шлюхи Екатеринбурга

Поездка в Канкун. Перевод

Это был разговор, который я не должен был слышать. В тот день я должен был быть у клиента, но клиент позвонил и отменил заказ. В результате я сидел в своей кабинке и занимался какими-то бумагами. Было рано, около семи пятнадцати, начало было не раньше восьми, но многие ребята приходили пораньше, чтобы выпить кофе и пообщаться до работы.

Я слышал, как Брэд и Билл вошли и начали говорить о последнем идиотизме, обнародованном руководством, а затем они коснулись вчерашнего матча, прежде чем перейти к неизбежной дискуссии о женщинах. К тому времени, как они дошли до темы женщин, к Брэду и Биллу присоединились Сэм, Эл, Джош и Донни. Я сидел за углом, так что никто не проходил мимо меня и никто не знал, что я там.

Они обсудили всех девушек в офисе и то, что они хотели бы сделать с каждой из них, а затем Джош сказал:

— Предположим, у вас может быть одна, кого бы вы выбрали?

— Я бы выбрал Мэри из-за её больших сисек. Сиськи у моей жены такие маленькие, что ей едва ли нужно носить бюстгальтер, — сказал Брэд.

Тед выбрал Салли, потому что у нее была самая сексуальная задница, которую он когда-либо видел. — А как же ты, Сэм? — спросил Тед.

— Это легко, но она здесь не работает.

— Кто же это?

— Жена Роба. Я бы сделал Дженни столько раз, сколько смогу.

— Жаль, что у тебя никогда не будет такой возможности.

— Почему ты так говоришь? Её можно заполучить, я видел это в её глазах. Чёрт возьми, каждый в комнате мог бы сделать её и, вероятно, все одновременно.

— Ты имеешь в виду групповуху?

— Возможно, или просто один на один. Приведи её на вечеринку с Робом, и я смогу её трахнуть. Я готов поспорить, что пятнадцать минут спустя Брэд мог бы сделать её, и прежде чем вечеринка закончится, я готов поспорить, что она сделает всех по крайней мере один раз.

— Ты с ума сошел, мать твою, — сказал Билл.

— Нет, — ответил Сэм, — Её можно заполучить, и Роб это знает. Как ты думаешь, почему ещё он нависает над ней? Он не смеет выпускать её из виду.

Это было неправдой. Я был так глупо влюблен в неё, что не мог вынести разлуки с ней.

— Говорю вам, ребята, её можно заполучить.

— Сэм, ты настолько полон дерьма, что в это невозможно поверить.

Дальнейший разговор был прерван, когда Гарри, наш менеджер, крикнул:

— Эй! Уже восемь часов, где, чёрт возьми, мои ребята?

Небольшая встреча закончилась, и ребята разошлись, чтобы начать свой ежедневный труд.

+++++++++++++++++++++++++++++

В тот вечер по дороге домой я удивлялся, почему Сэм так уверен, что сможет добраться до моей жены. Она была великолепна, и один этот факт гарантировал, что она привлечёт мужское внимание, и она действительно любила флиртовать, и это заставляло мальчиков обнюхивать её. Я мог ошибаться, но не думал, что Сэм сможет её заполучить. Просто он был совсем не в её вкусе. Тем не менее, это была возможность для меня попытаться что-то сделать. Если я правильно сыграю, то, может быть, даже заработаю доллар или два. Это потребует некоторого труда с моей стороны, но я просто мог бы заставить ситуацию работать на меня.

Первым делом надо было привлечь к делу Дженни. Когда я вернулся домой, Дженни уже приготовила ужин, и после небольшого разговора о том, как прошли наши дни, я спросил её:

— Ты очень хочешь поехать в Канкун. Как далеко ты готова ради этого зайти? — Что это за вопрос? — Я думаю, что знаю способ, как мы можем получить деньги, не занимая их и не влезая в долги, но это будет зависеть от того, что ты готова сделать. — Ты о чём?

Я рассказал ей о том, что подслушал. — Я хочу этим воспользоваться. Что я хочу сделать, так это пригласить их всех сюда на барбекю, а потом я хочу, чтобы ты сделала вид, что при случае готова трахнуть одного или двух из них.

— Ты сошёл с ума, Роб!

— Выслушай меня, ладно? Ты великолепна, и каждый мужчина, которого ты знаешь, хочет залезть к тебе в штаны. Ты много флиртуешь, и это заставляет парочку из них думать, что у них есть шанс. Я предлагаю устроить барбекю, и ты сделаешь всё, что сможешь, чтобы они думали, что смогут заполучить тебя, если только найдут способ убрать меня с дороги. Тогда я назначу игру в покер на следующую неделю. Я попрошу Билла начать ещё один разговор, подобный тому, который я подслушал сегодня утром, и как только Сэм или кто-нибудь другой скажет, что он уверен, что сможет достать тебя, Билл поспорит с ними, что они не смогут. Мы устроим всё так, чтобы он подтолкнул их к тому, чтобы они сделали ставку, и тогда он скажет:

«О'кей, я так уверен, что вы не сможете, что готов поспорить на пятьсот баксов, что ничего не выйдет. Вы можете попробовать свои силы. Я уберу Роба с дороги, так что будет достаточно времени, чтобы сделать попытку.»

