Семейные ценности. Тернополь. Глава 5. 

Автобус Тернополь-Чортков остановился и пассажиры, толпясь повалили из салона. В толпе, медленно таящей, я узнала сестру. Таня, высокая и грудастая, выделялась на фоне серой массы, а ее красавчик сын составил достойную партию.

— Денис, как же ты вырос! — я обняла племянника, — давно ты к нам не приезжал, изменился-то как!

По дороге к дому, что занимает не более четверти часа, мы поговорили, поделились своими планами и надеждами. Денис закончил школу, подал документы в Киевский университет и теперь в ожидании приглашения собирается провести летние месяцы на мамкиной родине.

День пролетел быстро, мои мальчишки как обычно удостоили любимую тетю своего драгоценного внимания, Вася пришел уставший. Как и условились, гостям выделили комнату дочки, а назавтра Таня вернется в Тернополь — летние каникулы полагаются только школьникам!

Глубокой ночью я проснулась и обнаружила мужа свернувшимся на дальнем конце кровати.

— Вась, что случилось? — с тревогой в голосе я спросила.

Неужели он как ребенок обиделся, отстранился от меня и сжался в комок, словно побитая собака?

— Вася, все в порядке?

Ответа снова не последовало. Тогда я включила светильник и с изумлением обнаружила худое тело племянника.

— Денис! Что ты тут делаешь?

Парень повернулся и с виноватым видом сбивчиво объяснил, что прилег скраешку и что больше не нашел места в доме. Инстинктивно я подтянула повыше простынь, чтобы груди не просвечивали сквозь кружевной край пеньюара.

— А Вася где? — все еще недоумевая спросила я.

И тут тревожная догадка осенила мой ум. Денис виновато склонил голову и ничего не ответил. Тогда я встала с кровати и пошла в полной решительности, за дверью детской раздавались характерные звуки: стоны, шлепки, кряхтения. Решительность и непоколебимость покинули меня также быстро, как и появились, робкий толчок и дверь бесшумно отворилась. Передо мной предстала картина, способная покорить самые черствые сердца — моя родная сестра сидит на моем собственном муже и каждое движение ее бедер сопровождается дуэтом стонов. В свете луны ее огромные, достойные всеобщей зависти сиськи слегка раскачиваются, а волнистые длинные волосы поблескивают как у ведьмы… самой прекрасной на свете ведьмы.

Привыкнув к темноте и освободившись от ведьминых чар, я поняла, что у двери рядом стоит Денис, крупное достоинство оттопыривало его красные обтягивающие плавочки так, что края оттянулись и не доставали, чтобы сомкнуться вокруг бедер. Трудно разглядеть выражение его лица, но складывается ощущение, что он не в первый раз видит свою мать в таком пикантном положении, а свет луны только добавляет ее образу романтичности. Кажется, он собрался присоединиться и, вероятно, ему это было не в первой. Ну уж нет, у меня другое мнение! Я вцепляюсь в его запястье пальцами и тащу за собой, как ребенок тащит взрослого мимо прилавков детского мира. Мы ворвались в комнату сыновей. Посмотрим, как вы теперь запоете!

Я вывела парня на середину комнаты, заставила его лечь и грациозно через голову стащила свой пеньюар. Денис, лежа на полу, во все глаза смотрел на меня, а палатка в области паха удостоверила, что происходящее ему по душе.

— Тебе нравится? — громко спросила я, не таясь спящих сыновей.

Ответ мне был не важен, я опустилась на колени и устроилась в ногах парня, поволосевшие бедра щекотали мои нежные щеки и шею. Плавно я прокралась пальчиками и стащила красный лоскут, прикрывающий его совсем взрослый пенис. Могу поклясться, слава генетике — это была копия игорева члена! Я жарким дыханием обдала ствол и с громким чавканьем вобрала его в рот. Как можно громче я чавкала и сербала слюной, чтобы вернее пробудить своих мальчишек. Извиваясь спиной, я крутила задом, пизда обильно текла, спуская горячий секрет по ногам. Я оторвалась от члена, до последнего сопроводив головку сжатием губ, и подняла голову. Пока я усаживалась на член, заметила не без ликования — сыновья проснулись и сидят на кроватях, а в дверях стоят изумленные и изможденные изменники. Юрка разрывается между мной и любимой тетей, Толик смотрит только на меня, посчитав это прекрасным сном.

