Страсти моей молодости (3 часть)

И Володя и Зина очень обрадовались нам, сумку с мамочкиными вкусностями они сразу же раскурочили и всё выставили на стол. Так что стол у нас оказался просто великолепным и полным всяческих лакомств. Ну а где ваш ребёнок — Вика? Гомерический хохот — Вике уже 18 лет, она сейчас у подруги, вечером они едут в Симферополь — для окончивших первый курс универа будет экскурсия по ЮБК, а на втором курсе — сочинение на данную тему, всё же они все будущие учителя.

После насыщения и с полными животами все решили прогуляться по центру Евпатории, но я решил немного отдохнуть — нога побаливает, ушиб вчера. Ну хорошо, Володя распушил хвост перед Викой и они идут в один хитрый подвальчик, там попробуют все вина и купят нам отличные коллекционные с крымских виноградников. Цимес!

Вскоре после их ухода в квартиру ворвался бешеный вихрь — Вика собственной персоной. Обалдеть! Как она выросла и какая стала красотка! Я помню её школьницей 16 лет и вот, спустя пять лет, передо мной студентка уже второго курса. А какие у неё горячие сладкие губы, как страстно она меня целует! Эти тугие бугорки её выпуклой груди — я даже почувствовал лёгкое шевеление в трусах. Вика, почувствовав это, засмеялась — я тебя возбудила?

— Паша, а ты ведь обещал жениться на мне! Не помнишь, пять лет назад!? Я это точно помню и собираюсь только за тебя замуж — имей это в виду. И чтоб я эту весьма нахальную блондинку больше не видела, хорошо? Вскоре я уезжаю — поцелуй меня крепче!

Но одними поцелуями дело не обошлось и вскоре мы, почти совсем раздетые, лежали на кровати в её комнате. Вика вовсю подмахивала мне и сладко стонала. Кончить она разрешила в неё — уже ухитрилась выпить таблетку, какие они коварные и хитрые, все представительницы женского рода — хоть юные, хоть взрослые!

— Пашенька, мне так хорошо с тобой! Так чудесно, я ведь всё это время ждала тебя! Пообещай. что женишься на мне в следующем году. Я буду тебе хорошей женой. И помни — мне с тобой очень хорошо! Очень! Я буду ждать тебя!

Как сообщила мне по дороге на автовокзал Вика, у неё небольшое влагалище, 12 сантиметров всего, большие члены ей доставляют боль, а меньшие — неудовольствие. Она вот решила подготовиться к встрече со мной — как только ей исполнилось 18 лет, она избавилась от девственности, чтобы нам было хорошо сразу заняться сексом. Интересная логика! А вот мой «красавчик», как она пошутила — подошёл ей отлично и она хочет замуж только за меня. Я ей подхожу по всем параметрам, так что… И я поклялся, что женюсь только на Вике, заслужив капельку слёз и горячий поцелуй.

На автовокзале получился небольшой юмор — нам сообщили, что автобус будет через полчаса, так что все студенты Викиной группы расселись перекусить и тихонько выпить крымского вина. Мы с Викой стояли в полутьме большого платана и целовались и вдруг Вика стала тихонько хихикать. В чём дело? А к нам подошла-подплыла такая высокая аппетитная девушка и, нежно поцеловав Вику, стала буквально приставать ко мне.

А Вика, посмеиваясь, удивила меня — предложив дать этой девушке в ротик, это её подруга, она сейчас выпила и в таком состоянии ей срочно нужен мужчина в любом варианте. Через секунду эта нимфоманка стояла на коленях и сладостно причмокивала, катая в своём ротике мой член и умело лаская его своим нежным язычком. Обалденная ситуация — эта подруга-распутница так ласкает мой член своим умелым ротиком, а Вика прижимается ко мне своей упругой грудью и целует в губы, а я мну её попку, засунув руку под короткую юбочку. Как ни смешно — а кончили мы все втроём почти одновременно! Я был в полном восторге, да и девушки тоже!

Посадив Вику в автобус и получив сладкий поцелуй на прощание, я поплёлся домой. Там уже вся компания собралась и обсуждают качества крымских вин, и как их нужно пить — холодными или подогретыми, как в рассказе Тургенева. И сами уже весьма тёплые и даже подогретые, недаром Зиночка так сладко меня расцеловала, когда я рассказал, что проводил Вику и усадил её в автобус на Симферополь.

