шлюхи Екатеринбурга

В бане с дочерью (1 часть)

    Я наконец закончил строительство своей собственной бани.

Баня получилась замечательная! Хоть и не слишком большая, но для нашей небольшой семьи – самое то! Предбанник, в нём же раздевалка, как и моечная, в ней же парная — обшил липовой вагонкой, поэтому дух там стоял неописуемо чудесный… лесной даже!

В предбаннике я смонтировал 2 самодельных, мягких кресла, на которые можно присесть, отвалиться и расслабиться. Между креслами установил небольшой раскладной столик, а в углу сверху смонтировал мини-музыкальный центр.

Топка – со стороны предбанника, а саму печь установил в бане. Недалеко от печи – полка из липовых же досок, на которой можно полежать и попариться. Ещё одну полку ниже — делать не стал, как и лесенку, из-за экономии места, установив над полом лишь небольшой приступок на ширину ступни, чтобы влезать было удобнеё.

После окончания строительства, мы пригласили нашу дочь Юлю оценить комфорт нового строения. Собрав белье и прихватив с собой немного пива, мы с женой Ларисой впервые отправились на помывку.

    Лариса разделась и побыстрее нырнула в баню – так ей не терпелось окунуться в эту благодать. Я – следом!

Мне уже 52, но выгляжу я, думаю, неплохо т.к. пивного брюха ещё не отъел!

Лариса в свои 54 выглядит, я бы сказал, солидно и возбуждающе! Её длинные, белокурые волосы красиво ложатся на покатые плечи, грудь 3-го стандартного размера уже, конечно, немного отвисла, но покачивается при ходьбе классно!

Добавлю к этой картине её чуть выпуклый животик и внушительную попу, на которую частенько пялятся чужие мужики – и картина маслом готова!

Но мужикам-то, только и можно, что пялиться на её привлекательную фигуру в одежде!

Я же любовался на её нагое тело; раскачивающиеся, при помывке, груди с крупными вишенками сосков; кустистый холмик волос, скромно прикрывающий её опытную писю – прямо здесь и сейчас!

Засмотревшись на такое богатство, я и сам не заметил, как мой питон начал расправляться и набирать высоту!..

— Ну вот!.. Начинается! – увидев, засмеялась Лариса. – Опять тебе чего-то хочется – хоть в баню вместе не ходи!

— Ну а я-то тут при чём? – сделал я круглые глаза. – Это всё он! – кивнул я вниз.

— Ну да, ОН! – согласилась жена. — Покоя тебе нет от твоего дружка!

— Та-ак… — протянула она — Мы сюда мыться пришли? – сняла она улыбку с лица. — Мыться! Вот и оставь эти похотливые мысли до ночи…

Ну вот такая у меня супруга строгая! Что тут поделаешь? Всё, как по расписанию, даже секс…

— Давай-ка лучше попарь меня – попросила она меня, забираясь на полку.

Я вытащил из тазика запаренный дубовый веник, и стал охаживать им сдобное тело Ларисы. Она лежала на животе и я, сначала слегка, а затем уже разойдясь, вовсю лупил её по упитанным ягодицам.

— Ишь ты какая, деловая колбаса! – думал я, — Жди её до ночи… А может я прямо сейчас хочу!

Но я знал, что её совковое воспитание ни за что не допустит такой непозволительной «вольности» с моей стороны.

Баня для того, чтобы в ней мыться; постель для того, чтобы на ней спать и в темноте трахаться! И никак иначе!..

— Ну всё, всё Игорь… что-то ты разошелся! Совсем запарил! – часто задышала моя благоверная. – Пошли лучше охланёмся, да пивка выпьем…

— Пивко – это дело! – ответил я.

Мы вышли в предбанник и набросили на разгоряченные тела простыни, а затем расслабленно плюхнулись в кресла.

Попив под музон пива, Лариса прилично окосела. Это можно было понять по её, не совсем правильной, речи.

— Баня конечно — класс! Но я, — всё… домой! – сказала она.

— Как домой? А меня попарить? – возмутился я.

— Сейчас Юльку пришлю… Она уж тебя отлупит! Я уж ей накажу!..

Я офигел:

— Лара, да ты чё? Она мне хоть и не родная, но всё же — дочь!..

