шлюхи Екатеринбурга

После эпидемии. Часть семнадцатая: Идеальная семья

Белоснежный внедорожник с мигалкой на крыше, и синей полоской с надписью «Полиция» на борту стрелой летел по федеральной трассе, держа курс на столицу. Утопая в мягкой коже заднего сиденья, я рассматривал проносившиеся за окном пейзажи, краем уха слушая Рогозину, которая отчитывалась по телефону перед кем-то из своих больших начальников:

— Да, конечно, Ирина Николаевна…. Да, все будет сделано в лучшем виде… Доказательная база у нас серьезная, свидетели есть…. Будут сидеть, как суки…. Интервью? Нет, он не согласится…. Нет, не спрашивала…. Давайте лучше оставим его в покое…. Да, везу домой… Хорошо, передам…. Служу России….

Закончив разговор, Алина бросила телефон на сиденье рядом с собой, потянулась, и весело засмеялась:

— Тебе министр внутренних дел благодарность за сотрудничество передает. Жаль, что ты не наш сотрудник – легко бы орден получил. А я, похоже, все же стану майором. Эх, Сашка-Сашка, спасибо тебе!

— Да подавись, — буркнул я, с нескрываемым злорадством наблюдая, как вытягивается ее лицо. – Рассказывай.

— Что рассказывать? – попыталась сделать вид, что ничего не понимает, Рогозина.

— Все. От начала до конца. Что за оперативная комбинация, сама придумала, или кто подсказал? И почему мне ничего не сказала?

— Догадался, все-таки? – смущенно ответила брюнетка в полицейской форме. – Ну, извини! Такой был план. А придумала я его не сама, мне твоя Карина Игоревна помогла.

У меня отвисла челюсть.

— Чего?!

— Ага, — кивнула Рогозина, довольная произведенным эффектом. – Ладно-ладно, расскажу. Помнишь, я к ней приходила? Ну, расспрашивала про тебя, когда ты у Марины зависал?

— Да, она говорила.

— Так вот, у нас с ней в тот вечер состоялась еще одна, не официальная встреча. Между прочим, начальница твоя – мозговитая, сразу просекла, что не зря я про тебя спрашиваю, что у меня личный интерес есть. И решила меня об этом осторожно выпытать. А так как мы обе до ласки охочи, то особого труда ей это не составило.

— Переспали, да? – буднично поинтересовался я.

— Не без этого. В общем, я ей свои карты выложила, она мне – свои. Что не может смотреть, как ты мучаешься, как душа твоя к Марине рвется, а сам ты места себе не находишь, про долг думаешь. А я ей про Леру упомянула, что хочу эту тварь за решетку засадить. Ну, мы вдвоем прикинули…

— В перерывах между оргазмами?

— Вроде того. Мы вдвоем прикинули, и решили тебе помочь. Но так, чтобы каждый из нас получил, что хотел: ты – свободу, я – повышение, Карина – как всегда, личную материальную выгоду. Но тебя решили не в наш план не посвящать, чтобы все натуральнее выглядело.

— Между прочим, можно было бы и намекнуть.

— Слишком много было поставлено на этот шанс, — развела руками Алина. – Нужно было брать Леру одновременно с ее отцом – чтобы ни один из них не смог прийти на помощь другому. Но если ее папаша уже давно у нас на виду, то с дочуркой сложнее – хрен поймешь, где она в данный момент находится, и чем занимается. Ну, мы и решили не рисковать.

— Дальше.

— Дальше Карина повезла тебя на оргию. Не просто так – хотела оставить тебя там без присмотра, вместе со своими подружками, который бы тебя раньше двух следующих дней не выпустили. А я осуществляла наблюдение. Правда, потом ты подрался с мажорами, и пришлось слегка изменить концепцию, но все равно вышло, как нельзя лучше. Мои люди засекли появление Леры – к базе отдыха она и еще двое приехали на электрических велосипедах, чтобы охрана не услышала шум двигателя. Пока они пробирались на территорию, я сделал вид, что меня зовут к телефону – та девушка была моим бойцом, она специально подала сигнал о начале операции. Дальше тебя схватили, усыпили, и беспрепятственно вынесли за пределы территории….

— Мне отчего-то захотелось кое-кому врезать.

— Могу расслабить тебя минетом, — тут же предложила Рогозина с дежурной готовностью.

— Лучше дальше рассказывай.

