Профилактика осложнений при паротите

   Я заболел паротитом (или, как его ещё называют, «свинкой»), когда учился в институте на втором курсе. Сначала услышал, что у нас на курсе кто-то заразился. Потом и у меня появились характерные признаки — недомогание, температура, боль за ушами, округлившееся лицо. До этого момента мне не доводилось слышать о таком заболевании. Поэтому я не беспокоился особо. Ну, подумаешь, заболел. Вылечусь. Даже радовался. В институте надо было учиться, что мне конечно не нравилось. А когда болеешь — можно расслабляться, играть на компьютере и не думать об учёбе. Сессия вроде далеко, наверстаю. Сама болезнь много проблем не доставляла. Да, побаливало за ушами, но ничего такого уж страшного.

   Однако всё оказалось не так просто. Началось всё с того, что врачи, вместо того чтобы освободить меня от занятий, выписать лекарств и отправить в общежитие, положили меня в инфекционную больницу. Мне сказали, что свинка по-научному называется «эпидемический паротит», и это название дано не просто так — она жутко заразная. Поэтому мне нельзя ни с кем встречаться и вообще нельзя никуда ходить. Всё время придётся лежать в карантинном боксе, без всяких компьютеров и интернетов.

   На следующий день приехала мама и договорилась с врачами, что я буду лежать дома. Сказала, что специально взяла на работе отпуск, чтобы ухаживать за больным сыном. Что сидеть и никуда не ходить я могу и у себя дома, что там я тоже никого не заражу, а она сама свинкой уже переболела. Врачи, конечно, не должны были меня отпускать. Они сильно возражали, но мама смогла их как-то уговорить. Не знаю, каким образом — эти переговоры происходили без меня. Мне мама о них кратко рассказала уже когда я садился в её машину. Думаю, не обошлось без денег.

   Деньги у мамы были. Когда отец от нас ушёл, было поначалу трудно, и мы привыкли жить в бедности. Но потом мамина большая подруга, тётя Лена, устроилась работать бухгалтером в крупную фирму и пригласила туда же маму своей помощницей. Работали они там много, но и платило начальство очень щедро. Зарплата была высокой, да ещё и хорошие премии часто давали.

   Приехав домой, я совсем обрадовался. Ну просто каникулы получаются. Тут тебе не только компьютер с интернетом, но ещё и приготовленная мамой еда. И делать ничего не нужно — я же больной. Мама выглядела обеспокоенной, однако я тогда не придавал этому значения. Она всегда беспокоится за меня, даже когда у меня обычная простуда.

   В этот же день она долго разговаривала с тётей Леной по телефону. О чём — я не знаю. Говорила она в другой комнате, очень тихо, а я в это время был полностью занят компьютерной игрой. Впрочем, они и раньше иногда подолгу разговаривали. Даже несмотря на то, что каждый будний день видели друг друга на работе. Так что я опять не придал этому значения.

   После разговора мама стала ещё более обеспокоенной. Её беспокойство начало потихоньку передаваться и мне. Я даже посмотрел в википедии описание свинки. Но там вроде не было ничего ужасного. По крайней мере, там не говорилось, что от неё умирают. Вернувшись к игре, я довольно быстро забыл о мамином беспокойстве.

   На следующий день был выходной, суббота. Мама утром поехала к тёте Лене и довольно долго была у неё. Я в это время занялся просмотром порнушки. Это был ещё один замечательный момент жизни дома — можно смотреть порно и заниматься онанизмом сколько захочешь. Девушки у меня тогда не было, поэтому онанировал я очень часто. В комнате общежития, где нас жило трое, этим особо не позанимаешься. А вот дома, когда мама на кухне или в другой комнате, или вообще уехала — проблем не возникает.

