шлюхи Екатеринбурга

Семейный отдых на горнолыжном курорте, вечер второго дня

Наконец все разошлись по комнатам и я молил бога, чтобы друзья удовлетворили своих жён! А то опять придёт ко мне Оля не вовремя. А может и Марина. Да что там… могут и обе завалиться, по старой памяти. Помнится мне, Марина обожала анальный секс, а вот Коля его игнорировал. Поэтому я сегодня особенно часто подливал жёнам друзей, чтоб быстрее отрубились, а вот сам только делал вид, что пью. Я принял душ, постояв под прохладными струями, чтоб взбодриться и обмыть моего верного друга. В предвкушении юного тела, уже изрядно набухшего. Вернувшись в комнату, привёл себя в порядок, натянул новые плавки, чтоб не задевать членом мебель и подвязал поверх халат, предварительно пшикнув парфюмом. А то действительно, первый раз с романтикой получилось не очень. Через несколько минут кто-то поскрёбся, и в комнату, крупной мышкой, проскользнула Настя, плавно прикрыв за собой дверь и настороженно глядя на меня.

— Тссс! Катя уснула! — заговорщицки прошептала она, и улыбнулась.

— А мне что-то не спится. — блеснула она в полутьме глазами. — Хи-хи-хи…

Она была одета в белую олимпийку с капюшоном с декоративными кошачьими ушками. Её руки скрывались в рукавах, только пальцы торчали, а голые ноги были закрыты почти до середины бедра. Капюшон был накинут на голову и из-под него, крупными локонами, свисали на грудь её каштановые волосы. Я невольно залюбовался этой анимешной милотой и, взяв её за плечи, поцеловал в щёчку. Она обвила мою шею руками и потянулась было ко мне губами, но я положил на них палец:

— Тссс… Здесь опасно! — сказал я, глядя в её, удивлённо распахнутые, глаза почти в упор. Её упругая грудь мягко упиралась в меня.

— Почему?

— За мной могут подняться… снизу.

— Кто?

— Нууу… Катина мама, например. — не хотел я касаться скользкой темы.

— Вы что?. .. Любовники?..

— Да нет, ну что ты… ну, было… когда-то… давно… А сейчас, по пьяни, неизвестно, что в женскую голову взбредёт, понимаешь?! — не стал я упоминать Олю, которая приходила вчера.

— Ну ты даёшь, дядя! Может ещё скажешь, что Катя твоя дочь?

— Нееет! Ну что ты, точно нет!

— А куда нам тогда?… — с надеждой посмотрела она на меня.

— К вам в комнату!

— Но там же Катя!

— Ты сама сказала, что она спит!

— Нет ну…. как то это… неправильно.

— Да даже если проснётся, Катюха нас не сдаст! Мы и так ей должны, — сегодня чуть не спалились и еслиб не она…! Вы говорили с ней об этом?

— Ну… да… и… Она никому не расскажет! Если ты об этом! — быстро закончила она и улыбнулась.

— А что ещё обсуждали?

— Нууу.. она спрашивала… какого это, когда он внутри и… и он ей очень понравился. Она даже слизнула ту каплю на моих штанах, которая вытекла из…. меня… — покраснела она.

— Она что, девочка?

— Нет! Она говорит, что нет!

— Ладно, пошли к вам. Если будут в мою комнату стучаться, — мы услышим и я спрячусь. Скажу потом, что на танцы ушёл, приключения искать. — и мы, на цыпочках, стараясь не шуметь, пробрались в комнату девочек. Я почувствовал себя, как будто пробираюсь в женское общежитие как когда-то, много лет назад. Катя, вроде, спала, отвернувшись к стенке и закутавшись в одеяло и я первый лёг на бок в Настину неширокую кровать, сняв халат и подвинулся, приглашая Настю присоединиться. Настя с азартом, вызванным щепетильностью ситуации, расстегнула молнию и сняла олимпийку, оставшись в ничего не скрывающих, чёрных, кружевных, прозрачных шортиках-трусиках, сквозь которые просматривался её тёмный, стриженный лобок и, в уже виденном мной, чёрно-белом кружевном лифчике, в котором упруго колыхалась её большая грудь. Она быстро легла ко мне и, прижавшись спинкой, накрыла нас одеялом.