— Ты подготовишь их заранее на барбекю, и они будут уверены, что смогут это сделать, и примут пари. Во время игры в покер ты их всех прогонишь, и мы зарабатываем три штуки, чтобы оплатить поездку в Канкун.

— А что я должна буду делать на барбекю?

— Продолжай свой обычный флирт и иди немного дальше.

— Что значит дальше?

— Это будет полностью зависеть от тебя. Всё, что угодно, только не трахать их и не делать им минет.

— Значит, ты хочешь сказать, что я должна позволить себя пощупать, может быть, потереть член или два через штаны, сделать несколько тяжелых поцелуев и отправить всех домой с ящиком синих шаров?

— Да, примерно так. Я хочу, чтобы они уходили после барбекю уверенные, что они могут трахнуть тебя, если у них будет шанс.

— Как ты собираешься заставить Билла согласиться?

— Предложу ему пятьсот долларов. Это всё равно оставит нам две с половиной тысячи на поездку. Как насчет этого, думаешь, ты сможешь это сделать?

— О, я могу это сделать, милый, и это может быть даже весело, но ты же понимаешь, что у этого будет и обратная сторона.

— Ты о чём?

— Они все уйдут с ящиком синих шаров, но они оставят меня более горячей, чем лесной пожар. После того, как они уйдут, я сделаю всё возможное, чтобы выебать твои мозги. Тебе лучше начать принимать витамины прямо сейчас, чтобы подготовиться.

+++++++++++++++++++++++++++++++

На следующий день на работе я отвёл Билла в сторонку, сказал ему, что подслушал разговор, а потом сказал, что хочу сделать. На его лице появилась широкая улыбка, и он сказал мне, что готов принять участие:

— Ты же знаешь, что я очень высокого мнения о Дженни, и меня очень разозлило, когда Сэм сказал, что с ней будет легко переспать.

Билл встроился в проект; всё, что оставалось, — это подготовить ребят. Было слишком поздно устраивать барбекю на ближайшие выходные, поэтому я запланировал через неделю и заставил всех прийти. После этого оставалось только ждать и смотреть.

Насколько я мог судить, барбекю прошло успешно. На Дженни была пара "Дейзи Дьюкс", из-под которых торчали ягодицы. Она была без лифчика под топом с глубоким вырезом, и я мог видеть эрекции, делающие палатки в брюках. Я заметил, что время от времени Дженни и каждый из парней исчезали на пять или десять минут, и когда я видел парня в следующий раз, его брюки были в палатке. Я как бы невзначай назначил игру в покер на следующий четверг, и все ребята сказали, что придут. Они все ушли, просто зная, что Дженни принадлежит им, если они смогут убрать меня с дороги, и верная своему слову Дженни, чёрт возьми, чуть не до смерти трахнула меня в ту ночь.

Билл сделал свой ход в понедельник утром. Я позаботился о том, чтобы опоздать на работу, чтобы им не пришлось потеть из-за того, что я их подслушиваю, но у меня в кабине был магнитофон с голосовой активацией, чтобы поймать разговор. Разговор начался с того, что все комментировали, как горячо Дженни смотрелась на барбекю, и Сэм сказал:

— Говорю вам, ребята, её можно взять, если только мы сможем добраться до неё, когда Роба не будет рядом.

Все говорили, что согласны с ним, но убрать меня с дороги было почти невозможно, и тут в дело вмешался Билл.

— Чушь собачья! У тебя нет ни малейшего шанса заполучить её.

— Да ладно тебе, Билл, все кроме тебя знают, что её можно заполучить. Я думаю, что ты влюблен в неё или что-то в этом роде и смотришь на неё сквозь розовые очки.

— Ах так? Ты отвечаешь за свои слова?

— Что ты имеешь в виду?

— Игра в покер в четверг. Я уберу Роба с дороги, а ты сделаешь свой лучший выстрел. Держу пари с каждым на пятьсот баксов, что вы даже не поцелуетесь.

— У тебя есть три тысячи, которые ты можешь позволить себе потерять?

— Эй, ставки на столе. Вы, ребята, так уверены, смиритесь или заткнитесь.

Один за другим ребята сказали, что они в деле. — Хорошо, — сказал Билл, — я подсыплю Робу что-нибудь такое, что вырубит его. Как только он упадет, вы все сможете сделать всё, что в ваших силах. Только одно правило! Она сама должна быть готова. Ни напоить её, ни силой заставить что-либо сделать. Согласны?

— Да, Билл, согласны.

++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

В ночь игры я заставил Дженни одеться чертовски сексуально. Высокие каблуки, мини-юбка и блузка с глубоким вырезом. Мы сказали, что она должна была пойти куда-то с подружками, пока мы играли в карты, но в последнюю минуту всё сорвалось, и она решила остаться и выступить в роли хозяйки.

Мы все сели, разобрали карты и начали игру. Мы были на третьей линии, когда зазвонил телефон и Дженни сняла трубку.

— Это тебя, Роб, это Салли.

Салли была женой моего брата. Я встал, подошёл к телефону и через пару минут вернулся.

— Мой брат попал в аварию и был доставлен в больницу. Мне придётся уйти, но нет причин заканчивать игру.

