Подарок от профсоюза — часть 3

— Что это было? Чуть сознание не потеряла когда кончала…

— сказала Оля, отвалившись с меня в сторону, тяжело дыша.

— Обычно я долго ебусь, минут двадцать минимум. А тут едва на твой член села батя, так сразу стала кончать, да ещё как кончать. Сроду такого сильного оргазма у меня не было. Аж в глазах потемнело…

— говорила дочь, лёжа рядом со мной на кровати своей матери и лаская мне грудь, грубоватой от тяжёлой работы маляра на стройке, ладонью.

— Взаимно Оля, с тобой я сейчас такой кайф испытал, что ни с одной женщиной до тебя не испытывал…

— искренне ответил я старшей дочке, поворачиваясь к ней лицом и ложась на бок.

— Ох, папа, папа не зря я к тебе сегодня ночевать пришла. А ведь было хотела с Алинкой поменяться…

— засмеялась Ольга, привстав на кровати и смотря в мои глаза, нежным, любящим взглядом. Так как сейчас, старшая дочь никогда на меня не смотрела.

— А ты и завтра приходи Оль. Поменяйся с сестрой, мне так хочется быть с тобой милая…

— предложил я дочери, прижимаясь к ней в попытке обнять и приласкать своего взрослого ребёнка. Но Оля не дала мне себя поласкать и даже грубо оттолкнула.

— Обойдешься, завтра Алинка к тебе придёт ночевать, да и меня муж со свекровью не отпустят. Эта 🐍 змея Елена, сразу догадается, что неспроста я к тебе второй раз подряд ночевать хожу. Мужик то ты у меня не старый, лучше любого молодого в постели. А хуй как у жеребца, да и стоит хорошо…

— засмеялсь Оля и привстав надо мной, взялась рукой за мой член, снимая с него презерватив.

— Ого, набузовал сколько! Мой Витёк сроду мне столько спермы не сливал. Учти Вадим, если хоть одна капля твоей спущенки попадет в меня и я заберемению. Я тебя реально прибью…

— сказала дочь, незлобно ткнув меня в грудь своим большим кулаком и бросила использованный презерватив на пол.

— Я твою мать без гандона ебу и она не " залетает". Марина жадная и не разрешает мне тратить деньги на презервативы. Я с ней строго в "миссионерской" позе ебусь, и в последний момент кончаю твоей мамаше на живот в тряпочку…

— ответил я дочери в попытке её успокоить. Мне конечно не хотелось, чтобы Оля от меня забеременела и ей пришлось бы делать аборт. И нам с ней нужно было очень осторожными в плане контрацепции.

— Постой Вадим, мать тебе не разрешает покупать гандоны и даёт строго без них, и ты кончаешь ей на живот. Так откуда у тебя целая пачка презервативов появилась? Давай батя рассказывай для кого ты их приобрел? И не вздумай мне врать…

— угрожающе произнесла старшая дочь, наваливаясь на меня всем своим нехуденьким телом. Оля сидела сверху, давя пухлой жопой мой опавший член, больно упираясь кулаками мне в плечи. А я глядя на рассерженную дочку, увидел перед собой Марину. Да и эта блядь Ольга и была похожа на мать, от меня у неё только губы и подбородок, а остальное Маринино. У матери и старшей дочки все было схожее, черты лица, крупное телосложение, цвет волос и зловредный характер. Только Марина не любила секс, а Оля его обожала и еблась со мной от души.

— Я специально уговорил мать ехать на курорт по путевке от профсоюза. А сам хотел в её отсутствие, блядь одну у себя на работе трахнуть. Привести её сюда к нам домой, для этого и презервативы купил, чтобы потом Марину трипаком, или чем ещё по хуже не наградить…

— честно признался я дочке, да и держать на себе эту кобылу Олю, было тяжеловато.

— А я тебе яйца оторву Вадим, если узнаю что ты матери с другими женщинами изменяешь. И не думай, что я шучу с тобой папа…

— зло произнесла дочь, привстав надо мной, Оля упёрлась одной рукой мне в плечо, а другой схватила меня за яйца и легонько сжала, но видно не рассчитала свою силу и мне стало реально больно.