   Главной героиней моих эротических фантазий была как раз мама. Она выглядит значительно моложе своих лет. Очень спортивная — у их организации свой спортзал, и она туда часто ходит вместе с тётей Леной. У мамы длинные волосы, прямые и блестящие, красивая грудь. Мысли об инцecте начали у меня появляться ещё в шкoле. Я очень часто представлял, как занимаюсь с ней сексом. Искал в интернете фотографии женщин, похожих на неё. Читал рассказы про инцecт матери и сына. Конечно же, мне очень хотелось заняться сексом с мaмoй в реальности. Но я даже не думал предлагать ей это. Мне казалось, что такая во всём правильная женщина, как мoя мaмa, никогда на это не согласится. Думал, что наверное она придёт в ужас от одного такого предложения. А вот фантазировать о том, как я трахаю маму, глядя на фотографии порнозвёзд — этим я занимался часто. Занялся и на этот раз. За время отсутствия мамы я успел не торопясь сделать своё «чёрное дело». Потом переключился на компьютерную игру.

   После возвращения, переодевшись в домашнюю одежду, мама зашла ко мне в комнату.

   — Серёжа, нам надо серьёзно поговорить. Пожалуйста, отвлекись от компьютера.

   Она села на диван. Я поставил игру на паузу и повернулся к ней. Вид у мамы был серьёзный. В руках она держала какой-то пакет. И ещё мне показалось, что она собирается с мыслями, не зная, как продолжить. Похоже, тема разговора действительно была серьёзной. Это напугало меня. Может, свинка куда опаснее, чем я думал? Вроде врачи не говорили ничего такого, и в википедии не написано ничего страшного. Но всё же эти слова про серьёзный разговор меня обеспокоили. Мама сразу же подтвердила мои опасения.

   — Свинка, которой ты заболел — это серьёзное заболевание. Она может приводить к очень тяжёлым последствиям. Если ей болеют дети — то обычно ничего страшного не происходит. Но если болеет совершеннолетний мужчина — тогда ситуация совсем другая. Это может дать осложнения на…

   Тут мама задумалась на секунду, опустила глаза. Мне показалось, что она слегка покраснела. Но потом она посмотрела на меня и продолжила:

   — Осложнения на половые органы. Это может привести к бесплодию.

   «Вот тебе и раз» — подумал я. Только бесплодия мне и не хватало. Я ещё и потрахаться-то не успел толком, а тут раз — и бесплодие. Возможно, ещё и с импотенцией. Да, дело и правда пахнет керосином. Но много времени пугаться у меня не было, потому что мама продолжала.

   — В связи с этим тебе надо очень серьёзно относится к лечению. Ты должен обязательно принимать все таблетки и вообще делать всё, что тебе назначили врачи. Но, кроме этого, надо применять ещё одно средство. Чтобы твоё… это самое не пострадало, ты должен…

   Тут мама опять запнулась и опять опустила глаза. Я успел подумать, что там будет что-нибудь вроде «полоскать его утром и вечером в тёплом молоке с содой» или ещё какая-нибудь фигня в этом духе. Но то, что сказала мама, оказалось для меня неожиданным.

   — Ты должен регулярно заниматься онанизмом.

   Тут я не знал, что и думать. А мама как-то засуетилась, заговорила быстро, всё так же глядя в пол:

   — Инфекция накапливается и размножается, а если твои органы будут работать, то вирус будет выводиться, и поэтому вероятность осложнений снизится. Вот, я тебе купила.

   И она выложила из пакета пару журналов — «Плейбой» и ещё какой-то. А потом поднялась и вышла из комнаты, бросив в дверях:

   — Отнесись к этому серьёзно, очень серьёзно.

