шлюхи Екатеринбурга

Юбилейная вечеринка. Глава 3

ГЛАВА 3

Как только папа сказал моей сестре: «Давай, куколка, давай покажем им настоящую еблю», все взгляды обратились на них. Мэри огладила твердый член отца, сияющий от минета, который она ему cделала. Она встала и развернулась, немного попятилась, оседлала его бедра, опершись рукам на его колени и медленно опустила на них свою невероятно красивую попку. Товарищи по счастью взирали на это шоу: красиво очерченные половые губки входили в соприкосновение с головкой папиного члена. Наступило нетерпеливое молчание, головка ввинтилась в щелку, раздвинула губки и начала погружаться в сладкую пещерку. Их обладательница неторопливо опустилась на член собственного отца. Пару раз поднялась и опустилась, размазывая нектар своей киски по твердому стержню, с каждым разом все глубже и глубже садясь на него. Наконец, полностью утопила его в свою киску, только отцовские яички покачивались ниже уровня смыкания половых губ. Еще пара раз покачиваний вверх-вниз.

— О боже, папочка, твой хуй великолепен, — простонала она.

Наша семейка, впервые узревшая акт внутрисемейного кровосмесительного секса немного выдохнула. Семейка Мейерсов, очевидно, очень хорошо знакомая с семейными секс-фестивалями, просто улыбалась, наблюдая за присоединением папы и Мэри к их инцестуальным наслаждениям. А вот мы были новичками в этом мире взаимноебущихся родителей и их детей.

Дэвид Мейерс “вышел” из моей матери и снова присел на пятки. Его сперма истекала из ее разъебанной пизды. Сиськи покраснели от недавно перенесенного напряжения и болтанки. Мой член все еще стоял, несмотря на то, что я только что кончил в тугую киску Лизы Мейерс. Уж больно много было возбуждающих вещей, которые происходили вокруг, черта с два, он опадет. Я взглянул на Росса – тоже самое, полный стояк, весь в сперме и слюнях. Лиза, продолжая стоять на четвереньках, смотрела на еблю Мэри нашего папочки, моя кончина сочилась из ее киски и образовывала лужу под ней.

Дебби Мейер на секунду перестала сосать член своего отца и огляделась. Надула губки, заявив:

— Ебать, да здесь всех трахнули, кроме меня. Моя пизденка вот-вот самовзорвется.

И, с надеждой, посмотрела на Росса, и призывно улыбнулась. Я вспомнил о ее давней влюбленности в моего младшего брата.

— Росс, давай, выеби меня. Ну, пожалуйста…

Судя по виду и голосочку, как у маленькой девочки, просьба была о том, чтобы он подвез ее до давно оконченной школы, а не прокатил на своем члене. Росс улыбнулся и подошел к ней с тыла. Она вернулась к отсосу отца, Росс поместил свой член у входа в ее щелку. Она нетерпеливо застонала, он двинул дрын вперед. Член проскользнул внутрь, как по маслу, и он начал ее трахать. Она подавалась навстречу его члену, при этом не забывая работать ртом и руками с бушующей эрекцией отца.

Я был в полном восторге, смотря, как Мэри трахает папу. Я никогда не видел эрегированный член отца. Как и большинство парней, я полагал, что приближение к 50-ти годам означает потерю сексуальной силы. И, если был нужен железный контраргумент – он был перед глазами, я был совершенно неправ. Папа уже раз кончил в рот Дебби, а его член не подавал никаких признаков слабости. Ну, может быть, это оправдывалось ситуацией, он трахал свою дочь на глазах у остальной семьи, но так или иначе – хрен его был как из стали. Мэри скакала лошадкой, играла бедрами, сиськи прыгали как налитые мячик, она наслаждалась хуем отца. Оба утонули в инцестуальном похотливом наслаждении. Я был так зачарован зрелищем траха отца и дочери, что прикосновение язычка к головке моего члена застало меня врасплох.

Взглянув вниз, я увидел свою маму. Я помнил, что это моя мама, но теперь она стала для меня еще более важной. Как будто я стал ее ценить еще больше. Теперь она была для меня еще и сексуальна притягательна. Эта сторона ее жизни, о которой я никогда особо и не задумывался, теперь стала так очевидной. Я всегда любил ее, но теперь любил еще больше. Мысль быстро промелькнула меня в голове, но ясности не наступило. Все, что действительно имело значение в тот момент, было то, что красивая рыжая бестия с прелестными большими сиськами лизала головку моего хера. Мама улыбнулась мне и сказала:

— Если твой отец может трахнуть свою дочь, мне думается, я тоже могу насладиться своим сыном.

Я улыбнулся ей в ответ, ее рот всосал головку моего члена.

— С юбилеем, тебя, мамочка.