Я решил выдать свой армейский тост и тут случилось всё самое интересное: «За успехи самой скромной и самой громкой ВЧ 27275 и полковника Орловского!» И тут смотрю — Вовка поднялся и стоит, вытаращив глаза и открыв рот:

— Паша, а какое условное название этой части? И почему именно Орловский, ты можешь ответить? Паша, скорее, я жду …

— Да всё просто. Наша часть называется «Спецдесант войск ПВО», а Орловский — просто такая условная фигура, командовал частью крутой подполковник Друзь. Вовка, да что с тобой?

Он крепко обнял меня, а потом выдал обалдевшим женщинам — мы ведь с ним служили в одной части — очень секретной. И все, кто был в своей группе — побратимы! То есть, в случае военных действий нас забрасывали партиями в тыл, нас так и называли «террор-группы». И, если кто-то погиб, то те, кто в группе, обязались помогать жене или подруге погибшего. И даже жениться на вдове, если она согласна! А почему побратимы? — Мы менялись своими жёнами и подругами, потому теперь все полностью родные и родственники, вот так! И был такой у нас мотив — тот, кто женщинам понравился …

— Как я поняла, что и сегодня вам обязательно нужно стать побратимами и поменяться жёнами и подругами, — негромко и задумчиво выдала Зина. Вовка только кивнул и вновь обнял меня — обалдеть, какая встреча! Мы были из разных групп, а там ведь кругом одни секреты.

— Ну раз надо, то я согласна. Похоже для них это очень-очень серьёзно, — тихо произнесла весьма «тёплая» Лиля, еле шевеля языком.

Мы с Вовкой от такого неожиданного заявления даже немного протрезвели. Встретиться сослуживцам из этой части и так, совершенно случайно — невероятная редкость и даже удача. Потому что мы всегда обязались стоять друг за друга! Когда мы были в увольнении в городе, нас никто никогда не задирал — знали, что подобное весьма чревато. Заденешь ненароком одного — будешь потом иметь разборки со всей частью! И весьма болезненные!

Мы подняли наши бокалы с чудесным крымским вином и выпили на брудершафт, сначала мы с Вовкой, потом я с Зиной, а Володя — с Лилей. А после и девушки друг с другом — чтобы никакой ревности! Вот только их поцелуй длился очень долго, а Лиля вообще стала так страстно гладить по классной груди Зину, что мы с Вовкой даже немного прибалдели от увиденного. Затем каждый взял на руки свою девушку и отнёс в комнату, положив на кровать — тоже традиция своего рода, только на руках нужно отнести!

Было так томительно-сладко целовать и раздевать Зину — я о таком мог только мечтать, да ещё с полного согласия её и мужа! Вскоре за стеной раздались сладкие охи и стоны Лильки — она вообще страстная особа, видно Вовка старался вовсю. Ну и я решил именно сейчас не ударить лицом в грязь — после моих ласк и страстного куни Зина заорала в голос! Кончить она вдруг предложила мне в свой сладкий ротик, что я сделал с большим удовольствием и был в нирване. Какая она классная, эта Зиночка!

Мы потом ещё немного посидели за столом, восстанавливая наши мужские силы. Вовка прошептал мне на ухо, чтобы я не вздумал ставить Зине по пять «палок», а то она войдёт во вкус и что ему потом делать, годы уже не те у него. Мы посмеялись, а он, шепнув, что Лилька очень классная и сладкая, потащил мою подругу в спальню. Мне Зина тоже очень понравилась , хоть она и старше меня намного, но в постели она ещё и фору кой-кому даст. Или просто даст! Я был очень доволен — исполнилась моя давняя мечта насчёт Зины.

Да ещё вышло немного смешно — Зина кончила и попросилась поспать, а то я её совсем затрахал на втором «заходе», но я ведь не кончил. Ладно, иду в ванную, а там плещется Вовка. Зашёл я тогда в спальню, а Лилька лежит на животике — голая совсем и в весьма соблазнительной позе (похоже уже заснула) Я тогда пристроился к её соблазнительной попке и вскоре с удовольствием кончил в её тугую дырочку, которая после Вовки приняла моего «дружка» весьма благосклонно. Вот только после этого я уснул в обнимку с Зиночкой — какая она горячая и сладкая, ну и спал весьма крепко.

Но наши приключения только начинались!