шлюхи Екатеринбурга

Семейный отдых. Глава 2

Глава 2

В путь двинулись на следующий день. Лиза и Майк ехали впереди на машине, Дэвид и Дебби за ними в автодоме. Позже они должны все встретится в дачном домике. Несмотря на то, что Дэвид и Дебби выехали одновременно с родителями, они не могли успеть за ними в своем домике на колесах.

Дебби заметила, что Дэвид был несколько рассеян, когда они выезжали из города, но она предположила, что это из-за городского движения. Покинув город, Дебби ожидала, что его состояние изменится, и старший брат станет прежним.

Однако, проехав около пятьдесят миль, Дэвид продолжал молчать и явно о чем-то задумался.

— Эй, Дэйв. .. что у тебя на уме? Ты не сказал мне и трех слов с тех пор, как мы выехали из дома, — спросила она его.

Картинки непристойного поведения его матери днем ранее, как живые стояли у него перед глазами. Член напирал на ткань в промежности его джинсов. Он уже не был уверен, что справится с постоянным стояком, находясь рядом с мамой в окружении остальной семьи.

— Ой, да ничего особенного… Скажи, в последнее время ты смотрела какие-нибудь хорошие фильмы? — сказал он, пытаясь сменить тему. Его намерения были слишком прозрачны для его сестры, которая его так хорошо знала.

— Чушь, ты чем-то озабочен. Не пытайся обмануть меня, братец. Я слишком хорошо тебя знаю. Давай, признавайся, — участливо, но серьезно сказала Дебби.

— Я не думаю, что мне следует об этом говорить сейчас.

“Или когда-либо еще” — подумал он.

— Ты всегда мог говорить со мной обо всем. Не надо начинать скрытничать.

— В самом деле, Деб, не о чем говорить.

— Давай, Дэйв. Что там… твоя девушка часом не “заболела”?

— Нет, не в этом дело. На самом деле, вчера вечером мы даже не смогли заняться сексом, потому что у нее начались месячные,   а это всегда чертовски грязно. Так что она не только не беременна, но я при этом возбужден вдвойне.

— Вдвойне возбужден? Что это должно означать? Просто потому, что не потрахался один день, ты так возбужден? Кроме того, с каких это пор возбуждение заставляет тебя так глубоко задумываться. Может ты и перевозбужден, брат, но есть еще кое-что, о чем ты мне не рассказываешь.

Затем она просто замолчала и стала пристально смотреть на своего брата, зная, что он расколется под ее взглядом. И он поплыл.

— Боже, Дебби, ты слишком хорошо меня знаешь. Я знаю, что мы всегда рассказывали друг другу все, но это довольно тяжело и очень странно. Впервые я реально боюсь, что ты подумаешь обо мне плохо.

Дебби c любовью посмотрела на своего брата.  По его виду можно было сказать, что одолевавшие его мысли приносили ему немалые страдания. Она протянула руку и нежно погладила его лицо и волосы.

— Дэйв, ты же знаешь, я люблю тебя и всегда буду любить. Может быть, разговор поможет?

— Сомневаюсь, но ладно, расскажу…

И Дэвид начал рассказывать о вчерашних событиях, практически не упуская деталей. Чем больше он говорил, тем более каменел его член. Он поерзал на сиденье, чтобы устроиться поудобнее и надеялся, что Дебби ничего не заметит.

Когда он рассказал, как замечательно было открыть то, что их мама — прекрасная сексуальная женщина с естественными физическими потребностями, тело Дебби тоже начало реагировать. Она любила мастурбировать и делала это часто. И, похоже, они с матерью использовали одинаковые техники этого процесса. Раньше она об этом не задумывалась, но теперь она полагала, что ее мать даже в чем-то лучше справляется с самоудовлетворением, как минимум потому, что занималась этим дольше.

Дэвид рассказал, что видел мать с фаллосом в киске и пальцами в попке. Киска Дебби “зачесалась”, кто-то или что-то должно было прикоснутся к ней. Теперь уже она заерзала на сиденье и, тоже надеялась, что Дэвид этого не заметит.

Когда же Дэвид начал рассказывать о своих манипуляция, то несколько сократил количество деталей повествования. И Дебби это сразу поняла.

