Сколь верёвочка ни вейся… Часть 4

Всё когда-нибудь бывает впервые, и приходится порой делать то, о чём раньше и помышлять не доводилось. Вот и мне тоже никогда не думалось публиковать где бы то ни было чужие произведения (пусть даже по праву редактора и соавтора). Но случилось так, что мой творческий партнёр неожиданно исчез с этого сайта, оставив незавершённым наш совместный труд. Не дождавшись от него вестей, беру на себя доселе неслыханную дерзость – на свой страх и риск выпустить в свет две последние главы одного из рассказов, созданного нашими совместными усилиями. Всё ещё терзают сомнения — вправе ли я это делать? В голове угрожающе зудят памятные со школьной скамьи строки Котляревского – об адской каре за кражу чужого творчества:

Какого-то пройдоху били

И резали на шашлыки.

Расплавив медь, за шкуру лили

И тело рвали на куски.

Был он пронырою большою:

За медный грош кривил душою,

В печать чужое отдавал!!!

И честь, и совесть погубивши,

Восьмую заповедь забывши,

Добром соседским торговал!

Успокаиваю себя мыслями, что подобные муки мне всё же не грозят – я ведь какой-никакой соавтор. И движут мною вполне бескорыстные (как мне кажется) мотивы. Разумеется, если мой компаньон вскоре появится здесь и возмутится подобным самовольством, удалю оба этих текста без промедления и возражений. А пока что приглашаю почитателей творчества нашего "мушкетёра" в очередной раз вспомнить его добрым словом и увидеть (слегка перефразируя Дюма) в нём, а не во мне, грешной, источник своего удовольствия или скуки. С пожеланиями "мсье Арамису" скорейшего возвращения в наши ряды, перехожу, наконец, к прерванному, но вновь продолжившемуся и счастливо окончившемуся повествованию.

***

До сих пор Сергей почти никогда близко не пересекался с президентом их компании. Все «кнуты и пряники», как правило, мужественно принимал на себя его непосредственный шеф – начальник службы безопасности. И «кнутов» почти всегда получалось в разы больше – тяжёл и крут был характер у генерала, всерьёз развернувшего крупный бизнес после выхода в отставку и сплошь обросшего влиятельными связями! При мысли об этом даже где-то зашевелилась жалость к Вове! И впрямь теперь не позавидуешь его участи – серьёзно провинившегося слабохарактерного зятька-приспособленца эдакий тесть в порошок сотрёт!..

Ну а ему-то чего бояться? Спокойно переступил вслед за Лизой порог хозяйского кабинета и, негромко поздоровавшись, присел рядом с ней на диван напротив огромного письменного стола.

Хозяин минуту-две молчал, хмуря седеющие брови и пристально глядя то на дочь, то на нового кандидата в зятья. Сергея знал давно, но лишь формально – служебные досье всех своих руководящих работников зачитывал до дыр. Службист вроде неплохой. А вот что он за человек? Это и хотелось выяснить в ходе предстоящей беседы. Нарушил наконец неловкое молчание и забасил:

– Ну, молодёжь, докладывайте обстановку.

Первой заговорила Лиза – Сергей не успел и рта раскрыть. Во всех подробностях расписала похождения своего благоверного. Рассказала и о том, какие виды имеет на Серёжу.

Отец не переставал хмуриться и не сводил тяжёлого взгляда с очередного дочкиного избранника. Лишь спустя время, после изложения самых пикантных фактов и подкрепления слов фотоснимками и видеороликами, его взгляд слегка потеплел. Выслушав дочь до конца, Георгий Алексеевич тяжело поднялся из-за стола и задумчиво прошёлся по кабинету от угла до угла.

– И где сейчас этот ловелас? – неожиданно спросил он.

Будущие молодожёны переглянулись.

– Скорее всего, у одной из своих любовниц, – предположил Сергей. – Мы уже знаем из достоверных источников, что у него их три или четыре. Но вечером должен появиться у Лены. Я сказал ей, что надолго уезжаю в командировку, и она тут же поспешила обрадовать любовника. Нам остаётся только через час-полтора подъехать туда и просмотреть записи с видеокамер…

– Насколько я понимаю, это будет только первая часть операции. А дальше? Хотелось бы обойтись без бешеных скандалов и драк. Хотя, как мужчина мужчину, я тебя понимаю – в такой ситуации сильно руки чешутся! Но приструнить эту парочку надо более цивилизованным путём. Держать такого мерзавца ни на работе, ни в своей семье я больше не намерен. И уже придумал для него эффектное наказание. Такое, чтобы надолго пошло впрок этому пройдохе. Согласны действовать по моему плану?