— А если к нам кто заглянет? — зашептала она

— Сделай вид, что спишь, а я под одеялом спрячусь или под кроватью! Если успею! — добавил я и положил руку ей на грудь. Настя почти сразу часто задышала и сильнее откинулась на спину, облегчая мне доступ к её прелестям. Я начал мять и тискать эти два упругих холма, жалея только о том, что в такой позе я могу делать это только одной рукой.

— А так достаточно романтично? — прошептал я ей, щекоча усами ухо

— Хи-хи, — увернулась она от щекотки. — Ну необычно, да, нооо… романтикой здесь и не пахнет, — тяжело выдохнула она, почувствовав, что моя рука опустилась ниже и уже гладит ей живот.

— А как ты себе это представляла?

— Ну… свечи,. .. шампанское в бокалах…

— Угу, лепестки роз на кровати и Энигма в колонках. Тривиально! — закончил я за неё, гладя рукой то её живот, то тяжёлые груди.

— Ну, а я так и представляла. Я же не могла представить, что мои мечты так осуществятся. Во-первых, что мой любимый дядюшка всё-таки меня трахнет, а во вторых что это будет.. так… не романтично! — прыснула она, закрыв рот рукой.

— Что, не понравилось?

— Нет, понравилось конечно. ОЙ! — чувственно втянула она воздух, почувствовав, что мои пальцы проникли под резинку трусиков-шортиков…

— . .. Но такое потом не расскажешь внукам! — закончила она

— Угу. Поэтому им рассказывают сказки про белого принца на коне и эротические сцены исключительно при свечах. — прошептал я и скользнул пальцем между её губок.

— Ахххх…. — длинно выдохнула она и чуть развела ножки. А я, уже целиком, просунул руку в её трусики и во всю забавлялся с её аккуратной киской, то лаская пальчиком клитор, то засовывая в неё безымянный и средний палец и трахая её ими, одновременно целуя её грудь или закрывая ей рот поцелуем, когда она теряла осторожность и стонала громче, чем предполагала ситуация. Комната наполнилась сдавленными стонами и агрессивным чавканьем, издаваемым моими пальцами и нашими поцелуями. Настя целиком мне отдалась, максимально раздвинув согнутые в коленях ноги и даже иногда приподнимала бёдра, ловя мои пальчики своим, захлебнувшемся в соках, влагалищем. Её хватило минут на пять, прежде чем я почувствовал, что её накрывает. Я, предусмотрительно, подсунул другую руку ей под шею и впился в неё поцелуем, прижавшись грудью к её грудям, продолжая быстро двигать пальцами во влагалище, подводя её к вершине. Настя начала, всё ускоряясь, быстро дышать носом, подняв в воздух бёдра и едва не встав на мостик, и когда достигла немыслимой скорости вдохов-выдохов, вдруг на миг задержала дыхание, её тело как будто свела судорога и… она замычала мне в рот вместе с длинным выдохом, вздрагивая всем телом.

— Я вчера тебя не успел спросить, а в тебя можно… было?… — прошептал я

— Тоже мне, опытный любовник! — кошкой потянулась она, — По счастью можно! Но это не точно! Хи-хи-хи! — чмокнула она меня в щёчку и закрыла глаза, наслаждаясь ощущениями.

Я, пока она лежит безвольной куклой, снял с неё трусики-шорты, выпустил из плена трусов своего дружка, и, закинув одну её ногу на себя, приготовился войти в неё в позе сбоку.

— Ой, а вдруг Катя проснётся! — почувствовав своими губками жар моей головки, горячо зашептала Настя, — А тут меня крёстный папа ебёт. — Я, по привычке старшего, сурово посмотрел на неё, забыв на секунду, что готов одним движением ворваться в неё.

— Ну а что… Жопа есть, а слова нет?!!! — захихикала Настя. — Это то, чем мы сейчас занимаемся… но Катя… — она почувствовала увеличевшееся давление моей головки и быстро раздвинула пальчиками свои губки. Мой член стал медленно входить в неё, преодолевая сопротивление юного влагалища.

