шлюхи Екатеринбурга

После эпидемии. Часть восемнадцатая: Магия кино

Думаю, многие со мной согласятся: самый лучший период крепкого сна – это когда ты знаешь, что утром тебе не надо на работу. Вот так и я беззаботно дрых, пока мне не начал сниться весьма странный сон. Снится мне, что иду я по улице, и тут из-за угла выбегает собака, здоровенная такая псина породы алабай, и бросается на меня, как депутат на предложенную ему взятку. Я, естественно, решил, что мне конец – шутка ли, горло перегрызет, и не заметит, но вместо горла она почему-то уткнулась мордой мне между ног, и, судя по движениям челюстей, таки имеет твердое намерение оставить меня без будущего потомства. Возмущенный этим, я громко чихнул… и проснулся.

И сразу понял, в чем была причина такого дебильного сна. Одеяло было откинуто в сторону, а Дашка, уютно устроившаяся у меня между ног, с увлечением насасывала мой член – словно не насытилась им прошлой ночью. И, хотя хозяин полового органа еще не совсем проснулся, сам орган уже частично приобрел нужную ему твердость, демонстрируя готовность продолжать с того самого места, где остановились вчера. Сладко причмокивая, моя любовница игралась с ним, как с игрушкой, наслаждаясь его вкусом и твердостью, и даже не заметила, что я открыл глаза.

— Кхм!

— О, привет, — ничуть не смутившись, Дашка коротко улыбнулась мне, и продолжила свое бесстыдное занятие, порхая язычком по головке. – Как спалось?

— Нормально, — я потянул носом воздух – из кухни несло упоительным ароматом чего-то жареного. – А где Марина?

— Завтрак нам готовит, — хихикнула бестия, вкладывая пенис между своих грудей, а потом зажимая его с обеих сторон. Головка высунулась из ложбинки – Дашка пустила на него сверху струйку слюны, хорошенько увлажнив, а потом принялась бессовестно дрочить своими соблазнительными полушариями. Во влажной и тесной глубине, так похожей на ту, что у женщины между ног, члену было настолько хорошо, что он приобрел максимальную твердость, а Дашка еще и сомкнула губы на головке, слегка посасывая ее, но не переставая двигать сжимающими грудь ладонями.

— Кончи мне в ротик, — попросила она возбуждающим шепотом. – Хочу твою сперму перед завтраком, давай, малыш, накорми свою любимую хуесоску!

Я сцепил зубы, ощущая, как – несмотря на все ночные подвиги – мои яйца готовятся выплеснуть то, что в них успело накопиться. Дашка высунула язычок, и была вознаграждена, когда туда брызнули мутные белые капли. Жалкие остатки вчерашнего пиршества, но все-таки кое-что.

— М-м-м! – она облизнулась, вытащила из плена мокрый, задроченный пенис, и засунула его за щеку, словно леденец, свободной рукой поглаживая собственное увлажнившееся лоно.

— Завтрак готов, — в спальню заглянула Марина. Я невольно дернулся – почему-то мне подумалось, что сейчас будет сцена ревности, или что-то похожее на нее, но моя девушка отнеслась с пониманием к ситуации. – Давайте быстрее, а то все стынет.

— А ты не хочешь? – я сделал приглашающий жест рукой.

— Нет, я лучше потом, — отказалась она.

— И я потом, — напоследок чмокнув мой обмякший член, Дашка легко поднялась с кровати. – Пошли завтракать.

За завтраком обсудили предстоящие дела – поскольку у нас теперь было много общего свободного времени, то решено было прокатиться по магазинам – девчонкам нужно было обновить гардероб, да и мне хотелось в кои-то веки зайти в супермаркет как клиенту, а не сотруднику. После завтрака девочки убежали одеваться, а я продолжал сидеть за столом, прихлебывая чай и блаженствуя, как вдруг забренчал звонок мобильного телефона – привычка носить его с собой всегда и везде не отпускала меня никогда. На экране высветился незнакомый номер. Раздумывая, кто бы это мог быть, я подождал секунд пять, и только потом принял вызов:

— Алло?

— Доброе утро, Александр, — раздался в трубке незнакомый женский голос. – Я вас не разбудила?

