» Рыбья кожа » часть седьмая

— Паренёк, выручи друг. Бензин кончился, до райцентра немного не дотянул…

— тормознул меня на шоссе пожилой мужик. Его " ЗИЛ" стоял на обочине как раз напротив прогалка где мы еблись с бабой Зоей. И когда я выезжал из за лесополосы на дорогу, дядька стоя с канистрой и шлангом на трассе, махнул мне рукой.

— Да не вопрос дядь, давай свою канистру, налью тебе горючки…

— сказал я пожилому шофёру, вылазя из машины под неодобрительным взглядом бабы Зои. Она теперь сидела рядом со мной на пассажирском сиденье согнав дочь на зад. И пожилая женщина скупая от природы, была жутко недовольна что я раздаю дефицитный бензин.

— Да мне пару литров всего, до города доеду, а там заправлюсь…

— говорил мне пожилой дядька, в промасленной рабочей спецовке и с рыжими как у таракана усами. А я сливая из бака бензин в канистру пожилого шофёра, был готов дать ему не два литра, а целых пять. Ведь благодаря остановившемуся на дороге грузовику, мы с бабой Зоей так сладко кончили.

— Это что за дела такие Костя? Кто тебе разрешал раздавать бензин первому встречному? Он между прочим денег стоит, и у нас нет в деревне заправки…

— строгим голосом отчитала меня баба Зоя, после того как я налил бензин голосующему на дороге мужику и мы поехали к дому.

— Это называется " шофёрским братством" баб Зой. Завтра я буду стоять на дороге и у меня так же кончится бензин. А такой же шофёр как этот мужик, остановится и поможет. Да и потом разве тебе жалко бабуль пару литров бензина, в обмен на то что мы с тобой так хорошо кончили? Ведь если бы у этого мужика не кончилось топливо, то он бы не остановил машину напротив нашего прогалка. А мы с тобой не испытали то что испытали…

— ответил я скупой и злой родственнице, ложа руку ей на ляжку обтянутую чёрным капроном.

— Блядво старая, не еби её больше Костя. Я бы весь бензин с машины слила, в обмен на то чтобы так кончить…

— с завистью ответила вместо матери Надя и погладила меня рукой по волосам на голове.

— Да я разве против, просто у нас негде в деревне заправить машину…

— стала оправдываться баба Зоя, понимая мою правоту. Пожилая женщина не стала вязываться в словесную перепалку с дочкой, за что я мысленно её поблагодарил. Мне не хотелось чтобы женщины которых я любил, опять дрались между собой.

— Завтра тётя Надя, поедем молоко в город продавать и заедем опять на тоже место. И я вас так же на капоте трахну…

— успокоил я тётку, поглаживая при этом ляжку её пожилой матери, держа одной рукой руль. Машина слушалась меня и я мог во время движения лапать за нежную широкую ляжку, красивую бабку сидящую напротив в короткой джинсовой юбке. И разговаривать по ходу движения с её дочкой.

— И я с вами поеду, не пойду завтра на работу, а съезжу впервый раз с молоком в город…

— сказала баба Зоя, ложа свою теплую материнскую ладонь на мою руку у себя на ляжке.

— Тогда и бабу Зину с собой возьмём. Её молоко тоже придётся в городе продавать. Ведь она как бы в нашей компании будет…

— предложил я пожилой родственнице, думая что если мне удастся засадить её подруге, то грех обижать женщину с которой я буду спать в одной постели.

— И с какого перепугу нам эту блядь московскую с собой в город возить, да ещё её молоко в машину брать…?

— недоуменно спросила Надя, обращаясь больше к матери чем ко мне.

— Я Зину сегодня вечером к нам пригласила праздник отметить. И наш Костя постарается ей засадить. Это нужно для дела дочка. Я тёлку породистую от Тинки хочу у неё купить. А она не продаёт, и я думаю что Петровна сговорчивие станет когда её молодой парень как следует проебёт…

— ответила своей дочери баба Зоя, ласково смотря при этом на меня.