— . .. но Катя…. — повторила она уже с закрытыми от удовольствия глазами, прислушиваясь к ощущениям, как твёрдый, мужской член, властно раздвигая горячей головкой стенки её киски, неумолимо входит в неё всё глубже и глубже, пока она не почувствовала себя бабочкой, нанизанной на булавку и не имеющей больше возможности двигаться. Ей только хотелось, чтоб этот вход не прекращался, а всё продолжался и продолжался, пронзая её насквозь…

— Ааааахххх — протяжно выдохнула она, сдаваясь на волю победителя, а я, подхватив под локоть её согнутую в колене ногу, стал плавно работать бёдрами, в свою очередь наслаждаясь её тесным влагалищем и юным, упругим телом, всаживая в неё своего дружка и постепенно ускоряясь. В очередной раз кинув взгляд на Катю, я заметил нечто странное. Под одеялом, её локоть совершал плавные движения вверх-вниз где то в районе пояса. Я сначала думал, померещилось, но потом понял, что она мастурбирует, слушая наши кувыркания и боясь перевернуться к нам лицом. Ну а что…, не человек что-ли?… — девке тоже хочется и я начал смелее насаживать Настю, одновременно вывалив её груди из лифчика и лаская их рукой. Чувствовать себя внутри Насти было потрясающе, но в этой позе мне не удавалось войти глубоко и, через пять минут я переполз между её ног, подложил ей под попу подушку и ухватившись за её ягодицы, лёг ей на грудь и резко вошёл в неё до основания.

— Ах! — резко вскрикнула Настя от удивления…

— Ах! — дёрнулось её тело от моего толчка…

— Ох!!! — колыхнулись вверх её упругие груди

— Аахх!!! — впилась она ногтями мне в спину, прижимая к себе что было силы.

— Ой!!! — шлёпнули яйца по её попочке.

— Ах! — я повернул голову на Катю: — она, не скрываясь, сидела Ах…- на своей кровати и её рука что-то неистово делала Ах.. — в её трусиках.

— Ах! — наши глаза встретились…

— М!!! — Катя, под моим одобрительным взглядом, приспустила розовые трусики, — Ах… — открывая мне вид на её раскрытую киску, мило поросшую редкими, короткими, светлыми, полупрозрачными волосками…

— Ах!!!… — уставился я на неё, наблюдая как проворный пальчик Кати неистово ласкает её клитор

— Ох!! — мой взгляд остановился на тонком ручейке смазки, вытекающей из Кати на простынь

— Аааа… — чуть протяжнее застонала Настя…

— Аааааа… — начала закатывать глаза Катя

— МММ!.. — начало сжиматься на моём члене влагалище Насти

— МММММ! — стала понимать она меня бёдрами

— Аааааа! — видел я только киску Кати в конце тёмного туннеля

— Аааааааааа! — сосредоточились мои ощущения в головке

— М…. — перехватило спазмом дыхание Насти, а тело изогнулось в судороге, сжав мой член, как в тисках и я с силой вжался в её ягодицы и….

— Бля-а-а-а-ть! — с долгим стоном взорвался я внутри влагалища крестной дочери, глядя как на соседней кровати кончает Катя, упав на бок и с силой сжав свою руку бёдрами.

Несколько минут мы лежали в прострации, приходя в себя!

— Ну ты, блин, экстремал! По грани ходишь! У меня так никогда не было. — довольно зашептала Настя

— Это я то экстремал? А кто вчера ко мне в комнату приходил и отсосал мне? — спросил я и наткнулся на её изумлённый взгляд. Мы непонимающе уставились друг на друга…. — Не ты ли ходишь в зелёной пижамке?

— В зелёной?… — в её глазах полыхнула догадка и мы разом повернули головы на Катю…. Настя вздрогнула, увидев, что Катя не спит и смотрит на нас, а Катя с невинным видом пожала плечами…

— Ну я…

— Ой, Катя, а ты давно не спишь? А мы тут…. — пыталась она найти подходящее объяснение вытекающей из неё сперме…

— . .. ебёмся!… — закончила за неё Катя.

— Ну что ты перебила? Даже мне интересно стало, как бы она выкрутилась из этого положения! — засмеялся я и девочки засмеялись в ответ.