Я подался бедрами вперед и стал ебать маму в рот. Это было невероятно. Это было невероятно по множеству причин. Во-первых, это была моя мама, которая сосала мой член. Затем: в 10 футах от меня моя сестра трахала моего отца. Что было особо ценно – мама хорошо, очень, очень хорошо сосала. Могла полностью взять хуй в рот. У меня, конечно, не как у коня, но за все эти годы не так много женщин смогли почесать нос об мои лобковые волосы. А мама могла. Одной рукой обхватила мои яйца, лаская их, пока ртом скользила по моему члену. Другой она сжимала мою задницу, направляя движения моих бедер. Рот был горяч, влажен и, как будто, везде на моем пенисе. Сиськами своими она прижималась к моим бедрам.

Удивительно, но я почувствовал другой язычок своим задом. Это была Лиза, подкравшаяся сзади. Ее ладошки расщерили мои ягодицы, язык приник к анусу. Рука скользнула меж ног и охватила ладонь мамы, державшую мои бейцы. Потом схватила мой член и стала проталкивать его в рот мамы. Сама при этом буквально трахала меня своим языком. Когда мама подтягивала мои бедра к себе, рука Лизы толкала мой член, вводя его глубже в рот матери. Когда же я отводил бедра назад, язык Лизы погружался в мою попу, а мама вылизывала головку моего хуя. Никогда в своих самых безумных сексуальных фантазиях я и не представлял себе ничего подобного, и уж тем более не думал, что когда-нибудь это станет реальностью.

Мама оторвала рот от моего члена и прижалась лицом к моему бедру, чтобы взглянуть на Лизу. И продолжала дрочить мне. Лиза вытащила лицо из моей жопы и поцеловала маму. Их языки ощупывали друг друга, слюна текла по подбородкам.

Мама сказала:

— Лиза, девонька моя, у тебя уже был этот хуй. Это мой сын и моя очередь.

Обе хихикали, как школьницы.

— Наслаждайся, Вандочка. Уверена, что найду кого-нибудь, кто позаботится и обо мне.

Она подошла к дивану, забралась на него, поставила ноги по обе стороны от головы мужа и прижалась к его лицу. Майк въелся в киску своей жены, все еще истекающую моей спермой, одновременно его дочь отсасывала ему, а мой брат ее ебал. Тут же рядом мой отец трахал мою сестру.

Мама легла на пол, раздвинула ноги и приподняла колени. Она была совершенно раскована. Посмотрела на меня. Руки хватали собственные титьки и тянули за соски. Опустив руку к щелке, трогала себя и смотрела на меня. Мой хуй вздыбился и стал нервно подергиваться от неистового тока крови. Мама улыбнулась мне.

— Иди и возьми меня, если хочешь.

Боже, как я этого хотел.

Я встал между ее коленями и возлег на нее. Наши уста сомкнулись, впервые в сексуальном аспекте. Я целовал ее с языком, “по-французски”. Не как мальчишка-фантазер, а как взрослый мужчина целует желанную еще более взрослую женщину; он не просто целует ее, а готовится ее трахнуть. Ни вины, ни колебаний. Только любовь и желание.

Мой хуй стучался в дверь ее пизды. Из последней всё еще капала сперма Дэвида. Когда мы склеились ртами, языки танцевали друг с другом, бедрами прижимались все крепче. Член вошел в киску мамы. Было туго. Как бархатная перчатка, она охватила мою твердь. Простонали друг другу в рот, наслаждаясь. И вот головка уже упирается в шейку матки. Застыли на секунду, чтобы насладиться удовольствием, когда парень трахает зрелую женщину, и тем несколько извращенным наслаждением, когда сын трахает свою мать.

Мы, бля, это сделали! Я приподнялся, чтобы смотреть маме в глаза при ебле. Ее мягкие округлые сиськи колыхались при каждой фрикции. Я смотрел, как мой твердый член проскальзывает в ее щелку и выходит из нее, ее губки смыкаются при выходе и растягиваются при вводе. Она прикрыла глаза. И была прекрасна. Затем открыла и заглянула в мои. Любовь и похоть. Слегка улыбнувшись, сказала:

— Боже мой, сынок, как же хорошо ты меня ебешь.

Я и не знал, что сказать. Когда мой член вновь заполнил ее киску, я ответил:

— Ты моя мама. И заслуживаешь самого лучшего.

Наклонился к ней, и наши языки снова начали взаимное исследование.

Послышались стоны, доносящиеся с дивана. Стоны страсти были одновременно мужскими и женскими. Разорвав поцелуй, мы с мамой посмотрели в сторону источников звуков. Майк Майерс кончал в рот своей дочери. Его бедра были сильно прижаты к ее лицу, когда сперма заполнила весь ее рот. Не думаю, что она упустила хоть капельку. Пока он кончал, Лиза терлась киской о его лицо. Мой брат пронзил членом влагалище Дебби, она повизгивала и мелко вращала бедрами, самонанизываясь на член моего брата, похоже, она тоже кончала. Член ее отца во рту приглушал ее стоны, но это точно была мелодия оргазма.