Я поцеловал Дженни, сказал, что позвоню ей из больницы, и уехал. Я поехал в бар Мерфи, выпил пива, а потом позвонил домой и попросил Дженни передать ребятам, что вернусь не раньше утра.

— У Дэна сотрясение мозга, и сейчас он ещё не в себе. Салли должна быть дома с детьми, так что мне придется остаться здесь, пока он не проснётся. Врачи говорят, что это может занять несколько часов. Утром я пойду отсюда на работу.

Я сказал, что люблю её и позвоню, как только он проснется. Затем я позвонил Салли, поблагодарил её за звонок и сказал, что я у неё в долгу. Я выпил ещё пару кружек пива и остановился на ночь в мотеле № 6. В шесть я позвонил Дженни и сказал, что Дэн проснулся и, кажется, всё в порядке.

На работе ко мне подошёл улыбающийся Билл и протянул мне конверт. — Там три штуки.

— Ты не вынул свою долю?

— О нет, Роб, это было хорошо для меня. Потрать лишнее на Дженни, когда доберётесь до Канкуна.

— После моего ухода всё прошло нормально?

— Жаль, что твой брат пострадал, но нам от этого стало проще. Если бы мы использовали тот наркотик, ты бы дольше был в доме, и это немного задержало бы их, но с твоим уходом они решили, что они свободны. Ребята, покидая твой дом прошлой ночью, были несколько разочарованы. Дженни вела их до тех пор, пока они не убедились, что заставят её тянуть поезд, и тогда она сбила их. Боже, как здорово было видеть, как Сэм уходит, поджав хвост.

++++++++++++++++++++++++++++++

Около десяти я сказал боссу, что плохо себя чувствую, и пошёл домой.

Дженни будет на работе до пяти и вернется только в пять сорок пять. Я спустился в подвальную мастерскую, открыл ящик с инструментами и достал пять магнитофонов с голосовым управлением, которые спрятал в доме перед барбекю. Я перемотал первый и нажал кнопку ВОСПРОИЗВЕДЕНИЯ. Я услышал тяжёлое дыхание и то, что могло быть поцелуем, а потом Брэд сказал:

— Боже, ты такая горячая. У нас есть время на быстрый секс?

— Боюсь, что нет, — ответила Дженни, — Может быть, на покере. Позволь мне кое-что предложить.

Я услышал звук расстегиваемой молнии, а потом Дженни сказала: — Дай я поцелую.

— Возьми его в рот, пожалуйста.

— Только на секунду.

— О Боже.

— Убери это, детка, и с нетерпением жди игры в покер, хорошо?

Звук открывающейся и закрывающейся двери, а затем магнитофон отключился. Через секунду всё началось снова.

— Кто-нибудь видел, как мы вошли?

— Нет, — ответил Сэм, — Ты велела мне быть осторожным, поэтому я убедился, что вокруг никого нет.

— Вынь свой член, дай мне посмотреть.

— Здесь? Мы собираемся сделать это здесь?

— Нет, глупышка, мы не будем этого делать до игры в покер. Я просто хочу увидеть то, что мне предстоит.

Раздался звук расстегиваемой молнии, и Дженни сказала: — Ого!

— Дорогая, ты меня сейчас так горячо держишь, что одной минуты будет достаточно, чтобы я кончил.

— О боже, дай-ка я посмотрю.

Звук сосания, а затем Сэм простонал: — Я кончаю, я кончаю, — и последовали звуки чавканья.

— Убери это, детка, нам нужно возвращаться на вечеринку, — сказала Дженни, и тут послышался звук открывающейся и закрывающейся двери. На этом магнитофоне больше ничего не было, и я перешёл к следующему. Дверь открылась и закрылась, а потом я услышал, как Эл сказал:

— Сколько у нас времени?

— Ровно столько, чтобы ты показал мне, чего мне ждать от игры в покер.

— Господи, Эл, если бы я знала, что у тебя такой большой член, мы бы уже давно играли.

— Что ты делаешь? — Я снимаю шорты. — Зачем?

— Я хочу, чтобы это было во мне. Я не могу дождаться покера, чтобы увидеть, каково это.

Звуки одежды, падающей на пол, а затем: — Хорошо, детка, полегче, толкай полегче. Вот и всё, о Боже, как это приятно. Трахни меня, трахни хоть немного. О Господи, да, именно так. Чёрт! Мне бы не хотелось останавливаться. Жаль, что у нас нет больше времени, но нам нужно спешить на вечеринку.

Ещё больше звуков одежды, а затем звуки поцелуев, сопровождаемые словами Дженни: — Я не хочу ждать до четверга, детка, но, чёрт возьми, придётся.

На этом магнитофоне больше ничего не было, как и на следующем. Я уже знал, что было на пятой кассете, поэтому положил их обратно в ящик с инструментами, поднялся наверх и взял кассеты с четырёх камер, которые я поставил в спальнях и гостиной. На плёнке из гостиной было видно, как я ухожу, а Дженни подходит к окну и отодвигает занавеску, чтобы выглянуть наружу. Через минуту она повернулась и сказала: — Всё, он ушёл.

— Как ты хочешь это сделать? — спросил Билл.

— Вы все знаете, в чём дело? — спросила Дженни. По пятьсот каждый, и никогда никому об этом, понятно?

