Примерная жена: две щели — лучше, чем одна. Часть 2

Как мы уже знаем, Валерия и вправду имела богатый опыт группового секса с молодёжью. Одна из оргий с юными партнёрами была совсем свежа в её памяти, подпитывая жажду новых приключений.

Меньше месяца назад к её соратнице по блядству – Ирке – нагрянула в гости троюродная сестра Даша из далёкого Томска. Да не одна, а с группой из семерых 18-летних учащихся такого же технического колледжа, как сейчас заканчивал Лерин племянник. 37-летняя женщина преподавала в колледже литературу и вела бесплатный кружок по истории искусств, стремясь привить технарям любовь к прекрасному. Любовь прививалась с трудом: на занятия ходили с десяток парней, включая старшего сына самой Дарьи. И то основную часть из них больше занимали сексуальные формы преподавательницы, чем перипетии Ренессанса. Даша действительно и от природы была хороша, и прекрасно следила за собой – занималась спортом, не курила и почти не пила. Знойная смугловатая брюнетка с большими карими глазами, широкими бёдрами и грудью 4-го размера, не потерявшей упругости даже после двух родов, она пользовалась большим успехом у мужчин. Но с 18 лет хранила верность мужу, пускай к своим сорока трём он всё реже радовал супругу полноценными оргазмами. Тем не менее, Дарья всегда чётко держала дистанцию с потенциальными кавалерами. Лишь для ребят из своего кружка позволяя всё-таки некоторые послабления. Она, конечно, замечала жадные обожающие взгляды мальчишек, глаза которых буквально загорались, когда им показывался лишний кусочек волшебного женского тела. Надо же было как-то стимулировать парней к занятиям! Ради благого дела приобщения юношей к искусству, Даша к занятиям кружка могла расстегнуть пару лишних пуговиц на блузке и периодически наклоняться так, чтобы ученики могли разглядеть верхнюю часть груди, неприкрытую бюстиком. Или как бы случайно давать юбке задраться больше обычного, оголяя большую часть бедра. А иногда даже из подобного положения неспешно перекидывать ноги, на мгновение демонстрируя ребятам свои трусики. После таких демонстраций интерес мальчишек к занятиям особенно возрастал. На первых порах Дарья немного смущалась, но постепенно внимание подростков становилось ей всё приятнее. В глубине души женщина гордилась своей популярностью среди юношества, наслаждаясь превосходством над превращающимися в расплывшихся клуш ровесницами. По дороге в Москву она не отказала себе в удовольствии с десяток раз сверкнуть перед ребятами голыми ляжками и доброй частью полушарий бюста. Надо же было как-то поддерживать боевой дух молодёжи на протяжённом пути. Самым удачливым из учеников посчастливилось даже трижды или четырежды разглядеть розовые кружевные трусики преподавательницы. Впрочем, Даша старательно соблюдала внешние приличия: одним из семерых спутников был её собственный сын Павел. Так что все засветы выглядели нечаянными и непреднамеренными.

Однако после встречи московских мамочек Иры и Леры заигрывания преподавательницы показались сибирским мальчикам невинным лёгким флиртом. По случаю жаркой погоды обе москвички явились в коротких полупрозрачных платьях, через которые чётко просвечивало эротичное кружевное бельё. Уже усаживаясь в заказанный Иркой микроавтобус, парни с трудом скрывали эрекцию. Но после рассадки женщин вся эта маскировка стала совершенно бесполезной. Столичные дамы уселись спиной к водителю напротив трёх парней, занявших средний ряд. Ещё четверо учащихся оказались в заднем ряду, чуть менее выигрышном в плане обзора. Троим же счастливчикам открылся самый фантастический вид: платьица москвичек при посадке были задраны до предела высоко, полностью открывая загорелые ножки с сочными налитыми ляжками. Во всей красе как на ладони парням предстали пухлые лобки годящихся им в матери женщин, слегка прикрытые лёгкими кружевными трусиками – белыми у Ирины и розовыми у Валерии. Обе мамочки предпочитали не полностью выбривать промежность, оставляя вокруг пизды полоску чёрных курчавых волос. Которые сейчас явственно просвечивали сквозь тонкое кружево, до предела возбуждая юных любителей истории искусств. Вся семёрка буквально пожирала глазами соблазнительные прелести москвичек, как ни в чём не бывало болтающих с сидящей рядом Дашей. Та была порядком уязвлена внезапным и полным проигрышем конкуренции за внимание юных подопечных. Хотя внешне и не подавала виду. В порыве своеобразной ревности подзабыв о приличиях, мамуля-искусствовед ёрзала на сиденье, постепенно всё выше задирая подол платья. Однако эффект новизны и прозрачности работал на конкуренток: вид нижнего белья Дарьи Викторовны уже был знаком ученикам, и к тому же её розовые трусики почти не просвечивали. Провал попыток вернуть внимание подопечных разжёг в Даше дух соперничества, который ещё сыграет ключевую роль в развязке этого дня, в корне изменившего её подход к сексу и половой жизни.

По прибытии в арендованный Ириной подмосковный коттедж, гости ополоснулись под душем и расположились за радушно накрытым хозяйками столом. На котором напитки сильно преобладали над лёгкими закусками. Собственно, ещё с порога им был предложен освежающий Шприц-Аперол, заранее заготовленный в холодильнике. Трезвенницу Дашу убедили, что в нём буквально капля ликёра – для вкуса – а так одна газировка. Из-за ледяного холода градус в напитке действительно был практически неощутим на вкус. А сам он был таким освежающим, что сибирячка с удовольствием осушила две порции. Перед угощением родственницы Ирка незаметно добавила ей в бокал уже знакомое нам раскрепощающее зелье. Так что к началу основного застолья гостья не чувствовала себя захмелевшей. Зато испытывала мощный подъём настроения и симпатии ко всем окружающим. Через несколько тостов Ирка мягко спровадила ребят в другую комнату, где в их распоряжение были отданы целых три ноутбука. И пообещала приятный сюрприз ближе к вечеру, если они не будут беспокоить женщин в гостиной – мол, надо поболтать о своём, о женском.