– Так мы ведь за этим и пришли…

– Ну тогда подсаживайтесь поближе, – указал он на кресла возле стола. – Беседу о вашей будущей совместной жизни временно отложим. А пока поподробнее обсудим и доработаем мой замысел…

Лиза и Сергей, переглянувшись, уселись на указанные места и навострили уши.

***

– Алло, Инночка! Приветик!

– Да! Здравствуйте, Владимир Иванович! Слушаю вас!

– Как дела во вверенном мне филиале?

– Всё в порядке. Никаких ЧП.

– Хорошо. Я немного задержусь в командировке – на день-два дольше запланированного. Все нужные указания я уже раздал, всех, кого надо предупредил. Если будут спрашивать из центрального офиса, скажи, что отчитаюсь сразу же по возвращении. Всё понятно? Тогда до связи и до встречи, красавица моя!

Володя отключил мобильник и довольно заулыбался в предвкушении скорого приятного свидания. Остаток этой ночи он провёл всё на той же турбазе, на всякий случай забронировав себе уютный коттеджик на неделю. Хорошо бы снова пригласить сюда Леночку! Но она теперь наотрез отказывалась от таких поездок. И ждала его у себя дома. Сегодня, к двум часам. А пока надо бы наведаться в сауну и парикмахерскую. Перед Леной он должен предстать свежим, как огурчик! Чтобы напрочь забыла про того жалкого труса, дрожавшего под кроватью, и была приятно ошеломлена его обновлённым видом!..

Поднялся с дивана, потянулся, улыбнулся, довольный успехами у новой любовницы. Правда, прошедшая ночка здорово потрепала нервы им обоим. Но ничего – всё компенсируется днём! Сегодня!

А вот и долгожданный звонок! Но звонила Лиза, а не Лена! Ах, чтоб тебя подняло да шлёпнуло, любимая жёнушка!

– Вова, привет! Ты скоро вернёшься?

– Здравствуй, дорогая моя! Ещё два-три дня – и я снова у твоих ног!

– Я очень тебя жду. Нам нужно серьёзно поговорить…

– О чём же, Лизочка?

– Это не телефонная беседа. Возвращайся поскорее!

– Как только закончу дела, прилечу! Не посмею заставить Вас ждать ни одной лишней минутки, моя королева!

– Мне сейчас не до шуток…

– Разве я осмелюсь шутить, когда моя богиня этого не желает?!.. Лизочка, как я благодарен тебе за этот звоночек! Слушать твой ангельский голос – неземное блаженство для меня!..

– Мне бы хотелось увидеться с тобой как можно скорее. Ты ведь можешь один раз вернуться домой раньше запланированного срока?

– Разумеется, но…

– Папа уже в курсе. Он не будет возражать против твоего досрочного возвращения. Закончишь дела в следующий раз.

– Как будет угодно моей повелительнице! Послезавтра я упаду к её ногам и слёзно взмолюсь о милости… И о любви! С нетерпением жду этого приятного дня!

– Ну-ну! До встречи, мой странствующий рыцарь!

– До встречи, моя прекрасная дама! Мысленно осыпаю пылкими поцелуями твои прелестные, нежные ручки, твои белоснежные коленки… И не могу дождаться, когда мои мысли станут реальностью! Изнемогаю от разлуки!..

Лиза, ехидно усмехнувшись, выключила трубку и взглянула на Сергея, сидевшего рядом – за рулём «Джипа».

– Слыхал? От разлуки он изнемогает! Бабник!

– Зато как выступал, а?! С каким пафосом! Поэт! Менестрель! Любая растаяла бы от таких речей! Я наверно никогда не научусь говорить так гладко, как он…

– Серёж… – Лиза положила руку ему на плечо. – Я его фальшивыми комплиментами сыта по горло! Особенно раздражает, когда они звучат в мой адрес из чужой постели! А с тобой мы знакомы со школьных лет, знаем друг друга не хуже, чем сами себя. И от тебя я жду не сладкого пустого трёпа, а настоящих искренних чувств!..

