Теория измены: Часть восьмая

Обратно в дом они вернулись уставшие, но довольные. В четыре часа вечера жара спала, и Алекс занялся подготовкой к приготовлению обещанного шашлыка, а трое женщин, расположившись в креслах на веранде, пили вино, и болтали, перемывая всем вокруг косточки. Аня сидела между Викой и Юлей, и чувствовала себя абсолютно счастливой. Даже не верилось, что счастье было так близко, на расстоянии вытянутой руки.

— Давайте сыграем в правду или действие, — предложила Юля с хитрым выражением лица. — Ань, правда или действие?

— Правда, — расслабленно ответила девушка. После того, как Алекс на речке заставил ее три раза кончить, а потом спустил семя ей в рот, действовать пока особо не хотелось.

— Расскажи, как ты соблазнила свою мать.

Аня с интересом посмотрела на молодую женщину.

— А разве моя мать тебе этого не рассказывала?

— Рассказывала, — ответила Юля. — Но это была версия произошедшего, так сказать, с ее стороны. Хотелось бы послушать и твою.

Аня рассмеялась.

— Хорошо, я не против, — она устроилась поудобнее. — Все началось, я думаю, на пике полового созревания. Ну, знаешь, девочкам становится интересно, что у них между ног, что между ног у парней, как это связано, и так далее. Однако парни в том возрасте совершенно не обращали на меня внимания. Как я ни старалась, они предпочитали более аппетитных девушек, а на меня даже смотреть никто не хотел. И вот однажды, когда я совсем отчаялась, в нашей школе появился один, очень умный, интеллигентный мальчик. И, конечно же, он мне жутко понравился, хотя я совершенно не знала, как к нему подступиться.

— Ого! — протянула Юля. — Начало интригующее.

— В те времена мне как раз стал доступен Интернет, и, просматривая порно, я увидела, как это все между мужчиной и женщиной происходит, — продолжала Аня. — Сначала все было невинно — мы с подружками иногда целовались, но так, больше дурачились, никто никакого возбуждения при этом не чувствовал. Потом я, набравшись смелости, попросила этого мальчика позаниматься со мной — у меня были проблемы с английским, а он был очень умным. Он стал приходить ко мне домой, и чем чаще приходил, тем больше мы начинали разговаривать не об учебе, а о сексе. Однажды я призналась, что не умею целоваться, и он предложил помочь научиться. Так все и понеслось.

Аня смущенно замолчала, и махнула рукой. Юля подалась вперед, не сводя с нее горящих глаз.

— Несмотря на это, мы так ни разу и не потрахались — он боялся зайти слишком далеко, да и я тоже. Сначала он просто ласкал и целовал мою грудь, потом научил мастурбировать, и на его глазах я кончала раза по три-четыре. Однажды мы так увлеклись этим делом, что не заметили, как моя мама вернулась пораньше с работы. А теперь представь, что она увидела — я, совершенно голая, лежу на спине, наддрачиваю свою пизденку, а этот мальчик лижет мои соски, громко приговаривая, какая я плохая девочка. Это стало для матери шоком.

Юля посмотрела на Вику, а та молча кивнула — мол, так все и было.

— После того, как мама сказала ему много не очень ласковых слов, мальчик ушел, и больше не возвращался, — продолжала Аня. — В школе он начала избегать меня, делая вид, что мы не знакомы. Но меня было уже не остановить. Та похоть, которую он разжег во мне, требовала выхода. Я стала смотреть больше порно, особенно того, что касается лесбиянок, стала больше мастурбировать, и мечтать о парнях, и о девушках. И я переключилась на свою мать. Просто однажды заметила, что она — очень красивая, сексуальная женщина. Несколько раз мама приводила домой любовников, и пока они ночью ее трахали, я тайком подсматривала. Меня душила злость — моя мама, моя самая любимая на свете, только моя, и я не хочу, чтобы она делала это с кем-то, кроме меня. Как-то раз мама, придя после работы, отправилась принимать душ, а я пошла за ней следом, предварительно возбужденная мастурбацией. Там у нас с ней все в первый раз и случилось. Потом, конечно, мама мучилась чувством вины и так далее, но я быстро ее успокоила, и заставила дать мне обещание, что больше она не будет приводить в дом мужчин, а будет любить меня, и только меня. Так у нас все и понеслось.