— Вот не надо, сначала подробно рассказываешь о том, что делала мама и как при этом выглядела, а потом просто заявляешь, что отдрочил и всё. С этого места поподробнее, хочу обо всем услышать!

Дэвид посмотрел на младшую сестру. В ее глазах отчетливо проглядывала похоть, чего он раньше никогда не видел. Ее короткие волосы обрамляли хитрое личико. Белое облегающее платье отчетливо обрисовывало всю ее красивую фигурку. Член просто завибрировал в штанах.

— Ну, хорошо. Хочешь деталей, изволь.

И начал эту часть истории заново. Рассказал, как достал свой член и гладил его, наблюдая, как мама трахает себя. Как член все твердел и твердел, как никогда прежде. Даже упомянул о слизывании капли предспермы с головки.

Дебби затаила дыхание. Ей нравилось так делать со своим парнем. Ей нравился вкус и преэякулята, и спермы, и она всегда разрывалась, дать парню кончить в киску или же в рот.

Пизденка промокла насквозь, влага стекала по овражку между полупопий. Она незаметно поменяла позу, в которой сидела. Подтянула левую пятку выше. Она надеялась, что это выглядит так, как будто она села со скрещенными ногами, когда как на самом деле, пыталась потереться клитором о пятку. Вроде сработало.

Слушала невероятно эротическую сказку Дэвида, а точнее быль, фургон нежно покачивался по дороге, толкая ее ножку по клитору. Киска уже вся горела. По опыту она знала, что так она может достаточно долго удерживать себя на грани оргазма. Таким образом она проводила время за изучением американской истории в колледже. Единственная проблема заключалась в том, что чем дольше она сдерживала свой конец, тем труднее было потом его скрыть.

История Дэвида о том, как он дрочил, и как их мать потакала своим желаниям, сказывались на ее силе воли. Черт, как же хорошо тереть свою киску. Она почувствовала, как влага проникает сквозь ее трусики и сарафан и мочит каблук, которым она себя натирала. Мысленно она была прямо там, с ними. Она представляла себе, как брат гладит свой горячий член. Какой он тяжелый и большой. Представила, как их красотка-мать обрабатывает свою пизду дилдо. Видела, как сперма Дэвида вырывается наружу. Как мать все глубже и глубже вгоняет в себя резиновый член. Все было так реально.

Она осознала, что Дэвид больше не говорит. И взглянула на него. Он смотрел на нее с удивлением.

— Вот, сучка, — засмеялся Дэвид, — Я открываю ей свое сердце, а она сидит и трогает себя! Не могу поверить!

Дебби покраснела и захихикала.

— Я думала, ты не заметишь.

— Не замечу? Я, что слепой, не видящий дальше своего носа, чтобы не заметить то, что ты делала? — засмеялся он.

— Ничего не могла с собой поделать. То, что ты мне рассказал, так меня возбудило! Пришлось что-то сделать. Я думала, что справлюсь.

Дэвид уже серьезно посмотрел на Дебби.

— Ты же не думаешь, что я ебанутый, потому что так отреагировал? Я имею в виду, сначала шпионил за мамой, пока она мастурбировала, а затем дрочил во время просмотра? И это, Деб… Я хотел ее трахнуть.

— Говоришь, хотел ее трахнуть? Значит ли это, что больше не хочешь?

После долгой паузы Дэвид ответил:

— Нет, не так. Я все еще хочу трахнуть маму, Дебби. Она была так чертовски красива и возбуждающа. Я ее очень сильно люблю. Но ничего не могу с собой поделать, Деб. Я так чувствую.

— Боже, мать твою. Это так странно… но я не думаю, что ты больной на всю голову извращенец, Дэвид.

Он вздохнул с облегчением.

— Спасибо за понимание, это много для меня значит.

Он снова засмеялся:

— Но ты не должна была сидеть тут и трогать себя передо мной.

Она снова сказала:

— Я тоже ничего не могу с собой поделать. Это меня так взволновало. Раньше мне это сходило с рук, например, на уроках истории.

— Ну, это ваше преимущество, женщин перед мужчинами, я имею в виду. Я не могу кончить, пока не вытащу член на всеобщее обозрение. Вы же можете сделать это втихаря и не попасться. А еще говорят, что это мужской мир.

— Я могу сделать так, но предпочитаю делать по другому, — в ее голосе звучал новый тон.

— О чем ты? — он пристально посмотрел на нее.

