шлюхи Екатеринбурга

Тихий омут

Я всегда знала, что дружба с Мариной доведет до цугундера. Мы никогда не были похожи – я маленькая, худенькая и люблю работать больше, чем отдыхать, она же с юных лет обладала фигурой типа «песочные часы», набивала татуировки и любила общение с людьми. Я закончила школу и ВУЗ, устроилась на неплохое место и старалась обеспечить себя, Маринка же моталась между колледжами, курсами и случайными работами. Объединяла нас только дружба, такая же странная, как блины с мороженым.

Еще одним отличием было наше с ней отношение к мужчинам. Я не любила случайные связи, а серьезные отношения всегда заканчивались расставанием, которое пережить было с каждым разом все сложнее. Марина же прыгала в кровать к любому симпатичному мальчику, с любовниками сходилась и расставалась с невероятной легкостью. Может, все из-за внешности. Как ни пытались мыслители и романтики отрицать, но встречают все-таки по одежке, а все остальное растет уже из этого корня. Обладая миниатюрной фигурой и пропорциями худышки, я никогда не старалась подать себя излишне сексуально, носила длинные русые волосы пучком, пусть и изящным, и следила за собой скорее ради здоровья. Марина красилась в радикально черный, носила каре, демонстрировала тату на бедрах, нося короткие юбки и платья, обтягивавшие пышные формы. Казалось, нет менее похожих друг на друга подружек.

Несмотря на подобную разность, мы прекрасно ладили и не теряли контакта даже тогда, когда ужасающий возраст длиной в тридцать лет начал неумолимо приближаться. Именно Марина вытаскивала меня на общение с окружающим миром с работы. Как раз во время одного из таких походов за социальным кормом и случилась эта история.

Мы тогда поехали за город к общим знакомым. Маринка расписывала прелести летнего вечера в компании интересных парней и девчонок на шикарном участке с прудом и огромным частным домом в два этажа. Отдохнуть на свежем воздухе в середине июля мне хотелось, поэтому я почти не сопротивлялась, когда в свои «плюс один» подруга в ультимативной форме записала именно «Светика из школы». Полчаса езды на моей машине, сопровождаемая несмолкаемой маринкиной болтовней, поиск нужного участка, и вот мы уже были на месте.

Дом и пруд окружала великолепно зеленая чаща. Другие гости встречали нас на крыльце, не скрытом даже забором.

– Какая красота приехала! – весело восхитился Андрей, учившийся когда-то в параллельном классе.

Без ложной скромности скажу, что мы и впрямь выглядели неплохо. Марина в черном топе и шортах, с идеальным каре и в неброском, но подчеркивавшим губы и большие серые глаза макияже, с восхитительными широкими бедрами, украшенными тату в виде паучьей сетки, и впрямь смотрелась круто. Я сменила привычный офисный дресс-код на обтягивающие синие джинсы и футболку с модным принтом, достаточно маленькую, чтобы мой не самый крупный бюст смотрелся внушительнее. Пучок на голове я распустила и старательно расчесала, плюс специально оставила дома очки, чтобы серые глаза, единственная наша с подругой общая черта в облике, не прятать за стеклом. Хотелось веселиться, расслабляться, возможно, даже флиртовать.

– Привет, девчонки, – вторил Андрею Миша, с которым мы уже пересекались во время одного из прошлых моих походов в Маринины компании. Если Андрей был молод, строен и симпатичен, Миша выглядел круглым живчиком средних лет, скорее вызывавшим некоторую неприязнь резкостью движений и постоянно бегающим взглядом. Рядом с ним на ступеньках, ведущих к крыльцу, сидела незнакомая девушка, стройная, бледная, с крашеными рыжими волосами. Она помахала нам рукой:

– Привет. Я Маша.

– Привет, Маша! – рассмеялась Марина. Потягиваясь после сидения в машине. – Всем салют! Андрюш, мы вовремя, или еще кружок навернуть, пока у вас все готово будет?