— Ну и что? Ну ты плавки-то, надеюсь, оденешь?.. И она простынью обернётся… Что тут уж такого непристойного?!

— Ну ладно, пусть идет! – решил я.

— Пап, войти можно? – услышал я голос Юли из предбанника.

— Входи!

— Как ты тут? – спросила она, уже войдя внутрь, — Мама совсем без сил пришла! Запарил ты её, говорит. А запах тут како-ой!..

Я обернулся и окинул взглядом Юлю. Её темно-каштановые волосы небрежно рассыпались по, накинутой на тело, простыни. Под белым материалом угадывалась крупная, налитая грудь. Внизу были видны лишь её колени, да загорелые икры. Юле было 36 — как говорят, женщина в самом соку! Но разведена…

— Да я-то норма-ально! – протянул я. — Попаришь меня?

— Да без проблем! – ответила дочь. – Ложись давай!

Я залез на полку, лёг на живот и Юля начала меня хлестать.

— Сильнее лупи, сильнее! – командовал я сверху.

Дочка старалась вовсю, и пот градом лил по её милому лицу, намочив вконец сбившиеся волосы.

— Перевернешься может? – запыхавшись, спросила она.

— Можно… Устала уже? – ответил я, укладываясь на спину и прикрывая руками своё мужское достоинство под плавками.

— Да нет пока…

Я повернул голову и увидел, что простынь на Юльке почти полностью намокла от обильного пота, прилипнув к её голому телу. Через, почти прозрачный материал, четко проступили очертания её полных грудей 3-его размера с выпирающими, как кнопки, сосками, которые призывно темнели расплывчатыми околососковыми кругами.

Я лежал и откровенно любовался её роскошным телом.

От её активных движений груди мягко подпрыгивали, начав сводить меня с ума… От такого спектакля мой член начал вытягиваться и упорно подниматься под плавками.

— Ну, хватит наверно!.. Устала… — остановилась дочь.

Я убрал руки, а Юлька стрельнула глазами по моему набычившемуся органу и чуть улыбнулась.

— Заметила вроде! – подумал я. – Ну и ладно!

Я слез с полки, а Юля сказала:

— Пап, ты отвернись… Я разденусь и тоже лягу, а ты меня похлещешь. Ладно?

— Конечно, доча! – ответил я и отвернулся.

— Интересно, есть ли на ней трусики? – подумал я.

От необычной ситуации со взрослой дочерью я однозначно возбудился и никак не мог с этим справиться…

Я услышал, как она влезла на полку.

— Можно! – раздался сверху её голос. – Начинай, пап!

Обернувшись, — я обомлел!!! На полке на животе, совершенно голая, лежала Юля, повернувшись ко мне лицом и вытянув в длину, по полке, руки. Её правая сися, упёршись в полку, бугром выпячивалась из-под её сдобного тела и маняще белела, наполовину демонстрируя крупный околососковый кружок…

— Ёшкин кот! – ругнулся я про себя. – Ну дела-а-а!..

Её роскошное, загорелое тело притягивало взгляд, словно магнит, от которого я не в силах был оторваться! На спине выделялся белой полосой след от бретелек лифчика.

Но самое прекрасное – это была её широкая попа! Загорелые ягодицы упруго выпячивались, как подошедший, только что зажаренный каравай, на котором четко проступала белая буква «Т», вероятно, от её узеньких стрингов.

Такое изумительное тело хотелось не лупить веником, а целовать и ласкать до скончания жизни!

— Ну ты чего там, пап, замер? Лупи давай! – вывела меня из забытья Юля.

Я, как робот, подошел к полке и стал осторожно охаживать её тело. От ударов веника её ягодицы мелко вздрагивали, приводя меня в неописуемый восторг. Полные бёдра были плотно сжаты, а как безумно хотелось их хоть чуть-чуть развести!.. Её выглядывающая грудь, на которую я иногда тайком косил взгляд, давно сбилась, вынырнув крупным, коричневым соском из-под прижатой сиси.

Хуй давно стоял навытяжку под плавками, отдавая честь моей взрослой дочери.

— Слава богу, что через полку она хоть не видит этого позора! – подумал я. – Полуплю, и смоюсь побыстрее…

Но вышло всё совсем не так, как я рассчитывал…