— Блядь ты мама, родного внука ради тёлки под подругу подкладываешь. Да и потом у Кости не хватит здоровья еще и эту дачницу обслуживать…

— раздраженным голосом сказала Надя, гладя сзади ладонью меня по голове.

— За это не переживайте тётя. У меня здоровья хватит на вас на всех. Да и потом моя сперма все равно вам достанется. А породистая корова в нашем хозяйстве не помешает. Ведь чем больше мы будем продавать молока. Тем больше у нас будет денег…

— успокоил я ревнивую тётку, думая что по приезду 🏠 домой первым делом засажу тёте Наде. А потом лягу спать до вечера. Ведь не смотря на все мое " здоровье" в плане секса. Силы у меня были не бесконечны и хороший сон на бабкиной кровати в мягкой перине мне точно будет не лишним.

— А что мам, нам в таком случае нужно много коров держать. Ведь теперь у нас есть Костя и с ним сена можно больше заготовить на зиму…

— сказала матери Надя, не переставая гладить меня ладонью по волосам на голове. Тётка сидела на заднем сиденье и возбужденно дышала мне в спину. А я был безумно рад что младшая сестра моей матери, оказалась не ревнивой и согласилась на то что я пересплю с подругой бабы Зои.

Да и мне хотелось засадить симпатичной низкорослой бабке, обладательницы пухлой, но небольшой жопки. Да и к тому же баба Зина была жгучей брюнеткой, а у них волосы на лобке чёрные. Не тёмные с лёгкой рыжинкой как у моей родной бабки, да и у тётки наверное тоже. А именно чёрные, и хорошо бы так же обширно заросшие до пупка или хотя бы чуть по ниже.

— Нам бы ещё прицеп к нашему " москвичу" купить, хотя бы старенький с рук. И тогда не нужно будет нанимать трактор и платить трактористу за перевозку сена…

— мечтательно ответила дочери баба Зоя, сидя со мной рядом на пассажирском сиденье. Пожилая женщина хотела было закурить сигарету, и уже достала её из пачки. Но увидев колхозные фермы и крыши торчащих за ними домов, передумала курить. Мы уже въезжали в деревню и она постеснялась что её увидят односельчане с сигаретой в губах. В те годы курящие женщины все же были редкостью, особенно в деревнях. Да и курили в основном молодые, а вот пожилые не так часто.

— Я пойду коров выгоню на пастбище. А вы отдыхайте. Только сумки сначала Надь разбери. Там рыба мороженная, колбаса, сыр и масло, все в холодильник положи…

— приказала дочери баба Зоя, когда мы приехали домой и я загнал машину в гараж. Ворота мне открыла Надя, а её пожилая мать сидела в машине не рискуя выйти из неё в короткой юбке и в туфлях на высоком каблуке. И вылезла из " москвича" только когда я заехал на нём в гараж.

— Юбку хоть мою сняла бы Зоя, и туфли. Тебя в таком виде бабы на смех поднимут…

— сказала матери Надя, беря из моих рук пакеты с продуктами.

— Только туфли скину, а юбку некогда снимать. Угонит этот гандон Кузьмич стадо к реке, и мне придётся туда с километр под дождём коров гнать…

— ответила дочери баба Зоя, скидывая с ног туфли на террасе и одевая короткие резиновые сапоги. Сверху бабка накинула на себя длинный плащ дождевик, и он полностью скрыл её молодежную одежду.

— Хорошо она тебе дала возле машины? Да и дома наверное тоже. И не надо мне врать Костя что ты с моей матерью ничего не понял толком. Я не слепая и видела как ты тащился когда её ебал на капоте…

— спросила Надя, когда бабка ушла в сарай, а мы с ней остались одни дома. Тётка прижмала меня к стенке на кухне и схватила рукой за ширинку джинс. Но не делала мне больно, а только давила ладонью на мой член.