— И я сдержала свое обещание, — сказала Вика. — Я люблю тебя, и только тебя. И никаких мужчин.

— Круто! — вздохнула Юля, впечатленная этой историей.

— Конечно, круто, — согласилась Аня. — Теперь ты: правда или действие?

— Правда.

— Вы с Алексом уже пробовали… в попку? — при этом девушка смутилась, испугавшись, что все сразу догадаются, почему она это спросила. Но Юля беззаботно ответила:

— Конечно. Кстати, это случилось на том самом курорте, почти сразу после того, как мы с вами познакомились. А ты, Аня, ты пробовала?

— Да, — неохотно призналась девушка. — Причем с двумя мужиками сразу. Ощущения, конечно, улетные, но потом болит все очень сильно.

— Ну, к этому привыкнуть надо. Вот увидишь, когда ты достаточно натренируешь свой анус, ты сама будешь просить, чтобы тебя туда трахнули. Даже станешь кончать от этого. Вика, правда или действие?

— Правда.

— Ты бы хотела заняться любовью с Алексом?

Вопрос повис в воздухе. Вика помолчала, и сдержанно ответила:

— Почему это тебя интересует?

— Потому что из нас троих ты единственная, кто с ним ни разу, — пояснила Юля. — Я знаю, ты бы предпочла ограничиться общением со мной и со своей дочерью, но поверь мне, малышка, Алекс — намного лучше всех твоих прошлых любовников вместе взятых. Ты не пожалеешь, если согласишься опробовать его член.

— Мама, соглашайся, — попросила Аня. — Тогда мы будем втроем ублажать Алекса и друг друга, и эти выходные превратятся для нас в настоящую сказку.

— Неплохо сказано! — подмигнула ей Юля. — Но давай, наверное, не торопить события. Все-таки, у твоей матери два года не было мужчины, ей надо морально подготовиться.

— Я бы рада, но я дала Ане обещание, — напомнила Вика. — Никаких мужчин.

— Ну, а я тебя от него освобождаю, — ответила дочь.

— В каком смысле?

— В прямом. Точнее, я сохраняю обещание, но немного его подправлю. Никаких мужчин кроме Алекса. И ты любишь не только меня, но и Юлю.

Вика с нежностью посмотрела на дочь, и согласно кивнула.

— Аня, правда или действие? — спросила Юля.

— Действие.

— Тогда я хочу, чтобы сегодня ты трахнула мою попку резиновым членом. Как думаешь, справишься?

Аня фыркнула.

— Легко! Прямо сейчас?

— Зачем сейчас? Вечером. Сейчас мы отдыхаем, набираемся сил.

— Тогда я хочу взамен попробовать твою киску язычком.

— Попробуешь, — ответила Юля. — И я твою тоже хочу. Я вас обеих хочу, сильно-сильно!

— М-м-м-м! Мам, правда или действие?

— Действие.

— Займись любовью с Алексом.

— Вы меня просто в угол загоняете! — засмеялась Вика. — Но я вижу, что деваться мне некуда.

На этом откровенный разговор о желаниях и планах на вечер пришлось прекратить, иначе он бы опять перерос в оргию, для которой время еще не пришло. Помолчав, Юля объявила, что пойдет, приляжет на полчаса, и отправилась в дом. Оставшись наедине, мать и дочь переключились на личные темы между собой.

Между тем вечер обещал стать все более интересным. Благодаря стараниям Алекса и кулинарному таланту Юли и Вики шашлык вышел превосходным. Ели и пили прямо на улице, шутили и смеялись, атмосфера была уютная, семейная. Потом убрали посуду, и устроили танцы при свете фонаря. Потом потребовали от Алекса показать стриптиз — и он не разочаровал, заставив трех женщин изнемогать от возбуждения. Когда он оголился до трусов, под которыми четко вырисовывались очертания его твердого члена, стало ясно, что ждать больше нет сил.

— Пошли в дом, — сказала Юля, ухватив мужа за руку. — Быстрее!