— Нет, а кто это?

— Меня зовут Евгения. Вы меня не знаете, но у нас есть общий знакомый — Софья Ковалевская. Сейчас она рядом со мной, передаю ей трубку.

На несколько секунд в трубке зазвучала гамма уличного шума, потом раздался жизнерадостный голос Софии:

— Саш, привет!

— Привет.

— Все в порядке? Ты так внезапно исчез, я даже волноваться начала.

— Все нормально.

— Александр, — трубку снова взяла та, что представилась Евгенией. – София рассказала мне о вас, как о весьма интересной личности, с весьма любопытной биографией. И еще упомянула, что вы испытываете некоторые финансовые трудности. В связи с этим у меня есть для вас одно деловое предложение. Могу я прямо сейчас подъехать к вам домой, чтобы мы могли его обсудить?

Я поднял глаза – в дверях кухни стояли Марина и Дашка, встревожено прислушивающиеся к разговору.

— Да, почему бы и нет?

— Отлично. Мы будем через полчаса, ждите.

— А… — но связь уже прервалась. Интересно, а как они приедут, если я им адрес не назвал? Или они его и так знают?

— Что случилось? – поинтересовалась Марина.

— Да так, ничего. Звонила одна знакомая, хочет приехать в гости.

— Знакомая? – переспросила Дашка, в голосе которой неожиданно прозвучали едва уловимые нотки ревности. – Что еще за знакомая? Кто-то из тех, с кем ты спал до нас?

— Нет, просто знакомая. Давайте, девчонки, быстренько в квартире приберемся, а то перед гостями неудобно будет.

****************

Спустя полчаса, выглянув в окно, я узрел стоящий у парадного сверкающий лаком черный лимузин, перегородивший половину двора. А еще через десять минут раздался звонок в дверь. Умудренный горьким жизненным опытом, я предусмотрительно заглянул в глазок. На площадке стояла София, та самая, которую я спас от изнасилования во время оргии, рядом с ней – незнакомая мне рыжеволосая девушка, очевидно, назвавшаяся Евгенией. Я щелкнул замками, и открыл дверь, приглашая их внутрь.

— Здравствуй, — София первая перешагнула через порог, и чинно протянула мне ладонь для рукопожатия. Надо сказать, сейчас она больше походила на дочь покойного миллионера, чем в нашу первую встречу – деловой костюм бежевого цвета, аккуратный макияж, кожаная сумочка в цвет костюма и туфли на высоких шпильках, волосы заплетены в простой «конский хвост».

Ее спутница Евгения выглядела куда более эксцентрично – джинсовые шорты в дырках и обтягивающая футболка, оставляющая на виду руки, покрытые татуировками, в рыжих волосах красно-белая челка, на глазах очки с зелеными стеклами.

— Евгения, — представилась она.

— Александр, — в тон ей ответил я. Сзади послышалось сдержанное кашлянье. – А это моя девушка Марина, и моя вторая девушка Даша.

В глазах Софии промелькнуло странное выражение, и она почему-то отвернулась, а вот Евгения ничуть не удивилась.

— У вас всего две девушки? – спокойно уточнила она.

— Да, и мне хватает.

После короткого знакомства с девушками мы переместились на кухню, где Марина принялась хлопотать, изображая из себя радушную хозяйку, а все остальные разместились вокруг стола. Евгения выложила на стол руки, показывая всем разнообразие татуировок, и забарабанила пальцами по столу, при этом рассматривая меня в упор. София смущенно улыбалась, Дашка настороженно зыркала на непрошенных гостей. В конце концов, мне надоело неловкое молчание.

— Евгения, почему вы так на меня смотрите?

— Изучаю ваш типаж, — прозвучал неожиданный ответ. – Скажите, Александр, вы никогда не думали о том, чтобы сняться в кино?

Вопрос был настолько внезапным и без предупреждения, что я слегка растерялся.

— Эм-м-м… нет, не думал.

— Моя подруга Евгения – режиссер, — сообщила София, с воодушевлением ухватив возможность поддержать завязавшийся разговор. – Она снимает очень крутые фильмы и сериалы, в основном, комедийные.