— Думаю, я немного завидую маме. Ты же думал, что она была такой сексуальной, играя с собой, и все такое. Хочу, чтобы ты так думал и обо мне.

— И что ты хочешь сделать?

— Это, — сказала она.

Дебби приподняла свою стройную попку с кресла, расстегнула платье, зацепила пальцами трусики и стащила их. Откинулась назад, поставив правую ногу на приборную панель, а левую — на спинку водительского сиденья. У Дэвида был беспрепятственный вид на горячую влажную киску своей сестры. Нежные светло-розовые губы обрамляли мягкие светло-каштановые волосы. Киска его сестры была почти идентична киске его матери. Он дернул рулем и чуть не съехал с дороги.

Дебби засмеялась.

— Если не сможешь вести машину, пока я это буду делать, я перестану.

К Дэвиду вернулось самообладание.

— Нет, не надо. Я буду внимателен. Продолжай.

— Хорошо, просто будь острожен и не попади в аварию.

Сестра вытащила руки из коротких рукавов своего платьица и опустила его эластичный вырез ниже своей груди. На ней не было бюстгальтера. Сиськи были кругленькими и упругими. Он ожидал этого, потому что много раз видел ее в купальнике. Ареолы были огромными, почти два дюйма в поперечнике. Соски стояли, как солдатики, и просто умоляли их обсосать. Белый сарафанчик, обернутый вокруг талии, только подчеркивал ее интимную открытость.

Дебби прижала сиськи левой рукой и ущипнула за правый сосок, раздвигая половые губки пальцами правой руки.

— Что думаешь? — застенчиво спросила она брата.

— Ты нечто, сестренка. Давай, я хочу увидеть, как ты ублажаешь себя. Боже, Дебби. .. ты такая же сексуальная, как и мама. Давай, детка, сделай это.

Дебби ничего не ответила. Вместо этого она закрыла глаза и расслабилась. Потерла клитор легкими круговыми движениями и продолжила ласкать грудь. Ее дыхание становилось тем громче, чем больше она возбуждалась. Дэвид был поражен и взволнован, увидев прозрачную каплю сока ее киски, появившуюся на раскрытых половых губках сестры. Вскоре капли собрались в ручеек, который истек по трещине ее попки к анусу. Дэвиду захотелось очистить его язычком.

Его возбужденному члену стало больно в тесных джинсах. Он знал, что не сможет одновременно смотреть, как его сестра мастурбирует, дрочить себя и вести машину. Он, вероятно, мог бы делать сразу любые два этих действа, но не третье. Он чуть не было не затормозил, но дорожный траффик заставил его продолжить движение. Это было так захватывающе, смотреть, как рядом  раскорячилась его милая сексуальная сестра, обнаженная на три четверти, и наблюдать, как она играет сама с собой.

Тем не менее, если он не мог дрочить, он мог хотя бы выпустить свой член на волю, уж очень было тесно.

Дебби уже погрузилась в самоудовлетворение, когда услышала звук расстёгивающейся молнии. Она открыла глаза и увидела, как Дэвид подстягивает джинсы. Он приподнял зад ровно настолько, чтобы высвободить член. Он был таким тяжелым, длинным и красивым. Ей было лестно, что брат находил ее такой возбуждающей.

— Что ты собираешься делать? — спросила она.

— Прямо сейчас — ничего. Просто было больно от того, что стало тесно. Возвращайся к своей игре. Не беспокойся обо мне.

Ее глаза снова закрылись. Она крепко обхватила правую сисечку и приподняла ее. Пришлось сильно вытянуть шею вниз, но ей удалось лизнуть собственный сосок языком. Он тут же отреагировал, поднапрягшись.

В промежности просто потекло. Левая рука неохотно оставила сиську и присоединилась к правой в районе киски. Она терла клитор все жестче и быстрее. Два пальца левой руки широко раздвинули половые губы и нырнули внутрь. Бедра подернулись в ответ на вторжение. Все быстрее и быстрее она терла свой воспаленный клитор. Все глубже и глубже трахала пальцами свою писечку. Дэвиду стало очень тяжело наблюдать за происходящим и рулить.

Дыхание его сестры участилось. Темно-розовый румянец разлился по сиськам и груди, когда она начала “приходить”. Сиськи подпрыгнули, пальцы практически утонули в пизде. Затем она застыла, кончив.