Аня и Вика поддержали ее. Алекс не сопротивлялся, позволив женщинам увлечь его в спальню. Он уже достаточно восстановился, и был готов к новым подвигам.

В спальне Юля, толкнув мужа на кровать, приземлилась сверху, и начала страстно его целовать. Аня, которая не хотела уступать место, мягко оттолкнула ее, и сама занялась губами Алекса.

— У меня идея! — сказала Юля. — Устроим «жмж» — две женщины и один мужчина. Вика, присоединишься?

— Я пока просто понаблюдаю, — прозвучал ответ.

Пока Аня жадно целовала любимого мужчину, Юля спустилась вниз, аккуратно сдвинула ткань трусов, и взяла в рот любимый член. Теперь она полностью отдалась занятию, как всегда, глубоко заглатывая крепкий фаллос мужа, и утыкаясь носом в его пах. Аня, оторвавшись от губ Алекса, присоединилась к ней, и следующие несколько минут женщины старательно ублажали вдвоем своего любовника. Пока Аня сосала головку, Юля облизывала яйца Алекса, и наоборот; пока Юля лизала фаллос по всей длине, Аня проделывала тоже самое с другой стороны, и наоборот; пока девушки целовались, член скользил между их губами, добавляя остроты ощущений.

Поднявшись наверх, Аня стянула с себя футболку, и отдала свою грудь Алексу на растерзание. Юля тут же подключилась, и, пока муж ласкал один сосок девушки, сама она лизала второй. Аня закатила глаза, плавясь от удовольствия, ее стоны эхом отдавались в стенах спальни.

— Мама! — прошептала она, глядя на Вику потемневшими от вожделения глазами. — Иди к нам, прошу!

— Хорошо, дочка, — кивнула женщина, освобождаясь от одежды.

Едва дождавшись, пока мать займет вертикальное положение, Аня жадно впилась в ее киску горячим ртом. Хорошо знакомый вкус и запах вскружили ей голову, а стоны матери стали музыкой для ее ушей. Между тем Алекс повалил Юлю на спину, забросил ее ноги себе на плечи, и глубоко вошел в нее по самый «корень».

— А-а-а-а! — застонала Юля, впиваясь ногтями в бедра мужа, и заставляя его двигаться в ней быстрее. — Д-а-а! Сильнее!

А Аня, развернувшись, заняла с матерью свою любимую позу «69». Вика нежно раздвинула ее ягодицы, и забурилась язычком в узкое колечко ануса, машинально отметив, что оно уже не такое узкое, как раньше. Но это еще больше возбудило ее. Опустив рыжую голову, Аня ласкала и теребила губами набухшие половые губы матери, посасывая твердую горошинку клитора. Стоны трех женщин слились в один, только разноголосый.

— А-а-а-а! А-а-а-а! — подвывала Юля, пока член мужа долбил ее вагину, ударяясь головкой об матку.

— А-а-а! — вторила ей Аня, пока мать орудовала пальчиками в ее попке.

— М-м-м-м! — мычала Вика, в то время как дочь жадно пила ее соки, вгрызаясь в мокрое, жаркое лоно.

Когда Юля кончила, Алекс поманил к себе Аню. Та снова развернулась к нему попкой, и раздвинула ягодицы, приглашая мужчину взять ее в «черный ход». Крупная, спелая головка нацелилась на узкое, коричневое колечко.

— Подожди! — очнувшаяся Юля подползла к мужу, зачерпнула пальцами влаги из своей киски, и старательно размазала ее по уздечке и головке фаллоса. — Теперь давай.

Алекс двинул бедрами, и Аню пронзила вспышка острой боли. Не удержавшись от стона, она сцепила зубы, зная уже, что нужно всего лишь немного потерпеть. К счастью, теперь ей было, чем отвлечься — раскрытая, истекающая соками вагина матери по-прежнему была у нее перед глазами.

Член медленно погружался в попку Ани, боль медленно проходила. Наслаждаясь ощущениями, она снова начала ласкать Вику, понимая, что ее мечта сбылась — и мать, и любимый мужчина сейчас занимались с ней любовью одновременно. А Юля, временно оставшаяся не у дел, самозабвенно мастурбировала, глядя на то, как ее муж, любовница и дочь любовницы соединились в одном едином ритме.