– Уже мясо ставим, – ответил за него Миша. – Вы пока проходите, устраивайтесь. Света, может, машину загонишь?

Он кивнул мне и указал на открытый гараж, где уже стояла одна машина, но оставалось еще достаточно места. Я пожала плечами и села обратно на место водителя. Пока выруливала в гараж, в зеркало заднего вида я заметила, как Марина исчезает за входной дверью в сопровождении остальных. Только Миша задержался на крыльце, глядя вслед моему автомобилю.

Вскоре я и сама открыла дверь и шагнула в сени. Дом выглядел большим и основательным, старомодно деревянным и солидным. Сейчас так не стоят даже особняки. Разуваясь и разыскивая свободные шлепанцы, я ощутила, как свет из окна заслонила какая-то тень, и обернулась. В первое мгновение захотелось выпрыгнуть в окно от страха. Передо мной стоял огромный бритый… мужчиной назвать такою груду мышц не поворачивался язык. Здоровенный мужик улыбался, отчего его широкое грубое лицо принимало угрожающее выражение. Плечи его едва не упирались в косяки широченного дверного прохода, рубашка лопалась на накаченном торсе, джинсы чуть не трескались по швам. Шварценеггер в сравнении с этой горой смотрелся бы хлюпиком. Солнце играло бликами на блестящей лысине.

– Здорово, – прогрохотало чудовище басом. – Я Семен, хозяин дома.

Он протянул огромную ручищу, и я, стараясь не выдать испуга. Пожала ее. Моя тонкая кисть утонула в его медвежьей хватке, оказавшейся на удивление аккуратной и мягкой.

– Вы Светлана? Марина про вас рассказывала, – он продолжал улыбаться, как бульдог. – Проходите, как раз шашлыки жарить будем.

Я молча кивнула и обошла посторонившегося Семена в комнату. Шок от вида чудо-богатыря уже прошел, но удивление осталось. Маринка никогда не рассказывала, что знакома с Халком из кинокомиксов.

Впрочем, хозяином гигант оказался хорошим. Нас уже ждал мангал возле пруда на заднем дворе. Вместо огородов и грядок на участке располагался аккуратный газон, несколько лежаков, как на пляже, чистая вода, что охлаждала воздух и делала атмосферу в разы приятнее, и уже дымящий мангал, на котором парни раскладывали шампуры с мясом. Марина, окликнувшая из кухни, нагрузила меня гарниром и отправила к остальным. На тонком алюминиевом столике я разместила соусы, хлеб и овощи. Миша с Андреем, перешучиваясь, следили за мясом.

Мы перекинулись пару слов с дружелюбной Машей, посмеялись над парнями вместе с Мариной, вспоминая школьные истории и прошлые встречи. Я с некоторой нервозностью оглядывалась на Семена. Он расположился в дальнем лежаке, одобрительно посматривая на остальную компанию.

– Марин, че это за киборг-убийца? – шепнула я подруге между делом.

– Сеня у нас властелин бицухи, – хихикнула она. – Раньше был культуристом, сейчас качалкой заведует.

– Оно и видно…

Дальше все пошло своим чередом. Приготовили мясо, расположились вокруг пруда и принялись трапезничать, сопровождая еду приятными беседами. В такие моменты у меня удачно отключается мозг, и разговоры ни о чем служат отличным фоном для расслабления, что твое пение птичек. Марина чувствовала себя как рыба в воде, порхая между остальными и весело хохоча над шутками.

Спустя пару часов, когда солнце начало клониться к горизонту, кто-то предложил переместиться в дом, где, как сообщил Семен, имелся бар. Так мы и сделали. Я помню, как плюхнулась на диван и получила в руки бокал с мартини. Потом еще. И еще. И еще. К тому моменту, когда последний лучик светила исчез за горизонтом, все мы были в стельку пьяны.