— Да хорошо было. Мы с твоей мамой тётя Надя, порножурнал который я с собой из Москвы привёз, сначала посмотрели в её комнате. А потом она мне дала в зале на диване. Хотите я его сейчас принесу он у бабы Зои в спальне под подушкой лежит…

— ответил я тётке, пытаясь оттолкнуть молодую женщину от себя. По причине того что младшая сестра моей матери, стала до боли мять пальцами мне член через штаны.

— Да я и без твоего журнала знаю позы, это ты моей матери мог показать картинки. А я в реале люблю. Давай выпьем по стопочке и пошли в мою комнату…

— предложила мне тётка, убирая ладонь с моей ширинки. Мамина младшая сестра смотрела в мои глаза возбужденным взглядом изголодавшийся по мужской ласке самке. И не удержавшись поцеловала меня в губы в засос. И тут же 👅 язык тридцатилетней родственницы проник мне в рот и заходил в нём ходуном. Сосалась Надя гораздо лучше чем её пожилая мать. Да и сквозь одежду я ощущал горячее тело молодой женщины.

И целуясь в засос с родной тёткой, я смотрел ей в глаза и видел перед собой свою мать Лену. Не смотря на разницу в возрасте в четыре года, тётя Надя была здорово похожа на свою старшую сестру. Цветом волос, и очертаниями лица, и телосложение у младшей сестры моей мамы Лены было почти такое же как у неё. Я взялся двумя руками за жопу родной тётки, и целуясь с ней в засос, смотрел ей в глаза, легонько мял ягодицы её пухленькой жопки через одежду.

— Ой, ну все племяш, ты меня завел. Я тебя сейчас прямо на кухне изнасилую. Давай наконец выпьем и пойдем в мою спальню…

— тётка тяжело дыша оттолкнула меня от себя, и вытащила из пакета бутылку дорогой пшеничной водки. Сама отвинтила пробку с бутылки и дрожащими руками разлила крепкий алкоголь по рюмкам.

— За любовь тётя Надя. И за то чтобы нам быть теперь всегда вместе…

— толкнул я тост, выпивая водку и закусывая её колбасой с тарелки стоящей на столе. Баба Зоя так и не убрала со стола, и вся наша утренняя закуска с почти пустой бутылкой подкрашенной самогонки, была на кухне. Тётка не ответила, она выпила водку словно воду и не закусив, потащила меня в свою комнату, так и не разобрав сумки и не положив рыбу с колбасой и маслом в холодильник.

Да и не до этого ей было, глаза молодой женщины горели огнём, а её тело трясла мелкая дрожь. Я чувствовал это когда с ней целовался. Она точно давно не встречалась с парнями, подумал я, вспомнив как Надя жадно сосала у меня член в машине на переднем сиденье.

— раздевайся и ложись, а я сейчас приду только подмоюсь в ванной…

— сказала мне младшая сестра моей матери, открывая дверь своей спальни, которая была расположенна напротив комнаты бабы Зои. Между двумя спальнями находилась ванная и туалет. Дальше небольшой коридор с прихожей и зал с кухней.

— Мне подмыться надо Костя. Не могу я неподмытая с тобой в постель лечь. Я быстро, и приду к тебе…

— сказала тётка, подталкивая меня в свою спальню и закрыв за мной дверь ушла в ванную, мыть свою обоссанную щель. А то что она была обоссаной я видел своими глазами когда тётка сидя на корточках ссала возле машины.

Тяжёлые струи мочи которые вырывались из письки младшей сестры моей матери Лены, сначала били точно в асфальт у неё под ногами. А потом на излёте когда напор ссак стал ослабевать, моча из пизды пошла у тёти Нади по ляжкам и ногам. Так что подмыться ей было необходимо.