   Мама закрыла за собой дверь. А я на некоторое время впал в ступор. Вот это поворот событий! Да, конечно, я буду относиться к этому серьёзно. Кто бы отнёсся несерьёзно? Остаться бесплодным — это вам не шутки. Но, с другой стороны, лечебно-профилактический онанизм? Звучит как-то смешно. Доверия не внушает. Впрочем, вреда от него наверное не будет. Поэтому я, конечно, только за. И сегодня я уже, так сказать, применил лечебную процедуру. Но достаточно ли этого? Один раз в день хватит, или надо два? Или вообще — чем больше, тем лучше? А может, два раза — это уже будет передозировка? Что делать? Спросить у матери? Как-то неудобно. Узнать как-то ещё? А как? Ну не у друзей же спрашивать, сколько раз в день надо онанировать при свинке, чтобы избежать осложнений. И в интернете вряд ли есть ответ на этот вопрос. Впрочем, я посмотрел — но Яндекс выдавал только способы лечения, симптомы, и ещё почему-то про морских свинок. Про онанизм вообще ничего не было. Тем более не было, сколько раз им надо заниматься.

   Я взял журналы, которые принесла мама. «Плейбой» и «Максим». И зачем она их купила? Конечно, тётки в журналах красивые, но в интернете такого добра гораздо больше. Журналы дорогие, а в инете бесплатно. К тому же, в инете фотки откровенней. Тётки в журналах дырочки показывают редко. Тем более нечего и думать найти в журналах рассказы или фото, посвящённые инцecту. Распаковав журналы, я просмотрел их и отложил. Закрыл игру на компьютере. Начал снова читать про свинку. Где-то прочитал, что осложнения на половые органы действительно случаются часто и могут быть очень плохими. Писали, что больше чем у половины мужчин яйца отекают и раздуваются, как небольшой арбуз. Я ужаснулся и подумал, что один раз — это наверное всё-таки мало. Попытался снова заняться онанизмом. Но на ум шли только мысли о болезни и страшные картины раздувшихся яиц, что совсем не возбуждало. Оставив бесполезные попытки «оживить заснувшего удава», я решил сходить на кухню попить чаю. Говорят, при болезни надо много пить, чтобы вывести вирус.

   Мама сидела за пустым столом на кухне, подперев голову руками. Она явно очень переживала. Когда я вошёл, она посмотрела на меня и спросила:

   — Ну как? Ты сделал это?

   Это смутило меня. И рассердило. Я ведь уже не маленький мaльчик, которому мама пиписку моет. Чего она ждёт? Подробного доклада о том, как я это делал и сколько раз? Нахмурившись, я ответил:

   — Мам, ну разве можно о таком спрашивать? Это всё-таки личное дело.

   — Извини. — Сказала мама. — Я просто очень за тебя беспокоюсь.

   Я подумал, что наверное зря так резко ответил. Действительно, она беспокоится. Но что делать? Не рассказывать же ей во всех подробностях. Не зная, что делать, я примирительным тоном сказал:

   — Давай лучше чаю попьём.

   Мама тут же поставила чайник. Однако, чаепитие прошло в напряжённом молчании. Из-за нашего общего беспокойства и неловкости, созданной предыдущим разговором, мы не знали, о чём говорить.

   Потом я ушёл в свою комнату. Делать ничего не хотелось. Даже игры не привлекали. Я занимался всякой ерундой — читал анекдоты и смотрел картинки в интернете. Потом опять подумал, что надо бы «произвести профилактику». Возбуждения поначалу не было. Я попытался представить себе секс с мaмoй. Но она представлялась мне расстроенной и обеспокоенной. В моих фантазиях, как и в реальности, мама хмурилась и смотрела в пол. Это опять же сбивало весь настрой.

   Вдруг меня озарила мысль — а что, если попросить её помочь мне в этом деле? Всё-таки я занимаюсь этим не просто так — для лечения! Вдруг она согласится? Она сильно беспокоится. Должна вроде бы. Да и просить я буду не заняться со мной сексом, а что-нибудь «лёгкое» — потрогать её грудь, или хотя бы посмотреть. Наверняка она согласится! Эта мысль сразу же сильно возбудила меня. Член тут же встал, и «профилактика» пошла как по маслу. Довольно быстро я кончил, представляя, как мама помогает мне в «лечении». Настроение сразу же улучшилось. Я пощупал — вроде бы яйца не опухают. Да и вообще я неплохо себя чувствую. Наверное, всё обойдётся.