– Ой, Лизочка! Не возбуждай меня, а то я прямо сейчас!.. Засада – это не лучшее место для любовных утех! Давай уже как-нибудь дотерпим до конца этого представления!

– Вы там от дела не отвлекайтесь, пылкие влюблённые! – внезапно раздался из микрофона бас Георгия Алексеевича. – Мне сейчас сообщили, что Владимир – уже в дороге к своей… пассии. Через час-полтора должен быть на месте. Готовьтесь встречать дорогого гостя. Сергей, ты сразу же за ним поднимайся к себе. И действуй, как условились.

– Вас понял. Ждём визитёра. А пока проверим, чем моя благоверная сейчас занимается.

Сергей щёлкнул по паре клавиш, и на мониторе появилась его квартира. Ребята, как обычно, играют в детской. Лена что-то готовит на кухне. Надо же, какая примерная домохозяюшка!..

Звонок в дверь! Лиза и Серёжа взволнованно переглянулись. Кто это? Кого они упустили из виду? Вовкиного «Мерса» всё ещё не было у подъезда. Не пешком же сюда притопал сей солидный джентльмен! Да и рано ему ещё… Ага, это не он! Это Вера Павловна!

– Привет, мам! – хмуро бросила Ленка. – Заходи…

– А ты ещё не уходишь?

– Да нет, пока время есть. Борщ довариваю, допекаю мясо. А то вдруг Серёжка вернётся раньше, а дома и перекусить нечего.

– Тоже правильно. Всякое может быть… А ты сегодня опять допоздна на работе?

– Ага. Совсем охренело моё начальство! Уже и в выходные меня дёргать начали! Специалистку незаменимую нашли! Правда, обещали двойной суточный оклад…

– Ой, доченька, не всё деньгами измеряется! Ты там не очень надрывайся…

– Больно надо! Что я им, лошадь тягловая?!

– А как мои внучата? Ты их собрала уже?

– Да чего их собирать?.. Эй, малышня! Одевайтесь! Бабушка за вами приехала!

Дети выбежали в прихожую – навстречу бабушке. Но мать остановила их парой громких шлепков и сердитым окриком:

– Вам что было сказано?! Одеваться! Бегом!

Славик обиженно насупился, а Ира не выдержала материнского гнева и расплакалась.

– Ага, похнычь ещё! Как же вы мне осточертели!

– Лен, ты что?! – вздрогнула мать. – Зачем ты так?!

– Достали уже! До самых печёнок!.. Ирка, хватит ныть, а то ремня дам!.. Собрались? Проваливайте уже! Глаза бы мои вас не видели!

– Не надо. Не надо плакать, – засуетилась Вера Павловна, обнимая внучат и бросая сердитые косые взгляды на непонятно почему разозлившуюся дочь. – Давайте я вам помогу. Вот так!.. Ирочка, не плачь! Это мама нечаянно… Она – хорошая. Просто не выспалась сегодня… Ну, пойдём!

«Хорошая мама» с перекосившимся от злобы лицом проводила за порог всех троих, молча захлопнула за ними дверь… И уже спустя пару секунд злорадно захохотала и запрыгала. Бросилась на кухню, схватила лежавший на подоконнике мобильник и набрала чей-то номер. Чей-то? Кажется, понятно, чей!

– Вовочка, всё нормально! Спиногрызов отправила к матери, мой лошара – в командировке… Да точно, точно! Я даже нарочно звонила ему на работу, узнавала. А то мало ли что! Он последнее время такой подозрительный стал! Мог и пакость подстроить… Короче, я тебя жду, мой котик! Целую горячо-горячо!..

Метнулась в спальню, открыла ключиком третью дверцу шкафа, которую они отпирали два или три раза в год (там хранилась старая одежда), просунула руку поглубже… И перед удивлёнными взорами наблюдателей начали появляться бутылки – с шампанским, с красным и белым винцом, с коньяком…

Сергей покачал головой, глядя на эти «фокусы»:

– А ещё говорят, что лучшие спецы по заначкам – это мы, мужики! Ну прямо на глазах разрушает стереотипы!.. А вот и конфетки – аж три коробки! Зубки не заболят у нашей сладкой парочки?..