— Дерьмо! Бля, Дэвид, я кончаю. Боже, как хорошо, — вскричала  она. Руки, пальцы вернулись к работе в пизде, чтобы доставить себе максимум удовольствия. Казалось, она кончала в течение нескольких минут. Дэвид не мог в это поверить. Даже оргазм их матери не длился так долго.

Он внимательно посмотрел на сиськи своей сестры. Соски были максимально возбуждены. Он посмотрел в ее промежность. Киска будто истекала сквозь пальцы. Нет, подумал он, она не притворяется. Наконец, его сестра прекратила дергаться и попыталась отдышаться. Глубоко вздохнула.

Медленно открыла глаза и посмотрела на брата.

— Ну как?… — спросила она.

— Мне так понравилось, ты не поверишь!

— Спорим, не настолько, как мне, — хихикнула она. У нее самой перехватило дыхание, когда она вытащила пальцы из киски. — Теперь у меня руки грязные. Обо что бы мне их вытереть? — застенчиво сказала она. Дебби смотрела на открыто качающийся член брата. — Как насчет него?

Она протянула руку и нежно взяла его хуй. Он ахнул. Заскользила рукой по стержню вверх-вниз. Он застонал. Она отпустила его член, глубоко погрузила руку в свою киску и покрыла пальцы свежим слоем сока из влагалища. Затем Дебби опять обхватила хуй брата и покрыла его выделениями.

— Теперь пальчики чистые. Но, послушай, — сказала она, притворно надув губки, — твой член загрязнился. Прости, я испачкала твой красивый хуй. Что ж нам делать?

Между двумя сиденьями было достаточно места, чтобы Дебби могла встать на колени рядом с братом. Она не стала поправлять платье. Прижалась грудью к его бедру, страстно глядя на его каменный член в своей руке.

— Должна признаться тебе, Дэйв. Я не первый раз вижу твой хуй.

— Как это, Деб?

— Несколько раз за эти годы на ночь ты оставлял дверь из комнаты в нашу общую ванну немного открытой. Мне удавалось прокрасться и иногда наблюдать, как ты дрочишь. Совсем, как тогда, когда ты смотрел за мамой.

— Ты имеешь в виду, “в точности”, как тогда, когда я смотрел за мамой?

— Да, именно так. Я играла со своей киской, пока ты играл с твоим членом. Думаю, поэтому я не была шокирована твоей историей. Я сама делала нечто подобное. Знаешь, пару раз я видела, как папа дрочил. У него есть эти пошлые журнальчики в сарае на даче, он их иногда смотрит. Я знаю, он думал, что один, но я смотрела за ним через заднее окно. У него хуй такой же, как у тебя. Огромный и красивый. Я сама так возбуждалась от вида, как он кончает. Но не могла играть с собой, смотря за ним, в отличии от того, когда я подсматривала за тобой. Я всегда хотела зайти к тебе в комнату, присоединиться к тебе, помочь, или сделать что-то в этом роде.

— Что-то в этом роде? И что это, сестренка? — он улыбнулся ей. Ее рот был всего в нескольких дюймах от лиловой головки его распухшего от возбуждения органа.

— Не глупи. Что-то вроде этого, — и его сестра опустила голову, открыла рот и нежно прошлась язычком по головке его члена. Большая капля прозрачной предспермы растеклась по его члену и ее языку. Она с удовольствием выпила ее.

— Ты хорош на вкус, как я всегда и думала.

— Угощайся, и это еще не все, что есть в меню.

— Я надеюсь, — улыбнулась она.

Дебби всосала головку хуя брата в рот и начала по-настоящему сосать. Руками спустила его трусы еще ниже, чтобы получить лучший доступ к яичкам. Поскольку он вел машину, она не могла залезть между его ног, чтобы лизать его орешки, так что ему пришлось довольствоваться только такой лаской, рукой.

Дэвид с трудом мог поверить произошедшему за последние сутки. Буквально вчера он видел, как его мать “любит” свое сексуальное тело, и в ответ сбросил свое напряжение, отдрочив. Теперь его младшая сестра пыталась получить его сперму себе в рот после того, как отмастурбировала для него на переднем сиденье. Все это было так дико и странно.

