» Рыбья кожа » часть шестая

  — Кость, ты хорошо учишься внучок. С каждым разом все лучше и лучше меня ебёшь…

— говорила мне баба Зоя, аккуратно чтобы не вылилась сперма, снимая пальчиками с моего обмякшего члена презерватив. После разрядки я лежал на бабке до тех пор, пока мой член не обмяк в её вагине. Было жутко приятно вот так лежать на пожилой родственнице сверху, ощущать блаженную негу её пухлой жопы, и чувствовать как мой конец потихоньку становится вялым в её горячей и склизкой пизде.

И бабка не сгоняла меня с себя, пожилая мать моей матери Лены, терпеливо ждала когда член внука обмякнет внутри неё, да ей и самой было приятно такое дело. Ведь я не просто лежал на женщине сверху, а ласкал её. Целовал бабке шею и волосы на голове мелкими благодарными поцелуями. И даже немного поерзывал на ней, стараясь опадающим членом, хоть немного продлить ускользающий оргазм.

— Не называй меня больше внучком Зоя. Какой я тебе внук если сплю с тобой в одной постели. Да и по внешнему виду ты на бабку совсем не похожа. Я бы лучше на тебе женился чем на твоей дочке…

— сказал я бабке, целуя не старой ещё женщине её полуотвислые груди, с тёмно-коричневыми сосками на концах.

— Ну и считай меня своей женой. Или мамой, мне без разницы Костя. Ты станешь теперь жить со мной, и я тебя никуда от себя не отпущу. А с моей Надей ты тоже будешь как бы неофициально считаться мужем и женой. В ЗАГС вы всё равно тут не пойдёте, да и житья нам местные не дадут, если узнают что племянник на родной тётке женился…

— ответила мне бабка, вставая с дивана в чёрной ночной рубашке, которая едва прикрывала пожилой женщине лобок. С распущенными по плечам волосами, с использованным презервативом в руке, баба Зоя смотрелась очень сексуально.

— Пошли в ванную сынок, я тебе член обмою. Да и сама подмоюсь. А это Надьке оставлю, а то мне много сегодня…

— сказала баба Зоя, держа двумя пальчиками с накрашенными красным лаком ноготками, использованный презерватив наполненный моей спермой. Её конечно было меньше чем утром, но всё равно ебя бабку через жопу, я налил в гандон порядком.

— У тебя её всегда полно сынок, а утром особенно…

— восхищённо говорила мне баба Зоя, ложа использованный презерватив в стакан.

— Да я сам не знаю, её постоянно у меня много выходит. Но больше всего по утрам…

— ответил я бабке, прижимаясь опавшим концом к её жопе. Мы стояли с ней в комнате, куда родственница отнесла презерватив положив его в стакан на подоконнике.

— А у меня коровы тоже утром больше молока дают чем в обед и вечером. Так что по утрам я буду тебя  " доить"…

— засмеялась бабка, беря рукой меня за член.

— Пошли в ванную я его помою и будем одеваться…

—   пожилая женщина пошла вперёд не выпуская из руки мой вялый конец, а я пошёл следом за ней как бычок на верёвочке.

— Я её постираю, чтобы ты больше не нюхал. А то тебе Ленкины духи покоя не дают…

— сказала мне бабка, снимая в ванной ночнушку моей матери, и бросила её на стиральную машинку. Баба Зоя встала в ванную и я залез туда вслед за ней.

— Да мне теперь без разницы бабуль, я утолил свою страсть. И не хочу пока маму Лену. Подожду до осени когда она вернётся с моря. Тогда по полной на ней в живую отыграюсь, а не в игре с тобой. А сейчас я Наде хочу засадить и бабе Зине твоей подруге…

— ответил я бабке, ни сколько не жалея о том что она постирает мамину ночнушку. Так будет даже лучше, я забуду её запах, и когда моя мать вернётся с моря в августе. Я ей с диким наслаждением засажу, но сначала посмотрю с мамой Леной порножурнал. Закроюсь с ней в бабкиной комнате, сяду на кровать, положу журнал ей и себе на колени и буду его листать, показывая своей матери училке, порнокартинки. А баба Зоя с тётей Надей, будут подсматривать за нами в приоткрытую дверь.

— Надька давно ни с кем из мужиков не встречалась. А у Зинки там уже наверное заросло всё. Она все время одна, да и не кому у нас в деревне женщин в нашем возрасте любить. Из мужиков пьянь одна осталась, а молодежь и та спивается. Только на тебя одна надежда Костя, ты я смотрю к водке тяги не имеешь. И у тебя постоянно стоит…

— баба Зоя намылила душистым мылом руку, и ладонью нежно стала натирать мне залупу и сам член. От прикосновений грубоватой ладони пожилой родственницы он начал вставать.

— Нет баб Зой, я только за компанию с тобой сегодня выпивал. А так мне и вино и водка даром не нужны. Я женщин люблю и обожаю секс с ними. Особенно с такими красивыми как вы Зоя Витальевна…

— искренне ответил я бабке, во все глаза рассматривая её огромный треугольник тёмных волос внизу живота. Пизда у матери моей мамы Лены, была заросшей тёмными волосянками чуть ли не до пупка. И прямо манила к себе взгляд. До того у женщины её лобок покрытый жёсткими тёмными волосками, возбуждающе смотрелся.

А у моей мамы тоже пизда вся такими же волосками заросла как у бабки. На миг представил я себе голую мать и её заросший до пупка лобок. Да скорее всего так и есть, ведь дочка от матери все должна перенять.

— Баб Зой, а ты видела мою мать голой? У неё тоже там так же всё заросло как у тебя…?

— спросил я у бабки, после того как родственница обмыла мне член тёплой водой из лейки. Титан на кухне был горячий, его всегда топили с утра чтобы мыть посуду и подмывать вымя у коров во время дойки. И сейчас из крана в ванной текла тёплая вода.

— У неё там " заросли" даже больше чем у меня. Моя Надька та свою " мохнатку" подбривает иногда. А Ленка нет, никогда не бреет, так что у твоей мамаши Костя, между ног " тёмный лес", заблудиться можно…

— захохатала баба Зоя, ставя одну ногу на край ванной да так что мне стала видна её промежность, и тёмно-лиловые половые губы, спелыми сливами свисающие из пизды сексуальной бабки.

— Помой мою " труженницу" внучок. Она ведь заслужила чтобы её помыли, да милый…

— хриплым голосом сказала мне бабка, давая в руки кусок душистого мыла.

— Да, да, Зоя Витальевна, она у вас така замечательная и я хочу её помыть…

— ответил я бабке, намыливая мылом ей волосы на лобке и намыленной ладонью скользнул в промежность к пожилой женщине. С трепетом прикасаясь к её нежным половым губам, похожих на две большие сливы, натирая их душистым мылом.

— Смелее внучек, смелее, она не кусается и у неё нет зубов…

— засмеялась бабка, и сама надавила рукой на мою ладонь ласкающую её половые губы.

— Вот так, её не только сверху нужно мыть, но и внутри…

— баба Зоя взялась рукой за мой указательный палец и ввела его в дырочку влагалища, стоя при этом одной ногой на краю ванной и смотря мне в глаза.

— Вот видишь милый как у нас у женщин внутри устроено? Всё для того чтобы вам мужикам было приятно нас ебать…

— сказала мне родственница, с силой давя рукой на мой палец в её вагине, чтобы неопытный внук ввёл его в неё глубже.

