шлюхи Екатеринбурга

В тишине

«В тишине»

Женя не могла уснуть – сказывалось напряжение последних дней, из-за которого нарушился сон.

Девушка сама не понимала, почему после жестокого предательства обожаемого мужа уехала не в дом к родителям, а рванула к своему близнецу Косте в Москву. В тот момент, когда она увидела в их спальне Илью, на котором скакала какая-то крашенная белобрысая блядь, Женя от шока на некоторое время потеряла способность здраво рассуждать.

Да чего уж там… она просто вообще ни о чем не думала, на деревянных ногах покидая место, которое когда-то было центром ее Рая, а теперь осквернено изменой. Девушка сомневалась, что предатель – муж и его любовница заметили ее появление, слишком увлеклись друг другом. Ей было все равно. На автопилоте она купила билет на ближайший рейс и почти сразу же села на вылетающий в Москву самолет. Пять лет любви, четыре года семейной жизни оказались перечеркнуты в одно мгновение.

Костя забрал ее из аэропорта и отвез к себе. Она не помнила, как они ехали, о чем говорили в дороге. Первым проблеском в темноте беспамятства осталась ее истерика, когда она плакала и смеялась одновременно, уткнувшись в плечо брата, который после этого напоил ее таблетками и уложил спать, сам просидев рядом с ней до утра.

С тех пор прошло четыре дня. Илья пытался звонить, но девушка не отвечала. Ей хотелось забыть о человеке, разбившем ее сердце, укравшем четверть жизни.

Но проклятая память в самые неожиданные моменты подкидывала воспоминания о том, как они были счастливы. И это лишало сна.

Надо было подавать на развод, но Женя просто не могла заставить себя заняться чем-то, связанным с Ильей.

— Ты опять не спишь, сестренка. — Костя заглянул в залитую лунным светом комнату и увидел, что она стоит у окна. – Может, дать таблетку?

Он искренне переживал за сестру. Им обоим было по двадцать два года, но, в отличие от него, Женя влюбилась уже в семнадцать и вышла замуж через месяц после совершеннолетия. Илья был для нее был первым и единственным мужчиной, ее солнцем в небе. И сейчас парень не знал, как она переживет предательство.

У Кости просто сердце разрывалось, когда он видел, как сестра превращается в тень самой себя. С детства он защищал ее от всех угроз мира, но сейчас чувствовал себя бессильным. Нет, он мог даже убить ублюдка, сломавшего ей жизнь, но это не могло залечить нанесенных ее душе ран. К сожалению.

— Не надо, — ее голос звучал чуть хрипло, будто она боролась с рыданиями. – Просто посиди со мной, пожалуйста. — Она быстро и грациозно преодолела разделяющее их расстояние и обняла, пряча лицо у него на груди.

Они были очень похожи друг на друга – черные волосы, белая кожа, правильные европейские черты лица, голубые глаза. Близнецы казались мужской и женской версией одного существа. Костя был повыше сестры на семь сантиметров – его рост составлял метр семьдесят девять.

Парень погладил ее по волосам, а потом неожиданно немного отстранил от себя и легко подхватил на руки.

— Кость, что ты делаешь? – взвизгнула удивленная девушка.

— Несу тебя в кровать, — даже не задумываясь о том, как двусмысленно звучат его слова, отозвался он.

А вот Женя неожиданно осознала, что ее держит на руках мужчина и на них вскладчину надето – ее тоненькая шелковая ночнушка, его боксеры и майка. Она же даже без трусиков.

Девушка не думала о том, что близнец как-то воспользуется их положением, но сама мысль о чем-то подобном отозвалась в ней неожиданным всплеском желания. У нее уже пять дней не было секса, а жизнь с мужем приучила ее к тому, что она каждую ночь получала удовлетворение.

До этого Женя никогда не помышляла о брате в таком ключе. Но сейчас, когда он положил ее в кровать и сел рядом, без слов гладя по голове, девушка увидела в нем именно мужчину. Его мускулистые, но не перекачанные до уродства, сильные руки, нежно касающиеся ее волос, стройное тело, красивые глаза, которые так походят на ее собственные и так же обрамлены пушистыми ресницами, за обладание которыми немало бы женщин продали бы дьяволу не только душу, но и всех подруг.

— Обними меня, — тихо попросила она, не собираясь заходить далеко. Вообще не планировала ничего намеренно, старательно гоня возникающие в голове отблески неприличных образов. Просто пусть он останется рядом и обнимет, как брат сестру, ведь в этом нет ничего плохого, правда?

Костя без возражений улегся и накрыл их пледом. Женя тут же прижалась к нему, ощущая твердость его мускулов. Парень регулярно тренировался, поддерживая себя в форме. Она, впрочем, тоже следила за собой – каждый день четырехкилометровая пробежка, сотня приседаний и небольшой разминочный комплекс с гантелями, даже когда жизнь рассыпается на части и не знаешь, как ее собрать снова.

Девушка немного отстранилась и провела пальцами по его груди, потом поверх майки по животу, задерживаясь на каждом небольшом аккуратном кубике. В темноте, рассеиваемой только лунным светом, она видела, как сверкают глаза брата. Думать не хотелось. С ним рядом было так спокойно и хорошо, будто в детстве, когда она еще не знала ничего о том, что самый близкий человек может предать.

