шлюхи Екатеринбурга

Пылающая плоть (пер. с французского)

«Всю свою жизнь я работал с женщинами для женщин, но так и не познал их. Я обнаружил только одно: блондинки, брюнетки, рыжие, маленькие или большие — все одинаковые. Шлюхи. Тем не менее, я признаю, что обязан им своими лучшими моментами. И худшими тоже. Я ни о чем не жалею. Я посвятил каждый день своей жизни этому чуду, которое они прячут у себя между ног, жемчужине, столь нежной, что она заслуживает любых усилия.»

Так начинается завещание китайца Миня, подлинный акт мести, который разожжёт огонь в плоти всех этих женщин, которые так неблагодарны в любви.

После публикации подцензурных купюр из «Дней побед и…», которые так всем понравились, захотелось порадовать вас клубничкой совсем другого сорта. Это мой перевод киносценария скандального испанца Педро Альмодовара Кабальеро, режиссёра, продюсера и сценариста, культового постмодерниста второй половины ХХ в.

Педро Альмодовар (Pedro Almodovar)

ПЫЛАЮЩАЯ ПЛОТЬ (Le Feu aux entrailles), 1991

Перевод с испанского на французский Алехандро Карраско

Перевод с французского на русский Алик Костин, 2019

Иллюстрации Мило Манара, 1992 (Иллюстраций, к сожалению, здесь не будет)

===1956===

Кейти лишала женщин дара речи. Тело богини освобождало её от разговоров. При этом она умела этим пользоваться, что было ещё одним её талантом. Ее природная сдержанность в сочетании с другими достоинствами привела ее в разгар холодной войны к шпионажу. Но душевная травма — у шпионов тоже есть сердце, как и у всех остальных — заставила её сбежать и влезть в новую кожу, изменив макияж и цвет волос. Она нашла убежище в Испании, где ее никто не знал. В Испании тогда начался экономический бум. Поскольку Кейти свободно владела несколькими языками, ей не составило труда найти работу.

Она никогда не раскрывала своего прошлого, но проявляла привычную наблюдательность, что через некоторое время вполне естественно вернуло её обратно к шпионажу.

Компания по производству и распространению гигиенических прокладок Аврора, конкурент Чу Минь Хо, наняла её для тщательного наблюдения за деятельностью китайца Миня.

При первом же знакомстве тот принял её на работу в качестве личного секретаря, а вскоре и любовницы. Кейти хватило нескольких месяцев, чтобы устать от китайцев и их империи.

Однажды в 1956 году шпионку можно было видеть бегущей вниз по лестнице башни, служившей домом, лабораторией и фабрикой Чу Миню, преследуемой магнатом гигиенических прокладок. Она добралась до террасы, где ее ждал вертолет, пилотируемый соблазнительным зрелым джентльменом, бывшим агентом и бывшей безумной любовью Кейти, который бросил всё, чтобы отправиться с ней в изгнание в Океанию — по крайней мере, так он утверждал. Кейти уже забралась в аппарат, когда Минь схватил её за ногу. Девушка дернулась изо всех сил и пнула его ногой в грудь. Во время драки Миню удалось сорвать с нее туфлю на шпильке.

Вертолет взлетел и исчез в бескрайнем небе.

Китаец угрожающе размахивал туфелькой и сыпал проклятиями в адрес Кейти на своем родном языке.

Красноречивый образ человеческого бессилия.

===Проблемы возраста===

В доме было четыре женщины. Две в гостиной и две на кухне. Евлалия и ее дочь Флор в гостиной. Исидра, горничная и ее внучатая племянница Раймунда на кухне. В общем — четыре женщины…

Евлалия, нераскаявшаяся жертва, присвоила себе все несчастья Вселенной. Её жизнь была окончательно обречена на ужас от того, что она отпраздновал своё сорокатрёхлетие, хотя по внешнему виду она могла бы сойти за сестру дочери. Причины невроза были столь же неисповедимы, как божьи помыслы. Как могло хватать для счастья мужа и денег, когда в любой момент её может разбить паралич?

Флор, девушка уже с бурным прошлым.

Исидра. Семидесятилетняя старуха. Мастерица в искусстве лгать самой себе.