Тем временем стол в гостиной преображался на глазах. Посередине белоснежной скатерти «вырос» шикарный букет роз. По краям – две расписанные позолотой тарелочки, белые салфеточки, посеребрённые ножики, вилки и ложки, пара фужеров для шампанского, пара винных бокалов, две пары рюмок (для водочки и коньячку)… И закуски уже тут как тут! Фаянсовая кастрюлька с холодным супчиком-пюре. Сервелатик, ветчинка, балычок, грибочки, сыр, икра, красная рыба – на разноцветных палитрах гарниров и салатов… Не хуже, чем в дорогом ресторане!

Сергей едва успевал сглатывать слюну при виде этого великолепия. Его бы так встречала, как этого хлюста!..

Закончив с сервировкой, Лена принялась за себя, любимую. Исчез длинный махровый халат, и появилось роскошное, декольтированное макси-платье ярко-бордового цвета. Коралловые серёжки, золотой кулон с вишнёвым яхонтом, золотой же браслет с красными инкрустациями, перстень с лаликом – всё его, Серёжины, подарочки для любимой супруги! И всё это – уже не для него! С досады чуть не взорвался матерной тирадой. А Лиза, снова презрительно ухмыльнувшись, резонно заметила:

– Ну и к чему это? Всё равно скоро раздеваться придётся! Накинула пеньюар, и жди своего Ромео!

Больше не глядя на наряжающуюся соперницу, невозмутимо набрала отцовский номер.

– Пап, смотришь кино?

– А куда же денется режиссёр от премьеры? Скоро и вы в этой ленте сниметесь. Главный герой-любовник уже близко. Сергей, будь готов. Скоро твой выход.

– Я давно готов.

Как раз в это время к подъезду подкатил серебристый седан «главного героя». Вот и он – собственной персоной! В новеньком костюмчике (тёмно-розовая сорочка, лиловый галстук, фиолетовые пиджачок и брючки), со свежеуложенной причёской… Лиза прыснула в ладонь:

– Ну щёголь! Ну франт! Прямо глаз не оторвать! Ему бы ещё по бриллианту в каждое ухо! Чтоб выглядел, как испанский принц в известной сказке!

«Франт» осторожно вынул из кабины огромный, чем-то наполненный пакет и таких же внушительных размеров «веник» из золотистых роз – под цвет кудрей своей возлюбленной. Самодовольно улыбаясь и напевая, прошёл… Нет, прошествовал, словно модель по подиуму, в их подъезд.

– Пора и тебе выдвигаться? А, Серёж?

– Нет, рановато пока. Ленка сейчас наверняка в окно таращится – его высматривает. Чуть-чуть повременим. Дадим им встретиться… Ага! Внимание на экран! Смотри-ка! Будто сто лет не виделись!..

Елена, едва впустив любовника в прихожую, радостно завизжала, повисла у него на шее (бедный Вовочка аж побагровел и закряхтел от такой ноши!) и жадно впилась губами в его рот.

– Почти как мы с тобой! – ухмыльнулся Сергей.

– Но-но! Я попросила бы не сравнивать меня со всякими…

– Да знаю-знаю. Ты у меня – единственная и неповторимая! Даже жаль тебя покидать – хоть ненадолго. Но, похоже, скоро настанет и мой час для эффектного выхода.

Вова и Лена между тем прямо в прихожей бросились раздевать друг друга, трясясь от страсти и даже не глядя на накрытый в соседней комнате роскошный стол. Вот полетел в один угол новенький фиолетовый пиджачок, а в другой – лиловый с блёстками галстучек… Посыпалась бижутерия с Елены – как игрушки с новогодней ёлки. Смешно взлохматились щегольские причёски на обеих головах…

– Ну, а я что говорила? – презрительно процедила Елизавета. – Зачем вообще было наряжаться?

Не отрываясь друг от друга, любовники перебрались на кухню, на всё тот же диван…

– Пожалуй, мне пора, – решил Сергей. – Скоро увидимся.