Ее пальцы протанцевали по его животу, а потом она сунула руку ему под майку, с удовольствием ощущая прикосновение нежной кожи. Костя немного дернулся, и она пояснила:

— Пальцы замерзли, — они оба чувствовали, что это не совсем правда, но ничего больше не сказали. Будто слова могли разрушить соединяющее их незримое волшебство. Ни ему, ни ей не хотелось прерывать эту почти невинную ласку.

Женя провела рукой по животу брата, слыша, как у него сбилось дыхание. Поиграла пальцами с его пупком, коснулась начинающейся чуть ниже него аккуратной узкой полоски подстриженных волос. Ей всегда нравилось, когда парень брил пах, сохраняя «блядскую дорожку». Она никогда не говорила с Костей об этом, но, видимо, вкусы близнецов совпадали даже в таких мелочах.

Скользнув пальцами чуть ниже пупка по волосяной дорожке, ее рука наткнулась на затвердевший член.

На миг девушка замерла, впервые ясно осознавая, что ведет себя сейчас с близнецом не как сестра с братом, а как женщина, жаждущая мужчину. И у этого мужчины стоит на родную сестренку. Но, неожиданно для самой себя, она не отстранилась, а наоборот, сквозь трусы обхватила ладонью вершину его вставшего органа.

Костя лежал неподвижно, предоставив ей самой решать, как далеко она готова зайти. Но его тело реагировало на каждое ее прикосновение.

Сестра всегда нравилась ему больше, чем дозволено брату. Но именно поэтому он никогда не подглядывал за ней. По принципу – от искушения держись подальше, и оно тебя не победит. Но сейчас Женя сама проявила инициативу, и парень был не готов оттолкнуть ее, особенно, когда она в таком состоянии.

Сестра сдвинула боксеры близнеца, выпуская член на свободу, и погладила его, чувствуя, как он вздрагивает от нежной ласки. Ее собственное лоно увлажнилось в предвкушении, а грудь напряглась, жаждя мужского внимания.

Девушка не стала долго размышлять о том, что делает, полностью поддавшись сексуальному порыву и поднявшись, нажала на бедро брата, заставляя лечь на спину ровно, после чего склонилась над пахом, впервые прикасаясь к его члену языком. Солоноватый привкус смазки, который она так любила, заставил ее вздохнуть от удовольствия.

Ствол у близнеца был прямой, в отличие от Ильи, у которого он заметно изгибался вправо, но размерами они были похожи – семнадцать-восемнадцать сантиметров в длину и примерно пять в ширину.

Женя вобрала член в рот полностью – помогла долгая практика на муже. И ощутила руку брата, ласкающую ее грудь.

Ее минет заставил парня стонать от удовольствия – она действительно умела и любила сосать. Но ей хотелось большего – почувствовав, что его яички поджимаются, свидетельствуя, что возбуждение близится к пику, девушка отстранилась, приподняла ночнушку и насадилась на член брата разгоряченным лоном.

Руки Кости тут же оказались на ее бедрах, немного приподняли ее, чтобы было удобнее, и он начал двигаться, то полностью вгоняя в нее ствол по самые яйца, то отстраняясь, чтобы тут же вернуться вновь.

Шумное дыхание и легкие стоны неожиданных любовников наполнили ночь, разбивая тишину. Девушка склонилась к брату и тот тут же впился в ее губы неожиданно жестким, но таким возбуждающим поцелуем.

Через несколько минут, когда Женя уже извивалась всем телом, ощущая, как член брата входит в ее тело и предчувствуя первый оргазм, Костя неожиданно остановился и тихо прошептал:

— Давай переменим позицию.

Поставив ее на четвереньки, он быстро ворвался в ее сладкое лоно, одновременно пальцами правой руки нащупав клитор. И девушка уткнулась в подушку, кусая ее, чтобы заглушить крик от сотрясающего тело оргазма.

Она насаживалась на его хуй, подмахивая каждому движению, по опыту зная, что скоро опять достигнет вершины.

Запустив руку между ног, сестра нащупала мошонку брата, уже полностью подтянувшуюся к твердому стволу, таранящему ее лоно, и начала ее ласкать. Костя не оставался в долгу, продолжая массировать ей клитор.

— Кончи внутрь, у меня спираль, — выдохнула девушка между стонами и тут же снова содрогнулась от нового оргазма. Брат последовал за ней, и она почувствовала, как он со стоном прижался к ее телу, войдя в нее по самые яйца. Его член бился внутри лона, изливая семя.

Спустя минуты полторы Костя вытащил из нее свой еще остающийся твердым ствол, и она упала на кровать. Брат лег рядом с ней и обнял. Она прижалась к нему спиной, ощущая, как его сперма понемногу стекает по ее половым губам.

Они не сказали ни единого слова, просто не зная, что такого можно сказать, чтобы не было обоим мучительно неловко. Оба прекрасно знали, что такое недопустимо, что они ближайшие родственники и все это табу, а для нее Костя вообще второй парень в жизни.

Тишина была спасением для них, в ней они были вдвоем, и она не разрушала только что сотворенное ими взаимное наслаждение.

Так и не сумев понять, что тут можно сказать и как ко всему этому относиться, Женя сама не заметила, как уснула. А вслед за ней уснул и ее близнец, тоже отложивший на утро все выяснения.