка, вот не ожидала от тебя такой подлянки… специально для bеstwеаpоn.ru А что, оргазма не было?

Было два. Тогда иди руки помой, и на рукаве сперма. Заодно мирамистином в писку брызни. Кто знает, моет он руки или нет. Пришли домой. Повод есть, распял жену, выпорол, в основном по писке, попа не грешила. Потом отрахал в жопу и в рот. На следующий вечер повторил. Потом пару недель ярких сексуальных отношений. Как почувствовал что скисает, опять в кино. Наташка попривыкла, стала со мной советоваться, кого лучше выбрать. Я советовал не особо крупных и молодых особей. Крупный, если что и мне пизды вломить может, а оно мне надо? Пару недель назад, Наташка вообще между двух, чуть ли не подростков вклинилась. Подсела к одному, пошептала на ушко, он пересел на её место, А она в серединку между ними. Так один стал писку гладить, второй кофту расстегнул, соски сжимал, гладил, а потом целовать начал. Наташка так расстоналась, что прибежала тётка с фонариком и их выгнала. Я еле успел перехватить их уже на улице. Парнишки подхватив расхристанную Наташку, ташили ей куда-то в переулок. Я отпихнул малолеток, и подхватил жену под руку. Твоя блядь что ли, залупился одни малолеток. Моя подтвердил я. И потащил Наташку к метро.

Парни точно просчитали весовые категории, и сгинули. Дома я приковал ещё осоловевшую от ласк жену сиськами вверх, и выпорол. Досталось и пиздёнке и наблудившим сиськам. В один кинотеатр дважды мы не ходили, не хватало завести постоянных фанатов. Вчера, во время очередного блядства, я решил сам поучаствовать. Услышав, как Наташа начала стонать, я подсел к ней с другой стороны. Я присоединюсь, сказал, повернул голову Наташки, и стал её целовать. Она практически легла мне на колени, раскинув ноги так, как позволил проход между сиденьями. Парень обслуживал рукой её пиздёнку. Я расстегнул блузку, и стал гладить и щипать её грудь. Моя рука столкнулась с рукой соседа, и мы, не сговариваясь, поделили, левая грудь и губы мои, пизда и правая грудь, соседа. Наташка кончила пару раз, уселась поудобней, и до конца фильма дрочила на херы. Не кончил, но приятно. Когда зажёгся свет, парень увидел как Наташка, застегнув блузку, уцепилась за меня, и в раскоряку следует за мной по проходу, и заржал. Наш человек.

Выйдя из кинотеатра, я затащил Наташку в тёмный угол, и трахнул её стоя. Скользкая от кончин и лубриканта пиздёнка меня приняла с вдохновением. Потом Наташка встала там же на колени, чуть ли не в лужу, и так яростно начала сосать, что я снова возбудился и снова мощно кончил ей в рот. Пороть жену вечером я не стал.

Я понимал, что достиг какого-то шаткого равновесия. Но бесконечно так продолжаться не могло. Самое правильное решение, сделать ей ребёнка, потом второго и будет не до глупостей. Или не будет? Сейчас я ещё молод, член стоит. Лет 5 или 6 это продолжится, и что потом. Я сейчас имею искрометный секс с женщиной, с которой не соскучишься. Она понимает, что я на крючке. Что не выгоню её за то, что она может натворить. Ну, выпорю, а она от порки кончает. Киношные забавы пока действуют, а что дальше. Делить свою жену с кем-то я не хочу, даже с Лёхой, хотя он уже знакомое зло. Мысль случайно «потерять» ключ от пояса верности, так что бы Наташка нашла и дать Наташке сбежать на недельку к «больной» матери, меня возбуждала. Отпустить, приехать как тогда без предупреждения, набить Лешке морду. В кровь выпороть жену и получить ещё один медовый месяц. Но в таком плане были и подводные рифы. Мало того что Наташка догадается откуда ветер дует. С теперешней разъёбанной жопой, она может и не понравится Лешке, или она его хренок не почувствует. А я не уверен, что знаю всё о её сексуальных похождениях до её приезда в Москву. Мы с ней трахнулись практически на второй встрече, очень страстно, и она не жаловалась, что моя елда для неё велика. Для попы да, а в пиздёнку влетала со свистом. Наташка наверняка всё мне не рассказывала. Только по минимуму. Не забудь она тогда зарядить телефон, я так бы ничего и не знал. Кто знает, вдруг ещё пару ебарей и с большой елдой, уже были с ней знакомы в её боевые школьные годы? А ведь бывает и хуй длинше, и кошелёк толще.

Риск есть, надо прикинуть варианты. Отпуск через два месяца. За пару недель до отпуска, провернуть афёру с тещой и ключом. Неделю пороть жену в кровь, и заявится на турецкий пляж в компании, со сверкающий поротой жопой на пляже, женой. Эта мысль меня заводила, причём, я точно знал, что хождение с поротой жопой по пляжу будет сильно заводить и Наташку. А на курорте, в порыве страсти, можно будет и залететь. Дети любви красивы. Ну, доживём до сентября, отпуск с двадцать пятого.