Все дружно согласились, а потом Дженни сказала: — Отдайте деньги Биллу, а потом снимайте карты. Старшая карта идет первой.

Они разыграли карты, и Донни был первым. — Я хочу, чтобы сначала ты лежала прямо здесь, на столе для покера, а потом мы отнесём тебя в спальню.

Дженни разделась и велела Биллу сесть на стол. Он вытащил свой член, и Дженни согнулась в талии и проглотила его член, когда Донни подошел к ней сзади и скользнул своим членом во влагалище. Пока я смотрел запись, я взял сотовый телефон и быстро набрал номер.

— Джон? Это Роб. Я думаю, что нам повезло по-крупному. Мы рассчитывали поймать только Билла, но поймали и Билла и ещё пятерых. Я сейчас смотрю запись. Да, продолжай читать газеты и мы встретимся во вторник. Ладно, тогда до встречи.

Я отключился и вернулся к просмотру ленты. Донни вонзил свой член в Дженни, когда она упёрлась руками в стол. Её голова качалась вверх-вниз на члене Билла, а его руки легли ей на затылок, и он толкнул Дженни бёдрами вверх, и я увидел, как из уголка её рта потекла белая жидкость.

Донни сказал: — Кто бы ни был следующим, приготовься, — а затем он жёстко вонзил свой член в Дженни и держался неподвижно, пока сливал. Следующим был Эл. Он развернул Дженни, толкнул её на стол на спину, поднял ноги себе на плечи и приставил к её дырочке что-то похожее на восемь или девять дюймов очень толстого члена.

— Готова к этому, детка? — О Боже, да. Я так ждала этого с нетерпением. Засунь его в меня, детка, толкни его глубоко в меня.

Соки Донни в сочетании с соками Дженни сделали её дырочку влажной, и одним толчком Эл вошел полностью.

— О Боже, да, вот так, вот так.

— Проклятье, ты такая тугая!

Дженни хихикнула и сказала: — Я не буду такой узкой, когда ты закончишь со мной. Никогда ещё я не чувствовала себя такой сытой. Давай, милый, трахни меня, трахни крепко.

Сэм подошёл к столу с торчащим членом, и Дженни посмотрела на него и улыбнулась.

— Поднеси поближе, и я позабочусь о нём.

Сэм забрался на стол и встал на колени рядом с головой Дженни, а она открыла рот и начала сосать его член. Эл несколько минут колотил её, а Дженни булькала и стонала, когда член Сэма во рту не давал ей произнести что-нибудь вразумительное. Я видел признаки того, что она испытала по крайней мере три оргазма от огромного шеста Эла. Наконец Эл кончил, и когда он вытащился из влагалища, сперма капала с его члена на живот Дженни.

Не успел Эл отойти в сторону, как Брэд занял его место. Остальные стояли вокруг и гладили себя, наблюдая, как Сэму она делает минет, а Брэд получает киску. Сэм подошёл первым, отстранился от Дженни, и из уголков её рта потекла белая жидкость. Джош полез на стол, чтобы заполнить дыру, которую Сэм только что оставил открытой, но Дженни остановила его.

— Пусть Брэд закончит, а потом я хочу пойти в спальню, где будет удобнее.

Брэд начал сильно трахать её, и Дженни застонала: — Скорее, дорогой, доставь меня туда, я почти там, доставь меня сюда, пожалуйста, дорогой, доставь меня туда.

Брэд протаранил её очень сильно, и Дженни закричала и испытала оргазм с Брэдом. Когда Дженни кончает, её влагалище пульсирует, почти как рот, пытающийся отсосать у тебя. Это подействовало на Брэда, и он простонал: — ВОТ ДЕРЬМО! — и сбросил свой груз. Он отстранился от Дженни, помог ей встать из-за стола, а затем Дженни направилась в спальню.

Запись с камеры в спальне засекла их, когда они вошли в дверь. Дженни подошла к комоду, достала из верхнего ящика желе и подошла к кровати. Она уложила Джоша на кровать, а потом позвала Билла, смазала его член и протянула ему тюбик. Она забралась на кровать и наклонилась над Джошем, а затем, взяв его член, направила его в себя и опустилась на него. Когда она полностью приняла его в своё влагалище, она наклонилась вперед, пока не оказалась почти лежащей на его груди. Билл забрался на кровать позади неё, положил немного смазки на свои пальцы, а затем запустил их в задницу Дженни. Примерно через минуту он толкнул свой член в её анус и она застонала:

— О Боже, да, детка, сделай это!

Впервые я почувствовал некоторую злость на то, что происходит. Эта сучка никогда не позволяла мне похлопать себя по заднице, сколько бы я ни просил её позволить мне хотя бы раз попробовать.

Как раз в этот момент зазвонил телефон, и это я звонил Дженни, чтобы сообщить, что собираюсь остаться в больнице, а оттуда отправиться на работу.

— Он не вернётся домой, ребята, так что у нас есть время, пока вы не пойдёте на работу, если сможете продержаться так долго.

Билл и Джош вошли в ритм, а затем Эл забрался на кровать, где он мог предложить свой член в рот Дженни. Она наклонилась вперед и лизнула его головку, а затем взяла двумя руками, запихивая в рот.