— В общем, они вынесли тебя, погрузили на этот самый велосипед, и отвезли за два километра от базы, где их ждала машина. Естественно, все это время мои люди не выпускали их из виду. А когда машина тронулась, мой снайпер всадил в нее пулю с радиомаячком, и дальше мы контролировали все ваше передвижение со всеми пересадками, вплоть до конечного пункта – клиники. А потом уже было дело техники – подтянуть группу захвата, и, собственно, осуществить сам захват.

— Короче, вы использовали меня, как живца, — констатировал я с легкой обидой. – И ни слова, блин, мне не сказали!

— Нам нужно было убежище Леры, чтобы понять, чем она занимается, — ответила Рогозина. – Собрать окончательные доказательства ее преступной деятельности, понимаешь? А ты единственный, из-за кого она могла настолько потерять голову, чтобы вот так необдуманно подставиться. Кстати, у тебя есть шанс выступить против нее в суде. Да и против ее отца – тоже. Ведь ты и в борделе был.

— Я подумаю. Ладно, допустим, свободу от Леры я получил. Ты звание почти получила. Осталось понять, что получила от этого Карина Игоревна.

— О, это вообще отдельная история, — Алина улыбнулась. – У нашей Карины, оказывается, есть знакомые очень серьезные люди в столице. А этим людям нужен хороший участок для организации одного очень прибыльного бизнеса. А у нашего государства есть полезная привычка выставлять на торги конфискованное имущество. Улавливаешь?

— Подпольный бордель?

— Именно. После ареста Льва Моисеевича бордель будет закрыт, но здание, где он находился – очень даже пригодное для дальнейшего употребления. Серьезные люди получает его в свое полное пользование, а Карина – долю в этом бизнесе, так как посодействовала получению этого здания в пользу серьезных людей. И, судя по подсчетам, прибыль от этой доли почти полностью перекроет твой долг по отношению к Карине, в услугу которого она тебя из того самого борделя выкупила.

— Ничего не понял. Я что, больше ничего не должен?

— Пока еще должен, но если все сложится, как надо – тут уже от Карины зависит – то ты можешь смело увольняться с работы, ехать к своей Марине, и предлагать ей выйти за тебя замуж, потому что отныне ты будешь свободным человеком, который наконец-то сможет устроить свою семейную жизнь с понравившейся ему девушкой.

Я закрыл глаза, чувствуя, как у меня вскипают мозги. Вот так всегда – для других все просто, а для тебя голову сломать можно. Но фраза, касающаяся Марины, все расставила на свои места. Наверное, это отразилось у меня на лице, потому что Алина фыркнула:

— Спокойно, я ей звонила. Конечно, Марина с Дашей сильно удивились, узнав, что ты сотрудничаешь с полицией, и находишься на секретном задании по поимке особо опасного преступника, но зато тебе не придется дома слишком многого объяснять. Скажешь, что не имеешь права разглашать тайны следствия, и все. Хотя, не думаю, что ты вообще будешь много рассказывать – скорее всего, ты будешь занят другим, очень важным делом. Сутки из постели не выпустят, точно тебе говорю.

Я сделал вид, что не заметил ее подколку.

— А Карина не говорила, мне на работу ехать, или уже не надо?

— Не надо. Пока мы с тобой Лерой занимались, все уже сделано. Заявление только напишешь задним числом, а трудовую книжку получишь по почте. Кстати, насчет квартиры, которую у тебя отобрали – вернуть тебе мы ее не сможем, но зато я прослежу, чтобы тебе компенсировали нанесенный ущерб. Так что в будущем жди деньги на карточку.

Выходит, я еще и в плюсе остался? Ну, ничего себе, за хлебушком сходил….

— На этом, кажется, все, — подытожила Рогозина. – Напоследок все-таки спрошу: не хочешь поступить на службу в полицию? Нам такие кадры, как ты, всегда позарез нужны.

— Спасибо, что-то не тянет, — честно признался я. – Хотя, если мне очень скучно станет жить, то я еще подумаю. А сейчас я просто хочу домой, меня там ждут, сама знаешь.

Последнее предложение согнало улыбку с лица Алины – видимо, она вспомнила, что было между нами прошлой ночью. Больше она ничего не сказала, и остаток пути мы проделали молча, думая каждый о своем, о личном.

Я ожидал, что меня опять высадят где-нибудь на вокзале, но джип подкатил прямо к дому, где жила Марина. Рогозина посмотрела на наручные часы:

— Ну, вот и все…. Давай прощаться, что ли? Вряд ли мы теперь скоро увидимся.

— Ага, пока, и спасибо за все, — я уже открыл было дверь, чтобы выбраться наружу, но капитанша ухватила меня за руку, удержав на месте.