— Да, Зоя Витальевна, она такая нежная у вас…

— возбужденным голосом ответил я матери моей мамы Лены, касаясь пальцем ребристых стенок её влагалища. И стараясь протолкнуть палец глубже ей в пизду, чтобы нащупать тот таинственный шарик, в который я упирался членом, когда ебал бабку запрокинув ей ноги себе на плечи.

Но как я не старался длинны моего пальца явно не хватало чтобы достать пожилой родственнице до матки. Она и представляла из себя по ощущениям шарик, когда я упирался в неё членом и он соскальзывал в бок. А ещё меня поразили стенки влагалища бабы Зои, они были ребристые и скорее всего природа сделала их такой формы.

Для того чтобы самец мужчина, натирая об эти ребристые стенки влагалища член. Получал больше удовольствия и охотнее стремился совкуплятся с самкой женщиной для продления рода. Неожиданная догадка возникла в моей голове и я начал шерудить пальцем в пизде матери моей мамы Лены, стараясь касаться им её ребристых стенок.

— Ой, ооой, ну Костя, не надо мне им там водить…

— застонала баба Зоя, берясь рукой за мою ладонь лежащую у неё в промежности. Бабка ещё раз с силой надавила мне на палец которым я шерудил в её пизде, и вытащила его. Но в последний момент я все же почувствал как её вагина стала обхватывать мой палец словно кольцом. Точно так же бабкина пизда обхватывала мой хуй когда пожилая родственница кончала. И сейчас она вероятно была близка к оргазму. Это было видно по бабкиным глазам и сладостным стонам.

— Я в молодости этим грешила, когда в школе училась. Вы парни член дрочите, а мы девочки пальчиком себя до оргазма доводим. Но сейчас я не хочу так. От члена гораздо приятнее удовольствие получать…

— сказала мне баба Зоя, смотря на мой стояк возбужденным взглядом. Хуй у меня встал и стоял колом. И мать моей матери Лены не сводила с него своих жадных глаз.

— Дай я сама подмоюсь Костя. И давай не будем больше соблазнять друг друга. Нам же ехать в город за Надей нужно. И ещё успеть вернуться домой до трёх часов дня, чтобы коров в стадо из сарая выгнать. Так что брысь из ванной молодой жеребчик…

— засмеялась баба Зоя, легонько хлопая меня ладошкой по жопе. Я послушно вылез и стоя на полу смотрел как бабка подмывается. А у самого член поднялся колом, от одного вида пухлой жопы пожилой родственницы. И то как она моет ладошкой свою волосатую пизду.

— Подай полотенец милый. И можешь вытереть её у меня…

— попросила баба Зоя, основательно подмывшись в ванной тёплой водой с душистым мылом и становясь из неё на пол передо мной. Вешалка с полотенцами находилась за моей спиной и родственница не могла до неё дотянутся.

— Баб Зой, сядь пожалуйста на неё сверху. Я хочу у тебя письку посмотреть. А то я её так толком и не видел…

— спросил я у пожилой женщины, после того как вытер полотенцем её волосатый лобок и промежность. В ванной горела ярко лампочка и мне захотелось при её свете увидеть бабкину пизду во всей красе. И мой взгляд упал как раз на стиральную машинку стоящую в углу ванной комнаты.

— Интересно внучок у бабы письку посмотреть? Ну так и быть, посмотри, посмотри, ты это заслужил…

— неожиданно для меня легко согласилась баба Зоя. Пожилая родственница села своей толстой жопой на стиральну машину, поверх вороха грязной одежды лежащей на ней. И широко раздвинула ноги подняв их кверху просунув руки под колени.

— Ну как внучок красивая она у меня…?

— хриплым голосом спросила баба Зоя, видя что я уставился на её промежность. А там действительно было на что посмотреть. Если ляжки у пожилой женщины были белые, то между ног у матери моей мамы Лены, пролегла тёмная полоса. И этот пигментный окрас кожи делал расположенный в промежности женщины её половой орган, ещё более привлекательным.

Контраст белого и черного, молочного цвета ляжки и тёмная полоса между ними в промежности. И все это дико возбуждало в сочетании с отвислыми тёмными половыми губами, которые словно две спелые сливы прикрывали вход в влагалище пожилой женщины. Пизда у бабки была расположенна строго по центру в промежности. И сейчас она была мне полностью видна. Так как если смотреть стоя её не было видно, кроме волосатого бабкиного лобка.

— Очень она красивая баб Зой, очень…

— хриплым от возбуждения голосом ответил я родственнице, дрожащими пальцами раздвигая её тёмно-лиловые половые губы, за которым скрывалось ярко-алое влагалище. Я видел саму дырку в которую я и другие мужчины до меня сували свои члены. Видел и отверстие из которого бабка ссыт и странный отросток вверху вагины, величиной с крупную фасоль. Он у бабки стоял колом и дрожал от возбуждения.

— Ооой, ты что делаешь паршивец??? Не надо сынок, не надо, я прошу тебя…

— застонала баба Зоя, сидя с раскоряченными ногами на стиральной машинке, пытаясь оттолкнуть от своей промежности мою голову. Но я крепко держал женщину руками за ноги задрав их кверху, и уткнувшись носом в лобок матери моей мамы Лены, с наслаждением лизал у неё пизду.

Я видел подобную сцену в порножурнале, где молодые парни вроде меня, лизали у мамок им по возрасту, их заросшие влагалища. И сейчас когда прямо перед моими глазами предстала в развернутом виде волосатая писька моей родной бабки. Я не удержался и впился ртом в отвислые тёмно-лиловые половые губы бабы Зои.

— Оой, оойй, Костя, милый, мне стыдно, не нужно так делать сынок…

— говорила мне сквозь стоны баба Зоя, но уже не пытаясь оттолкнуть мою голову руками от своей промежности. А наоборот по мимо своей воли, пожилая женщина запустила пальцы обеих рук в мне в волосы на голове и ласкала их прижимая мой рот к своей ссаной пизде. А я с диким наслаждением сосал её отвислые половые губы, лизал 👅 языком алую плоть влагалища, и пил из него вкусный сок. Который бабка то и дело пускала мне в рот.

По началу я было подумал что баба Зоя ссыт, и я пью её мочу. Но на ссаки жидкость которую я глотал из её вагины, не была похожа. Это был сок, выделения из женского влагалища, и они усиливались по мере того как я лизал у своей пожилой родственницы пизду. Бабка выла, стонала и ласкала пальцами волосы у меня на голове, стараясь прижать её к своему лобку. Но в этом не было необходимости, я и так с наслаждением лизал, сосал дырку, из которой много лет назад, вылезла моя мама Лена.

И в которой хуев побывало несчётное количество. А ещё член у меня стоял колом и мне не хотелось не только сосать у бабки её половые губы и лизать влагалище. Но и всунуть туда член и выебать бабу Зою прямо на стиральной машинке. Я просто ждал того момента, когда родственница кончит от моих губ и языка. Потому что она все сильнее и сильнее прижимала мою голову руками к своей промежности, обильно пуская в мой рот, сок из влагалища.

— Оооойй, аааааа, ааааа…

— наконец завыла баба Зоя, больно схватив ✋ руками меня за волосы, пустив струю сока из пизды, да так обильно что я чуть не захлебнулся. И это произошло в тот момент, когда я прикоснулся губами к её отростку вверху вагины, и стал его сосать и катать 👅 языком. Очевидно это было самое чувствительное место на её теле и низ живота пожилой женщины пронизили судороги оргазма. И я их отчётливо чувствовал. Потому как бабка сжала ляжками мою голову, да так сильно что у меня зазвенело в ушах.