Сквозь пелену релаксации я слышала обрывки разговоров, все чаще прерываемых смехом. Где-то на заднем плане бухтела музыка. Я сидела на диване, рядом что-то весело рассказывал Андрей, на соседнем кресле монументально расположился Семен. На втором диване, стоявшем у стены напротив, Марина оживленно беседовала с Машей и Мишей, активно помогая себе руками и то и дело норовя потерять равновесие и упасть прямо на пушистый ковер, что украшал пол.

–. .. да ну тебя! – расслышала я слова Маши. – Как будто много надо уметь.

– Конечно, надо! – возмутилась Маринка. – Учиться надо профессионально!

– А по-моему, нормальная женщина сама все умеет, – не соглашалась Маша. –Танец от тела зависит.

– Тело — это еще полдела, – Марина засмеялась. – Вон, Сене же надо качаться было!

Семен молча согнул в локте огромную руку и напряг могучий бицепс.

– Закачаться, – прыснула Маша. – Вот давай поспорим, что я прям щас нормально станцую.

– На спор! – воскликнула марина, а Миша тут же подхватил:

– На раздевание!

– Во, это дело! – одобрил сидевший рядом со мной Андрей. Пока я пыталась сообразить, о чем идет речь.

Пока пьяный водоворот в моей голове мешал думать, остальные завозились, музыка зазвучала громче. Внезапно я обнаружила перед собой Машу с мариной, стоящих друг напротив друга и покачивающихся в танце. Несмотря на то, что от выпитого обе еле держались на ногах, выглядели они классно. Марина всегда была секси и двигаться действительно умела, недаром когда-то брала уроки танцев, в том числе и на шесте. Маша, хоть и не такая яркая в простом белом сарафане, казалась очень пластичной. Я сумела заметить, как развиты ее мышцы при полном отсутствии лишнего жира. Даже по пьяной лавочке я поняла, что Маша, скорее всего, одна их спортивных знакомых качка Семена.

Парни стояли полукругом, и лысая семенова голова загораживала потолочную лампу. В бликующем свете моя подруга и рыженькая спортсменка соблазнительно крутились рядом, строя мужчинам глазки. Обе прекрасно владели своим телом, то подаваясь вперед, то откидываясь назад, опускаясь к полу эротичной волной и взвиваясь вверх. Я так никогда не умела. Минуту танец был просто красивым, а потом Маринка первой взялась за топик и потянула через голову. Оставшись в кружевном черном бюстгальтере, она зазывно обернулась к наблюдавшим парням. Одобрительно загудевшим и поймавшим брошенную одежду. Андрей победно замахал топом над головой, словно флагом. Маша в долгу не осталась и чуть неловко спустила бретели сарафана. Лифчика над ней не оказалось, и я первой увидела крепкую небольшую грудь с розовыми сосками. Секундой позже мужчины радостно взвыли. Маша, извиваясь, как экзотическая танцовщица, сбросила одежку и переступила через нее, оставляя лежать на полу. Трусиков на новой знакомой тоже не было. Я тут же покраснела, увидев гладко выбритый лобок.

Маришу же заботило другое. Повернувшись к парням спиной, она стянула по аппетитным ногам шортики и продемонстрировала черные трусики. Догнать машу ей все еще не удавалось, потому что Семен зычно прогремел:

– Белье долой, Маринка!

Второй раз просить не пришлось. Повозившись с застежкой. Марина сбросила бюстгальтер. Грудь ее, полная и манящая, оказалась куда внушительнее, чем у Маши. В который раз поджарость уступала пышности. Сама же Маша, впрочем, не расстроилась. Подступив к Марине. Она сама взялась за ее трусики и потянула вниз. Опустившись на колени, хулиганская рыжуха окончательно раздела мою подругу и тут же коснулась руками ее бедер. Ладони поползли выше, и вот Маша уже игриво сжимала маринину попку. Видевшие это мужчины пребывали в полном восторге.