Наконец Раймунда, её внучатая племянница. Бродяжка, но не по призванию. Исследовательница любви, где она надеялась найти сокровище равновесия, безопасности и определенного духовного смысла. Ее воинственность и врожденный здравый смысл придавали ей смешной оттенок посредственности, не подходящей для роли героини.

В гостиной.

— Я иду в кино, — сказала Флор матери с отцом, которые возились рядом.

С улицы донесся оглушительный шум. Несколько машин решили продемонстрировать, на что они способны. Флор вскочила и подошла к окну. Как и в рекламе крема «Семидневная Краса», дюжина парней выкрикивала её имя, и двадцать рук посылали призывные жесты.

— Во сколько они сегодня приехали? — спросила мать.

— Около десяти…

Флор поцеловала отца Рока, потом Евлалию.

— У меня самая заботливая дочь в округе.

— А у меня лучше всех сохранившаяся мать.

Неуместный комплимент Евлалия восприняла как удар ниже пояса.

— Давай, иди! — Закричала она почти грубо. — Они поднимут на ноги весь район.

На кухне Исидра заставила свою внучатую племянницу работать. В семьдесят лет она прикидывалась тридцатилетней. Не трудно, когда имеешь такие ноги, такую талию и такую грудь. Разве что ещё быть такой сумасшедшей и скучать, как Евлалия. Раймунда же с важностью носила свои тридцать пять лет.

— С пяти лет, — рассказывала старуха, — мужчины бегают за мной. Но что ты хочешь, девочка моя, я уже не могу. Я очень стара для этого. Мадам Евлалии повезло. Если бы ты видела, как её муж смотрит на меня, то туда, то сюда и сюда, — говорила она, показывая на свою задницу, грудь и промежность. — На днях в лифте сын семейства Ортега терся ширинкой о мои бедра, утверждая, что споткнулся. Я бы хотела, чтобы мне было сто лет, чтобы мужчины уже оставили меня в покое!

Раймунде было неловко слушать одну и ту же песню из уст двоюродной бабушки.

— Я выйду замуж, бабушка, — отрезала она.

— Я тебе не бабушка. Сколько раз повторять?

На самом деле Исидра была сестрой бабушки Раймунды. Более того, она сохранила свою девственность.

— Ты бы предпочла, чтобы я называла тебя тетей?

— Не. Кто-нибудь услышит и подумает, что я старуха.

Тут в кухню вошла Евлалия. Она пришла за пивом.

— Здравствуйте! Ну же, Исидра, тебе не стыдно заставлять свою внучку работать.

— Это занимает её, пока мы разговариваем. Кроме того, она не моя внучка, я уже говорила тебе. Мы же двоюродные.

— Хорошо-хорошо!

Рок ждал жену в гостиной. Он схватил пиво и отпил глоток.

— Исидра становится все более и более параноидальной, — заметила Евлалия.

— Пусть её, она думает, что она Мисс Вселенная, это никому не вредит.

— С таким темпераментом она взорвётся. Ты заметил, что она все еще носит корсеты и панталоны?

Судя по её походке, говорили, что это её бельё сделано из железа. Исидра двигалась, как робот, только руки и ноги немного подвижны. Остальные части тела была компактным блоком.

Рок подошел к жене и нежно обнял за талию. Евлалия раздраженно высвободилась.

— Пойдем в комнату, — предложил муж.

— Скажи, ты действуешь из жалости?

— О чем ты говоришь? Давай, пошли!

Евлалия оттолкнула мужа и встала.

— Я предпочитаю смотреть в лицо реальности, я не хочу стать такой, как Исидра. Я уже достаточно взрослая. И мне уже не двадцать. Ты жесток, пытаясь убедить меня в обратном из сострадания.

Надо быть слепым, чтобы не заметить, что у мужа вот-вот лопнет ширинка.

— Но, Евлалия, я не притворяюсь. Эта штука не обманывает.

Рок сжал набухшую шишку обеими руками.

— Брось, Рок. Спасибо за намерение. Кроме того, у меня депрессия. Сегодня Бейрут опустошен, люди в мире голодают, Роми Шнайдер потеряла сына, у нас только что похитили новорожденного в Барселоне. Это ужасно! А ты хочешь, чтобы я думала о сексе?!

По правде говоря, муж не внушал ей ни малейшего желания. Мужчины оставили ее ледяной.

===>1960===