После этого всё стало повторяться, так как шестеро мужчин использовали Дженни во всех трёх пригодных для использования отверстиях. Она принимала их по одному, по два и по три за раз и испытывала оргазм за оргазмом. Прежде чем всё закончилось, меня ждал один сюрприз. Дженни сказала ребятам, что есть кое-что, что она всегда хотела попробовать.

— Джош, — сказала она, — я не хочу задевать твое самолюбие, но у тебя здесь самый маленький член, а у Донни — следующий. Это хорошо, потому что большие члены не позволили бы мне делать то, что я хочу, и поэтому вы получаете привилегию быть единственными, кто сможет это сделать. Я хочу, чтобы два члена были в моей киске одновременно. Вы готовы к этому?

Джош и Донни переглянулись, улыбнулись и дали пять. Дженни уложила Донни, а потом оседлала его задом наперед, опустилась на него, а затем откинулась назад, Джош двинулся вверх и скользнул в неё своим членом рядом с Донни. Дженни хмыкнула, когда Джош втиснулся внутрь, а потом застонала:

— Ладно, трахни меня, вы оба трахните меня.

Она испытала два оргазма, прежде чем Джош кончил и вышел из неё, а потом она слезла с Донни, легла рядом с ним, а он перекатился на неё сверху и кончил.

К двум часам ночи никто не мог поднять свой член достаточно сильно, чтобы проникнуть внутрь, и все, кроме Билла, оделись, чтобы уйти.

— Когда мы сможем сделать это снова? — спросил Эл.

— Всякий раз, когда у тебя будет пятьсот.

Когда все ушли, Дженни и Билл легли в постель, и Дженни прижалась к Биллу.

— Я была достаточно большой шлюхой для своего любовника?

— О Боже, да. Когда я сказал тебе, что это была моя самая большая фантазия, я никогда не думал, что ты действительно сделаешь это.

— Я тоже никогда не думала, что сделаю это, но я действительно хочу поехать в Канкун, и шанс получить деньги, чтобы заплатить за поездку, был слишком хорош, чтобы упустить его.

— Мне очень жаль, что без меня.

— Мммм, любовничек, может быть, в следующий раз.

Через несколько минут они уже спали.

+++++++++++++++++++++++++++++++

Когда Дженни вернулась с работы, я сидел на заднем крыльце и потягивал пиво. Она вышла, села рядом, наклонилась и поцеловала меня.

— Как прошёл твой день? — спросила она.

— По правде говоря, один из самых лучших.

— О? Случилось что-то хорошее?

— Я думаю, да. Мне кажется, я избавился от лишнего багажа и сэкономил кучу денег.

— Как тебе это удалось?

— Вчера вечером я записал твою групповуху.

Я взглянул на неё. — Почему ты так побледнела, любовь моя? Может быть, ты удивлена, что любящий муженёк не так глуп, как ты думала?

— Я уверена, что не знаю, что ты имеешь в виду.

— Нет? Ну что ж, давай я тебе всё объясню. Я узнал о вас с Биллом три месяца назад. Я пошёл к адвокату по разводам и получил плохие новости. Не имеет значения, если ты шлюха на круглых каблуках, в этом штате развод приводит к разделению имущества пятьдесят/пятьдесят. Суды склонны принимать сторону женщин, а это означает, что я, вероятно, в конечном итоге заплатил бы гонорары твоего адвоката и все судебные издержки. Это была цена, которую я не был готов заплатить, чтобы избавиться от твоей гулящей задницы.

— Однако был способ обойти это. Если бы я мог поймать тебя на преступлении против меня, я мог бы сбросить твою задницу, и это стоило бы мне только гонорара моего адвоката и судебных расходов, и я бы в конечном итоге получил все активы. Я просто не мог придумать, как это сделать, пока ты не начала настаивать на поездке в Канкун. Потом я подслушал разговор между Брэдом, Сэмом и ребятами и подумал, смогу ли я использовать его в своих интересах. Я дал тебе песню и танец о пари с парнями, а ты и твой любовник взяли мяч и побежали с ним.

— Я уже три месяца записываю на пленку все твои телефонные звонки, пытаясь поймать тебя на чем-нибудь, что я мог бы использовать против тебя, и я знаю всё о том, как вы с Биллом хотели устроить групповуху с парнями на работе. У меня было четыре голосовых магнитофона, спрятанных в доме во время барбекю, и у меня есть запись, на которой ты примеряешь член Эла на размер, даёшь Сэму быстрый минутный минет и вообще рассказываешь всем, что собираешься трахнуть их прошлой ночью. Но эти записи, как бы хороши они ни были, не те, что отправят вас в тюрьму. Диктофон, который был у меня на телефонной линии сделает это. Не уходи, я сейчас вернусь.

Я встал и пошел в дом, взял еще пива, а потом взял магнитофон, который оставил в кабинете. Я вернулся на крыльцо и сел на качели.

— Это хорошая история, та, из-за которой вы с Биллом окажетесь в тюрьме. Вот, послушай. Я сделал небольшое редактирование, чтобы убрать любой намек на то, что я принимал участие в настройке чего-либо, — и я нажал кнопку ВОСПРОИЗВЕДЕНИЯ.

— Ты решила позволить им всем трахнуть тебя?

— Не только это, но я собираюсь найти способ заставить онемевшие орехи съесть мою киску после того, как все закончат кончать в неё. Как мы это сделаем?