   Потом мы обедали, опять же молча. Я думал, как бы предложить маме помогать мне. Она, похоже, всё так же переживала.

   После обеда я опять задумался — как предложить ей? Может, отложить предложение? Но далеко откладывать нельзя. Если за время болезни склонить маму к «помощи» не удастся — второго такого шанса не будет. Я выздоровею, а второй раз свинкой не болеют. И даже если она сейчас согласится — неизвестно, будет ли она продолжать это после моей болезни. Так что чем раньше предлагать — тем лучше. Но как? Какие слова ей сказать?

   Я не успел ничего придумать, когда мама постучалась и зашла ко мне в комнату.

   — Может, всё-таки расскажешь мне? Я очень тревожусь. Хотя бы в общих словах. Скажи просто, делал ты это или нет.

   Все обдуманные слова как-то вылетели у меня из головы. Признаваться в том, что я занимался онанизмом, да ещё и два раза, почему-то показалось мне стыдным. Вместе с тем, я понимал, как мама боится за меня, и мне было её жаль. Не зная, что делать, я промямлил:

   — Ну, мне сейчас как-то не хочется…

   Лицо мамы стало ещё более тревожным и огорчённым. И я вдруг подумал, что сейчас самый лучший момент, чтобы предложить ей помочь мне.

   — Вот если бы ты помогла…

   Я боялся, что она откажет. Или даже рассердится и назовёт меня извращенцем. Но мама неожиданно легко согласилась.

   — Помогать тебе в этом? Да, наверное, это был бы лучший выход. Если ты согласишься, конечно.

   Мама на некоторое время замолчала. Я не знал, что делать дальше. Рассказать ей, как именно я хочу, чтобы она мне помогала? С чего тогда начать? Или она сама что-то будет делать? Похоже, мама сама тоже думала, что теперь делать. Но она решение приняла быстро.

   — Тогда давай сделаем так. Я сейчас доделаю дела, потом приму душ и приду к тебе. Ты пока раздевайся и ложись в постель.

   — Мам, может, давай пока я приму душ?

   — Нет, тебе лучше не надо, ты болеешь. Тебе лучше не охлаждаться.

   Но мне не хотелось быть грязным.

   — Ничего страшного, у меня ведь температуры высокой нет! И охлаждаться я не буду — поставлю в ванную обогреватель, там будет очень тепло.

   — Да? Ну ладно… всё-таки наверное ты прав, мыться ведь тоже надо.

   И мама пошла делать дела, а я побежал в ванную. Меня охватило очень сильное возбуждение несмотря на то, что в этот день я уже два раза онанировал. Наконец-то моя мечта сбывается! Интересно, а как мама будет мне помогать? Просто даст мне себя потрогать? Или сама будет меня ласкать? Или и то, и другое вместе? Или даже, может быть, возьмёт в ротик? Нет, это, наверное, будет лишним. Всё-таки я больной, в моей сперме будет инфекция. Пусть даже она переболела, но лучше всё-таки не рисковать. Так что, скорее всего, ограничимся поглаживаниями. Но даже это будет прекрасно! А дальше, может быть, можно будет развить ситуацию.

   Тщательно помывшись, я лёг в постель. В ванную пошла мама. Она была там долго. Хотя, возможно, это только мне так показалось — для меня это время показалось бесконечным. Всё-таки через некоторое время мама вышла. Она задёрнула шторы. На улице было солнечно, шторы пропускали достаточно света, поэтому в комнате всё равно было светло. Потом мама сняла халат и повесила его на стул. Кроме халата, одежды на ней не было. Мама повернулась ко мне — и я всё увидел: её груди с острыми торчащими сосками, тёмный треугольник волос внизу живота. Долго любоваться на эту красоту мне не пришлось, потому что мама сразу же залезла ко мне под одеяло. И легла на бок, повернувшись ко мне спиной.