— Я твой журнал гадкий порву на клочья. Чтобы ты негодник не развращался и меня на старости лет не развращал…

— тяжело дыша говорила мне бабка, закончив кончать и выпустив мою голову из цепкой хватки своих широких ляжек.

— Не порвешь баб Зой, мы с тобой вместе будем его смотреть и перепробуем все позы которые там показаны…

— ответил я матери своей мамы Лены, поднимаясь с корточек. Но лишь для того чтобы рывком задрать ноги сексуальной родственницы к себе на плечи.

— Аааа, вот так, так внучок, еби, еби меня. Я кончить по настоящему хочу. А это баловство было…

— завыла хриплым голосом бабка, когда я вогнал ей член в пизду до яиц. Стиральная машинка на которой сидела баба Зоя, идеально подходила по высоте для порева "по офицерски". И я без особох проблем достал пожилой матери моей мамы Лены до матки. Я чувствовал как залупой уперся где — то в глубине влагалища бабы Зои в какой-то шарик, и она скользнула с него в бок. Бабка в этот момент закатила глаза под лоб, и тяжело захрипела. Но не от боли как мне по началу показалось, а от наслаждения.

— Так, так внучок, глубже, глубже, еби, еби меня. До матки, до матки достань…

— хрипела баба Зоя, не в силах нормально говорить, потому что молодой внук, сын её старшей дочки Лены, ебал её в ванной на стиральной машинке, и упирался залупой ей в матку. Офигеть, эта старая сука баба Зоя, хочет чтобы я ей засаживал как можно глубже, и обязательно доставал членом до матки. Подумал я смотря на то как мой восемнадцатисантиметровый член входит и выходит из волосатой пизды пожилой родственницы. В таком положении мне было видно всё, и не только отвислые тёмно-лиловые половые губы прикрывавшие влагалище бабы Зои. Но и её натруженное тёмно-коричневое очко, покрытое сетью мелких трещинок, которые расходились от дырочки ануса к краям.

А ещё я видел чёрную ночную рубашку своей мамы Лены, на которой сейчас сидела толстой жопой её пожилая мать. И самым бессовестным образом еблась с родным внуком. И рубашка и взгляд голубых с поволокой глаз бабы Зои, которые были копией глаз моей мамы. Снова заставили меня представить что я трахаю сейчас на стиральной машинке не бабку, а её старшую дочь Лену. Только шаньена и строгих учительских очков в роговой оправе сейчас бабке не хватает. А так бы точно за мою мать в очередной раз бы сошла. Подумал я смотря пожилой родственнице в глаза, кончая ей глубоко в влагалище.

— Ыыыы, аааа, аааа…

— рычал я молодым баском, прижав мать моей матери Лены к стенке, держа её ноги на своих плечах.

— Ооооййй, ооооойй, ааааа…

— застонала баба Зоя мне в ответ кончая вместе со мной. То что бабка кончала, я понял не только по её стонам, но и по тому как влагалище пожилой женщины стало сокращаться и обхватывать мой член словно кольцом. Да так сильно, что мне даже стало больно в какой-то момент. И сейчас я почувствовал хватку мышц бабкиной пизды сполна, потому что ебал её без презерватива. Мне некогда его было одевать, да и за ним нужно было идти в её спальню.

— Умница, какой ты молодец внучек. Если бы ты полизал у меня и ушёл. То я бы тебя на клочья разорвала, как и твой порножурнал, где ты разврату учишься. Но ты молодец, продрал бабу от души. Давно так не кончала как сейчас с тобой внучек…

— говорила мне баба Зоя, сидя свесив ноги на стиральной машинке. Я отошёл от неё и стоял с опавшим членом в стороне, смотря как из открытого после сношения зева влагалища бабы Зои. Вытекает сперма прямо на ночнушку моей мамы на которой та сидела жопой.

Бедная мама Лена, если бы она знала что в данный момент вытворяет её мать пенсионерка, то она бы все волосянки у себя на пизде бы подергала. Подумал я смотря на высшей степени хамство, сидящую голой задницей бабу Зою на ночной рубашке своей дочери, из пизды которой текла сперма её внука.

— Не сердишься на меня бабуль? Я без презерватива тебя трахал и кончил внутрь…

— виновато спросил я у бабы Зои, беря её под руку и помогая женщине слезть со стиральной машины. У пожилой родственницы после сумасшедшего секса с задратыми кверху ногами, мелкой дрожью тряслись ляжки и она нуждалась в моей помощи.

— Нет что ты милый. Ты все правильно сделал что засадил мне без гандона. Да и я бы не дала тебе за ним сходить. До того ты мне своим 👅 языком там нашерудил, что я бы наверное умерла если бы не почувствовала хуй у себя внутри…

— успокоила меня баба Зоя, нисколько не злясь что её неопытный внук, израсходовал " лечебную" сперму.

— А с голеньким намного приятнее, чем в " одёжке". Не люблю я эти презервативы. С ними не тот кайф. То ли дело чувствовать в себе когда ты мне его без гандона суешь. Но ничего внучок, я тебя научу как заниматься сексом со мной без презерватива и кончать мне на живот или на другие части тела. А можно и в стакан, но предохраняться мы больше не будем. Я не уже не смогу " залететь" климакс. Только с Надькой тебе придется пользоваться презервативами да и то до тех пор пока ты не научишься себя сдерживать…

— сказала баба Зоя, обмывая из душевой лейки мне член и вытирая его обтруханной ночнушкой моей матери.

— Я сейчас постараюсь из пизды выскребсти твою спущенку Костя. А ты иди одевайся и жди меня в машине. Не вздумай за мной подглядывать как я буду одеваться. Предупреждаю внучок, я очень на это обижусь…

— сказала баба Зоя, выпроваживая меня из ванной.

— Бензин в машину залей он в гараже стоит в канистрах. А то не хватит до райцентра доехать…

— крикнула мне из за закрытой двери ванной бабка, и я пошёл выполнять её указание. Да и по честному, я и не хотел за ней подсматривать. После умопомрачительной разрядки, когда я ебал мать своей матери Лены на стиральной машинке. Во мне пропала тяга к подглядыванию. Сейчас мне больше было по кайфу сесть за руль " москвича" и выкурить ароматную сигарету, взятую из тёткиной пачки кишеневского "космоса", которая лежала на кухне. В зале я одел трусы, 👖 джинсы и рубашку, спортивный костюм мне надоел, да и хотелось как то по приличнее выглядеть при поездке в райцентр. Только с обувью у меня были проблемы, из Москвы я взял белые кроссовки, в которых стерег коров, и они порядоком износились. Но бабка обещала что теперь я буду иметь все самое лучшие и еду и одежду. Так пусть в райцентре и купит внуку обувь на ноги. Подумал я, одевая в прихожей свои потертые кроссовки.

Дождь шедший с утра не прекращался и мне пришлось накинуть на плечи свою плащ-палатку, чтобы донести из гаража до машины стоящей на улице, канистру с бензином. И заправив бак " москвича", я сел за руль и только тогда расслабленно с наслаждением закурил, смотря в окно машины и вспоминания приятные моменты с бабой Зоей.

Как же всё таки приятно лизать у женщины влагалище. Сосать отвислые половые губы, засовывать 👅 язык в дырку её пизды. И теребить крупный размером с фасоль отросток рассположеный вверху над входом в вагину. А какое у бабки очко, тёмно-коричневое, покрытое сетью мелких трещинок, оно так и просит чтобы в него вставили член. И я туда обязательно выебу, но спешить не буду, бабка мне и сама даст. Может сегодня, или завтра.