— Ты показываешь всем свои сиськи, и это отвлечёт Роба, пока я буду добавлять в его выпивку. Наркотики свалят его с ног, и он ничего не вспомнит, когда проснётся. Пока его нет, ты можешь делать всё, что захочешь. Продырявь ему мозоль пивной бутылкой, отрежь дюйм от его члена, что бы ты ни хотела, он ничего не узнает, пока не проснётся.

— Отрезать дюйм от его члена? Ему и так не хватает. Хотя мне нравится идея с пивной бутылкой. Может быть, после того, как я закончу со всеми ребятами и они уйдут, мы сможем немного повеселиться с Робом. Может быть, сфотографировать его с пивной бутылкой в заднице и твоим членом во рту. Мы всегда можем сказать ему, что он сделал это добровольно, но был слишком пьян, чтобы помнить.

Я нажал на кнопку "СТОП". — Я прокрутил запись для своего адвоката, и он сказал, что вы и Билл обвиняетесь в заговоре с целью совершения преступления. Сознательное употребление наркотиков — это преступное деяние, не так ли? — Нет? Ну, теперь ты это знаешь. Почему ты такая тихая, Дженни? Ты не сказала ни слова. Всё ещё ошеломлена, узнав, что старые "тупые орешки" не так глупы, как ты думала? Не важно, я всё равно не буду тебя слушать. По словам Джона, моего адвоката, одной этой записи достаточно, чтобы отправить вас с Биллом в тюрьму.

— Но вчера вечером вы с Биллом сделали ещё лучше. У меня было четыре камеры, спрятанные в доме, которые записывали всё, что ты делала. У меня есть видео, где ты говоришь:

— Вы все знаете условия сделки, верно? По пятьсот каждому. Отдайте свои деньги Биллу, а потом разрежьте карты, чтобы посмотреть, кто пойдет первым, — и есть видео, где каждый мужчина вручает Биллу деньги. Это делает тебя виновным в проституции, а Билла — в том, что он твой сутенёр. Юридические термины — Вымогательство и Потворство. Ты спеклась, милая.

Я смотрел на неё, а она не смотрела на меня. Она смотрела куда угодно, только не на меня, и меня так и подмывало спросить, откуда вдруг взялось её презрение ко мне, но потом я решил, что на самом деле не хочу этого знать.

— Вот в чём дело. Джон оформил документы о разводе, и я запросил всё. Дом, сбережения, депозитные сертификаты — всё, кроме твоей машины. Во вторник мы с тобой пойдём в офис Джона, и ты подпишешь бумаги о разводе, принимая всё как есть и соглашаясь не оспаривать развод. Покончив с этим, мы покидаем кабинет Джона и расходимся в разные стороны. Если ты не подпишешь эти бумаги во вторник, Джон отдаст записи помощнику окружного прокурора, и вы с Биллом окажетесь в уголовном суде и, скорее всего, окажетесь в тюрьме. Твой выбор, и я должен знать об этом к четырем часам вечера в понедельник, чтобы я мог сообщить Джону, что мы будем там во вторник. Если он не получит от меня вестей к тому времени, как его офис закроется в пять, то первым делом во вторник утром увидится с окружным прокурором.

— Всё ещё ничего не хочешь мне сказать, Дженни? Ну что ж, может быть, ты захочешь обсудить это с Биллом, потому что, если ты пойдешь туда, он пойдёт вместе с тобой. Рядом с телефоном лежит карточка моего адвоката. Я подаю на Билла в суд за отчуждение чувств, и он, возможно, захочет позвонить Джону и узнать, возможно ли уладить дело во внесудебном порядке.

Я встал и оставил её сидеть.

+++++++++++++++++++++++++++++++

До конца уик-энда мы старались не попадаться друг другу на глаза, но перед самым отъездом на работу в понедельник я напомнил ей о крайнем сроке — четыре часа.

Я был в хорошем настроении, когда вошёл в утренний кофейный клатч в кабинете Брэда.

— Эй, ребята, — сказал я, — у меня есть кое-что, что вам действительно нужно увидеть. Пойдем в конференц-зал, там есть телевизор и видеомагнитофон.

Единственный, кто не присутствовал, был Билл. — Это круто, ребята, самое отвратительное порно видео, которое я когда-либо видел.

Можно было услышать, как пукнула муха, когда Донни, Билл и Дженни заполнили экран.

— Здорово, не правда ли? Заметьте, насколько это ясно? Вся лента такая ясная, как колокол. Вы можете сказать, кто игроки.

Никто из них не повернулся ко мне, пока я не сказал: — Я был так доволен тем, как хорошо получилась пленка, что сделал несколько копий и отправил их каждой из ваших жён с помощью специального посыльного. Я уточнил доставку к восьми утра, так что большинство должно быть доставлено уже сейчас. Я позвонил заранее, чтобы сообщить вашим жёнам, что это будет. Эл, твоя жена попросила меня отправить её копию отцу. Он ведь адвокат, не так ли? О, а Сэм? Дебби попросила меня прислать ей копию в офис. Она, кажется, думает, что, поскольку ты приходишь домой с работы раньше неё, она может исчезнуть, а она очень, очень хочет увидеть. Есть вопросы? — Нет? Не могу поверить, что никто не хочет об этом говорить. Дженни тоже не могла со мной поговорить.