Я смотрела на происходящее, и только выпитый алкоголь смягчал шок. Нет, конечно, бывало всякое на наших прошлых вылазках, и я даже сама заводила интересные знакомства. Но такого… нет, никогда еще не случалось. Дальше – хуже. Марина подалась назад, кокетливо хихикая, и позволила маше подняться, после чего схватила ее за волосы и притянула к себе. Под счастливые мужские вопли девушки поцеловались, по-настоящему, взасос. Зрелище было то еще: фигуристая татуированная Маришка и крепкая спортивная Маша, прижимаясь друг к дружке голыми телами, натурально сосались посреди гостиной.

Несмотря на шум в голове и штормящее сознание, я понимала, что происходит нечто из ряда вон выходящее. И, как бы ни хотелось это отрицать, я возбудилась. Между ног стало предательски тепло.

Вот маша с Мариной отстранились друг от друга и с пьяным смехом разошлись, обе обнаженные и едва не падающие. Марину под руки тут же подхватил Андрей и усадил на диван. Семен тут же оказался рядом и положил огромную лапищу на ее пышную грудь. Маша плюхнулась на подушки рядом со мной. Оглянувшись, я увидела, как она грациозно, словно кошка, потягивается и смотрит на меня. Почему-то в комнате стало жарко… или это я горела от стыда?

Мужчины тем временем вовсю лапали Марину, которая оказалась совсем не против. Она только хихикала, закинув ногу на колено Семена, пока его здоровенные руки мяли ее сиськи. Сидевший с другой стороны Андрей взял ее за руку и потянул к ширинке своих брюк. Ее пальцы не справлялись, и он сам расстегнул молнию, доставая возбужденный член. Ничуть не смутившись, Маришка принялась водить по длинному стволу рукой. Андрей запрокинул голову и громко выдохнул, пока пальчики моей подруги ласкали его, умело и привычно. Семен последовал примеру друга, и его огромный прибор, такой же, как и он сам, вырвался наружу. От такого зрелища мне снова сделалось страшно. Марина же только снова засмеялась и потерлась ножкой о гигантский фаллос. Андрею она дрочила все активнее, а он присосался жадным поцелуем к ее шее.

Я ощутила дискомфорт. Никогда еще не приходилось быть свидетельницей подобных игр. Хотелось отодвинуться, но рядом жарко дышала голая Маша. Скосив глаза, я увидела, как она запустила пальцы себе между ног, пока разглядывала резвящуюся троицу. Марина тем временем развернулась на диване, теперь полулежа между мужчинами. Семен стягивал брюки, высвобождая член полностью. Против воли я залюбовалась его богатырем – крепким, с набухшей веной и двумя могучими яйцами. Между ног сделалось совсем горячо и влажно.

Андрей не отставал и, оставшись без штанов, придвинулся к Марине, оглаживая ее бедра и круглую попку. Сама же подружка уже наклонилась к расставившему ноги качку и коснулась губами пурпурной головки члена. Облизав ее, она хихикнула, когда Андрей потерся своим прибором о ее ягодицы. А потом Маришка снова взяла член Семена в рот, медленно обнимая его губками все больше и больше. Ее язычок прижал горячую плоть снизу, стриженная под каре голова подружки задвигалась. Вверх-вниз. Вверх-вниз. Марина сосала огромному качку, пока он поглаживал ее волосы с невозмутимым выражением на лице.

Я вся сжалась, стараясь как-то оградиться от приватного зрелища, хотя бы мысленно. Маша рядом поставила одну ногу на подушки и увлеченно мастурбировала. Видимо, я пошевелилась, потому что спортсменка вдруг прервалась и снова взглянула на меня.

– Ты чего как не родная? – хрипло спросила она.

– Я… – язык едва шевелился во рту. Что сказать, я понятия не имела.

– Скромница, – прыснула Маша и прервала свое занятие. С грацией пантеры она придвинулась ко мне. Дернувшись назад, я ощутила подушки за спиной. Бежать было некуда. Голая Маша нависла надо мной с пьяной улыбкой на лице. – Какая ты маленькая… хорошенькая.