Лукаво подмигнул Лизе и осторожно вышел из машины. Стараясь избегать посторонних глаз, юркнул в подъезд. Здесь всё ещё носился аромат дорогого Вовкиного одеколона (купался он в этих духах, что ли?). Быстро взбежал по лестнице, бесшумно отпер дверь и всё так же неслышно прошёл туда, откуда доносились сладостные стоны.

Оставаясь незамеченным для увлёкшейся парочки, уселся за стол, налил рюмку коньяку и, медленно смакуя, минуты две-три наблюдал за разыгравшимся перед его глазами эротическим спектаклем. Наконец решил внести в него кое-какую долю разнообразия – пару раз громко кашлянул!

Любовники, полураздетые и растрёпанные, вздрогнули и замерли, будто окаменев в объятиях друг друга. Такой эффектной немой сцены, наверно, и Гоголь не выдумал бы!..

***

– Ну, что ж вы остановились на самом интересном месте? – ехидно ухмыльнулся Сергей, откидываясь на спинку стула и складывая руки на груди. – Продолжайте, коль начали, а я посижу да полюбуюсь. Али притомились, Владимир-свет Иваныч? Может, помощь вам нужна?

– Се…Си… Серёжа… – растерянно залепетала Лена. – Ка… Ка… Как ты тут… оказался?

– Да вот проезжал мимо. Дай, думаю, зайду, проведаю жёнушку верную. Утешу её перед долгой разлукой. А она тут без меня, оказывается, и не скучает ничуть!

Парочка с трудом поднялась с дивана, поправляя и застёгивая растрепавшуюся одёжку. Лена порывалась изречь нечто насмешливое и язвительное в адрес ревнивого супруга, но лишь молча глотала воздух, как пойманная рыбина. А Володя, охваченный приступом злобы, совершенно неожиданно стал в позу «разгневанного мачо» – напрочь, как видно, забыв про свой уже далеко не презентабельный вид.

– Я… Я… Я по… просил бы… – пропыхтел он, с трудом справляясь с досадой и злостью. – Вы… Вы так назойливо суёте нос в интимные дела своей жены! Неужели совсем ей не доверяете?! Ведёте себя, как… как шпион!

– Ничего не попишешь – служба такая! – с притворной горестью вздохнул Сергей, разводя руками. – Не все же учились на директоров! И на ловеласов!

– Я… Я вам ещё… Покажу! Вы… Ты не понимаешь, на кого нарвался! Я… Я тебя в бараний рог!.. В порошок! – завопил Вовка, брызжа слюной. – Прямо сейчас позвоню Георгию Алексеевичу! Ты… Ты у меня ещё в ногах валяться будешь! И… И хер мой на клык возьмёшь!

– Да ну? – Сергей поднялся из-за стола, шагнул к сопернику, крепко стиснул его за ворот рубашки и презрительно ткнул пальцем в расстёгнутую ширинку. – Вот этот, что ли? Да тут осталось разве что пару раз малую нужду справить! И как ты только умудрился своё мелкое хозяйство в Ленкину щель запихнуть? Это же фокусником быть надо! Наверно замучили друг друга щекоткой! Или совсем не получилось засунуть? Спрячь его в штаны поглубже, не позорь мужской пол! Застегнулся? А теперь подбери в прихожей пиджачок и галстучек, подотри слюни и вали отсюда, пока я не передумал и кулакам волю не дал! Ну!

Володя, багровея от досады, но не решаясь возражать, попятился к выходу. И уже из раскрытой двери злорадно выкрикнул:

– Я… Я прямо сейчас еду к Георгию Алексеевичу! Ты даже не представляешь, что он с тобой сделает!

– Беги-беги! Думаю, он тебя уже заждался!.. И вам, Елена Юрьевна, настоятельно рекомендую в течение получаса очистить это помещение от своего присутствия. Чемоданчик ваш – там же, в прихожей. Так что, вы уж будьте любезны в указанный срок привести себя в порядок. И потрудитесь убраться отсюда своим ходом, ежели не желаете кувыркаться по ступенькам в чём мать родила. На все вопросы относительно развода вам ответит мой адвокат. Засим не смею более задерживать!

Елена испуганно взглянула в страшные глаза мужа и… Не осмелилась перечить. Поспешно оделась, подхватила чемодан в прихожей и, с трудом превозмогая дрожь во всём теле, выбежала прочь из когда-то родной квартиры.

(Конец четвёртой части)