— Я не собираюсь разговаривать с тобой, ублюдок, я просто надеру тебе задницу, — пробормотал Донни.

— Давай, Донни, но знай одно. В том настроении, в котором я сейчас нахожусь, тебе придётся убить меня, чтобы я не убил тебя, и это моё чёртово обещание. Кто-нибудь ещё хочет что-нибудь сказать? — Нет? Ладно, ребята, уже восемь часов, пора начинать.

Билл в тот день так и не пришел на работу, и весь день я не получал ничего, кроме злобных взглядов от всех остальных. В три тридцать Гарри вызвал меня в свой кабинет и спросил, что происходит, и я рассказал ему всю историю.

— Ты сможешь с ними работать?

— У меня не будет с ними проблем, потому что я с ними поквитался. Вопрос в том, смогут ли они работать со мной?

— Я не потерплю разногласий в офисе, если они будут мешать работе.

— Скажи это им, Гарри, а не мне. Но я скажу вот что. Если ты решишь уволить меня из-за того, что они сделали, и моей реакции на это, тебе лучше убедиться, что моё выходное пособие чертовски хорошее, иначе ты обнаружишь, что у меня чертовски хороший адвокат.

— Ты угрожаешь мне, Роб?

— Нет, я просто хочу сказать, что если ты уволишь меня, а не их, я подам в суд. Я буду делать свою работу так же, как всегда, и у тебя не было никаких претензий к моей работе уже более десяти лет. Ты уволил меня, потому что эти придурки не хотят работать со мной, а это то же самое, что встать на их сторону, и я этого не потерплю.

В три пятьдесят позвонила Дженни. — Билл говорит, что мы должны бороться. Он говорит, что у тебя нет достаточного основания, чтобы стоять на своём.

— Ладно, Дженни, помни, это был твой выбор.

Я повесил трубку, позвонил Джону и сообщил ему о решении Дженни, а он сказал, что пускает мяч в ход.

++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

Билл пришел на работу на следующий день и старался избегать меня. В два часа дня мне позвонила Дженни.

— Что, чёрт возьми, происходит, Роб? Мне только что вручили документы на развод и судебный запрет. Я не могу подойти к тебе или войти в наш дом.

— И что?

— Это и мой дом, Роб.

— Поговори с судьёй Дженни. Согласно записям, находящимся в распоряжении моего адвоката, ты намеревалась причинить мне телесные повреждения, и я сказал своему адвокату, что не хочу, чтобы ты была рядом со мной.

— Мне нужна одежда и вещи, Роб.

— Дай мне знать, когда захочешь приехать. Если это вписывается в моё расписание, я договорюсь, чтобы там был помощник шерифа, и я позволю забрать личные вещи, но только личные вещи, понимаешь?

— Почему ты так себя ведёшь? Почему ты так со мной поступаешь?

— Это называется "поквитаться с Дженни". Это частичная расплата за то, что вы с Биллом делали со мной за моей спиной.

На следующий день в десять двадцать четыре в контору явились два помощника шерифа и взяли Билла под стражу. Когда его вывели в наручниках, лицо у него было бледное.

Я позвонил Джону, чтобы сообщить ему, и он сказал мне, что обычно все происходит не так быстро, но он сказал судье, что, поскольку Билл работает в том же месте, что и я, он опасается за мою безопасность, и это, должно быть, подняло ситуацию на ступеньку выше.

В четыре часа дня мне позвонила Джуди, сестра Дженни. — Мне только что звонила Дженни. Она в тюрьме. Что, чёрт возьми, происходит, Роб, и почему она звонит мне, а не тебе?

— Все, что я могу тебе сказать, Джуди, — это то, что я слышу. Надеюсь, они продержат её там ещё пару лет. Она позвонила тебе, потому что знала, что я бы повесил трубку из-за её измены.

— Измены? О Боже, я предупреждала её, но она не слушала.

— Ты знала?

— Все знали, все, кроме тебя.

— Спасибо, что дали мне знать.

— А чего ты ждёшь, Роб, она же моя сестра.

— Береги себя, Джуди, — и я повесил трубку.

На следующий день я только вернулся с обеда, когда мне позвонил Джейсон Милнер. — Я назначенный судом адвокат вашей жены. Она только что прошла слушание по делу о залоге, и залог был установлен в размере тридцати пяти тысяч долларов. Ей нужно тридцать пять сотен для поручителя, и он хочет, чтобы вы поставили свой дом в качестве залога.

— Учитывая обстоятельства, которые привели её в тюрьму, мистер Милнер, я бы сказал, что у вас больше шансов выиграть в лотерею, чем когда-либо.

— Дом наполовину принадлежит ей, сэр.

— Прекрасно. Она может выставить свою половину.

— Поручитель на это не согласен.

— Я на это и рассчитываю.

— Вы не поможете ей?

— Ни капельки, мистер Милнер. Я дал ей шанс уйти от этого беспорядка, но она позволила своему парню отговорить её. Пусть гниёт в тюрьме, мне всё равно.

— Она хотела бы вас видеть.

— Я могу это сделать. Увидев её в оранжевом комбинезоне с буквой "П" на спине, я почувствую себя лучше. Каковы часы посещения?