   Я растерялся на некоторое время. Думал, что мама спросит меня, какой помощи я бы хотел. Или сама скажет, как будет мне помогать. Но она просто легла, к тому же спиной ко мне. Что делать дальше? Раз она согласилась и разделась — наверное, не будет возражать, если я её потрогаю. И я осторожно положил ей руку на талию. Она тут же взяла мою руку и положила к себе на грудь. Мамина голая грудь была под моей ладонью! Потрясающее ощущение. Я придвинулся ближе. Вставший член ткнулся маме в бедро. Вторую руку я попытался просунуть под мамой. Она приподнялась, и вот уже обе моих ладони на маминой груди. Я потихоньку поглаживаю мамины твёрдые соски. Если бы не два раза утром, я бы, конечно, тут же кончил. Некоторое время я наслаждался тисканием маминой груди. Потом мама взяла мою руку и переместила себе между ног. Вот это да, я и там могу её погладить! А мама двигала мою руку дальше, слегка раздвинула ноги — и вот уже мои пальцы касаются её щёлочки. Я начал осторожно водить по ней пальцем. Мне показалось, что щёлочка у мамы влажная.

   — Пристраивайся ко мне сзади. — Вдруг тихо сказала мама.

   Неужели она хочет, чтобы я вошёл в неё? Моя мечта сбудется прямо сейчас? Я прижался к мaмe и начал двигаться, пытаясь войти в неё. Сначала член тыкался ей в бёдра сзади. Потом попал в ложбинку между ягодиц и скользил по её щёлочке. Тогда мама завела руку за спину, взяла член и направила себе куда надо. Чуть-чуть оттопырила попку, я ещё раз двинулся — и член протиснулся в мамину дырочку. Я прижался к ней, стараясь войти глубже. Мама, помогая мне, оттопырила попку сильнее — и я вставил ей до упора. Наконец-то это случилось в реальности, а не в мечтах! Я трахаю свою любимую маму!

   Потихоньку, чтобы не кончить быстро, я начал двигаться. Мама сначала просто лежала, потом начала тоже немного двигаться мне навстречу. Одной рукой я продолжал мять и поглаживать её грудь, крутить сосок. Второй рукой гладил маму между ног, иногда касаясь пальцами своего члена, входящего в неё. Вскоре мамина дырочка стала совсем мокрой, член ходил как по маслу. Потом мама задышала чаще. А ещё через некоторое время стала тихо постанывать. Ей нравилось заниматься сексом с родным сыном! Это возбудило меня ещё сильнее. Я прошептал ей на ухо:

   — Мам, я сейчас кончу.

   — Подожди… подожди чуть-чуть. — Тихо сказала мама.

   Она приподняла ногу и закинула её на меня. Прижала мою руку к своей груди. Я перестал двигаться, стараясь удержаться и не кончить. А мама, наоборот, стала двигаться сильнее и резче, сама насаживаясь на член. К тому же, положив руку мне на ягодицу, стала притягивать меня к себе. Мамины стоны стали громче. Я подумал, что не удержусь больше, но тут мама сказала:

   — Давай! Сделай это!

   Я начал резко и глубоко трахать её. Мама вдруг замерла, её лоно стало тесным. Поняв, что мама кончает, я изо всех сил прижался к ней, и тоже кончил глубоко у неё внутри.

   Несколько минут мы просто лежали. Потом мама спросила:

   — Ну и как тебе это? Секс с родной мамой?

   — Это просто сказочно было, мам! Мне с тобой так хорошо, словами не передать! — ответил я, поглаживая её грудь.

   — Рада, что тебе понравилось. Я и сама тоже очень сильно возбудилась. Даже кончить успела вместе с тобой. Ладно, мне наверное надо опять в душ, а то сейчас твоя сперма из меня потечёт.

   Мама осторожно отодвинулась от меня. Член, всё ещё находившийся в ней, выскользнул. Она встала с кровати, прижимая руку между ног. Выходя, остановилась в дверях и сказала:

   — Отдыхай. Хорошо будет, если ты поспишь. Мужчины после секса обычно любят поспать. Тебе надо больше спать, чтобы выздороветь. Ты ведь не хочешь осложнений, правда?