Спальня у тётки была копией спальни бабы Зои по размерам и обстановке. Всё тот же бельевой шкаф у окна, и ковер с восточным орнаментом на стене возле кровати. Но вот беспорядка в комнате у Нади не было, все вещи были аккуратно повешены и убраны в шкаф.

И ещё что отличало спальню дочки от спальни матери, так это фотографии известных артистов на стене, и кассетный магнитофон на столе возле кровати. Там же была и книжная полка с книгами. Причём такими которые и я читал в то время. В один ряд стояли произведения Жюль Верна, Джека Лондона и Фенимора Куппера.

— Увлекаешься индейцами Костя. Я тоже в школьные годы ими увлекалась. И даже собиралась ехать в Америку спасать бедных краснокожих…

— услышал я голос тётки за своей спиной и обернувшись увидел мамину сестру полностью голой стоящей у дверей.

— Да тоже в школе читал, но сейчас меня другие вещи интересуют тётя…

— ответил я бабкиной дочке, быстро скидывая с себя одежду. Ведь передо мной стояла копия моей мамы Лены, красивая молодая женщина, с распущенными по плечам волнистыми тёмноруссыми волосами.

— И какие же тебя вещи интересуют племяш? Картинки старым бабкам показывать? А молодые женщины тебе что неинтересны…?

— хриплым от возбуждения голосом спросила у меня мамина младшая сестра, подходя ближе и ложа мне руки на плечи. Тётя Надя стояла со мной почти впритык, и я упирался ей хуем в заросший тёмными волосами лобок. Баба Зоя была права когда говорила что её младшая дочь иногда подбривает свою письку. Волосы на лобке у тётки были подбриты как и по краям, так и сверху.

И если у бабки её лобковые " заросли " были обширные и подходили чуть ли не к пупку. То у Нади молодой женщины, лобок представлял собой аккуратно подбритый треугольник. Правда подбрит он был уже давно и в тех местах где кожи женщины касалось лезвие бритвы, вырасла довольно заметная тёмная щетинка. И я на миг представил себе какие " джунгли" на лобке были у тётки до бритья.

— Очень даже интересны тётя, и вы мне сильно нравитесь…

— ответил я тётке, обнимая родственницу за руками жопу, и беря в ладони её пухлые ягодицы. Попка у тёти Нади была такой же замечательной как и у её пожилой матери, но только меньше в размере. И я сейчас с наслаждением держал в ладонях нежные половинки ягодиц молодой женщины, старше меня всего на двенадцать лет, и упирался членом ей в лобок.

— Посмотри Костя. Видишь какое тело у меня больное. Помоги мне вылечиться племяш, и я буду твоя…

— сказала тётя Надя и заплакала отойдя от меня на шаг, чтобы показать мне покрытое белыми чешуйками рыбьей кожей тело.

— Конечно "вылечю" тётя. У меня спермы много и её хватит на тебя и на твою мать, и не надо слез Надя…

— ответил я молодой родственнице стоящей голой передо мной, выставив напоказ свой подбритый лобок и полуотвислые сисяры с тёмно-коричневыми сосками. Груди что у бабки что у дочки были не круглой формы как у большинства женщин, а вытянутой в форме дынь. И мне такие сиси больше нравились чем груди округленного вида.

— Ох, Костя, милый мой мальчик. Иди ко мне, я хочу, очень хочу тебя…

— сквозь слезы сказала мне бабкина дочка, ложась спиной на застеленную атласным покрывалом кровать. Тётка широко раздвинула ноги и подняла их немного в коленях. И я увидел её промежность с таким же тёмным пигментным окрасом что и у бабы Зои. И меня это дело дико возбудило, белые нежные ляжки и тёмная полоса между ними, где у младшей сестры моей матери, располагалось влагалище.