— Совсем совесть потеряли! Вы мне должны уже выше крыши! — шутливо-возмущенно прошептала Катя. — Вы что, у тебя в комнате не могли трахнуться?!

— Там… — начал я… — Ну, в общем, не могли!

— Ну ты же нас не сдашь?! — спросила Настя

— И чего бы это мне вас не сдавать? — вопросила Катя, переигрывая. Я то уже знал, что ей надо и медленно стал надвигаться на неё.

— Но ты же тоже кончила! — успокаивающе проворковал я

— Попробуй тут не кончить… когда…. — она, как кролик на удава, уставилась на приближающийся к ней член с мутной каплей на кончике.

— Ты хочешь мне заткнуть рот? — ершисто спросила она?

— Именно! — дошёл я до неё и моя головка закачалась у её губ.

— Не получмням — мням… возмутилась она, но вдруг поняла, что вкуснее кляпа ей не найти и она начала неистово его сосать, чавкая и причмокивая, смешно тряся своими короткими тёмно-фиолетовыми волосами. Одной рукой она помогала себе на члене, а другую опять запустила себе между ног. Настя встала рядом и смотрела на всё это распахнутыми глазами. Сосала Катя здорово и я вскоре понял, что накормлю её белком совсем скоро. Я отнял у неё соску и толкнул её на кровать. Катя, всё поняв, яростно замотала головой, прикрывая киску рукой.

— Ты не хочешь?

— Хочу, но…

— А! У тебя праздники! — понял я

— Нет! — она вдруг покраснела.. — Я… это… ну… девочка… — в комнате наступило удивлённое молчание

— Но ты же рассказывала… — начала Настя

— Секс был, но… в попу….

Неужели это наследственное — подумал я, удивившись.

— Я, по пьяни, завалилась в гей клуб, меня перепутали с мальчиком и… выебали в жопу в какой-то тёмной кабинке. — опустила она глаза. Мы с Настей начали тихо ржать, постепенно распаляясь, и переходя на хохот!!

— Вот это я понимаю — романтика! — хохоча, сказал я Насте! — А ты… свеечи, шампааанское!…

— Они подумали, что я переодетый в девочку мальчик! — не обращая внимания на наш хохот, продолжала Катя

— И что?… сквозь смех спросил я

— Я ещё часто туда заходила, прикидываясь переодетым мальчиком. — мы резко перестали смеяться и оторопело смотрели на неё…

— Так тебе понравилось? — смотрели мы на неё, открыв рты.

— А где я ещё могла найти столько свободно доступных членов? — с вожделением спросила она. — Бывало, за вечер, в моём рту и попочке бывало по пять членов, а иногда… и два… с разных сторон…

— Оффигеть! И что?

— Ну… а потом меня раскусили и с позором выгнали, сказав больше не возвращаться. — грустно сказала она

— Не грусти! Это же хеппиэнд! С позором быть выгнанной из гей-клуба! Да я сценарий такой напишу, кучу денег заработаем! — ободряюще сказал я, рассматривая её внимательно. Ну да, мальчишеские, несмыкающиеся ноги, прямой силуэт без выдающихся бёдер, почти полное отсутствие груди… но это всё равно девочка! Как можно было перепутать? Наверно она какой-то макияж грубый делала.

— Так что… Настя, отвернись! Так что, если хочешь кончить, кончи мне в попочку, мне тоже близко, — и, увидев моё замешательство, добавила: — Я всегда предохранялась! И к врачу недавно ходила! Я здорова! — заверила она

Мы с Настей переглянулись охуевшими лицами! Такого поворота сюжета никто не ожидал! А Катя тем временем освободилась от трусиков и майки, легла набок, свесив попочку с края кровати и поджала ноги к груди.

— Нет, Катюша! В такой позе тебя в клубе ебли, а я хочу видеть твои глаза перед собой! Ложись на спинку!

— А ты точно не попадёшь мне… в киску? — растеряла всю вредность, Катя

— А если и попаду? Или ты тоже принца ждёшь? — внимательно смотрел я на неё. Катя отвела взгляд, чуть подумала и, решившись, легла на спинку и развела ноги

— Вот то-то же! — по хозяйски, как старший наставник, забрался я между её ног и приставил блестящую головку к чёрному входу.

