Стрижка

Вольный перевод рассказа "The Haircut" англоязычного автора Cybotic

Для меня стрижка — это своеобразное чувственное переживание, когда умелые пальцы пробегают по моим волосам, гладят по щекам, придерживают голову ровно, пока ножницы режут и подстригают. А потом я хорошо выгляжу и чувствую себя помолодевшим.

Мой обычный стилист — Барбара. Она своеобразна красива. Конечно, вряд ли бы ее взяли на работу моделью, но я уверен, что она заставляет оборачиваться многих мужчин, когда идет по улице. У нее мягкие каштановые локоны, касающиеся плеч. Черты ее лица несколько экзотичны, иногда она смутно напоминает ирландку, а иногда азиатку или даже латиноамериканку. Я думаю, что она из Калифорнии.

Барбаре всего 26 лет, но она определенно профессионалка в своем деле. Я ходил к ней уже несколько месяцев, прежде чем обыденный опыт стрижки стал для меня чем-то захватывающим. Стрижка у нее для меня стала чем-то вроде расслабляющей терапии во время сеанса, и в то же время оставляла меня несколько возбужденным по его окончанию.

Она любит носить на работе откровенную одежду. Ее узкие брюки и рубашки с глубоким вырезом просто восхитительны. Нежные, фруктовые духи, которые она носит, мягки и женственны и никогда не перегружают. Сидеть так близко от нее и чувствовать ее касания моего головы — это ощущение меня просто опьяняет. Ее глубокое декольте находится почти на уровне моего лица — так что мне видно довольно много. Внешне ее совершенно не заботило то, куда блуждают взгляды ее клиентов мужского пола. Но однажды все пошло несколько по другому.

У меня тогда был очень плохой день. Моя девушка позвонила мне утром из Монреаля, куда она отправилась на две недели навестить своих родителей. Она сказала, что раздумывает, стоит ли ей возвращаться ко мне. Сидя в кресле у Барбары, я чувствовал себя обозленным, немного виноватым и очень подавленным. Глубокое декольте моего стилиста отвлекало меня от тягостных мыслей и мне было очень трудно оторвать от него взор, хотя обычно во время стрижки я вел себя с Барбарой почтительно и осторожно. Но в этот день у меня не очень получалось контролировать себя, изображая почти не заинтересованный ее прелестями взгляд. Моя голова непроизвольно постоянно двигалась вслед за ее перемещениями вокруг меня, мешая ее выполнять свою работу. Сделав мне несколько замечаний по этому поводу, в конце концов она раздраженно швырнула ножницы на стойку и схватила меня за лицо обеими руками, словно пытаясь зафиксировать мою голову. В ее глазах одновременно читались и разочарование, и веселая улыбка.

— Послушай, — сказала она, — мне пришлось пройти длительные и дорогущие курсы, чтобы научиться всему этому ремеслу. Мы должны получить образование и лицензию, прежде чем прикоснуться к волосам клиента. Я думаю, что это очень важная работа. Люди приходят ко мне перед свадьбой, чтобы хорошо там выглядеть. Они приходят ко мне перед важными для них встречами. Даже политики и кинозвезды полагаются на таких людей, как я. А ты мне сейчас мешаешь своим верчением головы. Мешаешь мне делать свою работу качественно.

— Извини, Барбара.

— Послушай меня. Если тебе так нравится пялиться на мои сиськи, то считай, что я тебе разрешила это увлекательное занятие. Меня это разглядывание не очень заботит. Можешь смотреть открыто, не притворяясь, что это совершенно случайный взгляд. Но только перестань ерзать. Иначе ты рискуешь порезом уха или еще чего покруче. У тебя простой выбор.

После этих слов я позволил себе расслабиться блуждая похотливыми мыслями о ее груди и не только. Барбара стала моим постоянным парикмахером. Ее разрешение создало между нами что-то вроде ритуальной близости. Она гладила мои руки и массировала плечи. Ее ногти щекотали мне шею, прежде чем она начинала резать мои волосы. Я стал заказывать ей мытье головы ароматическими шампунями в отдельной комнатке с ванной для головы, чтобы продлить это волнующий опыт. Чувствовать, как ее пальцы мягко массируют мне голову, было удивительно приятно. А ощущение ее груди, прижавшейся ко мне во время ее наклонов, было более чем приятным.

Во время одного из этих замечательных сеансов мытья шампунем расслабление переросло в эротическое напряжение. Я почувствовал, как мой член напрягся в штанах и ен стал этому противиться. Эротические фантазии и образы проносились в моей голове с тем же темпом, как мои мокрые волосы скользили сквозь ее пальцы. В моем воображении она делала мне долгий, медленный минет. Ее язык был так же талантлив, как и пальцы. Она лизала мои яички и целовала мои бедра. Она сняла с себя всю одежду и забралась на мой член, чтобы скакала на нем как кобылица. Потом мы поменялись местами. Я имел ее во всех мыслимых позах. Я трахал ее киску, задницу и сиськи. А она умоляла меня кончить ей в рот.