— Подожди… — и сунула мне в ладонь прямоугольную пластиковую визитку. – Не забывай, что у тебя теперь друг в полиции. Если будут проблемы – пофиг, какие – звони.

— Алина, я…

— Нет, — она приложила палец к моим губам. – Молчи. Саш, я действительно рада, что мы с тобой познакомились. Если ты устанешь от своего гарема, если тебе захочется встретиться, даже просто поговорить – я буду ждать. На большее не рассчитываю, все понимаю. Ты не просто один из выживших, ты действительно особенный. Что-то в тебе есть, такое… что цепляет. И Лера это знала, потому ты и был ей нужен. И Карина тебя отпускать не хотела. И я сейчас не хочу. Не хочу, но надо. И еще знай, что отныне у тебя все будет хорошо – просто потому, что ты для этого достаточно настрадался. Все, удачи, береги себя.

И вытолкнула меня из машины, послав напоследок свою белозубую, очаровательную улыбку. А я еще долго смотрел вслед уезжавшей машине, пока не тряхнул головой, возвращаясь к действительности.

Если бы до эпидемии мне кто-нибудь сказал, что я выживу после воздействия смертельного вируса, переживу самое невероятное сексуальное приключение из всех возможных, а дома меня с нетерпением будут ждать аж целых две девушки – я бы не поверил.

Но…

В конце концов, все-таки приятно чувствовать себя героем – эдаким нужным всем человеком, без которого не могут обойтись ни капитан полиции, ни садистка-гипнотизерша, ни даже циничная бизнесвумен. И дело даже не в том, что тебе просто повезло родиться мужиком, а потом просто повезло не сдохнуть.

Дело тут, как мне кажется, совсем в другом.

*****************

— Саша!!!!

Переступив порог квартиры, я поступил очень опрометчиво – надо было сначала пустить туда сонный газ. Потому что меня чуть не сбили с ног, накинувшись сразу с двух сторон. Хорошо, обошлось без серьезных травм, всего лишь чуть не задушили заживо в объятиях, только и всего.

— Наконец-то! – шептала Марина, как бреду, покрывая мое лицо горячими поцелуями, в глазах ее блестели слезы. – Сашенька, любимый!

Дашка пришла в себя быстрее подруги, и отошла в сторону, давая нам остаться вдвоем, и потом наблюдая со стороны с какой-то долей ревности. С трудом вырвавшись из рук Марины, я обнял и ее тоже. Она сразу прильнула ко мне, мурлыкая, как кошка.

— Ну, ладно-ладно, вот он я, живой и здоровый, чего вы так раскисли-то?

— А как еще? – всхлипнула Марина. – Ты хоть представляешь, как мы волновались все это время?

— А чего это вы, позвольте спросить, волновались? – поинтересовался я, разуваясь, и залезая в шкафчик для поисков своей личной домашней обуви. – Вам же должны были позвонить, объяснить, где я нахожусь.

— Думаешь, нас это сильно успокоило? – вскинулась Дашка. – Мы вообще подумали, что тебя опять похитили!

— Да, и начали звонить в полицию, твоей начальнице, и на горячую линию президенту…

— Подняли всех на уши, пока нам не повторили то, что уже было сказано ранее по телефону.

— Всю ночь не спали.

Теперь я понимаю, как тяжело приходится семейным мужикам, и почему многие из нас до последнего тянут с возможностью эту семью завести. Один раз всего дома не переночевал – а визгу, как будто на Ближний Восток на войну отправился. Поэтому и пропал в нас дух авантюризма, как говорил Ипполит, и поэтому мы так скучно живем.

— Ну, все, отставить истерику! Я не только для себя, я еще, между прочим, для вас старался. Теперь я официально свободен, а если в дальнейшем все сложится, то еще и никому ничего не должен.

— Ого! – Дашка мгновенно навострила уши. – Это как так?

— Саш, ты серьезно? – Марина недоверчиво уставилась на меня. Не, ну вот как с ними жить, а?

— Пошли, — я мотнул головой в сторону кухни. – Будет теперь, как в сказке: сначала доброго молодца покормите, и в баньке попарьте, а потом уже расспрашивайте. И кстати, добрый молодей одолел страшную Бабу Ягу… хотя нет, она больше на внучку Змея-Горыныча тянула, змеюка подколодная, а потому — заслужил сначала отдых, а потом уже семейные разборки.

Но девчонки, всерьез заинтересованные моими неосторожно оброненными словами, так на меня насели, что пришлось нарушить закон, после того, как помог ему свершиться – то есть, раскрыть тайны следствия, и подробно рассказать, что со мной приключилось в этот раз. Марина и Даша выслушали все с раскрытыми ртами и круглыми от изумления глазами, как будто им пересказывали абсолютно невероятный фантастический фильм. Тогда-то я всерьез и задумался: может, начать писать книгу? Материала уже хватает с головой.

