шлюхи Екатеринбурга

Сперма Маэра

Алекс разбежался и прыгнул.

Вода в крошечном озерце возмущенно заколыхалась. Маэр уже ждал его там.

Вынырнув и откинув со лба мокрые волосы, Алекс посмотрел на свое искаженное отражение в воде: светящиеся зеленые глаза, золотистая, искрящаяся кожа и глубокие острые скулы.

Он рассеяно провел рукой по своей груди, коснулся потемневших твердых сосков и поднял голову:

— Так… я теперь тоже… дитя Природы?

Маэр медленно кивнул и приблизился.

— Теперь ты – часть этого леса, — Маэр чуть улыбнулся, — твое тело впитало мое семя и переродилось.

Он коснулся щеки Алекса, потом приблизился и поцеловал его.

— Ты мой, — прошелестел он, снова отстраняясь, — а я твой.

Алекс улыбнулся. Он и сам до конца не понимал почему, но точно знал – именно эта судьба и ждала его всю жизнь.

Вскоре они вылезли и легки рядом с водой на густую траву. Маэр растянулся, поставляя себя теплому солнцу, отчего его кожа заискрилась и засияла. Алекс стал разглядывать себя.

Он выглядел еще красивее и сильнее: сильные изящные руки, грудные мышцы словно чуть увеличились, из-за чего между ними образовалась глубокая ложбинка. Соски стали крупнее и темнее. Они затвердели и теперь буквально торчали. Алекс сжал свой сосок большим и указательным пальцем, а затем переместил руку ниже – к паху.

На лобке по-прежнему темнели волосы, но вот член и мошонка изменились. Пенис стал чуть толще и чуть больше, его головка немного изменила цвет, а мошонку словно раздуло изнутри. Алекс положил на нее ладонь, чувствуя, как внутри перекатываются крупные тяжелые яйца.

Чувствуя непонятное возбуждение, он подскочил и, извернувшись, стал разглядывать свои ягодицы: гладкие и твердые, манящие и округлые.

Алекс заулыбался и повернулся к Маэру. Тот спокойно откинулся на траву и наблюдал за ним.

— Я прекрасен, — с волнением выдохнул Алекс. Маэр рассмеялся. Его белые, сияющие словно рыбья чешуя, зубы невероятно контрастировали с вишневыми полными губами.

— Точнее и не скажешь. Ложись рядом.

Алекс, все еще до конца не веря в происходящее, прилег, а Маэр перевернулся на бок и положил ладонь на грудь Алекса.

— О да, — негромко произнес тот, — твое сердце бьется иначе. Так же как и у меня. Послушай.

Алекс сначала протянул руку, но потом передумал. Он легко толкнул Маэра на траву и приложил ухо к его груди. Сердце билось сильно, громко и совершенно по-другому.

— Три удара и… пауза, — удивленно прошептал Алекс, а затем прислушался к своему сердцу, — и у меня так же.

— Я же говорил, — Маэр пожал плечами. Они сели, и дитя Природы взял руку юноши в свою, поцеловал и приложил к своей груди:

— Слышишь его стук? Мое сердце отныне принадлежит тебе одному. Оно бьется только для тебя.

Алекс почувствовал, как кровь приливает к щекам, но Маэр был совершенно спокоен. Он взял другую руку парня и положил на свою мошонку, из-за чего член слабо дернулся.

— Мое сердце и мое семя принадлежат тебя. Сожми их.

Алекс осторожно сжал его мошонку, отчего кожа натянулась и контуры двух яичек отчетливо проступили под пальцами.

— Сильнее.

Алекс нахмурился и сжал. Маэр тихо охнул, но не дернулся.

— Почувствуй их. Почувствую жизнь в моем теле и семя в моих чреслах. Я отдаю тебе все это, любимый.

И, не дожидаясь ответной реакции, Маэр поцеловал Алекса, обвив его руками. Тот с жаром ответил на поцелуй, чувствуя, как их соски соприкасаются и трутся друг от друга. Его пенис стал стремительно увеличиваться.

— Я люблю тебя, — прошептал он, ощущая горячий язык Маэра, — и я хочу тебя сейчас!

Маэр что-то промурлыкал и откинулся на спину. Юноша тотчас устремился к соскам этого прекрасного существа. Они были такие же как у него. Алекс стал ласкать языком этот твердый и теплый сосок, вызывая слабый стол Маэра.

— Любимый…, — прошептал он, усыпая поцелуями сначала мощную грудь, потом красивые твердые мышцы живота, дойдя до пупка. Поцеловав его и скользнув в него языком, Алекс почувствовал, как ему в кадык упирается что-то твердое, горячее и влажное. Он чуть опустил взгляд и увидел горячий эрегированный член своего любимого.