Розовый язык, минуту назад побывавший во рту Марины, неожиданно прошелся по моей щеке. Маша лизнула меня, как лижут кошки. Я вздрогнула всем телом. Краем глаза заметила, как Марина, упершись в подушки дивана, стоит на коленях и, нагнувшись, все насасывает могучий семенов член. А сзади к ней пристраивается голый Андрей, держа за попку. Как он входит в нее, я не увидела, потому что шею обожгло новым касанием машиного языка.

Как вырвалась, я не запомнила. Помню только, что вскочила и почувствовала, как все тело штормит от выпитого. Ноги были просто ватные. Маша удивленно застыла на диване, а марине было не до того. Она как раз громко стонала, пока Андрей со смаком трахал ее сзади. Гигант Семен засмеялся и шлепнул ее по щеке членом, после чего опустил поднятую голову обратно, заглушив стон, словно кляпом. Я отвернулась и бросилась к выходу во двор. В стеклянных дверях отразилась извивающаяся между мужчинами Маринка, и крошечный татуированный паучок на ее ягодице, буквально танцующий, когда Андрей в очередной раз загонял в ее киску член.

Меня тошнило. Впервые ко мне приставала женщина. Чувство было почти как при изнасиловании. Хотя почему почти?.. Стыднее всего был тот факт, что между ног буквально горел пожар. Свежий воздух и мирно плещущаяся от ветерка вода слегка успокоили. На подгибающихся ногах я сделала пару шагов наружу, и тут с ближайшего лежака послышался голос:

– Свет, ты чего?

Это был Миша. Во рту у него дымилась зажженная сигарета, круглое пухлощекое лицо выражало крайнюю степень удивления, рядом с лежаком стояла ополовиненная бутылка вина. Когда начались танцы, перешедшие в оргию, я даже не заметила, как наш самый старший собутыльник внезапно исчез.

Не найдя ответа, я просто плюхнулась на заскрипевший лежак рядом.

– Там, это… –я махнула непослушной рукой в сторону дома.

– Ебутся, что ли? –с пониманием спросил Миша.

– А… ага, – ответила я, краснея пуще прежнего.

– Это они завсегда, – хмыкнул он. – Сеня Маринку твою загнул еще в зале, когда она записалась на занятия.

– А я не знала… – пробормотала я, смущенная откровенностью. Перед глазами все еще стояла картина: моя лучшая подруга заглатывает огромный член.

– Траходром и есть траходром, – Миша пожал плечами и взялся за бутылку. – А ты чего? Я думал, вы с Маринкой вместе.

– Не-е-е! – я пьяно замахала руками. – Я не это… не ебусь.

– В смысле, вообще?

– Да нет… – смутилась я еще больше. – Я, конечно, ебусь! Ой, то есть…

– Групповуху не любишь, что ли? –понял Миша.

– Ага, – кивнула я с благодарностью за помощь с моей потерявшей управление речью.

– Я тоже.

Минуту мы оба молчали. Сквозь звуки музыки из дома доносились стоны. Я узнала голос Марины. Подумать только, какой она оказалась шлюхой. Не то чтобы я была ханжой, просто не ждала, что она начнет трахаться с двумя мужиками прямо у меня на глазах, а саму бросит на растерзание какой-то лесбиянке. В голове немного прояснилось. Миша протянул бутылку, и я, помедлив, взяла ее. Отпила прямо из горла, и даже как-то полегчало.

– Слушай, Миш… кое-как совладав с языком, я решилась на вопрос. – А ты чего тут?.. Ну, то есть, раз ты не… не с ними, то чего тусишь?

– Друзья же, – он пожал плечами.

– А что они… ебутся напроп-напр-напропалую, – я чуть не икнула. – А ты тут сидишь, как же?

– Да мало ли… – Миша снова пожал плечами. – Ты ж вон тоже сидишь.