   Я подумал, что осложнения действительно ни к чему. Постарался заснуть. Сначала сон не шёл. В голове крутилась мысль — ну надо же, моя мечта всё-таки осуществилась! У нас с мaмoй действительно был секс! И, похоже, так будет продолжаться и дальше. По крайней мере, до моего выздоровления. Интересно, а после выздоровления мама согласится продолжить? Перед глазами возникали картины того, как мама снимает халат и ложится ко мне в постель. Я вспоминал ощущение маминой груди под моими ладонями. И в процессе как-то неожиданно и резко всё-таки заснул. Проснулся уже ближе к ужину.

   За ужином мне было как-то немного неловко. Не знал, как себя вести с мaмoй после секса. Хотя настроение было прекрасное. Мама улыбалась, глядя на меня. Я решился задать волнующий меня вопрос.

   — Мам, а сколько раз в день надо… ну это… профилактику осложнений делать?

   Этот вопрос всё ещё волновал меня. Кто его знает, может, три раза — уже слишком много и пойдёт во вред. А может, наоборот — недостаточно, и лучше было бы раз пять. Секс, конечно — это замечательно. Особенно с родной мамой. Но и осложнений мне тоже совсем не хотелось. Мама тем временем задумалась.

   — Не знаю… надо будет Лене позвонить, спросить.

   — А это тётя Лена тебе рассказала про осложнения и о способах профилактики?

   — Да. У неё сын болел три года назад. Как раз он тогда в институт поступил, и на первом же курсе заразился. Поэтому она знает.

   Я знал, что у тёти Лены есть сын, и что он на пару лет старше меня. Но не был с ним знаком и никогда его не видел. Тётя Лена приходила иногда к нам в гости, но всегда одна. Я вдруг подумал — а как сын тёти Лены делал профилактику? Сам? Или мама ему помогала? Спросить это у мамы сначала казалось мне неудобным. Но потом я подумал — что здесь неудобного, мы ведь только что сексом занимались. И всё-таки спросил:

   — Мам, а тётя Лена не рассказывала тебе, как у неё сын профилактику делал? Сам? Или она ему помогала? Или они… как мы?

   Мама улыбнулась ещё шире.

   — А ты никому не расскажешь?

   Ну конечно, как только выпишусь — сразу же пойду всем рассказывать направо и налево о том, как тётя Лена трахалась с сыном. Скажет тоже.

   — Нет, что ты, мам. Никому-никому.

   — Они занимались инцecтом. Как и мы. И сейчас тоже занимаются.

   Вот это классно, подумал я. Значит, скорее всего, и у нас после моего выздоровления инцecт не прекратится. Мама продолжала:

   — Там у них такая история была, прямо-таки порнофильм снимать можно. Сын в больнице лежал, в инфекционном боксе вместе с другим парнем, однокурсником. Она к нему ездила вместе с мaмoй того парня.

   — И они что, прямо в больнице это делали? Да ещё и вчетвером?

   — Да, они прямо там это делали, все вместе. Групповой инцecт у них был, две матери и два сына. Точных подробностей я не знаю. Может, она мне потом расскажет — когда я её поблагодарю за совет и скажу, что у нас с тобой тоже всё было. Это она мне посоветовала с тобой сексом заняться. Рассказала про осложнения, о профилактике. В интернете нашла статью о паротите и показала. Фотографий этого самого, раздувшегося как арбуз, там конечно не было. Но о возможности бесплодия в статье говорилось. Лена сказала, что тебе можно просто онанизмом заниматься. Но парни обычно очень не любят говорить на эту тему с матерями. И сексуальное желание может быть снижено из-за болезни. Да и к лечению сыновья могут относиться несерьёзно. А в то, что бывают такие осложнения, вообще могут не поверить. Так что, может быть, ты вообще не будешь заниматься онанизмом. А если будешь — то вряд ли будешь об этом мне рассказывать. Поэтому лучший способ — соблазнить тебя. Так я точно буду знать, что профилактика происходит, когда и сколько раз. Я сначала ужаснулась. Как это — сделать такое с родным сыном? Это ведь инцecт! А потом, когда уже ехала от неё, подумала, что инцecт — не такая уж большая плата за сохранение твоего здоровья. В общем-то, ничего страшного в нём нет. Но решила сначала тебе предложить самому всё делать. А уж если ты не откажешься или не будешь мне рассказывать — тогда уже переходить к соблазнению. Так и получилось. Желания у тебя и правда не было…