— А если Лера опять ускользнет от правосудия? – спросила Марина. – Она же будет мстить тебе.

— Рогозина сказала, что все серьезно.

— Ну и что, что все серьезно? – рассудила Дашка. – Судье на лапу, и всех делов.

— Да и пусть дает. Все равно ей теперь в нашей стране не жить, как и папашке ейному. Удавят обоих, и они оба это прекрасно знают. Вон, я в Инете давеча нашел анонимный клуб, где собрались все мужики, которых Лера в свое время использовала, и над кем издевалась. Так там всерьез обсуждают идею заказать ее какому-нибудь киллеру – чтобы даже до суда не дожила. Или заплатить судье, чтобы ее к пожизненному заключению приговорила.

Девчонки вздохнули – они были созданиями, которые умели находить в душе жалость и сочувствие, поэтому даже такая справедливая участь для Леры показалась им чересчур жестокой. Сам я их мнение не разделял – слишком свежи были воспоминания о борделе.

— Ладно, — сказала Дашка, подводя итог разговору. – Черт с ней, с Лерой, она свое получит, а ты – свое.

— В смысле?

— Ну, мы же из-за тебя всю ночь не спали. А один звонок мог все изменить! Так что, будешь отрабатывать наказание, которое мы тебе сейчас придумаем.

— Наказание? Хотя да, я очень виноват…. Буду всю неделю мыть посуду, убирать квартиру, выносить мусор и готовить.

— Хитрый, да? Не прокатит. Наказывать тебя будем сексом.

— Два месяца без секса! Три! На все согласен, заслужил!

— Не-а, не все так просто, — покачала головой Дашка. – Наоборот, сегодня весь день будешь нас ублажать. По очереди.

— Я не понял, вы всю ночь не спали, а теперь весь день вас надо ублажать сексом? И где тут логика?

— А ее и нет. Зато есть желание, и вообще, мы тут вдвоем без тебя соскучились.

— Друг с другом, и соскучились? Я думал, между вами в этом плане тоже кое-что намечается.

— Без тебя было не так интересно, — вставила Марина. И тут же густо покраснела, смутившись от того, что сама призналась – между ней и другой девушкой все-таки кое-что было.

— И тем более тебе теперь спешить некуда, — выложила последний туз из рукава Дашка. – Я правильно поняла, ты теперь безработный? Отлично, значит, у тебя единственная работа – трахать нас с Мариной во все наши дырочки, а взамен мы, так уж и быть, будем тебя полностью обеспечивать.

Последние слова мне не очень понравились. Это называется, как в классической русской литературе, «из огня да в полымя». То есть, от одной серьезной проблемы к другой.

— Марин, кажется, мы с тобой уже разговаривали на эту тему, когда были вдвоем, разве нет?

— Извини, — она развела руками. – Но я, что во время нашего разговора, что сейчас, придерживаюсь своего личного мнения – так действительно будет лучше и для тебя, и для нас.

— Все, Санёк, расслабь булки, — посоветовала Даша. – Месяца два посидишь дома, отдохнешь, а потом уже можешь вспоминать о своих моральных принципах настоящего мужика. Ключевое здесь слово, заметь – «отдых». Ты действительно заслужил его.

— И мы заслужили видеть тебя постоянно, а не раз в неделю, — подтвердила Марина.

— А потом, когда ты отдохнешь, мы сами найдем тебе работу. Только нормальную, спокойную. Ты умный парень, нечего тебе поддоны на складе таскать, да ящики пересчитывать. Можешь даже прямо из дома работать, и никуда ходить не надо, и ездить. И нам так будет спокойнее, и тебе.

— Тем более, мы же в столице. Здесь такие возможности – нашему родному городку и не снились.

— И мы будем всегда рядом.

Это разговор явно был спланирован – с первого взгляда видно, что Дашка и Марина заранее приготовили все аргументы и все обсудили, чтобы потом мне все выложить. И в этот раз они смогли меня убедить. Да и я уже, если честно, все чаще задумался над тем, чтобы дать себе немного передохнуть. Особенно в последнее время, когда я просто задолбался мотаться из города в город, и работать буквально на два фронта – в торговом бизнесе и личных отношениях.

— Ну, хорошо, девчонки, я согласен. Только два месяца, не больше.

— Ура! – Марина обняла меня, чмокнув в щеку. – Наконец-то!

— Только у меня одно условие.

— Какое?

— Не забывайте, что все-таки я мужчина, а значит, в доме и в семье все будет по-моему. И вы обе должны меня слушаться, это ясно?

— А разве по-другому бывает?

— Еще как бывает. Сейчас для многих женщин мужчина – это что-то вроде комнатной собачонки, которую можно завести исключительно ради того, чтобы ей животик гладить. У нас такого не будет. Только взаимное уважение, общие решения и мой авторитет.

— Ого, — Дашка задумчиво посмотрела на меня. – Даже не думала, что близкое общение с Кариной Игоревной может дать такие результаты. Ты уже ведешь себя, как начальник.

— Я работал начальником, пусть даже склада, не забывай. Так что, мы договорились?

Девчонки молча переглянулись.

— Договорились.

— Да, я тоже согласна.

— Вот и отлично. Кстати, а вам самим сегодня на работу не надо?

— Я уже взяла отпуск на неделю, — ответила Марина. – А Дашу только начали официально трудоустраивать, это тоже затянется.

— Хорошо, — я прикинул, чтобы еще такого сказать, пока меня безропотно слушают. – Тогда Марина – набери мне ванну, а Дашка – приготовь завтрак. А потом обе отправляйтесь спать, у вас была тяжелая ночь, да и у меня тоже. А вечером у нас – праздничный ужин, плавно перетекающий во все остальное. Все понятно?

Один из главных секретов работы на руководящей должности – как с самого начала себя поставишь, так к тебе и будут относиться. В семейных отношениях, в принципе, аналогично. Поэтому многие мужики с самого начала совершают грубейшую ошибку, показывая себя готовыми на все каблуками. Если за мужчиной женщина должна быть, как за каменной стеной – значит, и мужик должен быть, как каменная стена, а не глина, которую ковырнул пальцем, и слепил, что тебе надо. Конечно, и перегибать не надо, и тираном быть тоже, но вот с самого начала отношений, когда вы только-только друг к другу притираетесь – надо показать характер. Иначе тебя просто уважать не станут, а что это за семья, где нет уважения?

Таким образом, я оставил за собой право самому решать свою судьбу – и это очень кстати, учитывая, что раньше ее многие решали вместо меня….

************

Но после праздничного ужина меня так развезло, что я и думать забыл про «все остальное», видимо, сказывались последствия недавних нервных переживаний. Пока девчонки убирали со стола, я прилег на диване в гостиной, и там же благополучно задремал – рассудив, что меня разбудят, когда я понадоблюсь. Но вышло все немного по-другому.

Когда я открыл глаза, то за окном уже стояла ночь, была полночь, или около нее. Перевернувшись на другой бок, я попытался снова задремать, но не вышло, сон ушел напрочь, организм полностью отдохнул и восстановился. Тогда я пошел в туалет, а уже оттуда – в спальню к Марине, где горел свет. И, не дойдя пары шагов, явственно услышал знакомые громкие стоны.

В последнее время я так часто слышал эти звуки, что совсем перестал их воспринимать, как нечто необычное. Наверное, даже если на улице, прям на общественной остановке среди бела дня парочка начнет трахаться – я и то пройду мимо, не особо удивившись. Ну, приспичило людям, ну, бывает. Но в этот раз любопытство пересилило, так что я осторожно, подкравшись на цыпочках, заглянул в комнату. И что же я там увидел?

Лежа на животе, обнаженная Марина, уткнув лицо в подушку, глухо стонала от удовольствия, ее чуть приподнятая упругая попка ходила ходуном, руки сжимали простынь. А сверху на ней лежала Дашка, и совершала тазом ритмичные движения, как будто была мужчиной. Когда она слегка приподнялась на вытянутых руках, я сразу увидел причину такого поведения – вокруг ее бедер был застегнут на ремнях внушительный страпон телесного цвета с большой округлой головкой и даже искусственной мошонкой, сделанной так натурально, что с трудом можно отличить от настоящей. С громким хлюпаньем головка вышла из влажной, сочной пизденки, Марина всхлипнула, и замотала головой, протестуя против этого, но Дашка, ласково прошептав ей что-то на ухо, раздвинула ягодицы партнерши, пристраивая прибор к узкому колечку ануса. Причем, что самое интересное, все это происходило так естественно, словно было уже давно отработано, то есть, видно, что не в первый раз.

Я невольно почувствовал укол совести – это же они меня не дождались, начали друг с другом. Но еще больше меня поразило, что Марина, которая совсем недавно так громко возмущалась насчет проявления в себе бисексуальных наклонностей, вдруг позволяет себя трахать другой девушке. Может, она, как и я, наконец-то смирилась с тем, что в современном мире это теперь абсолютно нормально, и, чем спорить, лучше уступить? И как в таком случае реагировать? Решив пока не вмешиваться, я ушел на кухню попить воды, но потом сразу вернулся – уж очень было интересно досмотреть это шоу до конца. Оказалось, что Марина уже лежит на кровати сама, и поглаживает себя ладонью, слегка проникая пальцами внутрь возбужденного лона, раскрытого между бедер во всей красе, а вот Дашки видно не было. Подумав, что она отошла в туалет, я сделал шаг вперед, чтобы увеличить обзор, как вдруг…

— Ага, попался! – толчок в спину, подножка, и вот я уже лечу на кровать. Едва я приземлился, как коварная Дашка тут же вскочила сверху, связывая мне руки перекрученной в жгут простыней.

— Это, чтобы ты не сбежал больше! – объявила она, когда закончила затягивать тугой, хитрый узел. – Сейчас мы тебя будем немножечко насиловать.

— Саш, прости, — Марина придвинулась ко мне, и подарила быстрый поцелуй. – То, что ты видел… я просто решила попробовать… и я не собиралась тебе изменять, я люблю только тебя, просто….

— Да расслабься уже, — посоветовал я, с трудом переворачиваясь на спину. – Понравилось?

Она молча кивнула.

— Ну, значит, так будет еще интереснее.

— Твоя Марина, оказывается, такая страстная любовница, — заметила Дашка, поглаживая прилаженную к бедрам резиновую хреновину. – Такая горячая, и чувственная, я еще никого не трахала с таким удовольствием.

— Спасибо, ты тоже ничего. Такая опытная… и раскованная!

— Но сегодня, пожалуй, мы эту штуковину пока отложим, ведь у нас есть настоящий, — Дашка отцепила страпон, протерла его салфеткой, бережно уложила в валявшуюся у кровати распакованную коробку, а коробку задвинула под кровать. Между тем Марина раздевала меня, оставляя только футболку, кою нельзя было снять из-за связанных рук. Мой твердый пенис, уже возбужденный от ранее увиденной картины, тут же устремился вверх.

— Может, вы меня развяжете? – попросил я.

— Не-а, это у нас такая игра сегодня, — Дашка наклонилась, и лизнула головку. – Сделай так, чтобы мы обе кончили, а потом мы тебя развяжем.

— Поласкай меня, — попросила Марина, поднося к моим губам свои твердые сосочки. Я с удовольствием выполнил ее просьбу, и взял в рот сначала одну сладкую вишенку, потом другую, посасывая и сжимая их губами. Одобрительно вдыхая, Марина прижала мою голову к своей груди, и потерлась промежностью об мой живот, оставляя на нем влажные следы своего возбуждения.

— М-м-м-м! – громко причмокнув, Дашка вытащила член из своего рта, пробежалась язычком по поверхности ствола, нагнулась ниже, и взяла в рот яички. Я дернулся от острого ощущения – даже когда тебе это делают восемьсот пятидесятый раз подряд, это все равно также классно, как и в первый.

— Девчонки, я от вас балдею! Кто хочет первой ощутить меня внутри себя?

— А вот это мы сейчас и определим, — ответила Дашка, выпуская мошонку на свободу, и отодвигаясь в сторону. – Мариночка, иди ко мне!

Моя девушка послушно придвинулась к моей второй… любовнице, что ли. И тут я удивился снова – Марина с готовностью потянулась к Дашкиным губам, а та ответила, даря ей чувственный, нежный, качественный лесби-поцелуй – с язычками и сменой положения губ. Вдоволь насладившись им, они устроились друг напротив друга. Пальцы Дашки пробежали по телу Марины, и сжали ее пышную грудь, пальцы Марины скользнули вниз, раздвигая набухшие нежные складочки подруги, и проникая внутрь ее ненасытной вагины.

— Кто первая кончит, та и проиграла, — объявила Дашка, следуя примеру партнерши. Я на своем месте вытаращил глаза, изрядно охреневший от увиденного, а вот девчонки рьяно принялись за дело – видимо та, что выиграет, и получит внутрь себя желанный мужской фаллос. Какой удивительный способ решить свою очередь, какая изобретательность извращенной натуры! И кто кого тут трахает, интересно – я их, или они меня?

Постепенно спальня наполнилась стонами, мокрым хлюпаньем и тяжелым дыхание двух перевозбужденных самок. Закатив глаза, Дашка орудовала пальцами, теребя набухшую горошину клитора Марины – а у той на лице было сосредоточенное выражение, как будто она в шахматы играет, и она также яростно натирала пизденку партнерши, пытаясь буквально нащупать верную тактику пути к победе. Время от времени они обе косились на меня, и удовлетворенно хмыкали, видя, как мой член дергает, беззвучно аплодируя их борьбе. Картина двух ласкающих друг друга безумно красивых девушек была настолько невероятно возбуждающей, что я прикрыл глаза, иначе мне грозила беда кончить, едва до меня дотронутся. Но от звуков не отключишься, и мое воображение предательски рисовало мне все, что я не хотел видеть.

— А-а-а-х! – Марина вскрикнула, и задергалась на месте – ее пальцы вышли из Дашкиного лона, и вцепились в ее плечи, удерживая оргазмирующее тело хозяйки в вертикальном положении. Хитрая Дашка, предчувствуя, что ее конец тоже близок, сцепила зубы, стараясь ничем не выдать своего оргазма, но ее тело подвело, и она повалилась набок, глухо подвывая от переполнявшей ее похоти. Марина, соответственно, повалилась на нее, и там они решили, что раз уж разрыв составил всего несколько секунд, то вполне можно согласиться на ничью.

— Теперь все, что ты нам не дашь, мы будем давать друг другу сами, — прошептала Марина, взбираясь на меня сверху, и сладко потираясь об мой пенис гладко выбритым лобком. – Отныне у нас будет идеальная семья во всех отношениях.

— Согласна, — Дашка припала к моим губам, посасывая мой язык, пока ее руки блуждали по моему телу, гладя все, что им попадалось на пути.

Марина уверенным движением направила член внутрь себя – раздвинув головкой нежные влажные губки, он заполнил ее полностью, растягивая узкие стенки. Опустившись до конца, она начала не спеша двигаться, сладко постанывая. Дашка некоторое время наблюдала, потом спрыгнула с кровати, и исчезла из поля зрения.

— Да! Да! – Марина наклонилась, и поцеловала меня, а потом еще сильнее заработала бедрами, с неудержимой страстью насаживаясь на мой твердый пенис. Ее голодная, мокрая киска сжимала меня внутри, мягкие губы целовали мои, грудь терлась об мою возбужденными твердыми сосочками. Извиваясь и вскрикивая от наслаждения, Марина горячо шептала мне в губы: Люблю тебя! Люблю! Трахни меня, любимый, заставь кончить, давай же!

Я в ответ только глухо рычал – связанные руки не давали мне возможность пошевелиться, что мне совсем не нравилось. Обычно я хоть немного, но контролирую процесс, даже в такой «феминисткой» позе, но тут был совсем другой случай. Марина выпрямилась, и слегка ускорила темп, подводя свое тело к новому оргазму, как вдруг сильная рука толкнула ее в спину, прогибая в пояснице, и снова прижимая ко мне.

— Сюрприз! – объявила Дашка, пристраиваясь к любовнице сзади. К ее бедрам был снова пристегнут страпон, но уже другой – поменьше, фиолетового цвета, и без мошонки. Марина задрожала, и прервала движения.

— Подожди, не надо!

— Еще как надо, — ответила Дашка. Мне не особо было видно, что она делает, но догадаться нетрудно – сегодня Марине явно было суждено быть отодранной в два ствола сразу. Причем второй ствол не настоящий, и не принадлежит мужчине, что добавляет пикантности такой ситуации. Марина пискнула, и попыталась сняться с моего члена, но Дашка удержала ее на месте.

— Саш, помоги, — нагнувшись, она дернула кончик простыни на узле вокруг моих связанных рук, и он тут же распался. Освободившись, я обхватил Марину руками, и качнул бедрами – она приглушенно вскрикнула, реагируя на толчок горячей плоти вокруг себя, и расслабилась. Воспользовавшись этим, Дашка быстро и деловито нанесла на поверхность страпона смазку, баночку с которой достала прямо из-под подушки.

— Ну, поехали, — объявила она.

Я почувствовал, как тело любимой дернулось, когда в ее упругую попку начал проникать твердый предмет. Марина закусила губу – даже будучи любительницей анального секса (которой, кстати, я ее и сделал) она не осталась равнодушна к этому. Медленно, сантиметр за сантиметром, резиновый дружок входил в нее – а я прекрасно ощущал каждое движение по тому, как вибрировало и извивалось ее тело. Дашку это тоже возбуждало до крайности, она даже глаза прикрыла от удовольствия.

— Мамочки… — прошептала Марина, впиваясь ногтями мне в грудь. – Два сразу… во мне… член любимого и член любовницы… я сейчас с ума сойду…

— А если еще и так? – я нащупал пальцами ее твердый клиторок, и слегка потер его. От этого ее тряхнуло, словно током шибануло, даже грудь подпрыгнула.

— Двигаемся, — скомандовала Дашка, и мы начали медленно, почти синхронно ебать Марину сразу в две ее сладкие дырочки, зажав между нашими телами, и насадив на два своих болта, искусственный и настоящий. При этом я еще работал пальцами, лаская ее клитор, а Дашка прижималась к ней грудью, целуя в шею. Вот это, я вам доложу, и ощущения – еще лучше, чем тройничок «МЖМ», где на одну женщину два мужика. Почему лучше? А сейчас узнаете.

— Кончаю…. – взвыла Марина, и, зажмурившись, замерла всем телом, зажав между зубами палец, чтобы не перебудить воплями весь дом. В момент ее оргазма я остановился, а Дашка продолжала двигаться, поэтому он вышел намного ярче, чем обычно. Рухнув на меня сверху, и прижавшись к моим губам, Марина сдавленно заохала, пропуская через свое тело волны оргазма, которые окутали ее с головой, дразня острым, ни с чем не сравнимым ощущением сексуального наслаждения.

Осторожно сняв ее с себя, я уложил девушку на кровать, быстро поцеловав ее в приоткрытые губки, а потом схватил Дашу, развернул спиной к себе, и одним рывком засадил ей под самый корень в такую же голодную, мокрую пизденку.

— А-а-а-а! – она упала грудью на кровать, и вжала попку в мой пах, неистово подмахивая каждому движения. Ну вот, а с другим мужиком (если только вы оба не би, что случается крайне редко) такого бы не вышло, поэтому я и говорю, что такой МЖМ намного лучше. Перевозбужденная Дашка быстро дошла до оргазма, и так сильно стиснула меня внутри, что я кончил вместе с ней, не продержавшись и каких-то пары минут.

— Супер! – прошептала Дашка, зачерпывая вытекающее из ее лоно густое белое семя, и поднося его к губам, чтобы попробовать на вкус. – Никогда так сильно не кончала!

— Теперь моя очередь, — напомнила Марина, уложила меня на спину, пристроилась в ногах, и принялась с удовольствием очищать мой член насухо от лишних выделений, заодно возвращая ему былую твердость. Ее нежные губки и умелый язычок творили чудеса, так что очень скоро я снова был готов, как юный пионэр.

— А теперь меня в попку! – Дашка завиляла бедрами. – Очень хочу!

— А я? – расстроилась Марина, уже намеревающаяся уложить меня сверху, и потому жадно обхватившая мою твердую плоть рукой.

— Спокойно, девочки, — получив возможность перевести дух, я попытался снова вернуть себе доминирующее положение. – Раз уж вы обе кончили с моей помощью, значит, я полностью свободен, а значит, могу сам решать, кого и куда и когда.

— Ну… наверное, — признала Дашка. – И кого ты хочешь первую?

— А я снова хочу вас обоих одновременно. И знаете, мне тут пришла в голову одна очень интересная поза…

Спустя несколько минут Дашка устроилась на мне сверху, но на этот раз в позе 69 – с аппетитом заглатывая мой член, пропуская его глубоко в горло и сжимая пальчиками яички, она тихо мычала, когда я теребил язычком твердую горошинку ее клитора. А прямо перед моими глазами туда-сюда ходила фиолетовая резина – теперь уже Марина, нацепив страпон, хозяйничала им в Дашкином влагалище, заставляя ту выгибаться, как кошка, когда раздутая головка глубоко проникала внутрь нее. Поначалу Марина вела себя немного не уверенно, но быстро освоилась с новой для себя ролью, и даже вошла в раж, с лихой расплачиваясь с партнершей за пережитые оргазмы. Мы как будто вдвоем благодарили Дашку – за то, что она такое придумала, и вообще, за то, что свалилась на наши головы, сделав нашу жизнь насыщенней, чем раньше. А потом я еще раз с удовольствием трахнул любимую в классической позе, пока вторая девушка удовлетворяла саму себя, посасывая резинового дружка и лаская пальчиками собственную возбужденную плоть. Кончилось все моим очередным извержением Дашке в попку – все-таки засадил ей туда напоследок, уж очень просила.

Немногим позже, поглаживая по спинам приткнувшихся ко мне по бокам спящих девушек, я уже не сомневался, что скоро почувствую себя самым счастливым человеком на свете – ведь о такой жизни, пожалуй, можно только мечтать.