От каждого толчка в ее попке Аня подавалась перед, утыкаясь языком в лоно матери. Яйца Алекса громко шлепали об ее лобок, и эти звуки, вкупе с чавканьем, которое издавала вагина Вики, девушка терялась в ощущениях. Она чувствовала только, что боль в попке прошла, и это было просто прекрасно. Член долбил ее, выворачивая все внутри наизнанку, но это было уже не то, что она испытывала, когда ее брали туда Сергей Иванович и Миша. Это было лучшее, что она вообще когда-либо испытывала — обжигающая смесь наслаждения от того, что ее трахает любимый мужчина, и долгожданной радости от того, что она снова отлизывает родной матери. Оргазм был такой силы, что Аня буквально утонула в собственном крике, а из ее пизденки что-то брызнуло прямо на простыню. А в это время в ее попке дергался и изливал горячую сперму крепкий фаллос Алекса.

Придя в себя, Аня обнаружила, что лежит на животе, а Вика и Юля рассматривают ее развороченный анус.

— Все хорошо, — успокоила Юля свою любовницу. — Алекс у меня аккуратный, ничего лишнего не сделает. Ань, поздравляю со скиртом.

— Каким сквиртом? — пробормотала девушка, не испытывая никакого желания шевелиться.

— Ты кончила с такой силой, что из тебя брызнуло фонтаном, — пояснила Юля. — Это называется сквирт.

Ане стало стыдно, и она прикрыла глаза. Опозорилась! Но, почувствовав прикосновение мягких губ, ответила на поцелуй. Она думала, что это Вика, но это оказалась Юля.

— Только не говори, что тебе не понравилось, — прошептала Юля, прикусывая ее нижнюю губу. — Ты же давно об этом мечтала, правда?

— Откуда ты знаешь?

— Прочитала по твоим глазам. Ну, а теперь, когда твоя сочная попка такая аппетитная, может, ты и мою такой же сделаешь? Обещала ведь.

— Хорошо, — согласилась Аня. — А чем делать-то?

— Сейчас я все принесу, — засуетилась Юля, и вскочила с кровати. Только сейчас, оглянувшись, Аня заметила, что Алекса нет рядом.

— А где Алекс? — спросила она у матери.

— Вышел передохнуть, — ответила Вика. — Сказал, что очень испугался, когда ты закричала. Подумал, что что-то тебе там повредил.

Девушка немного подумала, и мягко толкнула мать в бок.

— Иди к нему. Сейчас.

— Ты думаешь?

— Уверена. А меня пока Юля развлечет. Точнее, я ее.

— Хорошо, — Вика поцеловала дочь, и поднялась с кровати.

*******************

Стоя обнаженным посреди кухни, Алекс неторопливо потягивал пиво из бутылки, глядя на светившую в окна луну, и прислушиваясь к отдаленному лаю поселковых собак. Мужчине было, о чем подумать, и теперь он думал, воспользовавшись перерывом и тишиной.

Он хорошо услышал сзади неторопливые шаги, но не обернулся. Даже тогда, когда прохладные ладони легли на его спину, и начали неторопливо ее поглаживать.

— Сделаешь это со мной? — прошептала Вика, нежно целуя его в шею.

Он молча кивнул, и, обернувшись, поцеловал ее. Когда он потянулся к ее губам, Вика инстинктивно отшатнулась, но потом робко ответила. От Алекса пахло мужским потом, пивом и мускусным запахом семени, и это были какие-то старые, забытые запахи, которые когда-то ей очень нравились. Когда он начал сильно и уверенно ласкать языком ее большую, пышную грудь, увенчанную крупными темными сосками, Вика сразу почувствовала, как откликается ее тело на присутствие мужчины. Его сильные, мускулистые руки взволновали ее еще больше, чем все то, что случилось пять минут назад, в спальне.

— Осторожнее! — всхлипнула она от желания, когда его пальцы раздвинули ее половые губы, проникая внутрь. — У меня давно там никого не было. В смысле, мужчины.