— Похоже, тебе это нравится, — сказала она, прерывая мои эротические грезы.

Я глаза и посмотрел на нее в замешательстве. Ее глаза определенно смотрели вниз на мою промежность. Я сам посмотрел туда же и увидел очевидную выпуклость, торчащую у меня между ног. Я ужасно смутился и извинился, но она сказала, что все в порядке.

— Не беспокойся об этом, — сказала она, — я рад, что тебе сейчас нравится. Это значит, что я делаю хорошую работу. Надеюсь, что ты думал именно обо мне.

Я все еще был смущен, но кивнул ей, не смея отрицать. Ведь это был не первый раз, когда я фантазировал о ней. Просто это был просто первый раз, когда она меня поймала на этих мыслях.

— Так расскажи мне об том, что ты сейчас представлял, — попросила она.

Я отрицательно покачал головой, не собираясь рассказывать ей грязные подробности своего дневного забытья.

— И все-таки мне интересно, что ты там себе вообразил. Сядь в кресле поудобнее, — улыбнулась она, — мы никуда не торопимся, а ты мой последний клиент на сегодня по записи. Раньше закрытия салона я все равно уйти не могу — так что время у нас есть. Рассказывай и совершенно не стесняйся.

Я улыбнулся и поблагодарил ее за понимание пикантности моей ситуации. Но мое смущение растопило мою эрекцию и желание рассказывать, поэтому я просто встал с кресла. Она подмигнула мне и повела меня из комнатки с ванной для головы в свой дальний уголок салона. Я последовал за ней, стараясь сохранить внешнее достоинство.

Как только я села в кресло и этот простынный фартук был пристегнут ко мне, я почувствовал, что уже немного больше контролирую себя. Однако это была всего лишь иллюзия. Как только ее волшебные пальцы снова прошлись по моим волосам, чувственный эротизм снова затопил меня. Моя эрекция вернулась, пульсируя и пульсируя. На этот раз простыня скрыла меня от ее взгляда, и я снова погрузилась в свои фантазии.

Мы сидели в горячей ванне, и только что выскользнули из наших купальных костюмов, когда я решил стать немного смелее. Забравшись рукой под простыню, я принялась тереть свой член через брюкиу. Когда я прикасался к ней в своих фантазиях, я тайно прикасался к своему члену. Она стояла позади меня, и ее ножницы перестали двигаться. Она наклонилась близко ко мне и прошептала мне на ухо:

— Давай, вытаскивай его, — сказала она. — Я уже закончила с твоими волосами, а остальным девочкам не видно, что ты мастурбируешь. Они скоро уйдут через заднюю дверь. Парадная дверь уже заперта. Так что можешь продолжать наслаждаться, не стесняясь меня. Уверена, что нас никто не потревожит.

Я больше не испытывал смущения и сделал то, что она предложила. Под защитной простыней я расстегнул джинсы и немного стянул их, чтобы вытащить член. Она отложила ножницы и принялась массировать мне шею и плечи. Она прислонилась ко мне, прижавшись грудью к моему затылку. Это было невероятно возбуждающе, но она еще не закончила. Она обошла меня с левой стороны. Я увидел, как она оглянулась на других девушек и потом наклонилась вперед. Мое лицо совсем уткнулось в ее декольте. Я мог чувствовать запах ее сладких духов там. Она схватила мою левую руку и потянула ее вверх между своих ног, затем вернулась к массажу моих плеч. Моя рука потянулась прямо к ее киске. Я не мог чувствовать каждую деталь через ткань, но материя ее брюк для работы была довольно тонкой и растягивающейся. Так что я почти мог засунуть в нее палец. Если бы ее брюки были чуть свободнее, я бы точно так и сделал.

Это не заняло много времени. Киска Барбары в моей руке и ее груди на моем лице слишком большой стимуляцией. У меня пошел сильнейший оргазм. Я чувствовал, как сперма выстреливает через мой член и попадает на мою руку. Это было невероятно. Барбара тяжело дышала, но я не думаю, что она пережила оргазм ридет. Я бы с удовольствием помог ей, но она меня не пригласила. Она высвободилась из моей руки и, подойдя к полке, оторвала несколько бумажных полотенец и смочила их водой из баллончика. Потом взяла мою левую руку и вложила в нее бумажное полотенце, чтобы я мог привести себя в порядок.

— Не беспокойся о беспорядке на стуле или фартуке, — сказала она мне, — это моя рабочая территория. Так что я все уберу. А в следующий раз запишись ко мне на прием за пару дней под конец моего рабочего дня. Может быть, я надену юбку для тебя. Может быть, если будет настроение. А пока я ничего тебе не гарантирую на этот счет. Так что лучше не обольщайся…

Я оделся и нащупал кредитную карточку. Она взяла с меня деньги за мытье шампунем и стрижку, а я оставил ей чертовски хорошие чаевые.

— Спасибо, — сказала она, — но в этом действительно не было необходимости. Моя профессия — стричь волосы. Все остальное было для меня просто милой забавой…