— Возможно, вы видели что-то из моих работ, — сказала Евгения. – Например, «Северный экспресс»… Или «Кузнец Вакула меняет ориентацию»…

— Вот это я видела, — обрадовалась Дашка. – Там про мужика из деревни, к которому после эпидемии все бабы в округе сбежались? И его предприимчивая кума решила сделать из этого бизнес, да?

— Совершенно верно. Вам понравилось?

— Да, смешное кино, посмеяться можно.

— А «Закон и порядок в юбке»?

— А я это я видела, — сообщила Марина. – Там про полицию, где женщины начали справляться без мужчин, а потом неожиданно оказалось, что среди них трансвестит.

Мне же лично данные названия ни о чем не говорили – и вообще, я не помню, когда в последний раз телевизор смотрел. Разве что в борделе, но там были специализированные каналы, исключительно порнуха. Но, чтобы не обижать нашу гостью, я сделал вид, что тоже вспомнил:

— Да, я это тоже смотрел. Неплохо, а когда продолжение?

— Скоро, — пообещала Евгения, было заметно, что ей приятен такой вопрос. – Но сейчас я запускаю новый проект, новый сериал. И поэтому повторяю свой вопрос: вы бы не хотели сняться в кино?

— Я?! Да я же не актер! Я продавец, ну, может, еще кладовщик, больше никаких профессий не осваивал.

— Откуда ты знаешь? – возразила София. – Многие люди открывают в себе этот талант, даже не зная о его существовании.

— Видите ли, Александр, в наше время с актерским ремеслом самое трудное – найти мужчин для роли, — сказала Евгения. – Конечно, у меня есть парочка своих актеров, проверенных, но они уже примелькались. Публика хочет свежую кровь, новые лица. В связи с этим у меня появилось своеобразное хобби – находить актерские таланты там, где бы их искать никто даже не подумал. И, услышав вашу необычную историю, я подумала, что вам стоило бы попробовать поделиться этим со зрителями.

— Но я не…

— Кроме того, вы пройдете двухнедельный курс ускоренного обучения актерского мастерства. Там вас научат не смотреть в камеру, вести себя правильно, и помогут вжиться в роль персонажа. Если беспокоитесь за деньги, то все за счет Софии, она все оплатит.

— Да, это моя благодарность за спасение от тех двух… сам знаешь кого.

— Но почему я? – я был изрядно сбит с толку. – Насколько я знаю, все хорошие актеры начинали с театра, а я даже там никогда не был.

— А мне помнится, что в школе ты неплохо играл во всяких спектаклях, — заметила Марина. – Кроме того, у тебя хорошая память, ты всегда без проблем запоминал нужный текст.

— Чтобы быть актером, не обязательно иметь для этого врожденный талант, — Евгения отхлебнула предложенный ей чай. – Актерами зачастую становятся люди интересные, с богатым внутренним миром, которые много повидали в жизни. Это позволяет им импровизировать, и в каждом персонаже, которого они играют, видеть частичку себя. Роль, которую я хочу предложить, немного похожа на тот непростой жизненный путь, который вы прошли после окончания эпидемии до сегодняшнего дня. Вы один из немногих выживших, которые не захотели меняться вместе с окружающим миром – и это повлекло за собой последствия, которые я бы назвала «приключениями». Это уже выделят вас среди остальных.

— Да, он такой, — подтвердила Марина. – Необычный во всех смыслах, — и шепотом мне на ухо: Сашка, соглашайся, такой шанс!

— Может, тогда и для нас роль в кино найдется? – с надеждой спросила Дашка. – Всегда мечтала в сериале сняться!

— К сожалению, в отличие от мужчин, девушек у нас с избытком хватает, — огорчила Евгения. – Но, если ваш мужчина согласится на предложение, то я могу дать вам пару эпизодов в массовке.

— Класс! Сашка, соглашайся!

— Может, вы перестанете наседать на меня со всех сторон? – мрачно осведомился я. – Я, вообще-то, собирался пару месяцев отдохнуть от всякой работы, если кто забыл.

Марина и Дашка переглянулись, и дружно вздохнули.

— Погоди, — вмешалась София. – Там, между прочим, неплохой гонорар дают. Не знаю, чем ты намеревался заняться после своего отдыха, но другую такую интересную и высокооплачиваемую работу в столице ты больше нигде не найдешь. Думаю, лучше брать, пока дают, а то другой возможности не будет. И вообще, от таких предложений никто не отказывается, кино – великая вещь!

— А еще кино – это жутко интересная вещь, — добавила Евгения. – Неужели, Александр, вас устраивает быть простым ряботягой, вкалывать от зари до зари, и получать копейки, в то время, как кто-то другой за счет вашего труда получает миллионы? Нравится быть таким, как все вокруг? Ничем не выделяться из серой массы? Горбатиться, копя на пенсию, которой потом не хватит даже на то, чтобы оплатить коммуналку? Сколько великих актеров мы потеряли после этой проклятой эпидемии – не счесть! И старых голливудских, и нового поколения, и отечественных, и заграничных. Кто-то должен занять их место, а кто? Если никто не займет, само понятие «кино» умрет – потому что если на экране будут мелькать исключительно девушки, такое кино просто никто не станет смотреть.

— Ну, если вы так говорите….

Не поймите меня неправильно – я не выпендриваюсь, нет. Предложение действительно напоминало сокровище, упавшее с неба – то есть, именно в тот момент, когда его совершенно не ждешь. А сам я сейчас выглядел, как застеснявшаяся девственница – всю жизнь, понимаешь, мечтала о жарких объятиях и твердой мужской плоти внутри себя, а когда выпал шанс и дело начало близиться к самому главному, она вдруг решительно отказывается…

— Александр, только прошу, не разочаровывайте меня, — попросила Евгения, стоило мне открыть рот. – Хотя бы попробуйте. Что вы теряете? Отдохнуть можно и потом, а сейчас, пока вы молоды и полны сил, нужно брать от жизни все – чтобы потом, в старости, об упущенных возможностях не жалеть.

— Ладно, — да и пошло оно все. Вряд ли это будет хуже борделя. – Что от меня требуется?

Марина и Дашка облегченно вздохнули, София улыбнулась, Евгения одобрительно кивнула головой.

— Прямо сейчас я предлагаю поехать на студию, где я познакомлю вас с моими сценаристом и кастинг-директором. Уверяю, как только вы узнаете все подробнее, вы еще прыгать будете от радости. Наша машина внизу, собирайтесь.

— А нам тоже можно поехать? – осторожно спросила Дашка. – Говорю сразу: на этот раз Сашка без нас никуда! Верно, Марина?

— Верно.

— Вам тоже можно, — согласилась Евгения. – Вы тоже собирайтесь.

***************

Думаю, многие из нас даже не задумываются над таким великим искусством, как кино. Мы привыкли включать телевизор, и на любом канале видеть уже готовую киноленту; либо же зайти в Интернет, и выбрать готовую киноленту из их богатого списка, а потом – если не понравится – выключить, и заклеймить, как «отстойную хрень». Если это сериал, мы с легкостью воспринимаем персонажей, как настоящих, и даже не задумываемся, что все это – всего лишь выдуманные образы, а у актеров, которые их играют, своя собственная жизнь и свои личные проблемы. Мы с легкостью оставляем фильмам комментарии и отзывы, ржем и плачем перед экраном, ругаемся вместе с героями и переживаем, когда с ними что-то случается… но мы даже не задумываемся, какой для этого был проделан колоссальный труд съемочной командой. Те, кто снимают кино, творят волшебство, которое сейчас, в наше время, превратилось в нечто обыденное, привычное, как кофе и мобильная связь.

Несколько громадных павильонов были отгорожены высоким глухим забором, при въезде – внушительных размеров шлагбаум. Однако охране стоило только посмотреть на номера лимузина, и они пропустили нас беспрекословно, ни о чем не спрашивая. Сразу за шлагбаумом стояли фуры, привозящие оборудование, декорации и другие необходимые вещи, на боку каждой выведено большими буквами название «Рашн Юмор Филмз». За фурами выстроились рядами, словно образуя улицы города, вагончики на колесах. Лимузин остановился возле самого первого, над входной дверью мигала надпись «Режиссер».

— Добро пожаловать в мой мир, — сказала Евгения, поднимаясь по ступенькам к входной двери вагончика. – Сейчас мы снимаем последние эпизоды второго сезона «Кузнец Вакула меняет ориентацию».

— А что там? – полюбопытствовала Даша.

— Во втором сезоне кузнец Вакула, устав от предприимчивости своей кумы, решает стать геем, но это становится очень трудно осуществить из-за отсутствия в радиусе тысячи километров второго мужчины, — пояснила София. – Посмотрите, вам обязательно должно понравиться.

— Когда закончатся съемки, здесь же мы начнем снимать новый сериал, — заметила Евгения. – Тот самый, о котором я говорила.

— А я думала, что вы все снимаете прямо на улице… — разочарованно протянула Даша.

— Да, но некоторая часть сцен – там, где действие происходит в помещениях – снимается здесь, в павильонах. А сюда я вас привезла, чтобы познакомить с моим сценаристом. Сегодня у актеров выходной, съемок нет, и нам никто не помешает поговорить.

Внутри вагончика оказалось чисто и опрятно, а еще очень уютно – тут тебе и туалет с душем, и полноценная, хоть и крошечная кухня, и кровать, и шкаф для одежды, и даже рабочий стол, заваленный документами. За столом сидели две девушки – обе в одинаковых черных футболках и черных кепках, такая себе местная униформа, отличающая сотрудника киностудии от случайного прохожего. На спине одной девушки белыми буквами сияет надпись «Сценарист», на спине второй — «Кастинг-директор». Ну, это, наверное, чтобы всегда знать, к кому обращаться, а не бегать и искать.

— Привет, — при виде нас обе дамочки торопливо поднялись, оторвавшись от бумаг.

— Алла, сценарист, — представила нас Евгения миниатюрной блондинке. – Валентина, кастинг-директор, — высокая, плотно сбитая брюнетка кивнула.

— Здрасьте, — пробормотали Марина с Дашкой у меня за спиной. София поздоровалась более уверенно – сразу видно, она здесь не случайный прохожий.

— А это, как я понимаю, Александр? – прищурилась Валентина, глядя на меня. – Значит, это вам хотят предложить роль в новом проекте?

— Хотят, — пожал я плечами. – Если бы я еще знал, чего конкретно они от меня хотят…

Девушки вежливо улыбнулись.

— Алл, дай Александру почитать наброски сценария, — попросила Евгения. – А вы присаживайтесь, не стесняйтесь. Сейчас я кофе принесу.

Мы последовали приглашению, причем обе мои любовницы, словно насторожившись от скопления в одном помещении количества посторонних женщин, сели по бокам от меня. Алла подала мне пачку скрепленных листов машинописного текста, на титульном листке было выведено слово «Сценарий». Валентина молчала, разглядывая меня также, как утром на кухне меня разглядывала сама Евгения. Чувствуя себя слегка не в своей тарелке, я, тем не менее, решил попробовать почитать, что мне дают.

Мои опасения, что сценарий будет написан очень заумным языком, не оправдались – это было краткое изложение сюжета предстоящего сериала, разбитого на несколько частей. Оказалось, что действие происходит сразу после эпидемии, и что комедия про двух парней, лучших друзей, из далекой деревни, которые эту эпидемию пережили очень необычным способом – накануне они сильно отравились собранными в лесу грибами, и весь этот кошмар лежали в реанимации, под аппаратами, куда к ним никого, естественно, не пускали. Когда все закончилось, они вышли из своей «желудочной комы», и очень воодушевились, узнав, что в мире теперь находятся миллионы голодных и одиноких женщин, оставшихся без мужчин. Тут же один из приятелей предлагает другому – мол, поехали путешествовать, нас на руках качать будут, деньгами осыплют, потом вернемся, купим всю нашу деревню, и заживем, как шоколаде. Второй, недолго думая, согласился….

Тут же в сценарии имелись сноски на отдельные страницы, где описывались характеры главных героев. Решив пока оставить сюжет в покое, я нашел их. Характеры мне сразу показались странными – оба главных героя, судя по описанию, были полнейшими придурками, еще и пожизненными неудачникам, ничего не добившимися, но зато кидающих пальцы веером так, будто они самые крутые в мире. Кроме этого, в них горел так называемый дух авантюризма, в простонародье – шило в жопе, которое и толкало их постоянно на разного рода неприятности. В общем, классический «Тупой и еще тупее», только в отечественном формате.

Дальше сюжет был еще интереснее – отправившись в путешествие на старой, раздолбанной «Газели», угнанной у покойного соседа, парни решили чпокать всех девушек, которые будут попадаться им на пути. Однако из-за своей неопытности им это не удавалось – обезумевшие из-за отсутствия мужиков девушки вели себя не так, как телочки в деревни, и два главных придурка либо не понимали прямых намеков, либо принимали слишком настойчивых личностей за психически больных. В одном из придорожных кафе они случайно умыкнули папку с документами, принадлежащих главе областной администрации, и касающихся нелегального бизнеса по продаже вырубленных деревьев в Тайвань – чиновница хотела передать их своему верному человеку, чтобы тот их спрятал в надежном месте, но приятели подсуетились раньше. Решив, что документы схитили агенты внутренней разведки, чиновница отправляет в погоню за приятелями свою верную помощницу – она быстро находит героев, и вступает с ними в контакт под видом симпатичной медсестры, и дальше они уже едут большой дружной компанией, подобрав по пути еще пару колоритных персонажей…

— Ну, что? – поинтересовалась Алла. – Как вам?

Честно ей сказать, или все же вежливо?

— Ну, как…. – я отодвинул сценарий в сторону. – Сюжет немного избитый, по-моему, такое уже было, и не раз.

— Нормальный сюжет, — фыркнула сценарист. – Тут основной упор на юмор, а не на запутанные отношения, поэтому и сюжет должен быть попроще.

— Не спорю, но… — я замолчал, подбирая слова.

— Смелее, — подбодрила меня Евгения. – Для того мы вас и позвали – чтобы получить независимую оценку со стороны сильной половины населения.

— Ладно, допустим. Оба героя – тупицы-дауны. Не спорю, это смешно – в некотором роде. Но не лучше ли их сделать чуточку умнее, хоть немного? Скажем, грибами отравились, потому что жрать было нечего, потому что с работы выгнали, за то, что сильно умные…. В путешествие отправились, потому что у одного из парней в столице любовь всей его жизни живет, и он решил, что после эпидемии она наконец-то ответит ему взаимностью. И машину угнали не «Газель», а джип своего бывшего начальника, скажем, директора хлебозавода, который их и уволил. А еще можно сделать для каждого из главных героев разные характеры. Скажем, один из них – человек спокойный и рассудительный, а вот у второго и есть это самое шило в жопе, которое его постоянно на подвиги толкает, и этими самыми подвигами он приятеля соблазняет…. А тот соглашается, чтобы друга не обидеть, потому что оба – кореша с детства, и всегда друг друга прикрывают. Или даже можно их братьями сделать – не родными, а сводными.

— Неплохо, — одобрила Евгения. – Совсем неплохо. Алл, как тебе?

— Ну, не знаю, — надулась та. – Мне кажется, и первоначальный вариант был неплохим.

— А я тебе сразу сказала, что это бредитяна, — фыркнула Валентина. – Александр, что еще?

— Еще? – я зашуршал страницами с описанием персонажей. – Все остальные – какие-то… обычные люди. Ладно, еще чиновница, куда ни шло, но вот это что? Медсестра, учительница, полицейская…. Как будто реклама костюмов из секс-шопа. А помощница чиновницы? Решила отомстить начальнице, потому что там ей зарплату не выплатила…. За такое, как мне кажется, таким серьезным людям не мстят, она же не дура, эта помощница.

— Ваши предложения? – поинтересовалась Евгения.

— Больше мужских профессий, которые после эпидемии начали осваивать женщины. Дальнобойщица, к примеру. Что касается помощницы чиновницы, то это может быть вообще уникальная личность – скажем, она обладала способностью полностью подчинять себе волю другого человека невербальным психическими воздействием, и по этой причине была отчасти странной. И с приятелями, главными героями, решила потусить не из-за предательства по отношению к начальнице, а потому что всерьез заинтересовалась ими с точки зрения психологии. А потом похитила их для опытов в закрытой частной клинике.

Немая пауза.

— Это вы сейчас только что придумали? – ошарашено спросила Валентина.

— Отчасти, — дипломатично ответил я.

— Звучит неплохо, — задумчиво произнесла Евгения, словно не замечая реакции сценариста – наполовину растерянной, наполовину возмущенной. – Настолько неплохо, что это может стать новым шедевром в новой истории отечественного кинематографа.

— Может, раз Александр такой умный, он вообще мое место займет? – ядовито осведомилась Алла.

— Ты не пыжься, а лучше слушай, и запоминай, — наставительно сказала Валентина. – Я давно говорила, что тебе не хватает свежего взгляда. Лучше бы «спасибо» человеку сказала за то, что он нас всех без работы не оставил.

Но Алла уже надулась, и мрачно отошла в кухню – якобы за новой порцией кофе. Евгения проводила ее взглядом.

— Не обращайте внимания, Александр, с ней такое бывает. Лучше предложите еще что-нибудь. Как насчет того из персонажей, которого будете играть вы? Есть какие-то личные предпочтения, идеи, импровизация?

— Мне кажется, я еще не давал согласие на то, чтобы сниматься в кино.

— Бросьте, после всего, что вы сейчас напридумывали, вы теперь с нами – хотите того, или нет. Продолжайте.

— Ладно, а я тот из героев, который спокойный и рассудительный, или у которого шило в жопе?

— А вы сами кем хотите быть?

— Ну, наверное, первым.

— Тогда давайте насчет него.

— Кхм-кхм! – из кухоньки вернулась раздраженная Алла. – Может, я плохо знаю нашу работу, но мне кажется, что Александр еще не прошел пробы, чтобы быть утвержденным на какую-либо роль. Евгения, вы режиссер, вы главный, но брать в проект первого встречного только потому, что он внес пару идей – это аморально, непрофессионально и никакого успеха нам не принесет!

— Верно, — кивнула Евгения. – Но, во-первых, Александр не первый встречный, а друг Софии – одного из наших главных спонсоров. Может, ты хочешь лишиться финансирования, и снимать на камеру телефона бомжей, играющих с птичками?

Сработало — Алла захлопнула рот, и пристыжено опустила глаза. А, ну теперь ясно, почему София здесь, как своя – чего еще ждать от богатой наследницы?

— А во-вторых, пробы еще будут, просто я заранее уверена, что у Александра все получится. Разумеется, после того, как он пройдет двухнедельный курс актерского мастерства, о котором мы говорили.

— Но это… это… — Алла тщетно пыталась найти другие аргументы.

— Если тебе что-то не нравится, то мы тебя здесь не держим, — Евгения указала ей на дверь. – Можешь уходить, и без тебя справимся.

— Хорошо, я больше ни слова не скажу, — пробурчала сценарист. – Делайте, что хотите, мне все равно.

— Между прочим, за пробы и утверждение на роль отвечаю я, — заявила Валентина. – И я сама займусь этим – когда посчитаю нужным. Кстати, Александр, а где вы работаете сейчас?

Я открыл было рот, но Марина меня опередила:

— Сейчас Саша находится в творческом отпуске. Ему пришлось уйти с прошлого места работы из-за проблем с коллективом – из-за того, что он был одним мужчиной на сорок женщин, ему пришлось постоянно избегать посягательств на свою честь.

— Ну, здесь такого не будет, — пообещала Евгения. – Я лично прослежу, чтобы вашего мужчину и пальцем никто не посмел тронуть. Если хотите, то приставлю к нему охрану.

— Не надо охрану! – сразу отказался я, вспомнив, чем это обернулось в прошлый раз. – Я уверен, все будет нормально.

— Хорошо, — несколько секунд Евгения молчала, размышляя, потом кивнула мне. – Так что, Александр, продолжим? Есть еще какие-нибудь идеи? Говорите, мы вас слушаем.