Да я толком ещё её заросшей тёмными волосянками пиздой не насладился. А ещё мне предстоит попробовать с родной тёткой и с симпатичной низкорослой бабкой, подругой бабы Зои. Но пожалуй самым моим заветным желанием будет засадить матери когда она вернётся с моря. Маму Лену я хотел больше всех женщин на свете. Хотя у неё всё то же самое что и у бабы Зои и тёти Нади, но посмотреть в глаза родной матери, когда я буду лежать на ней и ритмично её ебать на бабкиной кровати. И встретиться при этом взглядом с женщиной которая меня родила и воспитала. Это будет пожалуй самый лучший моментом в моей жизни.

— Ну что поехали внучок. Времени у нас всего час, до райцентра доехать и успеть к трём вернуться назад…

— сказала мне бабка, садясь на переднее сиденье рядом со мной. А я честно охренел от её прикида. Баба Зоя села в машину в короткой синей джинсовой юбке с бахромой по краю, на ляжках натянуты чёрные капроновые чулки, сверху красивая белая блузка и джинсовая куртка под цвет юбки. На ногах белые туфли на каблуке, волосы у родственницы были расспущены по плечам, на глазах тёмные солнцезащитные очки.

Губы у пожилой женщины были ярко накрашенны и в них была зажата горящая сигарета. А ещё от бабки сильно пахло духами, но это были не её духи с запахом 🍋 лимона, а от моей сексуальной родственницы пахло жасмином. Этим запахом пахла моя мама Лена, но откуда такие духи оказались у её развратной матери было не понятно.

— Ну как Костя, хороша я невеста…?

— засмеялась баба Зоя, затягиваясь сигаретой сидя на переднем пассажирском сиденье.

— Зоя Витальевна, вы меня совсем добить хотите. Я и так от вас без ума, а сейчас и подавно…

— ответил я бабке, ложа ладонь ей на ляжку обтянутую чёрным капроном и потянулся к ней с поцелуем. Мне хотелось пососаться с матерью моей мамы Лены взасос и помять ей груди, вдыхая аромат жасмина. И представить на бабкином месте её старшую дочь Лену. Но родственница тут же отстранилась и зло окрикнула остудив мой пыл.

— Охренел что ли? Не забывай что мы на улице в деревне. Увидит кто нибудь в окно и тогда тут же сплетни пойдут, что московский внук, ебёт свою бабку врачиху. Отъедем от деревни в поле или в лес, тогда целуй, да и то нужно быть осторожными, мало ли 🍄 грибник какой в лесу шастает…

— сказала мне бабка, сердито смотря мне в глаза.

— Извините Зоя Витальевна, я забылся, но вы так классно выглядите. Что я не сдержался и захотел вас поцеловать…

— искренне ответил я пожилой женщине, которая если смотреть на неё издалека, выглядела как молодая девушка. И только морщинки под глазами, выдавали в женщине её реальный возраст.

— Надюхину одежду на себя надела. Курточка ещё ничего, а вот юбка тесна…

— сказала мне бабка, поглаживая ладонями себя по бёдрам, на которых вплотную сидела короткая джинсовая юбка с бахромой по краю.

— Но она так клёво на тебе смотрится бабуль. И в ней ты за центровую девчонку сойдешь. И когда я права на вождение легковой машины получу. То давай с тобой в Москву съездим, там нас никто не знает. И можем гулять по улицам под ручку и даже прилюдно целоваться в парке…

— предложил я моложавой родственнице, которая по внешнему виду была похожа на мою мать, но ни как не на бабку.

— А что это идея, я согласна с тобой в столицу сьездить Костя. Лет пять в Москве не была, но это будет ближе к осени. А сейчас лето, сенокос скоро начнется и нам нужно для коров сено заготавливать. Ведь они наши кормилицы, на работе зарплату задерживают. А молоко всегда можно продать. Но теперь когда у нас появилась возможность возить молоко в город на машине. Мы его будем продавать намного дороже, чем сдавать за копейки на молокозавод…

— сказала баба Зоя, смотря на меня влюбленными глазами. А я положив ладонь на её широкую нежную ляжку обтянутую чёрным капроном, с наслаждением погладил. И задрав на ногах женщины немного её короткую юбку, увидел под ней край белых трусов.

Но это были не те объемные труселя из сельпо, которые баба Зоя одевала встречать коров. И благополучно их обоссала в сарае. Сейчас под юбкой у матери моей мамы Лены, виднелась копия её чёрных эластичных трусов похожих на плавки, но только белого цвета. И они идеально подходили под чёрный капрон её чулок.

— Зоя Витальевна, это уже слишком. Вы что хотите чтобы у вашего внука член лопнул…?

— жалобным голосом сказал я бабке, не в силах оторвать взгляд от её сексуального нижнего белья.

— Машину заводи и поехали в город. Там тебя жена заждалась, а про меня забудь…

— ответила родственница, убирая мою руку со своей ляжки. И видя мой обескураженный взгляд, положила руку мне на ширинку джинс и легонько помяла пальчиками начинающий вставать член.

— Я хочу чтобы дочка у тебя в машине в рот взяла. А я буду сидеть и смотреть. Но для этого нам нужно быстрее в город попасть. Пока Надька на попутке домой не уехала. Только сильно не гони Костя. Ты же не ездил до этого на легковых автомобилях, а я боюсь в аварию с тобой попасть. Да и не стоит ссаная Надькина дырка этого. Не застанем её в райцентре, я сама у тебя в машине пососу. Я ни разу в ней ещё сексом не занималась. Вася мой покойный староват был для этого. А с молодыми парнями я не ездила. Так что заодно и первый наш выезд в город опробуем и машину " освятим"…

— засмеялась баба Зоя, наминая пальчиками мою залупу. А я глядя на свою распутную родственницу в короткой джинсовой юбке, мысленно поблагодарил маму Лену, за то что на отправила меня в деревню к бабке и тётке. Да и вообще случай, ведь ничего бы не было, если бы моя мать не устроилась поварихой в археологическую экспедицию и не уехала на Юг на всё лето.

— Вот так сынок, не нужно её гнать. Нам машина для работы нужна, а не форсить на ней…

— говорила мне бабка сидя рядом со мной на пассажирском сиденье и смотря на стрелку спидометра. А она застыла на отметке шестьдесят километров в час. Мы благополучно выехали из деревни по булыжному большаку на асфальтированную трассу. Где я немного поддал газу, ведя " москвич" по направлению к райцентру.

— Я не собираюсь не перед кем форсить баб Зой. Но ещё чуть поддам скорости, восемьдесят километров в час будет нормально. А на шестидесяти мы мотор загубим и расход топлива при тихой езде гораздо больше…

— сказал я бабке, нажимая на педаль газа. Насчёт загубленого мотора при медленной езде я ей конечно соврал. А вот то что машина на высокой скорости тратит меньше бензина, было сущей правдой.

— Ой сынок, я боюсь. Вася покойный никогда на нём быстро не ездил…

— встревоженно воскликнула пожилая женщина, увидев что стрелка спидометра, поползла вверх и застыла на отметке в сто километров в час. Мотор у " москвича" был мощным и машина просто просилась чтобы её как следует разогнали. Но я немного промчавшись по шоссе на сотне, сбросил газ и " москвич" поехал медленнее, а баба Зоя облегчённо вздохнула.