Даша радостно делилась с собутыльницами своими сказочными ощущениями, разогретыми возбуждающим коктейлем: какой шикарный дом, какие вы прекрасные собеседницы, какой классный напиток, от которого совсем не пьянеешь, а настроение поднимается.

— Это ты ещё текилу не пробовала! — интриговала её троюродная сестра. — Вот где каскад ощущений и радость жизни!

— Крепкий алкоголь – зло! – категорично, но уже наигранно заявила Даша.

— Да ты дрейфишь просто! – подначила её Лерка. – Небось выпьешь рюмку и под стол свалишься, слабачка! А ещё говорят в Сибири народ крепкий. Бахвальство одно!

Дух соперничества, подогретый алкоголем и химией, накрыл Дашу с головой. Это она слабачка?! Да она самая сильная! Сейчас она покажет этим зазнавшимся москвичкам, на что сибирячки способны!

— Ах так?! Ну, давайте вашу текилу! Хоть стакан целый выпью, и не поперхнусь!

Тут в комнату заглянул Пашка, не сдержавший всё-таки своё любопытство и привлечённый громкими высказываниями собутыльниц. В отличие от Даши, со стороны и сравнительно трезвыми глазами ему было явно видно, что мать уже хороша. Собственно, он вообще впервые видел её в таком состоянии: с осоловелыми блестящими глазами и пьяной улыбкой во весь рот.

— Мам, может тебе уже хватит? – ошеломлённо пролепетал отпрыск.

— Цыц! Мать знает, что делает! – Дашу было уже не остановить. – Наливай!

Целый стакан гостье дать всё же поостереглись, но грамм 150 крепкого напитка через минуту уже плескались перед самоуверенным лицом искусствоведши. Лизнуть, глотнуть, куснуть – и через несколько секунд огненный напиток плескался уже внутри женщины.

Даша победно оглядела соседок, наслаждаясь кажущимся триумфом. Жизнь в её глазах сразу заиграла новыми ярчайшими красками. Всё вокруг крутилось и сверкало, лица окружающих сливались в одну волшебную карусель. Мозг охватила сладкая нирвана, а тело – жажда ласк и любви со всеми окружающими. Со стороны же всё выглядело несколько иначе. Пашка был в абсолютном шоке от вида совершенно окосевшей матери. Пьяно хихикая, та развалилась на диване, бесстыже распахивая предоставленный Иркой лёгкий халатик. Из выреза вываливались увесистые сиськи, наполовину прикрытые белым кружевным бюстгальтером. Такие же белые трусики вовсю сверкали между гостеприимно распахнутых сочных ляжек.

— Паша, тебе сюда не надо пока! – нежно проворковала Ирина. – Побудьте ещё с ребятами в той комнате, а потом вас ждёт сладкий сюрпризик!

Слабеющий внутренний голос разума ещё призывал парня удержать родительницу от окончательного разгула. Но очарование двух зрелых москвичек и предвкушение чего-то сладостного и неизведанного взяли верх, и он покорно вернулся к друзьям с ноутбуками.

Ира с Лерой тем временем планомерно подводили приезжую мамашку к финишной прямой разврата. Притворно восхищаясь её победой в алкогольном соревновании, распутные подруги принялись хвастаться, что уж зато в сексе москвички далеко впереди. Мол, каждая легко удовлетворит по три-четыре молодых жеребца и получит по десять оргазмов за ночь. От красочного описания горячих оргий с юными атлетами Дарья Викторовна стала ощущать небывало сильный – и в то же время сладостный – зуд в промежности. Ей-то с мужем удавалось кончить в лучшем случае один раз за ночь, — да и то не каждую неделю. А других половых партнёров она и не знала. Но чувство соперничества не давало уступить пальму первенства москвичкам. Подогретая алкоголем и раскрепощающим зельем, она была полностью уверена в своих безграничных сексуальных способностях.

— Да мы, сибирячки, и в постели всех за пояс заткнём легко! – пьяно-самоуверенно заявила возбуждённая преподавательница.

— Ладно заливать-то! – подначила её троюродная сестра – Ты и с одним-то мужем, небось, еле справляешься! А других и не пробовала – сама говорила. Дай тебе троих парней, — так ты сдохнешь на втором заходе! – старательно разжигала Дашкин энтузиазм Ирка.

Такого хмельное Дашино самолюбие снести уже не могло. Она же спортсменка, она сибирячка, и вообще самая лучшая – сверкали мысли в её окосевшем возбуждённом сознании.

– Чтооо?! – пьяно завопила гостья – Ну, давайте сюда ваших парней – хоть троих, хоть семерых, — всех ушатаю до изнеможения!

Если бы Дарья знала, что троюродная сестра заранее подготовила парней – тех самых Саню и Лёшку с Васьком, и они уже ждали в одной из соседних комнат просторного дома, — она бы хорошенько подумала, прежде чем делать такие заявления. Однако главным органом у Дарьи Викторовны вместо мозга уже становилась пизда, — разгорячённая, текущая и требующая удовлетворения. Так что думать она могла практически только о сексе – и чем больше, тем лучше!