Но если у бабы Зои половые губы были большие и отвислые, тёмно-лилового цвета. То у её молодой дочки половые губки выглядели как лепестки нераскрытого цветка и были свёрнуты в бутон. А ещё они имели нежно розовый цвет и с них капал любовный сок прямо на синее атласное покрывало, оставляя на нём тёмные капли.

— Костя, ну не надо мне её целовать. Прошу тебя племяш мой милый, не нужно это делать…

— простонала тётя Надя, когда я вместо того чтобы лечь на неё сверху и начать ебать. Лег на живот между раздвинутых ног младшей сестры моей матери Лены, и покрыв мелкими поцелуями нежные ляжки молодой женщины. С диким наслаждением впился ртом в её розовые половые губки, жадно высасывая с них вкуснейший сок и пытаясь 👅 языком проникнуть в дырочку влагалища родной тёти.

— Ну подожди, подожди племяш. Ты мне так только щекочешь. Дай я тебе помогу…

— сказала мне тётя Надя, на удивление не отталкивая мою голову от своего лобка, как по началу дела её пожилая мать когда я лизал у неё пизду, а бабка сидела на стиральной машинке. Нет её дочурка только на словах говорила что не надо это делать. А сама сразу же прижала руками мою голову к своему лобку и запустив пальцы мне в волосы на голове, ласково их поглаживала.

— Вот так удобнее будет намного, и тебе и мне…

— тётя Надя сама руками раздвинула у себя половые губы которые я у неё сосал и пытался сквозь них просунуть 👅 язык в дырочку влагалища молодой женщины. И теперь вход в вагину младшей сестры моей матери Лены был открыт.

— Вот так, так милый, соси, соси его, ооооойййй…

— говорила мне тётка сквозь стоны, когда я губами припал к алой плоти её влагалища и взял в рот небольшой отросток вверху вагины. То что этот шарик похожий на крупную фасоль нужно обязательно сосать, я понял ещё по опыту с бабой Зоей. Пожилая мать тёти Нади кончила едва я начал лизать 👅 языком аналогичный нарост у неё в пизде. И тётка тут же завыла и заскулила когда я прикоснулся губами к её отростку вверху влагалища.

— Оооойй, Костя, ооооойй, как же мне хорошо. Давно хотела это попробовать, но не с кем было…

— говорила мне тётя, лаская руками у меня волосы на голове. Надя отпустила свои половые губы и теперь двумя руками держала мою голову, поглаживая мне волосы на ней, тёплыми материнскими ладонями. А я лёжа на животе, между раздвинутых ног младшей сестры моей матери. С наслаждением лизал у неё пизду и пил вкуснейший сок. Которого становилось все больше и больше по мере того как я сосал у родной тёти влагалище.

И нужно было заметить что кайф от этого лизанья был обоюдным. Мне было жутко приятно вот так лежать на животе, упираться стояком в мягкую перину тёткиной кровати и лизать у неё пизду. Сосать губам небольшой отросток расположенный над входом в вагину и пить вытекающий из дырочки влагалища сок. А тётя Надя скупила, выла и даже выгибалась на кровати когда я начал сильнее сосать у небольшой отросток похожий на крупную фасоль. И я с нетерпением ждал когда тётка кончит от моего 👅 языка, чтобы засадить на ей кровати, задрав ноги младшей сестры моей матери Лены к себе на плечи. И вот наконец этот момент настал. В очередной раз когда я взял в рот её отросток вверху вагины, и стал его усиленно сосать, давя по нему 👅 языком. Тётка глухо взвыла и больно сжала ляжками мою голову.

— Я тебя не сильно придушила? Счастье мое, ну разве можно так с родной тёткой делать племяш? Ведь я чуть не умерла от сладости. У меня её никто и никогда не лизал. А ты так хорошо это делал, и не подумаешь что ещё не опытный…

— говорила мне Надя, когда хватка её нежных ляжек ослабла и она отпустила мою голову из сладкого плена. Я чувствовал как по тёткиному животу прошли сильные судороги и она до звона в ушах сжала ляжками мою голову. Но это продолжалось считанные секунды, в тот момент когда у женщины невольно свело мышцы ляжек от сильного оргазма пронзившего её тело.