— Я буду осторожен, — пообещал Алекс, и медленно увлек ее на стоящий поблизости стул. Сам сел, а потом мягко надавил ладонью на ее макушку, давая понять, что сначала его надо возбудить. Встав на колени, Вика робко лизнула обмякший фаллос, и задрожала, ощутив во рту тоже давно забытый, но такой приятный вкус. А осознание того, что этот член только что побывал внутри ее дочери, окончательно снес ей крышу.

Сразу отбросив всю нерешительность, она принялась увлеченно сосать мужской орган, хорошо ощущая, как он крепнет и твердеет у нее во рту. Алекс одобрял ее действия поглаживанием по волосам, и время от времени шепотом давал указания, как и что лучше делать И Вика послушно их выполняла, вспоминая давно утраченные навыки ублажения мужчин. Она даже пошла дальше — дождавшись, пока член примет нужную форму, женщина подалась вперед, и зажала его между своими округлыми, крепкими грудями, сжимая и растирая его своими соблазнительными полушариями. Алекс не удержался от вздоха — для него это было в новинку. Юля никогда такого не делала, да и Аня тоже. Причины — слишком уж небольшие размеры грудей у обоих. А здесь все было как раз так, как нужно.

— Какой он красивый! — прошептала Вика, взасос целуя большую, красную головку.

Между ног появилось неутолимое желание заполнить лоно чем-то большим и твердым. Поднявшись, она оседлала любовника, и уверенной рукой направила его внутрь себя. По кухне прокатился ее низкий стон, когда обжигающе-горячий ствол проник в ее вагину, даря неописуемое блаженство. А когда мужчина начал ласкать языком ее раскачивающиеся перед его лицом соски, стон перерос в сдавленный, сладострастный вскрик.

Положив ладони на ее бедра, Алекс сам задал нужный темп, и Вика подчинилась ему, медленно раскачиваясь на его члене. Все забытое ожило, словно и не было этих двух лет без мужчин. Она снова была полноценной женщиной, занималась любовью по-настоящему, и это было великолепно. Легкая, неприятная боль, появившаяся при проникновении, прошла, и теперь она сама крутила тазом, постанывая от того, как движется внутри нее крепкий фаллос. А когда Алекс проник пальцем в ее лоно, и нащупал клитор, Вику тряхнуло, и она закричала, обмякнув на нем, и отдавшись проходившим через ее тело волнам наслаждения.

А в это время в спальне наверху Юля, стоя на коленях и опустив голову, двигала бедрами, подаваясь навстречу Ане — та, пристроившись сзади, лизала и трахала пальцами ее ненасытную вагину. Для Ани, впервые попробовавшую другую женщину кроме своей матери, это было волшебное ощущение. В другой ее руке уже ожидал наготове небольшой двухсторонний резиновый член приятного телесного цвета. Проведя одним его концом по влажным половым губам Юли, Аня улыбнулась, глядя, как женщина отчаянно крутит попкой, пытаясь насадиться на него. Дразня любовницу, она начала быстро вводить фаллос в ее чавкающее лоно, но не до конца, а всего лишь чуть-чуть, а потом сразу же выводить обратно. Юля терпела эта сладкую пытку, но потом не выдержала. Рухнув на спину, она трясущимися пальцами нанесла на свой анус смазку из тюбика, лежавшего рядом, потом схватила инструмент, и ввела его конец себе в попку.

— Теперь ты! — простонала она, дергаясь и извиваясь от того, как глубоко внутри ее маленькой попки движется большой, твердый предмет.

Аня раскрыла бедра, и насадилась на другой конец резинового члена. Замерев на несколько секунд, чтобы привыкнуть к размерам, две девушки поцеловались, жадно лаская язычками друг друга. Притянув к себе Аню, Юля задвигала бедрами, принимая в свою попку резинового бойца, а заодно толкая его навстречу, глубоко в лоно Ани. А та, захлебываясь стонами, подставляла под ее поцелуи свою грудь, вздрагивая всем телом от подступающего оргазма. При этом обе девушки еще и умудрялись ласкать друг другу пальцами клитор, усиливая ощущения.