   В этот момент я подумал — как хорошо, что мама не знала о моих двух разах до нашего секса. А то секс мог бы и не состояться. Она продолжала свой рассказ:

   — Я испугалась, что предотвратить осложнения не удастся. Но не знала, как соблазнить тебя. Всё-таки ты не просто мужчина, ты ведь мой родной сын. Вдруг ты не захочешь? И вообще, с чего начать? Не подойду же я к тебе с предложением: сын, давай займёмся сексом.

   Я подумал, что это было бы просто классно. Даже без всякой свинки. И уж конечно я не стал бы отказываться — я бы просто прыгал от радости. Но маме я ничего этого не сказал.

   — Но ты сам предложил, и проблема решилась. Кроме того, я сама такое удовольствие получила! Давно у меня не было такого секса.

   Мама снова улыбнулась и мечтательно подняла глаза к потолку. Мне вдруг жутко захотелось снова лечь с ней в постель.

   — Мам, а давай ещё раз сегодня это сделаем?

   — Ты хочешь ещё раз? Лена говорила, что они один раз делали. Надо ей позвонить.

   Она вышла в другую комнату. Странно, зачем — вроде ведь про тётю Лену с сыном я уже знаю. Я прислушался. Мне было слышно, что мама разговаривает по телефону, но слов разобрать я не мог. Разговаривали они довольно долго. Вернувшись, мама сказала:

   — Лена рада, что у нас с тобой всё хорошо получилось. А вот насчёт сколько раз нужно — она точно не знает. У них по одному разу в день было. Им хватило, осложнений у сыновей не было. Но она думает, что два раза наверное будет ещё лучше. Так что если хочешь — давай перед сном ещё раз проведём лечебную процедуру.

   — Конечно хочу!

   — Ну тогда ложись спать пораньше, а я к тебе приду.

   Никогда до этого я не ложился спать так рано. Мама пришла опять в том же самом халатике. Скинула его, выключила свет и опять легла ко мне под одеяло. Я сразу же начал гладить её по груди, по бёдрам. Она не возражала. Но в этот раз мне хотелось заняться с ней сексом по-другому.

   — Мам, а можно мы по-другому будем, не как в прошлый раз? В другой позе? И свет включим?

   Мама встала и включила свет. Потом повернулась ко мне:

   — Тебе нравится на меня смотреть?

   — Да, ты очень красивая!

   Она смущённо улыбнулась.

   — Ну хорошо. В какой позе ты хочешь?

   — Давай ты на меня сверху сядешь.

   — А ты не замёрзнешь без одеяла?

   — Не, во время секса ведь жарко!

   — Ладно, давай. Только недолго, хорошо? Чуть-чуть попрыгаю на тебе сверху, а закончим под одеялом. Например, в супружеской позе. Согласен?

   Я согласился, откинул одеяло. Мама, перекинув через меня ногу, залезла на меня. Взяла член, чуть-чуть поводила им, направляя себе в дырочку — и опустилась сразу до упора. Начала потихоньку подниматься и опускаться. Я положил ей руки на груди. Сколько раз я онанировал ночью в постели, представляя, как мама вот так, в позе наездницы, занимается со мной сексом! Сколько раз думал о том, какие были бы ощущения, если бы это не я сам делал это рукой, а мама насаживалась на мой член! И вот теперь это происходит. Не в мечтах, а наяву. Я сказал ей:

   — Мам, я очень давно тебя хотел. Я так мечтал, что когда-нибудь мы с тобой это сделаем.