— Да нет что вы тётя, мне не было больно и я хотел бы чтобы вы подольше меня так подержали…

— искренне ответил я младшей сестре своей матери Лены, запрокидывая её ноги к себе на плечи.

— Лицо то хоть вытри горе. И дай я тебе одену презерватив на член. Без него я боюсь, да и сперма мне твоя нужна племяш…

— тётка положила ладонь к себе на лобок, прикрывая волосатую шёлку не давая мне ей засадить без защиты. И потянувшись другой рукой под подушку к себе под голову, достала из под неё чистые белые трусы и пакетик с презервативом.

Она что как и её мать гандоны под подушками держит? Или знала что я её буду ебать на кровати в комнате и подготовилась? Подумал я, отпуская ноги родной тёти с плеч и вытирая лицо белыми женскими трусами от любовного сока и выделений, которыми обильно намочила мне лицо Надя когда кончала.

— Вот так надёжнее будет. Я не хочу делать аборты от тебя Костя. Да и у нас с этим проблема, нужно будет в область ехать. Позднее я научу тебя кончать мне на живот и мы будем ебаться без презерватива. А сейчас с ним безопаснее будет…

— тётя Надя ловко зубками как и её мать, раскрыла пакетик с кондомом и так же ловко одела его мне на член расскатывая " резинку" по стволу моего восемнадцатисантиметрового отростка.

— Надя, Надечка, тётя моя любимая…

— говорил я женщине ласковые слова, запрокинув её красивые стройные ножки к себе на плечи, засаживая ей в такой позе. Подобный вид полового сношения я видел на картинке в порножурнале и опробовал эту удобную позу с бабкой и сейчас ебал таким образом её младшую дочь.

— Ооой, так, так, милый. Еби меня, еби свою тётю, глубже, ещё, ещё…

— выла лёжа подо мной младшая сестра моей матери Лены, и смотрела мне в глаза бесцветным от похоти взглядом. А я засаживал родной тётке до яиц, в её заросшее тёмными волосянками влагалище. И смотрел на то как мой член входит и выходит в дырочку вагины младшей сестры моей матери Лены.

И мне так же была видна другая её дырка из которой она срет. Если у бабки очко было натруженным тёмно-коричневым. То у её дочки анус был розового цвета и без трещинок по краям как у матери. А что нужно будет и тётку попробовать туда выебать. Подумал я целуя младшей сестре моей матери Лены ноги, раз за разом ебя её на кровати, пружины которой ритмично скрипели в такт моим движениям.

— Отпусти мои ноги Костя. И иди ко мне, я тебе помочь хочу…

— попросила меня тётя Надя, тяжело дыша лежа подо мной. Я что есть мочи засаживал женщине положив её ноги к себе на плечи, стараясь достать младшей сестре своей матери до матки. Что у меня временами и получалось. Я чувствовал что головкой упирался в шарик в глубине тёткиной вагины и мой хуй соскальзывал в бок.

В такие моменты тётка закатывала глаза под лоб и хрипела. Но видимо ей захотелось самой быть активной и я выполнил её просьбу, снимая ноги молодой женщины со своих плеч, целуя тёте гладкие коленки.

— Вот так ляг на меня племяш. А то я смотрю ты молодой, да ранний. Тётке всё внутренности выдрать стремишься негодник…

— ласково сказала мне Надя, когда я отпустил её ноги и лег на женщину сверху не вынимая члена из её пизды.

— Вот так хорошо Костя, я сама люблю подмахивать, ооооойййй, ааааа…

— простонала тётя Надя, обнимая меня за шею руками и обхватывая как лягушка ногами мои бедра.