— Не нужно лихачить Костя. Я не люблю быструю езду. Ты мне сказал что до восьмидесяти разгонишь, а сам на сто километров в час полетел…

— сказала мне бабка, смотря на панель управления, а там стрелка спидометра опустилась вниз и застыла на отметке в семьдесят километров в час.

— Да я просто не привык к нему баб Зой, вот и газанул нечайно. А сейчас мы медленнее поедим…

— ответил я пожилой женщине, приноравливаясь к езде на легковой машине. До этого я на грузовиках всё время ездил, на " зилах" и " газонах", а там педаль газа тугая, по сравнению с "москвичём", у которого чуть надавил ногой на газ и он уже летит сотню.

— Вот и привыкай потихоньку ездить, а иначе я у тебя ключи от машины отберу…

— сказала мне бабка, с облегчением закуривая сигарету, видя что внук не собирается больше лихачить на дороге и машина едет на средней скорости. Да я и сам не любил быстро ездить, по причине того что не был профессиональным шофером. А права на вождение грузовика получил совсем недавно в школе и ни где не работал водителем.

Но на удивление " москвич" словно живой, послушно слушался руля, и даже как мне казалось сам сбрасывал скорость когда перед ним появлялся выбитый асфальт или машина шла под гору. Я мысленно помянул покойного мужа бабы Зои, спи спокойно дядя Вася. Я не сломаю твою машину и буду ебать Зою Витальевну от души, так что тебе на "том свете" не за что волноваться. Подумал я про себя, ведя москвич по трассе и искоса посматривая на сидевшую рядом бабку.

Какая она красивая Зоя Витальевна, с распущенными по плечам тёмноруссыми волосами, с сигаретой в ярко накрашенных губах. Сисястая и жопастая родственница не походила на деревенскую бабку. Да и какая она бабка если напялила на свою толстую задницу, короткую юбку своей младшей дочки, а под юбкой надеты чёрные чулки и белые плавки. Такие сексуальные, красивые и следящие за собой пожилые женщины. Встречаются у нас в России только в городах да и то не часто. А для деревни это вообще редкость.

— За дорогой блядь смотри. И не хуя на меня пялиться. Дома что ли не насмотрелся? На гору поднимемся и сразу за церковью поворачивай на лево, там автовокзал недалеко…

— покрыла меня матом баба Зоя, выбросив окурок сигареты в приотрытое окно и одернула юбку на коленях. Но это мало ей по помогло, короткая джинса ни как не хотела закрывать шикарные ляжки своей хозяйки. И бабка видя это дело, перестала её одергивать.

— Сука ты баб Зой, сама же вырядилась как молодка, а внука не за что ругаешь…

— незлобно ругнул я бабку в ответ, переключая скорость перед продолжительным подъёмом перед райцентром. Сам населенный пункт раскинулся на горе и представлял собой типичный русский районный центр, с одноэтажными домами дореволюционной постройки, и тихими уютными улочками.

— За церковью поворачивай Костя. Там чуть выше автовокзал находится и магазины. Я с собой кошелёк взяла, заодно продуктов и выпивки хорошей купим. А то самогон уже надоел…

— сказала мне бабка, ни чуть не обидевшись на то что я назвал её сукой. Я по её указанию снизил скорость перед церковью и притормозил пропуская сбоку " КамАЗ " с прицепом везущий щебень. Храм в райцентре стоял в аккурат на перекрестке где пересекались центральная и второстепенные улицы. И нужно было соблюдать правила дорожного движения.

На удивление церковь в городке была рабочей и хорошо сохранилась. Её не разрушили в революцию и в годы войны и она блистала позолоченными куполами с золотыми крестами. В храме шла служба, как ни как была Троица один из главных православных праздников. И из открытых дверей церкви, то и дело выходили прихожане с берёзовыми веточками в руках. По обычаю в этот день в церкви святили венки сплетённые из берёзовых листьев. И ветки берёз в домах, были обычным явлением.

— Да вот же эта блядь под ☂️ зонтиком стоит…

— воскликнула баба Зоя, кода мы с ней подъехали к облезлому зданию городского автовокзала. И увидели стоящую на пероне Надю. Тётка стояла на краю платформы где не было навеса, и держа в одной руке зонт, пыталась поймать попутные машины. Одета тётя Надя была в длинное серое платье и в светлую балоньевую курточку. За спиной у бабкиной дочки висел небольшой рюкзак очевидно с продуктами и на голове повязан белый платок. Вылитая клуша колхозница, подумал я рассматривая стоящую на той стороне улицы свою родную тётку. И сравнил Надин колхозный вид, с сексуальным образом её пожилой матери.

Автовокзал где мы встретили тётку в отличии от церкви, выглядел довольно убого. Стены вокзала покрашенные белой краской, с отвалившийся местами штукатуркой, делали этот " шедевр" советской архитектуры убогим и неприглядным.

— Надя, дочка, иди к нам…

— баба Зоя вылезла из машины и позвала дочь. Потому что к самому автовокзалу я не смог подъехать, для этого мне нужно было развернуться на перекрестке так как автовокзал находился на другой стороне улицы. И я просто остановил машину на обочине возле водопроводной колонки.

— Да иди же сюда дуреха. Это мы с Костей за тобой приехали…

— баба Зоя вышла из машины и не смотря на дождь помахала дочери рукой. А та сначала не сразу поняла что за женщина в короткой джинсовой юбке её зовёт стоя возле зелёной легковушки. И лишь только тогда когда я уже вылез из за руля и позвал её, Надя бросилась бежать к нам через дорогу. Благо машин в воскресенье практически не было, и к автовокзалу изредка подъезжали междугородние автобусы.

— Костя, мама, вы что нашу машину завели…?

— удивлённо воскликнула Надя, перебежав к нам через дорогу. Тётка во все глаза рассматривала меня словно впервые видя, и " москвича" своего покойного отца, который десять лет простоял в гараже.

— Как видишь дочка, и не только его завели, но и приехали на нём в город за тобой дурёха. Давай сюда свой зонт, и рюкзак с плеч снимай. А сама садись на переднее сиденье рядом с мужем…

— скомандовала баба Зоя, забирая зонт из рук ошарашенной дочки, и сняла с её плеч небольшой рюкзак с продуктами.

— Какого ещё мужа? Ты что Зоя? Совсем на старости лет с " катушек" съехала…?

— удивилась Надя, но все же села в салон рядом со мной на переднее сиденье. Дождь который до этого лишь моросил, пошёл сильнее и стоять возле машины, означало промокнуть до нитки.

— Это ты дура девка счастья своего не видишь. Костя наш с тобой спаситель, и вообще без него мы как без рук. Машину которая без дела десять лет стояла завел, и привез меня в город. Теперь молоко на ней будет сюда возить, а ты станешь его продавать. На тебя он не похож и у вас с ним разница в возрасте всего в двенадцать лет. Я ему целку в обед сломала, и сделала парня мужиком. Так что соглашайся Надя…

— сказала дочери баба Зоя, сидя позади неё на заднем сиденье " москвича". А тётка услышав от матери что она переспала с родным внуком, на несколько секунд потеряла дар речи. В салоне машины восцарилась гробовая тишина, и было слышно как по крыше легковушки, стучат капли идущего дождя.

— Как это "целку сломала"…?

— не сказала, а простонала Надя. Она смотрела на мать непонимающим взглядом. А потом как кошка встрепнулась на сиденье и бросилась на сидящую позади бабку, хватая её руками за распущенные волосы.