   — У Лены, когда они с сыном начали заниматься сексом, сын тоже признался, что и раньше хотел её. — Ответила мама, продолжая двигаться.

   Сначала она поднималась и опускалась совсем медленно. Потом чуть-чуть ускорилась, задышала быстрее. Я ощутил, как мамины соски набухают под моими ладонями.

   — Тебе хорошо? — спросила мама.

   — Да, очень хорошо!

   — И мне тоже хорошо с тобой.

   Мама ещё ускорилась, начала ахать и стонать. Я подумал, что она наверное сейчас кончит. Но мама сказала:

   — Ну всё, хватит. Давай дальше под одеялом.

   Она слезла с меня, легла рядом. Широко раздвинула чуть согнутые в коленях ноги.

   — Ложись на меня сверху.

   Я залез на неё. Мама накрыла нас одеялом. Я попробовал сам нащупать вход в мамину пещерку. Сначала не очень получалось, но потом всё-таки нашёл заветную дырочку и погрузился в мамино влажное лоно. Сразу начал сильно и глубоко вставлять ей. Мама обняла меня, опять застонала. Через некоторое время она перестала стонать, крепко прижала меня к себе и зашептала: «да, да, да!». Опять внутри у неё стало очень узко. Мне опять удалось довести её до оргазма. Я замер. Подождав, пока она расслабится, снова начал двигаться. Мама уже спокойно лежала, позволяя мне трахать себя. У меня было ощущение нереальности происходящего. Я лежу на своей родной маме и глубоко всовываю ей, а она гладит меня по спине. Ещё вчера это казалось несбыточной мечтой, сказкой. А сегодня уже второй раз мы делаем это. И завтра тоже будем. И, похоже, так будет и дальше. Думая об этом, я ещё больше возбудился. Ускорился, подходя к финишу. Мама, чувствуя, что я скоро кончу, тоже начала немного двигаться мне навстречу. Вскоре я со стоном излился в неё.

   Полежав чуть-чуть на маме, я слез с неё. Она поцеловала меня в щёку и, прошептав «ну теперь спи», ушла.

   * * *

   Не помню точно, сколько продолжалось моё лечение. Кажется, недели две, или около того. Сексом с мaмoй занимались каждый день, утром и вечером, в разных позах. Я был счастлив.

   Раза три или четыре приезжал врач, осматривал меня. Корректировал назначения. Говорил, что лечение идёт очень хорошо, осложнений нет. В последний приезд сказал, что наверное можно меня уже выписывать. Мама свозила меня в инфекционную больницу, оформила документы. На следующий день я вернулся в институт.

   Оказалось, что в нашем институте заболело немало студентов. И даже кто-то из преподавателей заразился. От некоторых я слышал, что осложнения на половые органы действительно бывают, и «распухающие как арбуз яйца» — вовсе не поэтическое преувеличение. Так что мне сильно повезло.

   А секс с мaмoй продолжается до сих пор. Она говорит, что ей это очень нравится и она просто счастлива чувствовать себя желанной. Ещё говорит, что когда я найду себе девушку — она не будет мешать. Но пока девушки у меня нет — будет наслаждаться. И я, конечно, тоже наслаждаюсь.

   P.S. От автора. При свинке осложнения на половые органы у мужчин действительно очень часто бывают, если болеет мужчина, достигший половой зрелости. Это вовсе не фантазия. Эти осложнения протекают очень тяжело и часто заканчиваются бесплодием. Размеров арбуза яйца может и не достигают, но размеров небольшой дыньки — легко. Действительно ли онанизм и занятия сексом помогают — мне неизвестно. Точно могу рассказать только про два факта. Первый — я слышал от других людей про то, что секс/онанизм помогает при свинке. Второй — мне это помогло. Из большой группы заболевших парней я был одним из немногих, кого эти осложнения не коснулись. Так что если вдруг вы заболеете свинкой — попробовать применить этот способ точно стоит. Раза в день должно хватить.