Член мягко проник между половых губ и замер.

— Мама… мама… не разрешает, — залопотал в экстазе Денис, — не разрешает в вагину… можно только сзади… мне и дяде Игорю.

Вот так, не зная о том, что мать рядом стоит и наблюдает, он раскрыл ее самый большой секрет. Розовая нежная плоть затрепетала, я начала приподниматься, чувствуя как извилистый ствол покидает влагалище и его стенки сходятся, а потом снова опускаться и головка вбуравливается в глубину, растягивая внутренности. Вниз, вверх, вниз, вверх со шлепками бедер и склизким, дразнящим сербаньем. Я не без труда встала и опустилась раком перед Толиной кроватью, Денис поспешил, чтобы не потерять право распоряжаться моим телом. Снова член вонзился в так желаемую им, запретную, скользкую и мягкую щель. Я одернула простынь и добралась до Толиной промежности; сырая головка заранее извлеченного из трусов члена уже ждала меня. Лишь только оказавшись между моих губ, ствол запульсировал, как будто я подключила доильный аппарат. Пока Денис со шлепками таранил меня сзади, я старалась как можно дольше удержать сына на грани, но через секунду обильный заряд сладкой юношеской сгущенки залил мой рот, так что, отдельные капли просочились из уголков губ. Толя стонал и судорожно трепыхался пока я не высосала его до последней капли. Я подалась назад и головка чувствительно врезалась в матку, вызвав мой протяжный стон. Передо мной появился старший сын. Юра уселся рядом и подставил мне свою гордость. Снизу я посмотрела на возбужденное лицо мальчишки, облизнулась и принялась за работу.

Денис больно сжал мои ягодицы и плотно прижался, Таня подсела на кровать и обняла Юрочку, положила его голову к себе на грудь и наблюдала за моими стараниями.

— Денис, вставь ей в зад, она так не кончит, — взяла сестра бразды правления.

Послушно мокрый член, в холостую проелозивший в моем растянутом влагалище, сменил позицию и легко погрузился в анал. Дааа, это как раз то, что нужно. Голова закружилась, я не смогла удержать член во рту и разомкнув губы, начала жадно ловить воздух. Когда я обвыклась с ощущениями и темпом мастерски обученного юнца, то нашла силы осмотреться: сзади в ожидании своей очереди стоит с видом притязающего на чувственность муж, Толик уже окреп, а справа от Юры сидит Таня, не выпуская его головы от своих мягких сисек. Между ног сестры, там, где набухшие половые губы уже не могут сомкнуться, стекает густая сперма.

— Да, Денис, хороший мой, толкай его глубже!

Я извивалась и не успевала за дыханием, несколько раз пробовала вернуться к Юрочке, но сразу выпускала птенчика. Внезапно мне в лицо выстрелил залп горячего, липкого груза. Лоб, нос, щеки, глаза были покрыты спермой, часть ее попала в приоткрытый рот. Когда я стерла глаза, то увидела, как Танечка из присущего ей своенравия додрачивает ручкой Юрин неспадающий хуй. Очередной залп я получила в кишечник после вздрагиваний Дениса.

Круговорот членов в моем рту и заднице больше не имел значения, от каждого погружения в жопу я снова и снова кончала, ноги больше меня не держали, а туман укрыл меня от окружающей действительности. Я была счастлива — мои мужчины Вася, Юра, Толя искренне любят меня.

Очнулась я в кровати, голая и липкая, на улице ярко светит солнце. С огромным трудом я встала с липкой простыни, ноющие конечности с трудом приспособились к шагу. Взлохмаченная и отнюдь не похорошевшая после оргии, я появилась на пороге кухни, где вся семья уже сидела за столом. Вася отодвинул кружку и заботливо подбежал ко мне, его нежный поцелуй обжог мои губы. Таня, вероятно уже уехала утренним автобусом. Мальчишки с чувством самой пылкой благодарности смотрели на меня, насколько я могла заметить, молодая кровь заставила три члена зашевелиться при виде меня, а значит лето будет жарким — Денис научит моих мальчиков нежно вторгаться в мою чувствительную дырочку.