шлюхи Екатеринбурга

Соседка, Часть 5

Не думал, что вернусь к этой теме, но после встречи с товарищем, решил продолжить рассказ. В его жизни произошли серьезные изменения, о которых, я думаю, будет интересно узнать и моим читателям. ( Кто раньше не читал мой рассказ «Соседка» 2013 года в 4-х частях — прочтите, а кто читал, рекомендую вспомнить, перечитав). Итак:

СОСЕДКА

Часть 5

Прошло несколько лет, пять, шесть, а может и больше. Постепенно Николай Григорьевич стал забывать свою пассию, даже один раз увлекся другой женщиной, но ненадолго. С сыном встречался редко, даже их обычные еженедельные посещения бани сошли на нет. На Марине Ромка, естественно, не женился и этого никак не мог простить отцу.

Николай и сам никак не мог прийти в себя, постоянно задаваясь вопросом случайно ли было ее знакомство с сыном. Да тут еще и по работе неприятности. Не нашел общего языка с начальником, который был вдвое моложе его. Даже однажды, чуть выпив перед дежурством, что категорически возбранялось, не удержался и съездил зарвавшемуся сопляку по морде. Последствия незамедлительно сказались. Намечалось сокращение штатов. Естественно, сократили именно его. Пенсия, правда, была по нашим меркам приличная, но чувствовать себя настоящим пенсионером никак не хотелось.

Обычно, повалявшись в постели, Николай Григорьевич шел на кухню, готовил себе непритязательный завтрак, ел, собирался и шел гулять. По дороге случалась какая-нибудь пивнушка или кафешка, угощавшая посетителей своей продукцией, так что к обеду Николай обычно возвращался и сытым и слегка пьяным. Однообразие жизни заставило, в конце концов, купить компьютер, и теперь он часами мог сидеть в интернете, следя не только за телевизионными новостями.

Однажды, придя домой, он разделся, помылся и только тогда заметил мигающий огонек автоответчика. Лет двадцать назад он привез его из Японии. Технологии шагнули далеко вперед, но он по-прежнему включал его, уходя из дому. Николаю Григорьевичу давненько никто не звонил на домашний номер, благо существовала мобильная связь, а тем более не оставлял сообщений.

« Заеду завтра часов в пять, будь дома. Целую», — услышал он хорошо знакомый голосок, мгновенно трезвея.

« Неужели, неужели она»? Он никак не мог поверить в происходящее. Снова включив воспроизведение, он все же убедился, что это действительно был голос Марины.

В эту ночь спал он беспокойно, ворочался во сне. То и дело ему мерещилось что-то, воспоминания кружили голову. Утром встал помятым, с головной болью. Гулять не пошел. Вместо этого сделал зарядку и долго стоял под контрастным душем, приходя в себя. Время, будто резиновое, тянулось до бесконечности долго. Стрелки настенных часов будто замерли. Николай вдруг спохватился, что ничего не припас к столу. Сбегал в соседний супермаркет, взял бутылку коньяка, шампанское, фрукты и большой «Киевский» торт.

Когда минутная стрелка после 17.00 сделала пол оборота и он уже, отчаявшись, открыл бутылку коньяка, выпил и, прихватив сигареты, вышел на балкон. Как раз в этот момент у подъезда остановилась небольшая иномарка приглушенного розового цвета. Дверца машины приоткрылась, показалась длинная стройная ножка, вслед за которой появилась и ее обладательница. Это была она. Цветущая, улыбающаяся Марина вихрем влетела в квартиру, повисла у него на шее, целуя в губы.

Через пару минут, позабыв о накрытом столе, они оказались в постели. Он так безумно хотел ее, что без стеснения начал срывать одежду еще в коридоре. Жадно обхватив губами набухший сосок, он блаженно втянул в себя затвердевшую горошину. По телу Марины прокатилась дрожь вожделения. На ней оставались только маленькие голубые трусики, которые он снял одним рывком, отбросил в сторону. Член рвался наружу, оттопыривая ткань джинсов. Покрывая лихорадочными поцелуями обнаженное тело, он потянулся рукой к карману, где лежал презерватив.

— Не надо, — прошептала она, судорожно вздыхая. – Давай так.

Марина сама расстегнула змейку на его джинсах, высвободила твердый, налитый кровью член и направила в себя. Николай уже не мог сдерживаться, он резко подался вперед, наполняя ее до упора. Марина приподняла бедра сама, насаживаясь на его член, несмотря на большой размер, вбирая в себя полностью. Она двигалась быстрее, чем он, доводя до исступления, вращая бедрами, как в диком танце, а потом, останавливаясь, чтобы перевести дыхание. Он уже рычал от нетерпения, врезаясь в ее горячее лоно все сильнее и резче, чувствуя, как она выгибается ему навстречу, отдаваясь жадно и неистово.

Закинув ее ноги к себе на плечи, теперь он двигался рывками, удерживаясь за спинку кровати, вырывая из ее перекошенного страстью рта громкие стоны и крики. Он чувствовал, как головка члена касается матки, боялся, что причиняет ей боль, но она не давала отстраниться, раскрываясь жадно, неутомимо. Ее бурный оргазм застал его врасплох, мышцы влагалища так сильно сжимали его член, что он чувствовал, как на него накатывается волна наслаждения, еще немного, и он кончит. Слишком долго хотел он ее, слишком долго терпел это бешеное желание.
Марина не дала ему отстраниться, она сжала его ягодицы руками и подалась навстречу, извиваясь, как змея, насаживаясь на его, готовый взорваться член все быстрее и быстрее. Наверное, впервые в жизни Николай закричал, крик перешел в рычание, а оргазм был просто ослепительным. Она все еще продолжала двигаться под ним, выжимая последние капли. Он взглянул на ее высоко поднимающиеся груди, полузакрытые в истоме глаза и его переполнило чувство трепетного восторга. Наконец, она снова была рядом, он мог целовать, трогать ее, наслаждаться прелестями молодого горячего тела.