Рядом с ними Мэри испытывала то, что казалось либо одним продолжительным оргазмом, либо серией коротких оргазмов, продолжая прыгать на члене нашего отца. Она двигала бедрами вверх и вниз, делала паузу и повторяла снова. Все время прикусывая нижнюю губу. Я никогда раньше не видел, чтобы моя сестра испытывала оргазм, поэтому я мог только догадываться, что именно это и происходит. Она даже перестала сосать член Дэвида. Он стоял там, забытый, со своим твердым членом в нескольких дюймах от ее лица, оглаживая член собственной рукой. На головке заблистела капелька предвыделения.

Мой отец продолжал долбить хуем пизду Мэри. Яички поджались. Голову откинул на спинку дивана, сам грубо схватил Мэри за бедра и начал ебать ей, как какой-то куклой, собственный хуй. Подобное, не вполне галантное обращение, как оказалось, сделало оргазм Мэри более ярким и интенсивным. Ее губы начали шевелиться. Ее голос был едва слышен, но я мог разобрать, как она снова и снова страстным шепотом говорила: «Трахни меня, папочка, еби меня, папочка…». Потом “пришел” папа. Его толчки в влагалище Мэри стали короче и сильнее. Он зарычал, изливая свои заполненные спермой яйца в свою дочь. Продолжил трясти ее как мешок, его сперма хлестала из ее пизды, стекая по его хую, вниз, к яйцам. Мэри рухнула ему на грудь, в полном пресыщении.

Дэвид подошел, додрачил перед ней и начал стрелять своей третьей порцией. Естественно, уже было немного, но четыре-пять сгустков спермы вырвались из сопла его члена и приземлились на грудки Мэри.

Росс все еще трахал Дебби, наблюдая за тройничком рядом с ним. Его дыхание участилось. Он наклонился вперед и спросил Дебби:

— Ты кончила?

Мой брат всегда был джентльменом. Она кивнула, положив лицо на бедро отца, лениво полизывая его член.

Росс вытащил свой хуй из лона Дебби. Встал и посмотрел на Мэри.

— Мэри, можно я…? – спросил он.

Наша сестра улыбнулась, все еще греясь в лучах своего долгого оргазма на члене отца, и кивнула нашему младшему брату. Росс направил свой член прямо в лицо Мэри и быстро задрочил. Его бедра дергались, как будто он трахал свой кулак. Мэри наклонилась вперед и высунула язык. Росс начал кончать. Его сперма выстрелила автоматной очередью, попав Мэри в рот, на волосы, на щеку и заструилась на сиськи. Сперма отца изливалась из ее влагалища, а лицо было в сперме Росса. Она нежно облизала головку члена брата, не упуская ни капли.

Я почувствовал, как пизда мамы обжала мой хуй и стало очень горячо. Розовый румянец разлился по ее груди, я понял, скоро она будет кончать.

— Сильнее, мамкоёб… еби меня в пизду… еби крепко… еби свою мать, ублюдок… — требовала она.

Я встал на колени и закинул ее ноги себе на плечи. Моя мать была просто неприлично открыта для моего бурящего ее хуя. Я схватил ее за бедра и прижал их к ее груди. Я драл мать изо всех сил.

— Да, бля, да, ебарь, да, бля, бля, бля, — повторила она свою мантру оргазмического экстаза. — Дай мне свою гребаную сперму. Наполни мою горячую пизду, — требовала она, ее пизда пульсировала вокруг моего члена. Для меня это стало совсем невмоготу. Я крепко обнял ее за ноги и врезался так глубоко, как только мог, и кончил. Трахаться с Лизой Мейерс было здорово, но кончить в пизду мамы было неописуемо. Она подтянула свою киску, и наши лобковые кости встретились. Моя сперма хлынула, наполнив ее до краев. Я держал ее, пока каждая капля не нашла свое место в ее пещерке. Мои яйца расслабились и опустились на жопу мамы.

Я развел и опустил ее ноги и лег на нее, мой член выскользнул, вытягивая поршнем сперму и сок из ее киски, которые стекли в расщелину по ее задницы.

Наши сердца стучали как проклятые. Я снова оглядел комнату. Семья Мейерсов была занята собой. Дэвид и его мама целовались взасос с языками. Он водил двумя пальцами по ее болотистой киске, она медленно гладила его восстающий член. Дебби все еще облизывала член отца, он гладил ее по волосам.

Моя сестра снова стояла на коленях. Она сосала член Росса. Папа придвинулся с тыла и водил хуем членом вверх-вниз по ее сочащейся щели.

Мама потянулась к моему члену.

— Бьюсь об заклад, я снова сделаю его твердым, дорогой. Тащи его сюда и дай мне пососать.

Затем произошло самое странное. Почему-то мой разум решил произвести быстрые вычисления. "Посмотрим, девять человек, сколько это возможных комбинаций… Считаем, одна, вторая, третья, четвертая…

Когда же рот мамы сомкнулся вокруг моего полутвердого члена, а ее палец начал исследовать мой зад, я забыл обо всем…

КОНЕЦ