Таким образом, они кончили два раза, и последний был самый сильный — настолько, что Юля вытащила из них резиновый член, отложила его в сторону, и начала быстро тереться своей вагиной об вагину Ани. Две сладкие пизденки, соединяясь и отскакивая друг от друга, быстро довели своих хозяек до головокружительного удовольствия. Два мокрых, обнаженных женских тела, прижавшись друг к другу, еще долго впитывали его.

— А где же Вика? — поинтересовалась Юля, после того, как Аня — уставшая, но безумно счастливая — сползла с нее.

— Я отправила ее к твоему мужу, — прозвучал ответ. — Пусть вспомнит, как это — быть с мужчиной.

— Интересно, — протянула Юля. — Может, пойдем, посмотрим?

— А пойдем, — согласилась Аня, которой тоже было бы любопытно взглянуть на свою мать в объятиях любимого Алекса.

Стараясь ступать как можно тише, любовницы направились на кухню — именно оттуда звучали низкие, приглушенные стоны. Увиденное полностью их удовлетворило. Лежа на полу, на спине, Алекс яростно двигал тазом, а его большой член входил в вагину Вики — та расположилась на нем сверху в позе амазонки, лицом к двери. Посмотрев на охваченное страстью лицо матери, на ее томные глаза, выдающие стоны горячие губы, затвердевшие соски, а потом разглядев в полутьме, как сочный фаллос растягивает ее вагину, Аня поняла, что сегодня все участники оргии остались полностью довольны.

— Пойдем, — шепнула Юля, увлекая девушку в ванную. — Помыться надо.

Ополоснувшись, они вернулись в спальню, рухнули на мокрые простыни, и прижались друг к другу. Вскоре к ним присоединились и Алекс с Викой — муж лег рядом с женой, а мать рядом с дочерью. Так все четверо и заснули, утомленные этим насыщенным днем.

***************

Проснувшись утром, Аня с удивлением обнаружила, что осталась в постели одна — остальные куда-то делись. Перевернувшись на живот, девушка томно потянулась, погладила свою киску, все еще переполненную полученным вчера наслаждением, и улыбнулась. Это был, несомненно, лучший день в ее жизни.

Вскочив с кровати, она потянулась было за одеждой, но потом решила не одеваться — натянула только трусики. В таком виде покинув спальню, Аня спустилась вниз.

— Эй, вы где?

— Здесь, на веранде, — ответила Вика с улицы.

Вика, Алекс и Юля сидели за небольшим, плетеным столиком, и потягивали кофе из чашек. Аня поцеловала мать, потом поцеловала любимого мужчину, а потом еще и Юлю. Все трое не преминули задержать взгляд на ее обнаженной груди.

— Давайте сегодня загорать топлесс, — предложила Юля, оценив конкуренцию со стороны девушки. — Прямо здесь.

— А соседи? — спросила Вика.

— Забор высокий, они ничего не увидят.

— Только загорать? — Алекс положил руку на бедро жены, и погладил его.

— Посмотрим, — улыбнулась она.

— А какая у нас вообще на сегодня программа? — поинтересовалась Аня. — Может, опять на речку пойдем? Там и позагораем.

— Программа на сегодня такая, что каждый может делать все, что захочет! — объявила Юля. — Отдыхать, заниматься любовью, гулять или купаться в речке. Сегодня суббота, а впереди осень, так пусть мы все сегодня отдохнем, как следует.

Вика от такого предложения смутилась — женщина уже давно забыла, что такое отдых, и такое обилие предложений заставило ее немного потеряться с выбором.

— А еще давайте сегодня дома все ходить без одежды, — внесла коррективы Аня. — Чего нам стесняться?

— А что? Я согласна, — ответила Юля. — Тем более, свежий воздух, надо, чтобы тело подышало. Алекс, ты как к этому относишься?

— Положительно, — ответил муж. — Никогда не был нудистом, но всегда хотел попробовать.

И тут же, подчиняясь уговору, все три женщины стянули с себя одежду, оставшись полностью обнаженными. Алексу надо было сдернуть с себя только плавки. Опасаясь, что сейчас на него опять набросятся и будут насиловать, мужчина ушел на кухню готовить завтрак.

— Мамуль, ты как? — спросила Аня. — Порядок?