— Блядь старая, проститутка. Мы же договорились что я первая с ним лягу…

— выла Надя, выдирая матери волосы на голове. А та тоже не растерялась и аналогично схватила дочь за её длинные космы, стащив с головы Нади платок.

— Это ты блядь, на тебе пробы негде ставить. Весь район шалаву переебал…

— орала бабка, стараясь побольнее схватить дочку за волосы.

— Перестаньте девчонки, хватит на конец. Нашли из за чего драться. Я так и не понял ничего с тобой баб Зой, и хочу чтобы ты тётя Надя меня всему обучила. И вообще я очень сильно тебя люблю тётя, и предлагаю соединить свои сердца…

— сказал я Наде, с большим трудом разнимая мать и дочь.

— И обучу, у меня тело молодое и не такое отвислое как у этой шалавы. Пизда уже седая, а она все на молодых лезет. Одела на себя мои вещи и думает что помолодела. Тьфу, смотреть противно…

— в сердцах плюнула на пол машины Надя, зло смотря на мать. А я было приготовился снова их разнимать, но баба Зоя мудро решила не трогать больше дочь. И сидя на заднем сиденье, поправляла расстрепнные в пылу схватки волосы.

— Я согласна Костя. Ты красивый, молодой и сильный. Я именно такого мужчину для себя хотела. А разница в возрасте не беда. Она между нами не так заметна. Пока поживём вместе, а потом что-нибудь придумаем как нам с тобой официально оформить отношения…

— к моей и бабы Зоиной радости сказала Надя. Тётка потянулась ко мне и кося злым глазом на сидящую позади мать, поцеловала меня в губы взасос.

— Ну вы " молодые", успеете ещё нацелуетесь. Костя заводи машину и поехали в центр, хочу в центральный гастроном попасть. Там продукты качественные, а в этих ларьках одну просрочку продают…

— сказала баба Зоя, показывая глазами на ряд ларьков и небольших магазинчиков которые вытянулись в ряд, возле автовокзала.

— Как скажешь баб Зой, в центр, так в центр. Ты только дорогу мне показывай…

— ответил я матери моей мамы Лены, включая зажигание и трогая машину с места.

— На перекрестке на право сразу поворачивай и дальше все время прямо пока на площадь не выедем. А там от памятника Ленину, ещё раз на право, и будет центральный гастроном…

— сказала мне бабка, показывая направление.

— Как будто я не знаю дорогу? Как ни как я в школе тут училась…

— огрызнулась на мать Надя, сидя рядом со мной на пассажирском сиденье. Молодая женщина ласково смотрела на меня и в то же время косила злым глазом на сидящую позади мать, видя в ней соперницу. И мне это с одной стороны импонировало что тётка ревнует меня к своей сексуальной матери. А с другой стороны жутко не нравилось, ведь я хотел ебать обоих женщин мать и дочь, вместе и по очереди. А ни как не становится собственностью одной из них.

— Вот тут милый поворачивай, возле памятника Ленина. А магазин рядом находится…

— ласково сказала мне Надя, ложа ладонь на мою ширинку и легонько помяла мне член через штаны, что не ускользнуло от ревнивых глаз её пожилой матери.

— Какого хера ты к парню в штаны лезешь во время движения. Хочешь чтобы мы в аварию попали? Приедем домой, поставим машину в гараж и тогда лезь себе сколько хочешь…

— одернула младшую дочь баба Зоя, и подождав когда я остановлю " москвича" возле тротуара. Вылезла из машины раскрыв над собой Надин зонт.

— Костя, пошли в магазин поможешь мне сумки нести. А ты Надя сиди в машине, карауль её чтобы не угнали…

— скомандовала баба Зоя, поднимаясь по ступенькам магазина. Центральный гастроном в райцентре, полностью оправдывал свое название. Он был большим из стекла и бетона и к его входу вели ступени выложенные тротуарной плиткой.

— И как таких шалав земля носит? Ничего Костя, приедем домой закроемся в моей комнате и я тебе в сто раз лучше сделаю, чем эта старая подстилка…

— ругнулась Надя смотря на мать которая виляя пухлой жопой под тугой джинсовой юбкой, поднималась по лестнице в магазин. И со спины бабка, смотрелась очень сексуально.

— Ловлю на слове тётя Надя. А то ваша мать со мной не очень хорошо делала. И я так и ничего не понял…

— нарочно соврал я тётке, быстро целуя женщину в губы коротким поцелуем и вылез из машины, вслед за стоящей возле входа в магазин бабкой.

— И о чём ты с этой блядью беседовал…?

— спросила баба Зоя, демонстративно на глазах сидящей в машине дочери, беря меня под руку. Я видел как Надя скривила лицо от злости на свою мать, но ничего не могла поделать.

— Да ни о чем баб Зой, и хватит вам друг друга обзывать и ссорится. Я вас обоих люблю, но тебя бабуль конечно больше. Но только ты помалкивай об этом и дочке не говори…

— ответил я бабке заходя с ней в магазин, сжимая пожилой женщине ладонь рукой. Баба Зоя благодарно глянула на меня в ответ и слегка прижалась ко мне телом.

— Ты 🍺 пиво любишь Костя? Давай я тебе пивка возьму. Сегодня вечером баньку затопим, Зина придёт, и после баньки хорошо пивком побаловаться…

— спросила у меня бабка, покупая пять бутылок " жигулёвского" у пожилой, но довольно интересной для мужского взгляда продавщицы, стоящей за прилавком. Она слышала как баба Зоя сказала мне про баню, и с интересом рассматривала её и меня. Тем более что бабка своим видом вызывала неподдельный интерес к себе не только чернявой продавщицы с густо накрашенными чёрной тушью ресницами.

Но и покупателей вошедших в магазин. Я видел как несколько молодых парней чуть старше меня, стоя у витрины с сигаретами пялились на ноги моей сексуальной родственницы обтянутые чёрными капроновыми чулками. Юбка у бабы Зои была короткой и она стоя на каблуках в белых туфлях, смотрелась очень сексуально.

— А к пиву рыбки солёной, селедочки возьмите…

— говорила бабе Зое продавщица, стреляя на меня накрашенными глазками, словно пытаясь понять кем я довожусь стоящей со мной женщине с распущенными волосами.

— Да и рыбки и селедочки ложите в пакет милая. Колбаски вон той что подороже сухой положи. А ты внучок не зевай держи пакеты…

— сказала баба Зоя, давая мне в руки пакеты с купленными продуктами. Пожилая родственница бросила на меня любящий взгляд, что не ускользнуло от опытных глаз продавщицы. Она подозрительно посмотрела на бабку но ничего не сказала, ложа в пакеты бутылки с водкой и вином, которые покупала у неё баба Зоя.

— Приглянулся ты ей внучок. Вон как на тебя глазища пялила…

— сказала мне бабка, когда мы вышли с ней из магазина неся пакеты с продуктами и выпивкой к машине.

— Да мало ли кто на кого смотрит баб Зой. Она мне в матери по возрасту годиться…

— ответил я бабке ложа пакеты с водкой и вином на задние сиденье, а пакеты с продуктами в багажник. Думая что чернявая продавщица с умело накрашенными чёрной тушью ресницами. Заинтересовалась скорее не мной, а словами бабки о бане. Тут можно было что угодно подумать на месте продавщицы, которая тоже молодилась и красила губы, хотя по возрасту ей было уже далеко за сорок.

— Костя, останови машину, я ссать хочу, до 🏠 дома не дотерплю…

— попросила меня баба Зоя, когда мы выехали из райцентра и я повел " москвича" по трассе по направлению к деревне.