– Маринка не сказала, что тут оргия, – я обиженно засопела, что твой ребенок.

– А если б не оргия? – с любопытством спросил он. – Если б просто так? Ты бы с Сеней, например, поебалась?

Я вспомнила огромный член во рту Марины. Приступом возбуждение между ног свело все внутри живота.

– Н-не знаю… в смысле…

– Да ладно, – Миша снова глотнул из бутылки. – И так все видно.

– Ну а чего? – обиделась я.

– Да ниче, нормально все, – Миша поставил бутылку. – Просто ты вся скромная такая из себя. Еще в прошлый раз заметил.

– Ну скромная и скромная, – теперь уже я пожала плечами. – Не прыгать же на первый попавшийся… хуй.

– Ты покраснела, – засмеялся Миша. – На первый прыгать не надо…

Тут я удивленно выдохнула, когда он расстегнул ширинку. Член у него был не такой впечатляющий, как у Семена или даже Андрея. Самый обычный, не очень длинный. Красная головка смотрела в небо, через ширинку виднелись волосы на лобке. Миша посмотрел на меня.

– Как тебе?

Захотелось снова вскочить и побежать, но собственный вес показался невыносимо огромным. Я осталась сидеть на лежаке. Взгляд сам собой прилип к члену, желтоватому в свете ночных фонарей и света из окон.

– Ну… нормальный, – выдавила я из себя.

– Он у меня на Маринку встал. Каждый раз встает, –пожаловался Миша. – Но я с ней ни разу… и все время сижу тут, как куколд какой-то, пока ее Сеня дрючит.

– Ну… – я все смотрела на возбужденную плоть. – бывает…

– Ты в курсе, что она в прошлый раз хотела нас с тобой познакомить? Чтоб я за ней не бегал, — грустно произнес Миша и провел рукой по члену, словно собрался дрочить.

– Чего? – я не поверила своим ушам.

– Ага. Но ты на меня даже внимания не обратила. Некрасивый, да?

Как ни странно, именно вся нелепость ситуации с доставшим член мужичком, который мне и в самом деле не понравился при первом знакомстве, стонущей на весь дом Маринкой и рыскающей рядом лесбиянкой, не дала мне рассмеяться и уйти или обругать его. Миша показался таким печальным в этот момент.

– Ну почему… – протянула я. – Просто…

– Чего?

– Ну, просто… я тогда вообще не думала на тему…

– А сейчас?

– Что сейчас?

– Сейчас думаешь?

– Ну…

– Погладь его.

Может, виновато вино. Может, жар между ног. Может, мне и правда хотелось сегодня не остаться в роли старой девы. Но когда прозвучала просьба, я почти не медлила. Сползла с лежака на мягкую травку и потянулась к соседнему лежаку. Член был сухой и горячий на ощупь. Я коснулась его пальцами и провела от головки к уздечке и ниже. Миша возбужденно вздохнул, отчего во мне проснулось подобие азарта. Я снова провела рукой по члену, ласково касаясь и чуть-чуть сжимая. Миша засопел, когда я принялась двигать ладошкой вверх и вниз, начав дрочить ему, сидя в траве.

– Ох, Света… – произнес он. Удивительное дело, но сейчас этот кургузый, полный, идущий к сороковнику тип мне даже нравился. То ли его благодарное удовольствие. То ли мое собственное возбуждение сыграло роль. Я ускорилась, лаская член, а он завозился с пуговицей брюк. Пришлось прерваться. Пока он стягивал штаны с трусами, но вот его голая мошонка была в полном моем распоряжении. Я вновь взялась за член, наглаживая и сжимая его сильнее. Горячая плоть все твердела и набухала. Наконец, Миша не выдержал и схватил меня за запястье.

– Ты чего? – спросила я хрипло и сглотнула. В горле пересохло.