+++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

Я сидел по другую сторону ширмы, когда её ввели. Она была в оранжевом комбинезоне, с цепями на лодыжках и в наручниках. Я спросил об этом позже и выяснил, что не имеет значения, кто вы и в чём находитесь, поскольку стандартная процедура операции предусматривает перемещение всех заключённых в наручниках и ножных цепях. Они сняли с неё наручники, но оставили цепи на ногах и подвели к сиденью напротив меня. Она села, посмотрела на меня и заплакала.

— Вытащи меня отсюда, Роб, пожалуйста, вытащи.

— Ни в коем случае, Дженни. Я дал тебе выбор, который удержал бы тебя от этого, но ты послушалась любовника, а не меня. Я не знаю, соблазнил ли он тебя или ты втянула его в свой роман, но суть в том, что он стоил тебе брака, а теперь он стоит тебе свободы. Ты могла подписать бумаги, которые приготовил Джон, и уйти, но ты позволила Биллу отговорить от этого, чтобы заставить Билла каким-то образом внести залог. Когда тебя признают виновным, а по словам Джона, это неизбежно, я всё равно получу развод и всё, о чём просил, так что я отчасти рад, что всё происходит именно так. Мне нравится видеть тебя в цепях. Наслаждайся жизнью, Дженни. Ты отказалась от хорошего брака ради привилегии быть здесь, так что ты должна, по крайней мере, попытаться насладиться этим.

Я встал и вышел из комнаты для свиданий, когда она закричала: — Пожалуйста, Роб, пожалуйста, не оставляй меня здесь.

В коридоре стоял молодой человек с портфелем. Увидев меня, он подошёл ко мне и представился Джейсоном Милнером.

— Нам нужно поговорить, пока эта неразбериха не зашла слишком далеко.

— Давайте.

— Я разговаривал с вашей женой и мистером Болтоном, и они сказали мне, что всё это было вашей идеей, и я боюсь, что мне придётся рассказать об этом в суде. Почему бы нам не посмотреть, нет ли какого-нибудь способа решить это дело без суда?

— И давно вы этим занимаетесь, мистер Милнер?

— Пять лет, а что?

— И за все эти годы вы так и не поняли, что ваши клиенты скажут всё, что, по их мнению, может помочь их шансам? У меня есть аудио- и видеозапись их заговора против меня, мистер Милнер. Что у них есть, чтобы подтвердить свои претензии? Я дал им обоим шанс сохранить этот гражданский иск, и они вдвоём решили засунуть его мне ещё немного, так что трахни их. Увидимся в суде, мистер Милнер.

++++++++++++++++++++++++++++++

Билл сдал свой дом и внёс залог, а когда Дженни узнала, что он вышел, а она не собирается выходить, она пришла в ярость. Она повернулась к Биллу и сказала, что это была его идея, и в обмен на сделку о признании вины согласилась дать показания против него. Её показаний, подкрепленных плёнками, было достаточно. Суд длился меньше суток, а присяжные отсутствовали меньше часа. В рамках сделки о признании вины Дженни признала себя виновной и была приговорена к одному году с зачётом отбытого срока (четыре месяца), а в остальное время ей дали испытательный срок и приказ выполнить пятьсот часов общественных работ.

Билл не признал себя виновным и боролся с этим всю дорогу, и получил три года, и я провожу большую часть своих дней, надеясь услышать, что какой-то огромный чувак по имени Бубба согнул его в душе и превратил в суку. Когда он выйдет, его всё ещё ждёт мой иск об отчуждении привязанностей. Джон сказал, что мы можем продолжать даже с Биллом в тюрьме, но это может закончиться слишком быстро. Чем дольше я буду тянуть его мучения, тем счастливее буду.

С тех пор как Дженни признали виновной, я получил развод и всё, о чем просил. Я понятия не имею, где она и что делает. Я знаю, что она потеряла работу, когда сидела в тюрьме. Время от времени я встречаюсь с её сестрой Джуди, но по негласному соглашению Дженни не упоминается.

Из пяти парней, участвовавших в групповухе с Дженни, все были разведены в течение шести месяцев, и жёны их раздели. Двое были уволены в течение шести месяцев, двое других уволились в течение следующего года, и Сэм совершил ошибку, поджидая меня на стоянке в тот день, когда он уволился. Это стоило ему сломанного носа, двух сломанных ребер и пяти отсутствующих зубов. Мне было больно ещё пару дней после этого, но как бы странно это ни звучало, это была хорошая боль, удовлетворённая боль. Из них только Донни всё ещё работает со мной, и мы вежливы, когда это необходимо, и по возможности избегаем друг друга.

Три тысячи долларов? Это окупило мои две недели в Канкуне, пока Дженни сидела в тюрьме.

Самый большой сюрприз во всём этом деле? Что мне это сошло с рук. Милнер был прав, я всё устроил, но я понятия не имел, что получится так хорошо, как получилось. Всё, чего я добивался, — это развода, который не изнасиловал бы меня. Что я могу сказать? Иногда тебе просто везёт, и чёрт возьми, но это действительно приятно. Я вспомнил тот старый сериал "Команда А" и то, что говорил полковник, которого играл Джордж Пеппард:

— Я люблю, когда план складывается.

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки