Сколь верёвочка ни вейся… Часть 5

***

Володя выбежал из подъезда растрёпанный, взбешённый, раскрасневшийся, задыхающийся от ярости. На пару минут остановился, пытаясь успокоиться и собраться с мыслями…

Не получилось. Какое там успокоение?! Его, директора крупнейшего филиала известной компании, зятя главы этой компании, только что жестоко оскорбили и унизили! На глазах у любимой женщины! И кто?! Какой-то замначохраны! Дешёвый цирик-вышибала!..

Нет, такую обиду нельзя оставлять без ответа! Сейчас же, сию же минуту решил обратиться с жалобой к президенту! Расписать самыми яркими красками вызывающее поведение его подчинённого и потребовать принятия самых жёстких мер по отношению к этому наглецу, забывшему своё место!

Несколько раз набирал номер тестя, но всегда получал один и тот же ответ: «Абонент – вне зоны действия сети!» Значит… Значит надо увидеться с ним лично! Да, прямо сейчас!..

Полный решимости, подбежал к машине и только теперь заметил стоявшую рядом с ней (спиной к только что подскочившему автовладельцу) нарядную молодую блондинку. Это ещё кто такая? Кажется, что-то знакомое… Не разглядишь – солнце прямо в глаза светит!

– Что вам угодно, уважаемая?!

«Уважаемая» обернулась к нему, сняла большие солнцезащитные очки и дерзко улыбнулась:

– Нам угодно узнать, чем здесь занимается наш супруг, официально находящийся в командировке. Никогда не думала, что Казань находится в соседнем с нами районе. Теперь придётся либо мне заново штудировать географию, либо моему верному и примерному мужу объяснять, каким ветром его сюда занесло!

– Лизочка? А как ты… здесь оказалась?

– Совершенно случайно! Ну так расскажи, как ты умудрился настолько запутаться в пространстве и времени. И в Татарстан съездил, не покидая родного города! И послезавтрашний день на сегодня перенёс! Да ты у меня волшебник! А я и не знала!

– Лизочка, я… Я… Думал… Сделать тебе сюрприз…

– Ишь ты! Ну что ж, тебе это почти удалось! А может, сюрприз предназначался не только мне, но и ещё кому-то?!

– Моя королева! Я бы и в мыслях не дерзнул…

– Ну, довольно! Твоей королеве уже надоело здесь торчать и слушать лепет своего верноподданного! Поехали домой! По дороге всё расскажешь!

Лиза, как плетью, хлестнула его гневным взглядом, заставив растеряться, засуетиться и бестолково забегать. Кое-как совладал с эмоциями, угодливо распахнул перед женой дверцу «Мерседеса» и впустил её в салон. Быстро обежал вокруг капота, влез за руль, завёл мотор и плавно тронулся с места…

– Да, единственное, что у тебя неплохо получается, – это крутить баранку, – насмешливо процедила супруга. – Умелый водитель всегда лучше никудышного директора!

– Дорогая моя! – льстиво заулыбался Вовка. – Даже не пытайся меня обидеть! Ты же знаешь, что на тебя рассердиться невозможно!

– Скоро в этом разубедишься… Ну так, может, расскажешь поподробнее, почему вернулся раньше обещанного срока? Что делал в том доме? И почему выскочил оттуда, как ошпаренный?

Муж глубоко вздохнул – с артистично наигранной притворной скорбью:

– Был в гостях у нового бизнес-партнёра. Что-то вроде неформальной деловой встречи на дому… А выбежал, потому что… К тебе торопился! Я тебя ещё издали в окно увидел…

– Вот как! А партнёр такой кареглазый, светло-русый, грудастый, со стройными ножками?.. Еленой зовётся?

Володя вздрогнул, но быстро взял себя в руки:

– Мне так приятно, когда ты меня ревнуешь! И не менее приятно развеивать твои подозрения. Могу поклясться, что нет у меня знакомых Елен. Тем более, знакомых настолько близко!

– А у меня есть веские основания думать иначе. Учитывая одну весёлую оргию на турбазе «Парадиз»… И не менее интересную ночку в этом доме…

– Лизочка! – Володя остановил машину, прижав её к обочине, наклонился к нежной ручке жены и жадно прильнул к ней губами. – Кто?! Кто это оклеветал меня перед тобой?! Я всю эту ночь провёл в поезде!.. Торопился к тебе, моя богиня!

– Да-да, так торопился, вылезая из-под чужой кровати, что штаны задом наперёд нацепил!

Муж снова встрепенулся и машинально взглянул на свои брюки… Нет, всё в порядке! Лизочка шутит! Вся семейка у них такая… остроумная!..

Внезапный звонок мобильника! На дисплее высветилось имя секретарши. Заводная девчонка и весьма сексапильная! Но сейчас, в присутствии жены, заигрывать с ней опасно!..

– Владимир Иванович, здравствуйте ещё раз! Недавно узнала, что вы уже вернулись… Сегодня заедете в офис? Появилось кое-что срочное.

– Да, Инна, – ответил он, стараясь держаться в рамках сухого официального тона. – Ждите меня минут через пятнадцать.

Отключил мобильник и виновато взглянул на жену.

– Прошу прощения, дорогая! Придётся заехать на работу, ненадолго. Ручаюсь, что из офиса мы сразу же помчимся домой! И тогда уже я – весь к услугам моей королевы!

Лиза тяжело вздохнула и пожала плечами:

– Ну разве только ненадолго…

– Благодарю, моя богиня! Каких-то пара минут – и я снова в твоём распоряжении! – Вовка попытался обнять жену, но она быстро отстранилась. Какая-то чересчур холодная сегодня! Неужели всё-таки что-то знает?.. Пришлось ограничиться очередным поцелуем её ручки и всё с той же с виноватой улыбкой выскочить из кабины.

***

Быстро взбежал по ступенькам, кивнул охраннику… Но тот внезапно нахмурился и сурово потребовал:

– Ваш пропуск!

– Что?!! – побагровел от злобы директор. – Да ты… Ты что меня не узнал?! Да как ты… Как у тебя… Как тебе в башку такое взбрело?! Да я… Я – первое лицо в этом здании! Забыл?!! Так я тебе напомню! Ты уволен!

– Первое лицо здесь – я, – не меняя тона, возразил невозмутимый цербер. – Поскольку первое, что видит каждый входящий сюда, – это моя физиономия… Ваш пропуск!

– Ты… Ты… Ты что, набухался?! – крикнул Вовка. Хотел гаркнуть басом, но изо рта почему-то вырвался тонкий, смешной визг. – Меня… Меня ты за версту узнавать должен!… Да я… Я тебя…

Чуть было не бросился с кулаками на забывшегося наглеца, но вовремя остановился, подчинившись инстинкту самосохранения – схватка с таким громилой могла бы закончиться плачевно. Глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться. Еле-еле усмирив злобу, процедил сквозь зубы:

– Кто приказал не впускать меня сюда?! Кто?!!

– Поступило распоряжение из центрального офиса…

– От кого?!! От кого, я спрашиваю?!!

– От Сергея Андреевича Игнатьева. Замначальника по безопасности.

Владимир налился кровью и заскрипел зубами. Еле-еле переводя дыхание, прохрипел:

– Значит так, да? А где наш, филиальный начохраны? Где Геннадий Петрович?!

– Уволен со вчерашнего дня.

– А кто-нибудь из руководства здесь ещё остался?!

Охранник замотал головой:

– Сегодня же короткий день.

– Что за… Что за кошмары наяву?!

Дрожащей рукой достал из кармана смарт и набрал номер секретарши.

– Инна! – крикнул в трубку, еле-еле сдерживаясь. – Что происходит у нас в офисе?!

– Кадровые ротации, – спокойно ответила эта… чертовка.

– Какие… Какие ещё, к сучьим свиньям, ротации?!! Почему я ничего не знаю?!!

– Теперь знаете. Поднимитесь в приёмную. Нужно закончить некоторые формальности.

– Что ещё за формальности?!! Почему меня не пропускают на моё рабочее место?!!

– Подождите несколько минут. Я сейчас объясню охране…

– Как?!! Подождать?!! Я… Я тебя…

Но секретарша уже отключила трубку. Оставалось лишь стиснуть зубы и кулаки и… И ждать! Ждать, кипя от злости! Ждать, пока госпожа офис-менеджер великодушно согласится пропустить своего руководителя в его же собственный служебный кабинет!

– Уволю! Уволю стерву! С позором! До гроба не отмоется! – мстительно забормотал он под нос.

– Можете пройти, – забасил охранник.

– Спасибо! Вы необычайно любезны! – со слезами в голосе выкрикнул директор и отвесил «привратнику» насмешливый поклон. – Ты… Вы все мне ещё ответите за этот цирк!

По требовательному жесту секьюрити нервным шагом вошёл в «рамку», и она отреагировала мерзким писком. Пришлось («Боже! Ещё одна порция позора!») вытаскивать из карманов всё металлическое. Даже… снимать ремень и обручальное кольцо! И оставить всё это на хранение наглецу в форме!

Придерживая штаны, помчался на второй этаж, в приёмную. Рванул на себя дверь и злобно рявкнул с порога:

– Инка! Ты что себе позволяешь?!! Что за балаган здесь творится?!! Я… Я…

– Не кричите, – спокойно перебила секретарша, даже не поднявшаяся с места при его появлении. – Прочтите и распишитесь в ознакомлении.

– Это… Это что ещё за шпаргалка?!

– Приказ о вашем увольнении.

Владимиру казалось, что он всё ещё пребывает в каком-то кошмарном сне. Даже несколько раз ущипнул себя, чуть не уронив брюки с бёдер. Нет, это не сон!

– Се… Сегодня первое апреля? – уставился он на Инну.

– Сегодня четвёртое июля, – невозмутимо ответила она. – Прочли? Расписались?

Экс-директор, будто не слыша её, таращился на роковой бумажный листок и отказывался верить глазам и рассудку. Да, это был президентский приказ о его увольнении. На фирменном бланке. С печатью и подписью Георгия Алексеевича!..

Зашатался, как от удара по голове. Трясущейся рукой кое-как нацарапал: «С приказом ознакомлен». Вместо обычного витиеватого автографа с трудом вывел какую-то неуклюжую закорючку…

– И ещё одно. Ознакомьтесь и примите к сведению.

Перед ним лёг новый печатный листок. Это была копия заявления о разводе, поданного его женой!

У Володи потемнело в глазах. Пошатываясь и спотыкаясь, ничего не слыша и не узнавая знакомого помещения, он поплёлся к выходу. Забыв забрать всё оставленное на входе – бумажник с латунной застёжкой, смартфон, ремень, паркер из нагрудного кармана, булавку для галстука, золотые запонки, – уныло выбрел на улицу, с дрожью услышав, как за его спиной громко захлопнулась входная дверь. Будто напоминала, что вход в прежнюю жизнь для него отныне закрыт навсегда…

Новый сюрприз! Куда-то пропал его «Мерс»!

Придерживая сползающие штаны, подбежал к парковщику и, давясь словами, завопил:

– Ту… Ту… Здесь… То… Только что стоял «Мерседес»! Сибирский! Тьфу, бля!.. Серебристый! Номер 842-369 ММО! Где он?!

– Уехал.

– Как?! Сам уехал?!!

Парковщик пожал плечами:

– Просто завёлся и уехал.

Просто! Просто завёлся и просто уехал! Сам! Это что же получается?! Тесть и жена прознали о его похождениях на стороне и решили с ним… вот так?! Ну нет!

Он этого так не оставит! Он им не шут гороховый!.. Тьфу, грёбаные штаны! Опять спадают! Где ремень?!.. Ремень – там, куда его уже не пустят! Там же – и смартфон, и бумажник с деньгами и документами!..

Растерянно повёл глазами вокруг себя, будто ища хоть какую-то точку опоры. Хотя бы скамейку, на которую можно присесть и спокойно обо всём поразмыслить. И не найдя, уселся прямо на пыльный бетонный бордюр. Закрыл лицо руками и замер, не в силах больше двигаться. Как вдруг чей-то баритон заставил его вздрогнуть:

– Владимир Иванович! Будьте любезны пройти сюда!..

Плечистый парень в тёмно-синем костюме указывал ему на только что подъехавший чёрный «Майбах». Владимир узнал президентский «экипаж». Еле переставляя трясущиеся ноги, поплёлся к нему в предчувствии неминуемой беды.

***

Елена сидела в кафе и допивала огромный бокал красного вина. Четвёртый по счёту. Почти не притронулась ни к креманке с пышным десертом, ни к тарелке с фруктами, поданными на закуску. Тупо таращилась на гроздья чёрного винограда, на золотистые персики, на огненно-оранжевую душистую хурму, на тёмно-лиловые сливы… Почти такие же лиловые, как галстучек её недавно сбежавшего любовничка… И уже с трудом понимала, что перед ней лежит.

Пару раз звякнула вилкой о бокал – подозвала официанта. Заказала коньяку. Без передышки вылила в рот три рюмки. И только после этого ощутила долгожданное спокойствие и умиротворение. Перед глазами медленно поплыли столики и сидевшие за ними клиенты, широкое окно и проносившиеся за ним машины, открывающаяся дверь и вбегающий в неё растрёпанный Вовка… Ну вот! Допилась до фиолетовых чёртиков!

Нет, это не пьяная галлюцинация! Это на самом деле он. Всё в том же модном фиолетовом костюмчике. Только какой-то взлохмаченный, неряшливый и… несчастный. Такой непохожий на того недавнего щеголеватого красавчика, будто сошедшего со страниц глянцевого журнала!

– Лена! Нам надо поговорить! Серьёзно поговорить…

– Говори, – еле-еле пробормотала она непослушными губами.

– Леночка! Всё пропало! Катастрофа! Я уволен! Я выгнан с позором! Я потерял всё! Я теперь – никто! Понимаешь?! Никто!!!

– Понимаю, – машинально кивнула она, на самом деле ничего не понимая и тупо тараща на него неподвижные, будто оловом налившиеся глаза. – Никто… А я – кто? Тоже никто? Офигеть!

Володя опешил, не зная, что отвечать на пьяную болтовню любовницы. И надо ли вообще на неё отвечать?

– Лена! – схватил он её за руку. – Ты меня слышишь?! Ты соображаешь, что я говорю?!!

– Слышу, – всё так же закивала она. – Ты – никто, я – никто… Конь в пальто… Давай выпьем!

И потянулась рукой к наполовину опустошённому графину с коньяком.

– Лена, перестань! Очнись!

– Чего?

– Что дальше делать будем, а?!

– Выпивать! Из-за суки… Изя – сука… И Кузя – сука… И закуса… И закусывать… Во! Еле выгравиро… выговорила!..

Она вылила в рот очередную рюмку тёмно-янтарного зелья и, забыв закусить, уронила голову на руки и уснула. А Володя ещё долго сидел, растерянно глядя на неё и беззвучно плача от злобы, бессилия и безысходности.

Ему стоило немалых стараний объяснить остальным клиентам, официантам и охранникам эту странную сцену. Тут же, на ходу, сочинил байку о непутёвой жене, сбежавшей из дому со всеми семейными сбережениями и пустившейся в загул… Мысленно молился всем богам, чтобы у этой стервы был при себе кошелёк и чтобы в нём хрустела хоть пара крупных купюр – надо ведь чем-то расплачиваться за выпитое ею. К счастью, кошелёк нашёлся. И не пустой. Благополучно погасил не успевший разгореться конфликт, схватил под руку окончательно опьяневшую «супругу» и скорее поволок, чем повёл её к выходу.

***

Просыпаться было тяжело! Чертовски тяжело! Голова – как гиря! Едва-едва оторвала её от подушки! Во рту пересохло – язык не повернёшь! Перед глазами мелькали стены какой-то чужой комнаты. Чужой и в то же время очень знакомой! Точно! Это же Вовкин кемпинг! На туристической базе «Паразит»… То есть «Парадиз»… В памяти начали постепенно всплывать какие-то смутные фрагменты прошедших событий, но никак не могли соединиться в целостную картину. Пикник здесь, на турбазе… Девичник для замужних… Потом – какие-то странности… Её пропавшие вещи… Сорвавшаяся ночь любви у неё дома и странное (более чем странное!) поведение Серёжки… Затем… Затем! Совсем ничего не помнила и не понимала! Чувствовала себя актрисой в театре абсурда. Играющей в бестолковой пьесе, сочинённой драматургом-наркоманом. Казалось, появись перед ней сейчас любовник и муж в свадебных платьях и начни целоваться друг с другом взасос у неё на глазах, ничуть не удивилась бы!..

Не удивилась бы, говоришь? А как тебе вот такое?

– Лизочка! Моя королева! Моя богиня! Я стою сейчас перед телефоном на коленях и слёзно молю тебя о пощаде и жалости! Пожалуйста упроси отца пересмотреть своё решение! Клянусь тебе, что я… Что я… Как? Куда мне идти?..

– Ах ты… – не выдержала Елена, возмущённая увиденным и услышанным. – Ты… Ты… Слизняк! Гниль! Мразь! Пошёл ты со своей любовью, знаешь куда!

– Леночка! – бросился к ней Вовка. – Это совсем не то, что ты подумала! Ты же знаешь, что я с этой дурой исключительно по расчёту!.. Что я люблю только тебя!

– А на хрена мне твоя любовь без денег и без перспектив?! Да если бы я знала, что ты такой… приспособленец, такой плюгавец, такое чмо бесхребетное!.. Я бы… Я бы… Ну что ж мне так не везёт, Господи?! Думала, что настоящего мужчину встретила, а он… Только и умеет хорохориться, как павлин! "Я тебя золотом осыплю, Ленуська!" А как чуть припечёт – то трясётся от страха, как сопля на ветру, то у своей жёнушки в ногах валяется!..

– Ну и вали к своему ненаглядному Серёженьке! К этому солдафону тупорылому!

Елена хотела было выкрикнуть что-то очень обидное, но лишь разрыдалась от досады. В слезах выбежала прочь из коттеджа и поковыляла к трассе, ведущей в город.

А Володя после её ухода засуетился и начал поспешно собираться. Грозные слова шефа «Я же тебя, щенка, на помойке подобрал и в люди вывел! А ты вот значит как со мной и с моей дочкой?! Ну, хватит! Подавил полгода задом руководящее кресло и будет с тебя! Проваливай из города поскорее! Пока я не дал законный ход всем твоим махинациям на директорской должности!» всё ещё громом гремели в ушах. Вот и конец его карьере, так блестяще начавшейся и так позорно завершившейся! Час назад сюда приехал всё тот же охранник из свиты «самого главного». Презрительно швырнул уволенному его забытые на входе в офис документы, бумажник, смарт, ремень, запонки, булавку, авторучку… И повторил требование: в кратчайшие сроки покинуть пределы города и области. Иначе…

Ой, не надо про это «иначе»! Ему и так несладко! Он уже убирается отсюда!

***

Георгий Алексеевич, Маргарита Николаевна, Сергей и Лиза снова встретились, но уже не в кабинете, а в уютной столовой. Пили чай и обсуждали перипетии только что завершившейся «операции».

– Да, молодёжь! Втянули вы меня в авантюру на старости лет, а я от большого ума пошёл у вас на поводу! Хорошо, хоть закончилась она благополучно, – покачал головой глава семьи. – Сколь верёвочку ни вить, а конец должен быть! Счастливый конец!

– Пап, ну а кто бы тебя ещё так развлёк? – улыбнулась Лиза. – Радоваться надо – мы сообща доброе дело сделали!

– Доброе? У добрых дел – почти всегда горькие последствия. Мы ведь не в сказочке живём! Но будем надеяться, что на этот раз всё обойдётся. Вадима этого,  компьютерного гения, надо будет отметить и премировать. Способный парень – такой хитрый видеокапкан соорудил!.. Да, и Елену он помог выпасти нашим ребятам из сыскной команды. Доложили мне, что остановила она на трассе какой-то навороченный внедорожник, запрыгнула в него и уехала. Живёт у нового любовничка в коттеджном посёлке за городом. На связь с родителями не выходит, да они её и знать больше не хотят. Юрий Михайлович ругается, когда её вспоминает. А Вера Павловна как посмотрела «кино» о похождениях доченьки, так на сутки слегла с гипертоническим кризом. Еле-еле на ноги встала. Ничего, наладим ещё контакт со… сватами, поможем им утрату пережить. Может, даже когда-нибудь и помирим их с беспутной дочуркой, если она за ум возьмётся. Правильно, Рита? А дети… Отныне, дочь, это – твоя забота. «Включай» добрую мачеху на полную мощность! Знала, на что шла. Так теперь уж будь любезна – расстарайся вовсю!

Лиза молча кивнула, сразу посерьёзнев.

– А Владимир? – осторожно поинтересовался Сергей.

– Про эту прошмандовку в штанах я больше слышать не хочу! Пусть катится из нашей жизни ко всем чертям! – рявкнул, нахмурившись, будущий тесть. – Но и вы смотрите мне, однокласснички! Я свои усилия тратить даром не привык, и не дай Бог окажется, что моя помощь вам пошла насмарку!.. Хозяйки, вы не думаете, что пора бы выставить на стол что-нибудь покрепче, чем чаёк?.. Ну… Чтоб наша новая семья была крепкой и ядрёной, как боеголовка!

Он опустошил до дна бокал вина и, со звоном разбив его о паркет, не выкрикнул, а скомандовал:

– Горько!

(Конец)