— Вон тот съезд в лесополосу видишь впереди милый? Заверни туда и там остановись…

— баба Зоя поднялась с заднего сиденья и просунув голову вперёд показала мне на виднеющийся прогалок промеж деревьев. Лесополоса состоящая из берез и мелких кустов ивняка, шла с обоих сторон трассы и закрывала с дороги колхозные поля. И к ним были проделанны проходы чтобы колхозники могли заехать на поле с дороги на своих тракторах.

Такие проходы в лесополосах встречались на всём пути и они как правило были асфальтированные. И я без боязни забуксовать в грязи, снизил скорость и повернул в один из съездов на поле, нажав на тормоз остонавливая машину за лесополосой. И что мне сразу бросилось в глаза, так это то что мы тут были не первые. На асфальте виднелись следы протекторов машин и валялись пустые пачки из под сигарет, а чуть подальше в кустах виднелись разбросаные опорожненые, водочные и пивные бутылки.

Да и этого следовало было и ожидать, место в прогалке за лесополосой укромное с хорошим подъездом в любую погоду. И судя по всему пользовалось успехом у парочек желающих по пути уединиться. А то что в прогалке между лесоплой останавливались не только любители бухнуть. Я догадался заметив на асфальте два сморщенных и использованных презерватива. Они лежали друг напротив друга, и всем своим видом показывали что их бросили тут совсем недавно. Так как кондомы не успели покрыться грязью и выглядели так словно их только сняли с члена и бросили на асфальт.

— Точно до дома не до терпела бы. Ещё немного и я бы прямо в машине обоссалась.

— говорила баба Зоя, открывая заднюю дверь " москвича".

— Мам, хоть бы в кусты отошла. Ни стыда, ни совести, на старости лет нет. Как только не стыдно ссать перед внуком…

— ругнулась Надя на бабу Зою, которая выйдя из машины тут же присела ссать, спустив на ноги свои белые эластичные трусы. А тётка улчшив момент, когда мать её не видела, положила руку мне на ширинку и стала мять член, но уже не нежно, а требовательно.

— А ты бы не стыдила мать, а сама села рядом со мной. Пусть Костя на нас посмотрит. Он ещё толком женской пизды не видел. И ему интересно посмотреть как мы мочимся. Правда сынок…?

— спросила у меня бабка, сидя на корточках перед машиной со спущенными на ноги белыми эластичными трусами.

— Да баб Зой, мне жутко интересно на это посмотреть. Так что тётя Надя, не стесняйтесь присаживайтесь рядом с мамой. А я на вас посмотрю…

— предложил я тётке, ласково гладя её по руке которой она мяла мой и без того хороший стояк.

— Ох, Костя, ты я посмотрю молодой да ранний племяш. Ну так и быть сяду я с этой дурой старой. А ты посмотри как твоя жена писает…

— Надя с сожалением убрала руку с моей ширинки, и открыв дверь вышла из машины. А я вылез с противоположной стороны вслед за ней. Дождь который усердно поливал землю когда мы выехали из райцентра, теперь затих и кое где даже начало подглядывать ☀️ солнце.

— Как лошадь Надюха ссыт, а все недотрогу корчила из себя…

— засмеялась бабка, сидя на корточках, поливая ссаками и без того мокрый от дождя асфальт. Рядом с ней сидела её дочь Надя, задрав кверху подол своего платья, и как её пожилая мать, усердно мочилась на асфальт.

Но молодая тётка действительно ссала словно лошадь и из её мохнатой и тёмной пизды, вырывались тяжёлые струи мочи. Да так сильно, что под ногами у тётушки пенилась пена от ссак. А я стоял рядом и смотрел на заросшие тёмными волосами пизды матери и дочки. Одной из которых я уже туда засаживал, а другой только предстоит это сделать.

— Надь, правда у нашего Кости член обалденный? Большой и стоит хорошо, а спермы у него столько выходит, что у колхозного быка сроду не выходило…

— сказала дочери баба Зоя, вставая с корточек и натягивая на свою толстую жопу, белые трусы в обтяжку. Я выйдя из машины, тоже решил поссать и достав из ширинки член, стоял перед сидящими на корточках женщинами.

— Ой, мам не говори, лучше его члена на свете нет…

— воскликнула Надя, обхватывая мой хуй рукой.

— Да дай ты парню в туалет сходить, вот же блядво, а не девка…

— ругнулась бабка на дочь, отгоняя её от меня. Действительно ссать когда молодая женщина щупает без конца мне член, я не мог по причине бешеного стояка. И кое-как успокоив свой восемнадцати сантиметровый отросток. Я поссал в то место на асфальте, где только что мочились мать с дочкой, и виднелись тёмные потёки.

— Все девчонки, теперь он ваш. А то как то не с руки было с полным мочевым пузырем сексом заниматься…

— сказал я бабе Зое и Наде, назвав их девчонками. То что бабка остановила машину за лесополосой не только для того чтобы поссать. Я это понял по её блядским глазам. Ведь она хотела " освятить" легковой автомобиль своего покойного мужа. И укромный прогалок за лесополосой подходил для этого как нельзя лучше.

— Сначала по глоточку пропустим в честь праздника. Мы с Надюхой водочки выпьем, а тебе Костя 🍺 пиво не повредит…

— предложила баба Зоя, садясь обратно в машину на задние сиденье.

— Ну за вас дети, чтобы всё было хорошо…

— толкнула незамысловатый тост баба Зоя, поднимая налитый пластиковый стакан с водкой и чокаясь им с Надей и со мной. У меня правда в руке вместо стакана, была бутылка " жигулёвского" пива.

— За нашего Костю. Чтобы у него всегда на нас стоял, и в его яйцах было много спермы…

— засмелась тётя Надя, опрокидывая в свой накрашенный помадой рот содержимое пластикового стакана.

— Ну с этим у сынка проблем нет, даже в избытке…

— захохатала баба Зоя, выпивая водку вслед за дочкой и закусывая её нарезанной на газете колбасой с чёрным хлебом.

— А я пью за то чтобы вы никогда больше не ссорились девчонки…

— толкнул я тост, вспоминая недавнюю потасовку между мамой и дочкой, когда они чуть друг другу волосы на головах не повыдергивали.

— А ты не доводи нас до такого состояния. Еби лучше и мы драться не будем…

— засмелась баба Зоя, закуривая сигарету. Пожилая женщина сидела на заднем сиденье, а мы с её дочкой на передних.

— Надь, ты парню член намяла, а теперь успокаивай. Возьми у Кости за щеку. А мать посмотрит и поучиться у тебя. Я ведь толком не умею сосать. Кость, а ты на держи стакан, в него кончишь, потом своей жене сперму отдашь…

— предложила баба Зоя, смотря на дочь возбужденным взглядом. Пожилой женщине было жутко по кайфу посмотреть как на её глазах, младшая дочь будет сосать член у сына её старшей дочки.

— Ой, мам, ты такие гадости предлагаешь словно я проститутка…

— замялась Надя, не решаясь делать мне минет. Причем она стеснялась не свою мать, а меня, думая что я приму её за блядь.

— В этом нет ничего позорного тётя Надя. Я очень хочу чтобы вы у меня сейчас взяли в рот. И пусть баба Зоя у вас поучиться, а то она старенькая и не умеет правильно делать минет…

— успокоил я тётку, расстегивая молнию на ширинке и доставая из штанов стоящий колом член.