— Да, да тётя, любимая моя, Надечка…

— я поцеловал младшую сестру своей матери в губы в засос, и лёжа на ней стал сношать родную мне женщину в "миссионерской" позе. Смотря тётке в глаза, и одной рукой ласакая большие груди молодой родственнице.

Тётка лёжа подо мной активно мне подмахивала, что позволял делать довольно жёсткий и пружинистый матрас её кровати. У бабки была перина на которой хорошо спать, но вот заниматься сексом было неудобно. А у тётки Нади матрас был пружинистый и он сам подбрасывал тёткину жопу в такт моим движениям. Что было очень и очень по кайфу.

— Ооой, ааааа, ооойй Костя, всё милый….

— завыла Надя кончая подо мной, обнимая меня руками за спину. А в след за ней, за своей любимой тётей кончил и я, с силой вгоняя член в влагалище младшей сестры своей матери. И кончая лёжа на Наде сверху, я снова представил себе маму Лену. Тётка была похожа на неё и единственное что сейчас ей не хватало, так это очков в строгой роговой оправе и высокого шаньена на голове.

— На намазывай давай мне груди, шею, лицо. Ухаживай за своей женой. Я хочу на реку с тобой этим летом сходить искупаться. Но пока эту мерзкую рыбью чешую не вылечить купальник не одеть…

— тётя Надя сидела на кровати и выдавливала сперму из презерватива который она аккуратно сняла с моего опавшего члена. Мы с ней хорошо кончили и сейчас расслабленно курили сидя на кровати свесив ноги, совмещая приятное с полезным.

— А ты меня сучка лупила в детстве ремнём Надя. Знаешь как больно было…

— говорил я тётке растирая сперму у неё на шее, грудях и на животе.

— И ещё отлуплю, но на этот раз сильнее если ты будешь бабок старых ебать…

— ответила мне Надя, то ли в шутку, то ли в серьёз. Женщина встала с кровати и виляя пухлой попкой подошла к бельевому шкафу стоящему возле окна.

— Что ты там ищешь солнышко…?

— спросил я у Нади, мигом встав с кровати вслед за ней, и подойдя сзади, прижался к пухленькой жопке младшей сестры моей матери, опавшим членом. Что я обожал в ласках с женщинами, так это стоять позади и упираться членом в ягодицы. И хотя у меня сейчас не стоял, было все равно приятно.

— Ой, Костя, ты такие слова мне говоришь. Как же приятно подобное слышать милый мой мальчик. Никто и никогда не называл меня солнышком. А ты назвал, муж мой любимый…

— тётя Надя повернулась ко мне передом и крепко обняла рукой за шею, целуя в губы взасос.

— Вот давай посмотрим, как мы с твоей мамой в юности дурачились. Это получше будет чем в твоём журнале…

— сказала тётя Надя, беря меня за руку и ведя обратно на кровать. В руках у молодой женщины был пакет из чёрной плотной бумаги, и она загадочно улыбалась.

— Узнаешь свою маму Костя? Я в юности фотографией занималась, у меня был фотоаппарат и сама печатала фотокарточки…

— сказала мне Надя, доставая из пакета чёрно-белые фотографии, при виде на которые у меня начал вствать член. Ведь на чёрно-белых любительских снимках, была моя мама Лена, в то время ещё молодая девчонка студентка. И она снималась голой. У мамы ещё не было такого высокого шаньена на голове и очки она не носила. А вот лобок у матери был уже тогда волосатым и он возбуждающе темнел у неё внизу живота.

— Их много было, но Ленка себе забрала. Они наверное дома у вас в Москве хранятся…

— хихикнула Надя, обхватывая рукой мой член. А у меня он уже стоял колом от увиденного. Ведь я рассматривал сидя с голой тётей, фотографии на которых была снята моя мама, молодая и совершенно обнаженная. Вот мама Лена сидит на кровати в узеньких чёрных плавках без лифчика, выставив свои стоячие колом молодые грудки.