— Все отлично, — улыбнулась Вика. — Теперь я понимаю, почему каждая из вас влюбилась в Алекса. Мне теперь тоже кажется, что я его люблю.

Это сообщение заставило Юлю вдруг призадуматься о чем-то своем. Неожиданно она вспомнила, что выходные на даче должны были дать возможность Алексу немного поиметь Аню — а теперь все вышло из под контроля, и вместо того, чтобы следовать плану и отвадить Аню от Алекса, она, Юля, грубо говоря, подсадила на член мужа еще и Вику. А сама занялась жестким сексом с Аней, хотя должна была делать это только с Викой.

— Пойду, помогу Алексу, — сказала Юля, и торопливо встала.

Оставшись одни, мать и дочь переглянулись.

— Трахаться пошла? — спросила Аня.

— Возможно, — не стала отрицать Вика.

Алекс совершенно спокойно выслушал слова жены, и его они совсем не взволновали.

— Знаешь, мне кажется,

не нужным нам никакие планы, — сказал он. — То, что вчера было, понравилось нам всем. Да, мы муж и жена, но мы явно созданы для того, чтобы не придерживаться дурацких рамок общественности. Вспомни отдых на курорте, и то, что было после.

— Думаешь, мы сможем стать вмести с ними большой семьей? — прищурилась Юля. — Где муж, жена, мать и дочь все друг с другом по очереди сексом занимаются? Это просто свингерство какое-то, только совершенно нестандартное.

— Скорее, шведская семья, — ухмыльнулся Алекс. — Юля, ты же хотела Вику?

Отпираться было бессмысленно.

— Да.

— А Аню?

— Да.

— А меня?

— Тебя — в первую очередь.

— Ну, вот! Что я за муж, чтобы ломать на корню желания жены?

— Но так же… не знаю, неправильно, что ли! — Юля в волнении заламывала руки. — Нам ведь так хорошо было только вдвоем! Неужели я такая похотливая шлюха, что позволила втянуть и себя, и тебя, в такой разврат? А как же Аня? Если тебе с ней больше понравится, чем со мной? Или Вика? Или мне больше с Викой? Или с Аней?

— Так, все, хватит! — Алекс решительно взял жену за плечи, и легонько встряхнул. — У нас выходные, а ты нам отдых испортить хочешь своим самокопанием. Давай сделаем так: эти три дня никто ни о чем не думает. А уже потом, когда все закончится, мы это все обдумаем, и на трезвую голову решим, что дальше делать, и как из этого выбираться. Также могу сказать, что ни Вика, ни Аня никогда не займут твое место в моей жизни. Потому что я люблю тебя, и только тебя.

— Я тоже тебя люблю, — прошептала Юля, целуя мужа. — Ты у меня такой хороший! Самый лучший!

На самом же деле, она знала, как поступить. Только не знала, как к этому отнесется Алекс. Но теперь, получив от него такие слова, Юля уже ни в чем не сомневалась.

***************

День провели, как и договаривались, в праздном безделье. Много разговаривали, и еще больше — трахались. Казалось, вчерашняя оргия не утолила, а только разожгла их голод.

— А! А! А! — подвывала на высоких нотах Юля, двигаясь на члене мужа, пока Аня лизала Алексу яйца, а Вика сосала и покусывала ее грудь.

— М-м-м-м! — мычала Аня, лежа на спине, и принимая член Алекса внутрь себя, пока Вика елозила попкой на ее лице, подставляя жаркое лоно под умелый язычок дочери, а Юля целовала Алекса, млея от того, как его пальцы хозяйничают у нее внутри.

— Да-а-а! Как же классно! — стонала Вика, когда Юля ввела ей в киску искусственный член. Изогнув голову, женщина заглотнула член Алекса, и задергалась, насаженная сразу с двух сторон, а Аня, похотливо улыбаясь, припала ртом к высоко поднятой попке Юли.

В последний раз женщины встали на колени друг рядом с другом, и предоставили своему мужчине самому выбирать, кого иметь первой. Алекс, которому хотелось закончить этот дикий сексуальный день чем-то особенным, решил сейчас трахнуть каждую из любовниц в попку. Только для Вики он сделал исключение, взяв ее вагинально, а потом вернулся к жене, и спустил свое горячее семя ей на грудь. И еще долго все четверо лежали без сил, не веря, что они такое пережили.