Глядя вниз, он видел только макушку Дебби, покачивающуюся вверх и вниз. Ощущал он гораздо больше, чем видел. Он чувствовал, как ее губки плотно охватывают ствол его члена, скользя по нему. Он чувствовал, как ее язычок лижет и ласкает каждый дюйм его члена, до которого он может дотянуться. Его тяжелые орешки любовно ласкали ручкой.

Ее рука оставила его яйца и переместилась на стержень члена. Дебби усилила обсос ртом и облизывание языком. Она теперь не брала в рот также глубоко, как ранее. Вместо этого она начала дрочить его член, держа во рту. Через несколько минут он “подошел”.

Дэвид почувствовал первые покалывания глубоко внутри яичек. Его член еще более напрягся, хотя куда уж больше. Долго это не продлится. Он хотел убедиться, что она готова.

— Господи, Деб, я сейчас кончу. Тебе лучше прекратить, если не хочешь получить полный рот кончины.

Она удовлетворенно промычала и продолжила сосать. Нет, это было именно то, чего она хотела. Теперь рот и рука работали в унисон. Губы сжимались плотным кольцом под головкой члена,   рука быстро дергала кожу ствола. Он чувствовал, как ее упругие сиськи с жесткими сосками, прижимались к его ноге.

Яйца кипели, член пульсировал. И он начал кончать сестре в рот.

Дебби без промедлений начала глотать его сперму. Она давно мечтала об этом моменте. Кончина ее брата была сладкой и густой, как она и предполагала. После того, как три больших потока прошли по ее языку и попали в горло, она захотела сделать для него что-то особенное. Она сняла рот с его члена и направила хуй себе в лицо, так, чтобы он мог это видеть. Следующая струя густой белой жидкости попала ей в лицо прямо под губой и потекла по подбородку. Следующий выстрел попал в щеку. Очередная дуга оказалась на упругой сисечке.

Невзирая на происходящее, Дэвиду удавалось каким-то чудом удерживать большой фургон на дороге. Посмотрев вниз, он увидел, что Дебби растирает сперму по лицу головкой его все еще крепко стоящего члена. Дыхание стало восстанавливаться.

Дебби села на пятки. Сперма на лице и груди блестела. Он думал, какая же она прекрасная. Она была столь же сексуальной и красивой, как их мать, накануне.

— Ну, что ты об этом скажешь, братец?

— Это был самый крутой минет в моей жизни, сестренка. Мне еще повезло, что я не разбил этот чертов фургон. Но теперь я собираюсь съехать с дороги, при первой же возможности, и трахнуть тебя, глупышка.

— А ты не боишься, что мы опоздаем на дачу? — застенчиво спросила она.

— Боже, да я на это надеюсь. Просто скажем маме и папе, что что-нибудь произошло и всё, — улыбнулся он.

На первой же площадке для отдыха они съехали. Дебби четыре раза кончила на твердом члене своего брата. Дэвид обнаружил, что его сестра любит, когда её трахают сзади или когда она сверху. Дэвид наполнил пизду своей сестры спермой еще дважды. Они бы трахались всю ночь, если бы их не ждали. И знали, что в следующие несколько дней отпуска у них будет возможность побольше потрахаться.

Когда они, наконец, остановились перед загородным домиком, их родители уже сидели на крыльце и ждали их.

Их отец встал.

— Эй, где вы, черт побери, были, дети? Вы же опоздали на два часа. Мы уже начали волноваться.

— Пробки. Ну вы же знаете, как это бывает.

Лиза улыбнулась обоим, обняла своих деток.

— Ну, конечно же, мы знаем, как это бывает. Не беспокойтесь. Заходите в дом.

Она улыбалась, когда Дэвид и Дебби прошли мимо нее в дом. Когда она обняла Дебби, вырез платья дочери распахнулся. И она не только хорошо видела грудки Дебби, но и разглядела на них сухие, бледные пятна. За свою жизнь она видела предостаточно засохшей спермы, чтобы распознать ее на сиськах дочери. Она знала, что Дебби принимала душ перед отъездом и выходом из дома, и что единственным человеком, с кем была Дебби все это время с тех пор, был ее родной брат. Лиза поняла, что на сиськах Дебби была сперма Дэвида.

Отпуск обещает быть очень интересным, подумала она, и  почувствовала восхитительное покалывание в своем клиторочке.