Он лег на спину, притянул белокурую головку к себе на грудь. Она покорно забросила руку ему за шею, подтянув ногу, опустила ее на его бедро. Повинуясь какому-то порыву, Николай Григорьевич взял рукой ее ладошку, поднес к губам и… обомлел. На ее пальчике тускло поблескивало обручальное кольцо.

— Ты…

— Да, Коленька, я замужем, — предвосхищая его вопрос, пробормотала Марина. – Уже три месяца, — добавила она, еще крепче прижимаясь к его не очень молодому, но по-прежнему поджарому мускулистому телу.

Пока они лежали, отдыхая после пережитой вспышки страсти, Марина поведала Николаю Григорьевичу об изменениях, произошедших в ее жизни. При этом о Ромке не произнесла ни слова, понимая, как ему было бы больно слышать об их отношениях. Замуж она вышла за соседа своей матери, с которым иногда встречалась, приезжая к ней в Переяслав.

За последнее время он преуспел, из обычного предпринимателя превратившись в успешного бизнесмена. Теперь он возглавлял две туристические фирмы и был владельцем небольшого отеля в Киеве. С Мариной он и раньше встречался, но никогда не заводил разговора о личной жизни, а тут решился. Она как раз переживала разрыв с Ромкой, мучилась из-за неприятной истории с Николаем и потому, почти не задумываясь, согласилась на предложение руки и сердца Олега, так его звали.

Николай Григорьевич слушал молча ее повествование и пытался утихомирить волну гнева, поднимавшуюся в его груди. Хотя, чего еще можно было ожидать от молодой экстравагантной девицы, годящейся ему как минимум в дочери. Но все равно ему было неприятно слышать о ее свадьбе, о которой она с воодушевлением щебетала, поглаживая одной рукой его живот. Впрочем, не он был ее целью.

Шаловливые пальчики то и дело проскальзывали ниже, касаясь покоящегося на нем члена. В какой-то момент он почувствовал, что его орган начал снова наливаться живой силой. Несколько лет бездействия (случайный секс у его был, но не регулярный) давал о себе знать. В это время белокурая головка его гостьи переместилась чуть ниже, потом еще. Теплые губки коснулись головки члена. Хотелось верить, что он для нее дороже молодого мужа. Иначе не пришла бы к нему. Хотя, иди пойми этих молодых раскрепощенных девиц.

— А как ты вырвалась сегодня? – спросил Николай, запуская руку в русые пряди. – Муж не вздумает искать?

— Он улетел, — с легкой усмешкой, ответила Марина. – Работа у него такая. Каждый новый отель приходится опробовать на себе. Сегодня в Египет улетел, отель в Табе проверить.

— И ты…

— А я сразу к тебе, — не поняла вопроса молодая женщина. – Ты не рад?

— Рад, рад, — забеспокоился Николай Григорьевич. – Еще как рад.

— То-то же, — ухмыльнулась Марина, еще ближе придвигаясь к просыпающейся «игрушке».

Николай даже чуточку подзабыл, как она может управляться с его членом. Ему раньше нравилось, с каким усердием она сосет. Но сейчас она превзошла сама себя. А может, набралась большего опыта. Навязчивые мысли снова полезли в голову.

— А мужу делала минет? – спросил он, заранее настраиваясь на положительный ответ.

— Олегу нет, не делала, — на секунду оторвавшись от него, ответила Марина снова заглатывая твердеющую плоть.

Дальше расспрашивать Николай не стал, полностью отдавшись завораживающему процессу. Он второй раз за этот день почувствовал себя настоящим мужчиной. Все же годы брали свое, но не в этот раз. Оторвав губы Марины от звенящего в напряжении члена, он приподнял ее за талию и одним махом насадил на него вожделенно трепещущее тело. Член вошел в нее до упора, заставив взвизгнуть молодую женщину от восторга.

Выждав несколько секунд, привыкая к его размеру, она начала плавно двигаться, то снимаясь с него почти полностью, то снова оседая, впуская его в себя на всю глубину. Николай Григорьевич лежал под ней, блаженно улыбаясь, и откровенно любовался извивающимся в пароксизме страсти телом подруги. Но вот она замерла на какой-то миг, а затем, упершись ладонями в его грудь, «застрочила» попкой, пружинисто и часто подпрыгивая на члене. Ее дыхание сбилось, глаза подкатились вверх, и с громким протяжным стоном она кончила, забившись в экстазе. Белокурая головка опустилась на его грудь, горячие губы прижались к ней, целуя.

— Сейчас помру, — донесся до него ее шепот.

— Не сейчас, — ответил Николай, выдергивая из нее свой член и переворачивая ее на спину.

Переместившись вверх, он уперся коленями в покрывало, устраиваясь на ее груди. Блестящая от ее соков головка члена ткнулась в девичьи губы. Марина с улыбкой на лице, открыла рот, вбирая ее в себя, с тихим всхлипом всосала глубже. Под уже подзабытые чмокающие звуки и вздохи я кончил буквально через пару минут, спустив ей прямо в рот.

Поздний ужин прошел на «ура». Выпили все, заедая вкусным тортом и фруктами. Николай был на верху блаженства, радуясь возвращению молодой любовницы. А ведь впереди их ждала еще целая ночь, возможно и не одна.

Продолжение следует…