— Я словно в меду искупалась! — пробормотала Аня, поглаживая себя по сладко ноющему животу. — Давайте и в следующие выходные оргию замутим.

— Выходных ждать необязательно, — возразила Юля. — Ты можешь приходить к нам домой, когда захочешь. Только не сильно часто, хотя бы через день — нам же с мужем тоже хочется побыть только вдвоем.

— Приходить к тебе или к Алексу? — лукаво уточнила Аня.

— К нам обоим. Вика, тебя это тоже касается.

— Спасибо, — прошептала женщина. — Я обязательно буду приходить.

— И я к тебе, — улыбнулась ей Юля. — Короче, мы все будем ходить друг другу в гости, чтобы там от души потрахаться.

— Тогда уж нам лучше начать жить вместе, — пошутил Алекс. — А то замучаешься туда-сюда бегать.

— Слушайте, а как же классно, да? — спросила Аня, начиная поглаживать руками бедра матери и Юли, а ногой — обмякший член мужчины. — Мы теперь как одна большая семья! Только в эротическом смысле.

— Ну, насчет семьи ты не так уж далеко и ушла… — загадочно заметила Вика.

— В смысле?

— Да тут выяснилось кое-что, — ответила Юля. — Просто мы вам раньше не говорили.

— Что выяснилось? — Аня даже приподнялась. — В чем дело? Мы что, реально друг другу родственниками приходимся?

— В каком-то смысле, — кивнула Юля. — В общем, однажды после секса мы с Викой лежали и разговаривали. И зачем-то начали вспоминать родных и близких, а также общих знакомых. Просто сил продолжать заниматься любовью уже не было, а расставаться пока не хотелось.

— И? — Алексу тоже стало интересно.

— В общем, мой отец переехал в Россию из Владивостока, — начала Вика. — А до этого у него там была семья — жена и дочь. Которых он бросил, потому что ему предложили повышение на новом месте, а жена с маленьким ребенком в чужой край ехать не захотела. Здесь он встретил другую женщину, мою мать, и женился уже на ней, потом родилась я. Но отец, хотя и будучи подонком, свою бывшую жену, оставшуюся во Владивостоке, не забыл. Начал ездить к ней, деньги привозить, с первой дочерью видеться, короче, работал на два фронта. И доработался — поехал, однажды, да и угодил в автомобильную аварию.

— О! — невольно вырвалось у Ани.

— Да, — грустно отозвалась Вика. — А его жена — та, что бывшая — после его смерти сошлась с другим мужчиной, и уже от него родила вторую дочь.

— И этой дочерью была я, — скромно объявила Юля.

— Офигеть! — протянула Аня. — Вы это сейчас серьезно?

— Абсолютно серьезно, — подтвердила мать. — Конечно, кровными родственниками мы с Юлей не являемся.

— Но если принять за данное тот факт, что мы вроде как сводные сестры, — продолжила Юля. — То ты, Аня, вроде как моя сводная племянница. Если, конечно, таковые вообще существуют.

— Особенно, если учесть, что какие-то гены от моего отца через его бывшую жену Юле могли передаться, — добавила Вика. — Но это уже предположения.

Аня приоткрыл рот, переводя взгляд с матери на Юлю.

— Почему же вы раньше не рассказывали об этом? — подозрительно спросила она.

— Не хотели становиться чем-то больше, чем любовницы, — вздохнула Юля. — Но теперь уже какая разница? Все связаны порочным кругом.

— Нет, — твердо сказал Алекс. — Мы связаны судьбой. Сама судьба заставила нас встретиться, и то, что мы делаем, ею одобрено. Так давайте не будем с нею спорить, а будем продолжать делать то, что нам нравится.

Таким образом, теория измены не подтвердилась. Некоторым парам просто природой назначено не ограничиваться друг другом, а искать и пробовать что-то новое. И иногда это новое приводит к совершенно неожиданному результату. Например, когда ты, будучи счастливым, внезапно обретаешь еще большее счастье, или помогаешь кому-то его обрести.

Конец.