А кровать и обстановка в комнате была похожей на тёткину спальню. Да точно это комната тёти Нади, думал я рассматривая фотографию где моя мать голая лежит на животе на кровати, поверх атласнгого синего покрывала. И на этом самом покрывале к которому прикасалось волшебное тело моей мамы, сейчас сижу я её сын со стоячим колом членом. От этих мыслей у меня хуй вообще залубенел и тётка это почувствовала.

— Ну хватит смотреть. Все хорошие фото Ленка в Москву забрала. А тут ерунда осталась…

— тётя Надя отобрала у меня из рук фотографии и бросила их на пол. А сама полезла опять рукой под подушку.

— Ложись на спину Костя, я сверху хочу на тебе поёрзать. Люблю я так…

— тётка достала пакетик с презервативом из под подушки и разорвав его крепкими молодыми зубками ловко одела гандон мне на член.

— Только тётя Надя, я хочу вашей старшей сестре засадить. Очень сильно хочу. Сможете уговорить мою мать чтобы она мне дала когда приедет с моря…?

— спросил я у родственницы, ложась спиной на кровать. Хотя баба Зоя мне обещала что уломает свою старшую дочь на секс со мной. Но после просмотра любительских фотографий с голой молодой мамой Леной. Мне хотелось чтобы это сделала её младшая сестра.

— Только при условии если не будешь с бабками спать. Тогда я поговорю с Леной. Мы вдвоём с тобой будем Костя. А бабки пусть со своими ровесниками ебуться…

— ответила младшая сестра моей матери, окорячивая меня сверху и садясь влагалищем мне на член.

— Люби меня и как следует люби племяш. А я тебе обещаю, что осенью на этой кровати ты будешь лежать в объятьях с моей старшей сестрой…

— хриплым голосом сказала мне тётка, начиная движения верх и вниз на моём хую. Ёрзая на мне сверху, тётка упёрлась руками в мои плечи и слегка наклонившись касалась сосками своих обалденных сисек моей груди. Пружинистый матрас её кровати опять ритмично заскрипел, в такт движениям молодой женщины, которая ерзала и ерзала на члене сына своей старшей сестры.

А я глядя в глаза тёти Нади, придерживая женщину руками за бедра. Балдея от прикосновения сосков её сисек к своей груди. Думал что уже через пару месяцев, вот так же сверху на мне будет ерзать моя мать Лена. И соски её больших сисек, а у мамы они больше чем у тётки, будут елозить по моей груди, точно так же как сейчас елозят тёткины тёмно-коричневые сосочки.

— Надя, Надечка, как хорошо с вами тётя…

— сказал я родственнице отпуская руки с её бедер и ложа ладони на её большие груди, беря в рот соски тридцатилетней женщины.

— Аааа, ооооойййй, вот так, так, Костя. Соси их, соси…

— простонала тётка, ещё сильнее заерзав на мне сверху. А я брал по очереди в рот соски грудей младшей сестры моей матери. И ясно представил себе что осенью я возьму в рот соски мамы Лены. А она будет так же как и её младшая сестра, просить меня чтобы я сильнее сосал.

И от этих сладких мыслей я стал кончать, схватив тётку опять руками за бедра. Надя это почувствовала и что есть силы заерзала на мне сверху, и глухо простонав полностью легла на меня, дрожа всем телом. А мой член при этом оставался в влагалище молодой женщины. И тётя даже поерзывала на мне в такой позе, пытаясь поймать остатки уходящего оргазма, натирая стенки вагины об опадающий член племянника.

А я лёжа под младшей сестрой своей матери, думал что так даже лучше чем она ёрзала сидя на мне. Неужели и моя мама вот так после оргазма полностью ляжет на меня сверху и будет поерзывать на моем члене? Подумал я берясь руками за пухлые ягодицы тёти Нади, веря и не веря в то, что я подобное произойдет и с её старшей сестрой.