– Светочка, солнце… – он тяжело дышал. – Пососи его…

Я наклонилась над лежаком. Колени уперлись в землю, мягкую, как ковер. Его волосатый пах испускал мускатный запах, член оказался прямо перед глазами. Рука Миши проникла в густоту моих распущенных волос. Но я сама коснулась головки члена губами. Прямо как Марина, я облизала ее и выпустила. Провела языком от верхушки к яйцам. Не удержавшись, поцеловала их. Почему-то во мне проснулась невиданная ранее нежность. Миша сладострастно застонал, а я снова взяла в рот головку и принялась медленно посасывать. Его рука гладила мою голову. Я медленно принимала горячий член в рот. Какое сладкое ощущение – чувствовать, как хорошо с тобой мужчине. Как прекрасно, когда член заполняет весь рот, а сверху слышно его счастье!

– Ох, Светик… – стонал Миша. – Сладкий твой ротик… сразу ты мне понравилась… сразу тебя захотел… соси, соси, сладкая моя…

И я сосала. Двигая головой вверх-вниз, я облизывала пахучий член, ощущая, какое удовольствие доставляю. Между ног горел целый пожар, я держалась за лежак, выгнув спину. Рука Миши проникла мне под джинсы и гладила попу поверх трусиков. Потом его хватка снова ощутилась на волосах, он потянул их, доставляя легкую боль. Это мне понравилось даже больше. Я поддалась и выпустила член изо рта.

– Тебе хорошо? – спросила я, торопясь отдышаться.

– Ты чудо, Светик, – ответил Миша. – Хочу тебя.

– А я тебя, – сейчас я действительно его хотела.

– Раздевайся.

Я тут же стянула футболку. Миша тут же схватился за мою грудь через лифчик и принялся мять ее. Я расстегнула застежку, и он стащил бюстгальтер с моих плеч.

– Какие чудесные сисечки, – возбужденно прорычал Миша. Хотя только что держала его член во рту, я смутилась. Всегда стеснялась своего бюста. – Самый лучший размер.

Потянувшись, он взял мой правый сосок в рот. Меня словно током ударило. Пальцами он крутил второй сосок, языком ласкал первый. Я запрокинула голову от удовольствия. Но вот Миша прервался и потянул вниз мои джинсы. Я помогла ему, избавляясь от брюк и трусиков вместе с ними. Всего пара секунд –и я стояла перед ним совсем голая. Миша стащил с себя штаны и развалился на лежаке.

– Иди сюда, малышка моя.

Я оседлала его, протягивая ноги, скользившие по траве. Возбужденный член уперся в текущую киску. Миша с восхищением разглядывал меня в ночной полутьме.

– Какая ты куколка, Светик.

– Еби свою куколку, – прошептала я, насаживаясь на член.

Дальше был марафон дикой качки. Миша трахал меня, пока я буквально прыгала от возбуждения, чувствуя. Как раскаленный член входит на всю длину. Мы оба вспотели и тяжело дышали. Волны наслаждения накатывали на меня одна за другой. Я упиралась руками в мишину грудь, откидывалась назад и двигала бедрами, чтобы растянуть и усилить удовольствие. Он крутил мне соски, хватал за бедра и сильнее насаживал на свой поршень. Все вокруг, все звуки, все стоны из дома исчезли. Сейчас были только мы двое. Не помню, когда мы в первые раз поцеловались, но вскоре мы уже не могли оторваться друг от друга. Пока его бедра все работали, трахая меня снизу. Вот Миша потянул меня за волосы, запрокидывая голову и заставляя выгнуть спину сильнее, отчего внутри все едва не взорвалось.

Подвел лежак. На нем было мало места, и сидеть было слишком низко. Я потеряла равновесие и соскользнула. Член вышел из киски, когда я плюхнулась на траву. Миша вскочил, глаза его горели от возбуждения. Схватив, он развернул меня как куклу и поставил на четвереньки. Я ухватилась за лежак. Ложась на него грудью. Миша пристроился сзади и вошел в меня грубо, резко, сильно. Я не выдержала и громко вскрикнула. Он намотал мои волосы на кулак и снова потянул, загоняя член на всю длину.