— Незачем спрашивать, можно ли в тебя сегодня…

— Ну… если что… то можно, но может не… ААйй!!!… — вошёл я в её маленькую попочку, заметив, что Настя всё снимает на видео

— Для истории! — поймала она мой взгляд, переводя камеру на крупный план плотно обжимающего мой член очка подруги, закинувшей мне ноги на плечи. Я смотрел сверху на её скрюченную позу и красное, от прилива крови, лицо и не мог поверить, что это дочь другого моего друга, с которым… да много чего пережито. И если он узнает эту историю… я думаю поплохеет точно. Теперь мы связаны и сексом и, ещё плотнее, общим секретом.

— Теперь буду звать тебя Катик!

— По.. чему… — кряхтя, ловила она попочкой мой член под корешок

— Ближайшая мужская производная от твоего имени. — улыбнулся я, видя ответную улыбку получившей свои приключения на одно место дочери друга.

— Мне нравится! А то меня Колей звали! — я аж притормозил! Колю бы точно удар хватил…, а я ничего… ебу!

— Ну ты, Катюха, кладезь тайн! — поразился я, а тем временем её глаза стали закатываться, да и я чувствовал себя в её попочке очень уютно. По ощущениям никакой разницы, разве что психологически, мысль о том, что я ебу девочку в попу, очень возбуждала. Где то сзади тяжело дышала Настя, подо мной стонала от наслаждения Катя. Я, чувствуя финиш, стал выходить целиком, заставляя её попочку недовольно чавкать и потом, вгонять под корешок, так, что Катя удовлетворённо ойкала. Постепенно я нарастил скорость, сохранив амплитуду, пот стекал с моего лица, яйца громко шлёпали по маленькой попке, сфинктер звучно чавкал, пытаясь закрыться, когда я вылетал, но тут же, с характерным звуком, опять принимал меня до основания. Яйца уже подтянулись и готовились к залпу, наш ритм ещё убыстрился, Катя часто задышала и начала стонать, повышая ноту, у меня тоже начало темнеть в глазах и…..

Мы потом смотрели на замедленном воспроизведении… Член, в очередной раз вылетел из попочки и, возвращаясь, попал в перегородку между влагалищем и попкой, чуть согнулся от моего давления, и скользнул в хорошо смазанное влагалище. Чуть подзадержался на входе, опять чуть согнувшись, и потом, уже ничем не сдерживаемый, провалился внутрь до основания. Попочка, так и не дождавшись, так внезапно покинувшего её, гостя, обиженно закрылась, а член вылетел обратно, уже обагрённый кровью!

Катя, уже начавшая кончать, вдруг резко дёрнулась всем телом и громко вскрикнула, я же вжался в неё, что было сил и стал заливать в неё сперму, не давая ей пошевелиться.

Очнулся я от тихих всхлипываний откуда-то снизу.

— Бляяядь! — раздался сзади возглас Насти, — Охренеть!…

— Что случилось, маленький Катик, что ты плачешь? — ошарашенно смотрел я на её залитое слезами лицо

— Ты же, вроде, кончала, когда я тебя в попочку…

— В попочку да, хнык, но ты посмотри, хнык, где ты сейчас, хнык-хнык, — звучно сморкнула она носом

Я, с ужасом, посмотрел вниз и медленно вытянул из её киски свой окровавленный штык. Из влагалища тут же хлынула сперма в перемешку с кровью. Как же так произошло? — Прости, моя девочка, — включил я заботливого отца. — Случайно получилось.