— Только в рот мне смотри не кончи племяш. А то у тебя спермы много и я боюсь захлебнуться…

— попросила меня тётя Надя, обхватив пальцами мой член и массируя ими мне яйца. Молодая женщина несколько секунд наклонив голову рассматривала мою залупу, теребя её подушечками пальцев. А потом решительно нагнулась ниже и взяла головку моего члена в свой рот.

— Потише, потише девка. Оторвёшь парню " хозяйство" чем он нас ебать тогда будет…

— засмелась баба Зоя, смотря на то как её младшая дочь, жадно сосет член у своего племянника. А Надя действительно словно с голодного края сорвалась. Или давно не держала во рту мужской член. Она с ходу заглотила мой хуй глубоко в горло, и взяв его за щеку, стала усердно сосать, выпучив на меня голубые как у матери глаза.

По началу я и сам испугался, что тётка откусит мне член. До того грубо она стала его сосать и обхватывать губами мою залупу. Но потом когда Надя успокоилась и хоть и грубо но все же медленне посасывала мне член и катала 👅 языком вокруг головки. Я стал ловить нешуточный кайф и вскоре кончил в вовремя подставленный бабкой стакан. Но часть спермы все же умудрился слить тётке в рот, и попал ей прямо в горло. От чего Надя закашлялась, а баба Зоя подсуетившись постучала ей по спине.

— Блядь, чуть не подавилась твоей спущенкой Костя…

— обижено сказала мне тётка, вытирая губы и подбородок.

— Блядь как раз ты Надя, а не он. Кто так грубо сосёт? Скажи спасибо что парень тебе дуре полностью в рот не кончил. А тобы точно подавилась. Нежнее нужно, с чувством, с толком, с расстановкой в рот брать…

— бабка показала дочери пластиковый стакан, в котором было чуть не половина спермы. И попади она тётке в рот, не миновать бы беды.

— Да я уже давно не делала парням минет. Особенно таким молодым и красивым как наш Костя. Вот и сорвалась…

— оправдывалась Надя, держа в руке стакан с моей спермой.

— Эх, Надя, Надя, я хотела у тебя поучиться, а теперь мне придется самой тебя учить дочка. Ну да ладно, этим 🏠 дома займёмся. А сейчас сынок иди ко мне, я тебя поласкаю. Глядя на вас у меня между ног зачесалось. И я хочу Костя чтобы ты мне в машине засадил. Минетом её не " освятить" тут настоящее порево необходимо…

— сказала баба Зоя, зовя меня к себе на задние сиденье.

— Да ну тебя мамка. Нельзя что ли до дома доехать? А тут опасно еблей заниматься. Ведь по дороге машины ездят и нас могут увидеть…

— сказала матери Надя, не очень хотя чтобы мы с ней занимались сексом.

— А у тебя глаза на что? Смотри по сторонам лучше, и не спорь с матерью. Машину нужно " освятить", а то удачи не будет…

— ответила дочери баба Зоя, голосом не терпящим возражения. И Надя сразу как-то успокоилась, закурила сигарету и стала смотреть как её пожилая мать, ласкает молодого внука.

— Костя, милый, отдохни немного и засади мне в машине, очень хочу это попробовать сынок…

— говорила бабка, целуя и лаская меня на заднем сиденье.

— Не получится в машине баб Зой. Сиденья нужно снимать и раздвигать. Давай лучше рачком поебёмься на капоте…

— ответил я бабке, быстро приходя в форму от её поцелуев и ласк. Да и возможно присутвие молодой дочки бабы Зои сыграло свою роль, но так или иначе, через пять минут я вновь был готов к бою.

Хуй у меня встал и налился кровью, не смотря на то что я уже засаживал несколько раз бабке перед обедом и она сосала у меня член. Но я был молод и полон сил, ещё год назад я мог дрочить по пять раз кряду и член у меня не падал. А сейчас когда я познал блаженную негу женских влагалищ, мой конец поднимался вновь и вновь. Только для того чтобы почувствовать как бабкина пизда сжимает его словно кольцом во время оргазма.

— Надя, смотри в оба дочка. Не хочу чтобы нас с Костей засекли посторонние…

— предупредила свою дочь баба Зоя, ложась животом на капот "москвича".

— Да ебитесь спокойно, я посмотрю за дорогой. Только Костя одень презерватив, не нужно чтобы моя мать от тебя "залетела"…

— засмеялась Надя, доставая из кармана балоньевой курточки пакетик с презервативом.

— Я всегда со школьной поры ношу с собой дежурный гандон. Так на всякий случай, и он сейчас как раз представился…

— тётя Надя как и её мать, распечатала презерватив зубами и одела его мне на член, ловко расскатав по всей длине пальцами.

— В магазин сходили, а в аптеку забыли. А у нас 🏠 дома презервативы как раз кончаются…

— вздохнула бабка и тут же захрипела. Потому что я навалился на неё сзади, задрав на родственнице юбку кверху, содрав с её толстой жопы белые эластичные трусы. Двумя руками я раздвинул бабе Зое ягодицы, и увидев её волосатую пизду, вогнал член в влагалище матери моей мамы Лены до яиц.

— Оой, так, так сынок. Костя, милый, еби меня внучок, еби мой золотой…

— выла поддатая бабка, лежа животом на капоте своей машины. А я мял ей толстую белую жопу руками и смотрел как входит и выходит в её пизде мой член.

— Вот же блядь старая Зоя. Хорошо мам молодой член в себе чувствовать…?

— возбужденно спросила у матери Надя, стоя возле машины и во все глаза смотря как я ебу родную бабку. И судя по выражению лица младшей сестры моей матери Лены, её это дело жутко зацепило.

— Ой, Надь, не то слово. Хорошо то как дочка…аааа, ооооойййй…

— сквозь стоны ответила дочери баба Зоя, лёжа животом на капоте машины своего покойного мужа, которую она подобным образом " святила". А я ебал бабку, мял пожилой родственнице ягодицы и балдел от небывалого кайфа. Ведь рядом стояла её тридцатилетния дочь с сигаретой в губах, а по трассе совсем недалеко проезжали машины.

И их даже было видно сквозь кусты. Бабка тоже их видела, она лёжа животом на капоте, повернула голову в сторону шоссе, и тревожно туда всматривались не в силах подняться. Ведь сзади её ебал родной внук и пожилая женщина, одновременно боялась что её увидят с дороги, но в тоже время она ловила дикое наслаждение от того что её сношал через жопу молодой внук, а рядом стояла её младшая дочь.

Это был секс со страхом и он был в разы приятнее обычного. Я понял это когда гудевший на дороге грузовик, вдруг затих и остановился как раз напротив нашего прогалка где я ебал бабку.

— Ооооойййй сыночек, ооооойййй…

— завыла баба Зоя, и её влагалище стало кольцом обжимать мой член. Остановившийся возле нас грузовик на той стороне дороги, был своеобразным толчком для обоюдного оргазма. Ведь сейчас из него выйдут люди и возможно придут сюда к нам посмотреть что мы делаем?

И это обстоятельство дало такой силы оргазм, что у меня в глазах потемнело. И кончая навалившись на пожилую бабку лежащую на капоте " москвича". Я встретился с взглядом Нади. Тётка округлив глаза смотрела на нас, а я увидел вместо неё, её старшую сестру. Так это же моя мать Лена сейчас стоит с сигаретой в руке и смотрит как я ебу родную бабку. Подумал я, спуская порции спермы в презерватив одетый на моём члене, не отрывая взгляда от глаз Нади.