– А-а-ах… да, Светик, да… сладкая моя, как я тебя хотел…

– Засади…. Засади… – шептала я, закрыв глаза. Нагретый пластик лежака терся о твердые соски, пока меня сотрясали удары мишиных бедер и ходящий внутри член.

– Моя сладкая малышка… – стонал он горячо. Нагнувшись, Миша провел языком по моей спине, отчего я задрожала всем телом. – Светочка, я сейчас кончу…

– Иди ко мне!

Он отстранился, и я развернулась, становясь на колени. Словно в хорошем порно, Миша поднес к моему лицу член в нашей смазке. Я взяла его в рот и принялась обсасывать, чувствуя, как приближается кульминация. Буквально за мгновение до извержения я вынула член изо рта и, отогнув вверх, обхватила губами одно из яичек. Мина задрожал и громко застонал. Я обсасывала его яйца одно за другим, крепко сжимая член. Миша буквально трясся, пока я водила языком по кожаному мешочку.

Но вот терпеть не осталось сил. Член вздрогнул, и брызги белесой спермы полетели мне в лицо. Я позволила ему кончить, водя по возбужденной плоти рукой. Миша мгновенно обмяк и рухнул на лежак. Из его груди вырвалось сиплое громкое дыхание. Я дышала так же тяжело, как минимум потому, что сама оргазма не достигла. Сперма стекла в глаза. Я попыталась оттереть ее, но безуспешно. Пока Миша переводил дыхание, я прямо на коленях отползла к пруду и протянула руку, чтобы зачерпнуть воды. Прохладная влага оказалась невероятно приятной для горячего тела. Я потянулась дальше, вставая на четвереньки.

Влажный язык коснулся разгоряченной киски, и я замерла. Миша оказался резвее, чем выглядел. Взяв меня за бедра, он принялся облизывать мою писечку. Язык ходил по губкам влагалища, иногда погружаясь в жаркую влажность между ними. Я по-кошачьи выгнула спину и расставила ноги шире. Он лег между них на спину. Жадные губы сразу же нашли клитор, отчего я впилась пальцами в рыхлую землю, чтобы не рухнуть. Миша принялся ласкать меня ртом, крепко держа за попку и словно вжимая в себя. Я старалась терпеть накатившее с новой силой наслаждение. Но кульминация пришла быстро. Вскоре я бедрами сжала его голову и затряслась в оргазме. Мельком увидела собственное отражение в воде. Глаза у меня сверкали, как у дикой кошки. Впервые узрела собственный портрет в самый сладкий миг.

Едва не задушив Миш бедрами, я откатилась и упала рядом на траву. Теперь уже он ополоснул лицо водой из пруда. Когда дыхание и стук сердца пришли в норму, я заговорила:

– Ну ты даешь.

– А чего? – хмыкнул он, повернувшись на бок и опершись головой о кулак.

– Впервые мужик сам мне это сделал.

– Впервые да не в последние, – хмыкнул он и свободной рукой погладил меня по бедру.

– Вот это я начудила по пьяни… – я поискала глазами свою сброшенную одежду. – Никогда так не… не ебалась.

– Я б тоже не сказал по виду, что ты такая развратница, Светик, – согласился Миша. – В тихом омуте…

– Я девушка приличная! – сказала я, расправляя плечи и демонстрируя грудь.

– А то! – Миша нехотя поднялся с травы и отряхнулся. Он посмотрел на меня верху и улыбнулся. – Ну что, приличная девушка. Тебя в спальню отвести?

– Ага… – я лениво потянулась.

– Или даже лучше…

Наклонившись, Миша с удивительной легкостью подхватил меня голенькую на руки. Я весело пискнула.

–Я тебя отнесу. Пошли, куколка.

И он, словно рыцарь прекрасную даму, понес меня в дом.