— Я выпью твое семя, но не сейчас. Сейчас я подарю тебе своё!

Алекс отстранился, взял Маэра за ноги и задрал их. Упругие, такие желанные ягодицы раскрылись, и показался вожделенный анус. Алекс склонился над ним и облизнул.

Маэр издал короткий стон. Алекс продолжал ласкать его языком. Колечко ануса так и манило дарить ему удовольствия, целовать его, ласкать языком, увлажнять, чтобы потом…

Юноша выпрямился и, встав на колени, чуть изогнул спину. Его член с серебристой каплей смазки уперся точно в анус, оставляя там свою влагу.

— Твое семя должно быть во мне, — прерывисто выдохнул Маэр. Алекс улыбнулся и обхватил щиколотки своего любимого. Поцеловав мягкие пяточки нежной кожи ступней, он уперся головкой пениса в анус, чувствуя внутри себя невиданное желание. Он хотел Маэра, он любил это сказочное прекрасное существо. Он хотел войти в него.

Посмотрел ему в глаза, Алекс вошел. Тот откинул голову, выгнул спину и вскрикнул, и в этом крике была слышна боль, но еще и страсть, желание и удовольствие.

Алекс чувствовал вокруг своего члена упругую горячую и влажную плоть. Его мошонка коснулась ягодиц Маэра с легким шлепком.

Юноша чуть сдвинулся и стал медленно трахать Маэра, ощущая, как анус возлюбленного все сильнее увлажняется и растягивается под стоны и вскрики.

Это было ни с нем не сравнимое удовольствие – входить в своего любимого, чувствовать, как яички бьются о ягодицы, чувствовать, как они разбухают от скопившегося внутри семени.

Он увеличил скорость и сам начал постанывать. Его тело покрылось испариной. Маэр, увидел в это, облизнул губы и застонал сильнее, алчнее.

Алекс ускорялся. Сердце в его груди стучало как ненормальное, пот струился по ложбинке вниз, по животу и капал на член.

Он ощущал, что близится финал, что семя в его яичках готово брызнуть неукротимым горячим фонтаном, мощной струей. Он приоткрыл рот и стал вскрикивать сам, все усиливая темп. Маэр тоже кричал от удовольствия.

И вот Алекс выгнулся и громко охнул, потому резко остановился и грубо толкнул член так глубоко, как только мог. Его сперма вырвалась из чресел. Он изливался в Маэра и не мог остановиться. Его семя все лилось и лилось. Он почти не помнил себя от блаженства.

Последними движениями он оставил внутри Маэра все до капли и медленно вышел. В мошонке чувствовался легкий тянущий дискомфорт, словно яички полностью опустели.

Алекс и блаженным вздохом выдохнул и опустил ноги Маэра.

— Я чувствую его внутри себя, — прошептал тот, прикрыв глаза, — твое семя завершит процесс.

— Процесс…?

Он не очень понимал, что тот имел в виду. Юноша видел вставший колом член Маэра и не мог думать не чем, кроме как об этой головке, которая так жаждет ощутить его мокрый язык и яйца, что хотят излиться ему в рот.

— Теперь мы связаны. Круг замкнулся навсегда и… ооох!!!

Маэр охнул, когда губы Алекса обхватили его пенис. Юноша облизывал головку, взяв обеими руками яйца. Он сжал их стал достаточно грубо массировать и надавливать на них. Его любимый постанывал от этого, но не возражал. Эта боль в яичках странным образом сочеталась с наслаждением.

Алекс сосал ему член, ощущая дивный вкус смазки во рту, отчего желание вкусить семени лишь усиливалось. Настолько, что даже его собственный член снова так наливаться силой.

Маэр задышал чаще и прошептал:

— Мое семя… оно… идет…

Алекс заглотил член полностью, чувствуя, как горячая сперма ударяет ему в глотку. Он замер, чуть двигая головой, чтобы головка пениса продолжала тереться о его горло. Сперма продолжала течь. Он вынул член изо рта, и она потекла по стволу к мошонке.

Юноша с жадностью приник к ней губами, слизывая ее и глотая, почти потеряв сознания от этого непередаваемого вкуса. Маэр спазматически напрягал мышцы живота, стараясь отдать как можно больше спермы Алексу. Тот, собрал последнюю капельку губами, улыбнулся и сказал:

— Эта капля для тебя.

Маэр удивленно посмотрел на него:

— Поцелуй же меня!

Алекс стремительно склонился, а их уста соединились. Маэр попробовал на вкус собственное семя и произнес:

— Ммм, дивный вкус…

Алекс кивнул и лег рядом, обняв Маэра и целую его.

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки