шлюхи Екатеринбурга

Попутчица

Мы с женой родились и выросли в одном маленьком городке, учились вместе. Валентина на четыре года моложе меня, поэтому разглядел я ее гораздо позже, когда она пришла к нам на предприятие работать бухгалтером. Мы поженились, обзавелись жильем.

Через несколько дней, как часто бывает в июне, резко похолодало, стало ветрено и дождливо. Жена собрала резиновые сапоги, куртки и теплую одежду мелким, и в субботу я отправился на машине в родной город. Ехать надо было километров двести, поэтому я выехал пораньше, чтобы в этот же день вернуться обратно. Добрался без приключений, пообщался с мелкими и с родителями, а после обеда тронулся в обратный путь. Погода была ненастная, накрапывал дождик.

Автобусы тут ходили редко, поэтому было много желающих поймать попутную машину. Мне нравилось ехать одному, чужие заботы меня не волновали, но в одном месте я остановился. На дороге с протянутой рукой стояла молодая женщина, в другой руке она держала яркий зонтик, рядом стоял чемодан на колесиках.

— До города довезете? – Спросила она.

Я уложил в багажник ее чемодан, а сама она села рядом со мной, и мы поехали. Женщина была очень привлекательной. Шатенка, с высокой грудью и довольно большой круглой попой.

— У меня тут родители в деревне живут, младшая сестренка с ними. Отец инвалид, живут бедно, я помогаю, как могу, — сообщила она. – За дорогу я обычно натурой расплачиваюсь.

— Овощами или пирожками? – Не понял я.

— Чего ты как маленький? По-женски расплачиваюсь. Ты согласен? – Вдруг перешла она на «ты».

Я оглядел ее впечатляющие женские достоинства и кивнул головой.

— На улице сыро, в машине придется. Ты остановись, где нас никто не увидит.

Через несколько километров был приличный съезд в лес, туда я и свернул. Мы остановились на поляне, где я мог развернуть машину. Моя попутчица стянула с себя трусы и стала что-то искать в своей сумочке.

— Блин, презервативы кончились, у тебя нет случайно?

— Нет, мы с женой не пользуемся.

— Кроме жены ни с кем не трахался?

— Нет, не грешен.

— Тогда давай без гондона потремся.

Она стала рукой потирать клитор, а я опустил спинку ее сиденья, уложил ее, спустил штаны и с торчащим членом стал устраиваться у нее между ног. Я заметил, что волосы на лобке у нее были пострижены и подбриты, вся промежность выглядела очень ухоженной. Она раздвинула ноги и между пухлых половых губ показалась розовая половая щель. Я довольно легко вошел в нее и стал усердно накачивать. Честно говоря, я не понял, кончила ли она, зато я получил огромное удовольствие. Мы привели себя в порядок и тронулись в дальнейший путь.

— Пора бы нам и познакомиться. Меня зовут Александр.

— Очень приятно, Нина.

— Ниночка, несмотря на тесноту, все прошло замечательно. Я заметил, ты свой аппарат содержишь в идеальном состоянии. Мы еще можем как-нибудь встретиться?

— Можем, но только за деньги. У меня специального образования нет, я в одной конторе секретаршей работаю. Сижу на телефоне. Платят гроши, поэтому приходится подрабатывать проституцией. В центре бар при гостинице знаешь? Вот там мы каждый вечер с подругами клиентов снимаем. Или из гостиницы пригласят в номер. Приходится делиться, но все равно получается гораздо больше, чем моя официальная зарплата. Могу родным помогать.

— И много у тебя клиентов за вечер бывает?

— Когда как. Два-три, а иногда большую компанию приходится обслуживать, часто в баню приглашают куда-нибудь за город.

— Слушай, а ты не могла меня наградить какой-нибудь нехорошей болячкой?

— Хороших болячек не бывает. Я с месяц назад проверялась, ничего не было. Но полную гарантию даже госстрах не дает.

Я надолго замолчал. Когда приехали в город, я отвез ее на улицу, где она снимала квартиру, и поехал домой.

У меня проснулся необыкновенный интерес к собственному члену, я каждые полчаса бегал в туалет и смотрел, не появились ли признаки какого-либо заболевания. Я знал, что при гонорее больно мочиться, и радовался, что мочусь без боли. Жена заметила мои частые уединения в туалете.

— У тебя понос что ли? Съел, небось, по дороге что-нибудь немытое.

Приближался вечер, я не знал, как поступить. Ляжем с женой спать, дойдет дело до секса, а вдруг я болен и ее заражу. Тогда конец нашей счастливой семейной жизни. Я решил ей все рассказать. Валентина выслушала меня, не перебивая.

— Засранец, чего тебе не хватало? Чужая пизда слаще? Не известно, чем она тебя наградила. Завтра с Танькой посоветуюсь, она хоть и не венеролог, но все-таки врач. А пока будешь спать на диване, я тебе дам старую простыню и пододеяльник. Ванной пользоваться не смей, раковину после себя тщательно отмывай. У тебя будет отдельный бокал, тарелка и ложка с вилкой. Ты сам их будешь мыть, храниться они должны отдельно от остальной посуды.

Утром, это было воскресенье, Валентина позвонила своей подруге Татьяне и попросила ее зайти к нам. Татьяна пришла со своей подругой Катей.

— Привет, что у тебя случилось? А то мы с Катей решили по магазинам прошвырнуться, — обратилась Татьяна к Валентине, — не хочешь к нам присоединиться?

— Мне не до этого. Сашка вчера ездил к родителям, теплые вещи отвозил, а на обратном пути подсадил какую-то шлюху и трахнул ее.

— Саш, ты дурак? Ну, натянул какую-то дамочку на свой кукан, зачем об этом всем рассказывать? – Поинтересовалась Таня.

— Таня, ты не поняла, она не просто шлюха, она настоящая проститутка, в гостинице клиентов обслуживает, они там в баре тусуются. Она вполне могла заразить Сашку какой-нибудь дурной болезнью, они без презерватива трахались.

— Как ее зовут? – Спросила Катя.

— Чего молчишь? – Обратилась Валентина ко мне. – Или ты с ней не познакомился? Секс это еще не повод для знакомства?

— Ниной ее зовут, — ответил я.

— Рослая, грудастая, с длинными темными волосами?

Я кивком головы согласился с этим описанием.

— Сашу можно понять, очень симпатичная девочка, перед такой трудно устоять, — оценила Катя.

— Между прочим, у него жена есть, — взвилась Валентина, — или это ничего не значит, и любая симпатичная шлюха может запросто разрушить нашу семью?

— Ладно, ты не горячись, — стала успокаивать ее Таня, — с мужиками это бывает. Кать, а ты откуда ее знаешь?

— Я в студенческие годы тоже там подрабатывала. Я же из деревни, стипендии не хватало, а там можно было прилично заработать. Так что тамошний контингент и их порядки я хорошо знаю. Я иногда захожу к ним по старой памяти. Это мой муж вытащил меня, как он говорит, из грязи. Сначала он меня снимал как проститутку.

— Могла эта Нинка заразить моего мужа?

— Я слышала, триппер у нее был, но давно, еще в прошлом году.

— Да может у нее сифилис или СПИД. Тань, ты можешь посмотреть, больной он или нет, а то ведь он и меня заразит.

— Да я сейчас, скорее всего, ничего не увижу. Почти у всех венерических болезней есть инкубационный период. Триппер проявляется чрез три-семь дней. У других болячек свои периоды, иногда это несколько месяцев.

— Господи, за что мне такое наказание, — вскричала Валентина.

— Перестань, Валюш, может, и нет ничего, и ты зря переживаешь. Если бы там все обязательно заражались, то никто услугами проституток не пользовался бы. Это все-таки редкий случай.

— Но он-то ее без презерватива порол, это увеличивает вероятность заражения.

— Увеличивает, и ты в этом тоже виновата. Дала бы мужу в дорогу презерватив, не переживала бы сейчас.

— Здравствуйте, приехали. Я должна мужа на блядки благословить да еще снабдить всем необходимым.

— Не должна. А ты, Саша, как маленький, сейчас все же знают про безопасный секс. Презерватив всегда надо с собой носить на всякий случай.

— У меня всегда в сумочке несколько презервативов, мало ли что может случиться, — заметила Катя.

— Тань, посмотри ты его член, мне спокойней будет, — попросила Валентина.

— Я не специалист, я могу только общее состояние оценить. Опухоль, покраснение.

— Вот-вот, оцени общее состояние. А про инкубационный период я поняла, теперь он у меня год поститься будет. Снимай штаны, предъявляй свой поганый член для осмотра, — это она уже мне.

— Что, прямо здесь будем смотрины устраивать? – Решил я уязвить жену. – Давай еще подружек пригласи, я уж всем сразу член покажу.

— Сашенька, твое дело телячье, обосрался, так стой и не мычи, — оборвала меня жена, — спускай штаны, сказала, ничего нового для себя мои подруги не увидят.

Я решил не накалять атмосферу и подчиниться. Молча спустил штаны вместе с трусами и предъявил на всеобщее обозрение свой уныло висящий член.

— Так мы ничего не увидим, нужно чтобы он возбудился, — заметила Таня.

— Дрочи, вспомни свое счастливое время, — скомандовала жена.

Я стал гонять шкурку, и член быстро принял боевую стойку. Видимо, сказалось заинтересованное внимание трех дам.

— Оголи залупу, — командовала Таня, — нагни хер, чтобы с другой стороны посмотреть. Яички покажи. Я ничего необычного не вижу. Надо бы еще сперму посмотреть. Если в ней гной или кровь, то это плохо. Катя, дай Саше презерватив из своих запасов. Саша, надень его, подрочи и спусти, а потом покажешь нам сперму.

— Ну, это уже слишком, — возмутился я.

— Делай, что говорят, — оборвала меня Валентина, — блядовать он не стесняется, а хер подрочить стыдится.

Дамы сели напротив меня, а я стал водить рукой вдоль своего ствола.

— Какой внушительный орган, — заметила Катя, — сантиметров двадцать длиной?

— Двадцать один, — ответила Валентина.

— Повезло тебе, у моего семнадцать только.

— И у моего короче, но потолще, — отметила Таня.

— Что толку-то, если он супружеский долг теперь исполнять не сможет, — ответила жена, — придется на стороне что-нибудь подыскать.

— Такой трудно найти, — заметила Таня, — но длина не главное, нужно чтобы хорошо стоял.

— Эй, я здесь, между прочим, — заметил я, — вы при мне мою жену на блядство толкаете.

— Это ты толкаешь своим поведением и последствиями от своих похождений, — заметила Валентина, — у тебя нет права голоса. Дрочи давай, а то мы уже устали ждать.

Я ускорил темп, вскоре задергался и спустил.

— Теперь сними презерватив и покажи нам на просвет его содержимое, — скомандовала Таня.

Я снял презерватив, подошел к окну и вытянул руку с презервативом. Таня внимательно осмотрела его.

— Ничего пугающего нет, — заключила она, — нормальная сперма. Недельку по-поститесь, а потом можно совокупляться. Первый месяц лучше с презервативом.

— Таня, я его к тебе через неделю пришлю, посмотришь сперму?

— Да лучше в вендиспансер обратиться.

— У тебя хорошо получается. Если какие-нибудь симптомы появятся, тогда уж в вендиспансер.

Через пару дней после работы жена позвонила своей двоюродной сестре Любе, и они о чем-то долго разговаривали. Люба была намного моложе Валентины, два года назад она вышла замуж и скоро должна была родить.

— Я Любе рассказала о твоем мерзком поступке и о его последствиях, — сообщила Валентина, когда закончила разговор.

— Ты бы еще в ООН написала, на весь мир раззвонила. Нет же пока никаких последствий.

— Но они могут быть. Люба очень испугалась за своего Пашку.

— Это еще почему, какая тут может быть связь?

— Она уже на восьмом месяце, ей не до секса, а он молодой, здоровый, ему без секса нельзя. Она боится, что он с какой-нибудь шлюхой свяжется и у них случится то же, что у нас.

— Чего ты нагнетаешь? Ничего у нас не случилось.

— Да лучше бы случилось, чем жить постоянно в напряжении, в ожидании чего-то плохого. Она предложила, чтобы до родов и потом, пока она оклемается, я помогла им, подменила ее на это время. Ты как на это смотришь?

— Тебя на блядки потянуло? Я должен радоваться, что тебя будет пороть посторонний мужик.

— Не перекладывай с больной головы на здоровую, на блядки, как ты говоришь, тебя потянуло, а я хочу помочь родному человеку. Да и мне это для здоровья полезно. Таня сказала, что инкубационный период может длиться несколько месяцев. Это время мы с тобой не можем заниматься сексом, вот Паша тебя и подменит на это время. Взаимно полезный обмен.

— Как ты себе это представляешь? Он каждый день будет приезжать к нам и при мне пороть тебя?

— Саша, не я создала эту ситуацию, ты пожинаешь плоды собственных мерзких поступков. Я уже дала согласие, и Паша сегодня приедет.

— Мои поступки мерзкие, а твои какие? Какая разница то? Ты собираешься изменять мне с другим мужиком.

— Их даже сравнивать нельзя, я это делаю из благих побуждений. Ты успокойся, сделай вид, что ничего не происходит, а то он уже скоро приедет.

Через час появился Паша. Расспросили его, как протекают роды у Любы, о его работе, потом Валентина увела его в спальню и они долго не появлялись.

— Чего так долго-то? Не получалось что ли? У него на тебя хер не встает? — Поинтересовался я, когда Пашка уехал.

— Все нормально. Он уже недели две постился, натерпелся бедный, поэтому одного раза ему было мало. Он же молодой, не то, что некоторые.

— Я смотрю, тебе понравилось.

— Мне было приятно и для здоровья это полезно.

Я решил прервать бесполезный разговор. Паша стал каждый вечер приезжать к нам. Неделю я был на карантине, потом жена позвонила Тане, а затем мне на работу.

— Таня сегодня во вторую смену, до семи вечера. Ты приди к семи, она тебя последним примет, когда народ разойдется и ее медсестра уйдет. Презервативы купи.

Я сделал, как было велено, и последним вошел к Тане на прием. Таня отпустила медсестру и заперла дверь.

— Ты брюки совсем сними, — распорядилась она, — презервативы купил? Давай, возбуждай своего монстра и надевай на него скафандр.

Когда я выполнил ее указания и предстал перед ней с торчащим вверх членом, она внимательно осмотрела его.

— На мой взгляд, ничего у тебя нет. Давай поебемся по-человечески, только с мерами предосторожности.

Она расстегнула халат, сняла трусы и легла на кушетку. Я устроился у нее между ног и за несколько толчков вогнал в нее свое орудие. Мы с Валентиной не пользуемся презервативами, поэтому ощущения были непривычными. Я долго натирал Тане ее влагалище, чем доставил ей большое удовольствие.

— Молодец, хорошо ты мне впендюрил, — похвалила меня Таня, когда мы кончили. — Презерватив сними, заверни в бумажку, по дороге выбросишь. А то еще по-думают, что я на работе сексом занимаюсь.

— Вряд ли тебя мужики обходят вниманием.

— Бывает иногда. Раньше, когда молоденькая была, коллеги постоянно приставали, а теперь реже. Катя встретилась с твоей Ниной и рассказала ей, какой переполох случился из-за нее в твоем семействе, она уговорила ее сдать анализы. Нина совершенно здорова, так что ничто тебе и всей вашей семье не угрожает.

— А почему ты мне сразу об этом не сказала и Валентине не позвонила?

— На меня большое впечатление произвел твой внушительный орган, захотелось воспользоваться случаем и попробовать эту игрушку. Сделаем так, я эту неделю во вторую смену работаю, ты ежедневно приходишь ко мне, и мы повторяем сегодняшнюю процедуру. А в субботу мы с Катей придем к вам и успокоим Валентину. Надеюсь, мы с тобой и дальше будем встречаться. Мне понравилась твоя колбаска. Как только у меня будут подходящие обстоятельства, я позвоню.

Так и сделали. Я каждый день полировал Танино влагалище, а в субботу она с Катей пришли к нам и убедили Валентину в том, что нам ничто не угрожает. Мы даже реши отпраздновать это событие, устроили небольшое застолье.

— Хорошо то, что хорошо кончается, — отметил я, — а то Валентина уже нашла мне замену.

Валентина сама рассказала подругам о беременности Любы, о том, как ее напугала угроза, нависшая над нашей семьей, о той помощи, которую она оказывает беременной сестренке, ежедневно занимаясь сексом с ее мужем.

— Высокие отношения, благородный, я бы сказала, самоотверженный поступок, — оценила Катя.

— Надеюсь теперь, когда угроза миновала, оснований для такой жертвенности нет, и Паша будет удовлетворять свою похоть в другом месте, — заметил я.

— Саша, это невозможно, — заявила Валентина, — дело не только в угрозе, о которой ты говоришь. Ведь я пошла на это из желания помочь сестренке в трудное для нее время. Мы обо всем договорились, процесс, как говорится, пошел, все всех устраивает. Если мы сейчас все разрушим, это испортит наши отношения, которые стали такими родственными. Я не вижу необходимости и возможности что-то менять. Это продлится всего несколько месяцев, пока Люба оправится после родов и сможет исполнять свои супружеские обязанности.

Подруги горячо поддержали Валентину. Отметили, какая она благородная, а я эгоист.

— Вы чего несете? – Возмутился я. – Я один раз оступился и за это жестоко наказан, а она якобы из благородных побуждений каждый день изменяет мне с другим мужиком. По-вашему, я эгоист, а она благородная. Вы себя слышите?

Но переубедить их мне не удалось. Когда Валентина с Таней вышли на кухню, Катя шепнула мне, что у нее до сих пор перед глазами стоит мой член, что ее муж на днях уезжает в командировку и что она мне позвонит, когда он уедет.

— Танечка тебя очень хвалила, я тоже хочу попробовать.

Таня и Катя стали мне часто названивать, встречи с ними делали меня недееспособным в отношении собственной жены, но Валентина не обращала на это внимания, ей хватало Паши. Я смирился с таким положением, регулярно натирал влагалища подругам жены, и спокойно относился к ее стонам, которые доносились из нашей спальни, когда я смотрел телевизор. Если это всех устраивает, стоит ли портить себе нервы?