— Я тоже хотела романтично, хнык, при свечах, хнык-хнык, а у меня ничего не получается, хнык-хнык-хнык, в гей клубе за своего принялиииии…. — заревела она

Мда, это был не самый лучший пример дефлорации в моей практике. Так не долго сделать девочку фригидной или лесбиянкой. Она должна обязательно кончить или будет плохо. Я посмотрел на свой поникший член: мда, с этой стороны помощи не дождёшся в ближайшее время и я нежно обнял плачущую девочку и стал успокаивать, гладя её по волосам и шепча всякие нежности. Настя, не зная что делать, стояла рядом и тоже, как могла, успокаивала подругу. Постепенно Катя перестала плакать, а я стал поглаживать её спинку, иногда спускаясь к попке, худые ножки, целовать в шейку и Катя, как свернувшийся ёжик, постепенно начала раскрываться. Теперь, главное, не спугнуть и я осторожно продолжил поглаживания, находя её эрогенные зоны и задерживаясь на них. Катя уже лежала, но ноги ещё были сомкнуты, но тут мне помогло её телосложение: — из-за того, что её ножки не смыкались, моя ладонь спокойно проникала, лаская внутреннюю сторону её бёдер, постепенно поднимаясь всё выше и, бингооо, она раздвинула ножки. Мои пальчики стали кружить вокруг сокровенного, сужая круги. Катя уже глубоко дышала и я овладел её киской, сначала нежно помассировав клитор. А теперь хоть языком, хоть пальцами, но она должна кончить!

Я посмотрел на Настю. Она тоже уже чуть возбудилась, судя по глазам. И я решил призвать её на помощь:

— Помоги мне! — поймал я её взгляд и указал им на свой поникший член. Настя быстро сообразила и нагнулась к моему паху:

— Но он только-что из попы! — сморщила она гримаску и подняла бренные остатки двумя пальцами. Твоюж мать, не до сантиментов сейчас. — подумал я.

— Порно смотрела?

— Да.

— Сосут из попы?

— Ну сосут, но там всё подготовлено и… — я не выдержал и, мягко, но настойчиво, наклонил её голову к члену.

— Давай моя хорошая! Очень нужна твоя помощь! — и Настя, принюхавшись, всё-таки взяла головку в рот, повозила её из конца в конец и всосала целиком, создав вакуум. Я прямо физически почувствовал, как начали наполняться кровью пещеристые тела и член стал оживать в юном ротике. Настя уже увлеклась, когда я отнял у неё соску и шепнул:

— Зажги вон, свечку, — кивнул я на подоконник, а я уже перебрался между ног Кати, смотрящей на меня со смесью обиды и желания. Зажжённая свечка отразилась в бездонных Катиных глазах и я приник к ней нежным поцелуем

— Милый Катик! Ну что-ты! Ты очень красивая и совсем не похожа на мальчика. А какая у тебя красивая, маленькая попочка, ммм. — закатил я глаза, а сам пристроился поудобнее. Катя, почувствовав жар головки у входа, выставила руки и упёрлась мне в грудь, готовая столкнуть меня в любой момент. И вот время пришло. Я нежно раздвинул малые губки головкой…

— Ты такая красивая! — чуть надавил и стал скользить внутрь. Катя тихо зашипела и сильнее упёрлась мне в грудь — я замер

— Ты такая сексуальная! — дав привыкнуть к новым ощущениям, продолжил я погружение в, считай впервые, принимающее мужской член, влагалище.

— Больно?

— Почти нет, — прошептала она одними губами и выдохнула: — Хорошооооо…. — и улыбнулась. И от этой улыбки вдруг стало светлей в комнате и на душе. Я задорно подмигнул Насте и сделал первое движение, проникнув чуть глубже, потом ещё чуть глубже и вскоре, трахал Катю в полную силу с радостью слушая её стоны наслаждения и наблюдая застывшую гримаску счастья на лице. Она отдавалась и подмахивала самоотверженно, в полную силу, впервые любя мужчину и я видел, что ей это нравиться. Фууу, гора с плеч, — обрадовался я повёл её к своему первому вагинальному оргазму. Я думал, что сам уже не смогу, но вдруг с радостью почувствовал знакомое шевеление в яйцах. Я, всё-таки, развернул её боком и стал чередовать её дырки, вгоняя то в попку, то в киску, чем вызвал бурю восторга у обеих девочек! Наконец глаза Кати стали знакомо закатываться и я, уже не меняя дырку, продолжал вести её к оргазму. Она сама себе закрыла рот руками и громко замычала в них, ощущая как её заполняет внутри что-то горячее — это я кончил в неё одновременно с ней! Вот это я понимаю — хэппи энд!

Впереди уже ждал день третий — 23 февраля!