— Ой, Оля, ты что творишь сучка? Отпусти мои яйца дочка, я не буду изменять Марине. Да и потом как я тебя ебать стану, если ты меня сейчас наследства лишишь…?

— стоная от боли ответил я дочке, пытаясь столкнуть её с себя.

— Вот только из за этого я тебя и пожалею Вадим. Глупо было бы с моей стороны лишать себя удовольствия. Но предупреждаю, если узнаю, что ты изменяешь моей матери, не обижайся. Получишь от меня пиздюлей по полной программе…

— угрожающе произнесла дочь, замахнувшись на меня своим здоровенным кулаком. Наглядно показывая, что ждёт в случае моей измены её матери. Хотя стращала Оля напрасно, после неё у меня ни на одну бабу не встанет. Сейчас я хотел только её, грубоватую, молодую женщину, красивую, с обалденными формами и заросшим чёрными волосянками лобком. Да и сознание того, что ты вгоняешь член в влагалище родной дочки и она сладко стонет под тобой. Придавало непередаваемые ощущения от секса, такое не испытаешь ни с одной женщиной.

— Я тебя люблю Оля, только с тобой теперь хочу быть дочка. А на других у меня и не встанет…

— ответил я дочери, обнимая молодую женщину за плечи. Мне хотелось чтобы Оля легла на меня и пососалась со мной. Но та лишь презрительно фыркнула, услышав от отца признание в любви и слезла с меня на пол, встав возле кровати, призывно выставив вперёд свой чёрный лобок.

— Пошли в ванную, я тебе член помою и сама подмоюсь. Ты же хотел Вадим чтобы я у тебя пососала? Так вот у меня возможно и появиться желание сделать тебе минет. Покурим твоей анаши и я у тебя возьму в рот папа. А ты у меня потом полижешь Вадим. Мне понравилось это дело, жутко понравилось…

— сказала дочь, поднимая меня за руку с кровати и ведя за собой из спальни Марины в ванную.

— А у тебя как у молодого быстро встаёт…

— Оля восхищённо обхватила рукой мой член, моя его теплой водой в ванной. На эрекцию я не жаловался, хотя конечно хуй у меня не вставал сразу как в молодые годы. Когда только от одной мысли о женщине, он тут же наливался кровью. Но сейчас, стоя в ванной рядом с голой дочерью, у которой пизда заросла чёрными кучерявыми волосянками, а её большие сиськи с тёмно-коричневыми сосками касались моей груди. У меня по новой стал вставать член, буквально через несколько минут после разрядки.

— Да глядя на тебя Оля, у мертвого наверное встанет…

— ответил я дочке, любуясь её обнаженной красотой. Дочь помыла мне член и подмылась сама, прямо при мне не стесняясь. Я впервые в жизни видел как подмывается женщина и это меня жутко зацепило.

— В следующий раз Вадим, сам будешь подмывать дочь, нечего стоять столбом и пялиться…

— ругнулась Ольга, вылазя из ванной и вытирая свою чёрную промежность полотенцем. У дочки не только лобок был чёрным, но и между ног у девушки пролегла тёмная пигментная полоса, которая сексуально выделяла её интимную зону, от остальной части тела. А чёрное на теле женщины, всегда манило меня, будь то нижнее бельё чёрного цвета, волосы на лобке и тёмные натертости с внутренней стороны ляжек. Эти вещи жутко заводили и делали мой стояк " каменным". Вот и сейчас я стоял в ванной с голой дочкой и упирался стоявшим колом членом ей в лобок, густо заросший чёрной кучерявой волосней.

— Не спеши Вадим, не нужно тут это делать. Я не хочу сейчас трахаться. Пошли в зал покурим " травки" и я у тебя возьму в рот. Пососать хочу, сил моих нет. А потом ты у меня полижешь, мне это дело понравилось, жутко понравилось…

— сказала Ольга, отталкивая меня от себя. Я было хотел засадить этой здоровенной кобыле прямо тут в ванной на стиральной машинке. И стал подталкивать дочь к ней, обхватив руками её за жопу. Но Оля тут же раскусила мой замысел, а может и сама не раз еблась сидя на стиральной машине. Хотя мне больше всего сейчас хотелось полизать у старшей дочери влагалище, попить из него необычайно сладкий и вкусный любовный сок. Послушать сладкие стоны родной дочери и ощутить на своей голове, давление её нежных, широких ляжек.

— Хорошо Оль пошли, я и сам хочу покурить и расслабиться с тобой. А твоя сладкая щелка от меня никуда не денется…

— ответил я дочери, ложа ей ладонь на заросший чёрными волосянками лобок.

— Да я тебя ещё сегодня заебу Вадим. Со мной тяжело справиться в постели батя…

— засмеялась Оля, выходя первой из ванной. А я смотря на её толстую жопу, ягодицы которой, так призывно перекатывались и тёрлись друг об дружку при ходьбе. Подумал, что возможно сегодня ночью я попробую с Олей анальный секс. Она блядь и скорее всего давала парням в попу, раз любит сосать члены и испытывает удовольствие от этого.

Её мать Марина, мне в жопу никогда не давала, а я даже не заикался её просить об этом, зная отношение фригидной жены к сексу. Ну, что же, пусть дочь расплачивается сполна за свою долбанутую мать, мелькнуло в моей голове, от вида мелькающих перед глазами, пухлых ягодиц старшей дочери.

— Иди в зал, закручивай " косяк", а я сейчас приду…

— сказала мне Оля, поворачивая к дверям своей комнаты. Дочь зачем-то пошла к себе спальню, при этом загадочно посмотрев на меня. Я с бешенным стояком придерживая его рукой, пошёл в зал, где дрожащими от волнения руками закрутил " козью ножку" с анашой. А руки у меня тряслись от того, что сейчас на этом самом диване, моя родная дочь, молодая и красивая девушка, станет сосать мой член. А я буду сидеть и гладить своего взрослого ребёнка по волосам на голове. И это обстоятельство не укладывалось в моих мозгах, разве такое вообще возможно? Подумал я прикуривая самокрутку с марихуаной и делая затяжку не дожидаясь Оли, чтобы успокоиться.

— Меня что не подождал Вадим? Я тоже хочу твоей анашой догнаться перед сексом…

— сказала мне дочь обиженным голосом, заходя в зал цокая по полу каблуками. А я глядя на Олю обалдел от её прикида. Старшая дочка, одела на ноги белые туфли на высоком каблуке, натянула на свой сексуальный животик, чёрный пояс с резинками и в дополнение к нему. Одела капроновые чулки под цвет пояса, которые приятно обтягивали её широкие белые ляжки и крепились к резинкам к поясу у девушки на животе. А сверху на Оле был надет розовый, прозрачный пеньюар с рюшами по краям. И через тонкую ткань пеньюара, свободно просматривалась её тяжёлые, налитые груди с тёмно-коричневыми сосками.

— Олечка, ты хочешь чтобы у твоего отца член совсем лопнул. Да дочка…?

— заикаясь от дикого возбуждения, ответил я дочери, пораженный её сексуальным прикидом. Ведь подобные вещи на женщинах, я ни разу в жизни не видел. А тут передом мной стоит моя родная дочь в туфлях на высоком каблуке, в поясе на животе, чёрных капроновых чулках и в откровенном розовом пеньюаре. Через который отчётливо виднелись её больше груди и чёрный лобок.

— Не лопнет, не лопнет пап, я не позволю ему лопнуть. Кто же меня ебать в таком случае будет…?

— засмеялась дочка, довольная тем, что произвела на своего сорокалетнего отца сильное впечатление. Оля нарочно покрутилась на каблуках передом мной, показывая мне свою пухлую, белую жопу, задирая кверху пеньюар. Села рядом со мной на диван, отбирая у меня из рук " косяк" с анашой и жадно затягиваясь " травкой, " ярко накрашенным красной помадой ртом.

— Обалдеть вещь, лучше любой водки расслабляет. И от неё ебаться охота, аж чешется всё внутри…

— сказала Оля, передавая мне " косяк" после нескольких жадных затяжек.

— Да ты права дочка, от водки в сон клонит когда переборщил, а от марихуаны наоборот стоит хорошо и на женщину тянет…

— ответил я дочке, затягиваясь ароматным дымом качественной афганской анаши. Я сделал затяжку и затушил косяк в пепельнице, по причине того, что курить больше " травку" не было необходимости. У Оли заблестели глаза, девушку прилично " торкнуло" после нескольких затяжек анашой, да и меня как ни странно зацепило, едва я два раза затянулся из скрученной мной самокрутки с марихуаной. Обычно я выкуривал целый " косяк" для полного расслабления. А тут две затяжки и улёт в нирвану, по телу прошла приятная волна, а сознание затуманилось.

— Иди включи магнитофон, под музыку хочу у тебя пососать…

— попросила меня Оля, старшая дочь сидела на диване сильно раздвинув ноги и в свете напольного торшера мне прекрасно была видна её промежность, в которой словно лепестки торчали, розовые половые губки, молодой дочки. Взгляд у Оли был шальной, а глаза сильно блестели от выкуренной анаши. Девушка в этот раз не стала меня упрекать зато, что я затушил почти целый " косяк", не дав ей толком его покурить. Олю и после нескольких затяжек основательно зацепило и курить дальше " план" было опасно.

В таком случае был бы передоз и про секс можно было забыть. Хотя у меня никогда передозировки не было, я всегда курил немного. Но Олег рассказывал, что у переборщивщего анашиста, появляются галлюцинации и он тупо сидит на месте и смеётся. Или начинает бегать и ловить " мух", махая руками. Очевидно и Оля это почувствовала, что больше будет только хуже и лучше остановиться. Да и девушка хотела не только догнаться легким наркотиком но и ещё вслать поебаться с не старым ещё отцом. У которого такой здоровенный член и стоит как у молодого.

— Да дочка, иду милая…

— ответил я Ольге, вставая с дивана и идя на ватных ногах к окну комнаты где стоял телевизор и по верх него, магнитофон старшей дочери.

— На кнопку просто нажми Вадим и иди ко мне…

— подсказала мне Оля, сидя на диване с раздвинутыми ногами, без всякого стеснения показывая отцу запретную черноту промежности.

— Не садись, вот так постой возле меня, я хочу чтобы ты смотрел как я у тебя сосать буду…

— попросила дочь, когда я трясущимися руками включил магнитофон и вернулся к дивану на котором сидела девушка словно сошедшая с полотен Рубенса. Именно таких пышнотелых красоток как Оля, всю жизнь рисовал великий фламандец. Но только у моей старшей дочки не было ни капли жира, она просто была крупной девушкой с роскошными формами и очень красивая на лицо.

— Вот так батя, я сама хочу, а ты спереди постой, мне удобнее будет сосать…

— хриплым голосом сказала мне Оля, беря рукой мой стояк. Несколько секунд дочка просто держала его в руке, тихонько поглаживая пальцами, при этом рассматривая залупу словно впервые увидела её на члене отца. А потом глянув в мои глаза каким-то стеклянным взглядом, затуманенным от выкуренной анаши и похоти. Старшая дочь слегка наклонила голову, обхватила накрашенными губами, сначала залупу, обсасывая её и водя по ней 👅 языком. А потом полностью взяла у меня член в рот, заложила его за щеку и стала сосать его словно большой леденец.

— Оля, Олечка родная, как хорошо ты делаешь дочка…

— прохрипел я, обхватывая сосущую у меня член девушку руками за голову и благодарно гладя её чёрные короткие волосы. Дочь мне не ответила, так как её рот был занят очень важным делом, она сосала крупный член у родного отца и сопела носом от наслаждения. И не выпуская мой хуй из своего чувственного рта, Оля подняла голову и посмотрела мне в глаза.

От взгляда дочкиных глаз, я едва не кончил ей в рот, до того пронзительным и развратным был этот взгляд. Вот картина для кисти живописца, старшая дочь сидит на диване в прозрачном розовом пеньюаре. И старательно сосет член у своего моложавого отца, при этом смотрит тому в глаза. А отец гладит дочку по голове и говорит ей слова любви. Ну разве это не прекрасно?

— Какой он у тебя большой папка! И как я хочу его сосать…

— со стоном проговорила мне Оля, на секунду выпустив мою залупу из своего жадного рта. Ольга одной рукой взялась мне за яйца, массируя их подушечками пальцев. А губами обхватила ствол моего члена и стала ими водить от головки до яиц. И это был кайф даже лучше чем она сосала у меня залупу. Старшая дочь, плотно обхватывала мой хуй губами и водила ими обсасывая сам ствол и даже как-то умудрялась щекотать его языком. А когда Оля водя губами по стволу моего члена, опустилась к яйцам и взяв и в рот, стала сосать сразу вместе, а потом по отдельности каждое яичко. Я едва не спустил ей на лицо и на волосы, до того было кайфово это сосание.

А ещё я вспомнил, что двадцать один год назад, я так же стоял возле кушетки на которой сидела голая военврач Ольга Ивановна и сосала у меня член, а я был молодым девятнадцатилетним пацаном. Но только моя старшая дочь делала мне минет в разы лучше, чем зрелая врачиха в звании капитана. Ольга Ивановна, просто сосала у меня член и не водила губами по его стволу как сейчас делала мне дочка. А уж тем более не брала в рот у меня яйца.

— Всё Оля, ты меня довела дочка, я больше не могу. Возьми член и соси, я кончить хочу…

— сказал я дочери не в силах больше терпеть эту сладкую муку, когда молодая девушка обсасывала накрашенными губами мои яйца.

— А ты сам пап, выеби меня в рот. Можешь кончать в него, я умею глотать и не давиться спермой…

— неожиданно предложила мне старшая дочь, выпуская из своих губ мои яйца, которые она усердно сосала сопя носом.

— Оля, Олечка, родная моя. Я люблю тебя дочка, люблю…

— сквозь стоны говорил я девушке, ебя её в рот под песни шведского квартета. "АББА" исполняли один из своих легендарных хитов, мани, мани, мани. А я сношал родную дочь в рот держа руками её чёрную голову. Оля сопела носом, широко открыв свой красивый ротик, чтобы отцу было удобно её ебать и даже посасывала мне член губами. И все это было каким-то умопомрачением, я и представить себе не мог, что подобное произойдет со мной на яву, а не во сне. И я буду ебать старшую дочь в рот, а она станет сладко сопеть от этого.

— Аааа, ыыыыы…аааа…

— зарычал я кончая девушке в рот, не выдержав этого самого сладкого в моей жизни минета. Да и как мне было выдержать подобное, если я держа свою родную дочь руками за голову, сувал ей член в рот и полноценно её ебал в него, словно во влагалище. А дочка старалась во время сношения, посасывать мой член губами.

— Мудак ты батя, зачем было нужно, мне на лицо и на голову кончать? Я же русским языком сказала, что умею глотать сперму и не давиться ей. А теперь придётся волосы на голове мыть, не пойду же я на работу со спущенкой на волосах..?

— обиженно говорила мне Ольга, не выпуская мой член из руки. Хотя он начал у меня опадать и становиться вялым, дочь массировала мне яйца и выдавив из залупы крупную каплю спермы, с наслаждением слизала её 👅 языком.

— Я обожаю сосать члены у мужчин и люблю когда мне кончают в рот. А ты весь кайф обломал батя. В следующий раз, смелее спускай, я хочу пить и глотать твою сперму Вадим…

— сказала мне старшая дочь, покрывая мой опавший член, мелкими, благодарными поцелуями. Судя по всему, Оля была прирожденной минетчицей и ей нравилось сосать члены у мужчин. Я где то читал, что есть женщины, которые испытывают оргазм от орального секса. Просто делая минет мужчине, они кончают не прикасаясь рукой к своей щелке между ног. И моя старшая дочь была по счастью одной из них.

— Хорошо котёнок, я сделаю в другой раз все как ты желаешь. Просто я боялся, что ты можешь подавиться моей спермой и кончил тебе на лицо…

— ответил я девушке, в желании её успокоить и загладить свою вину перед ней. И чтобы дочь совсем успокоилась и получила дополнительный кайф, я хотел встать перед ней на колени и полизать у Оли влагалище. Но дочурка почему-то обломала мои благие намерения.

— Нет, в наказание я тебя тоже в рот трахну батя. Как ты меня, так и буду. Раздвинь диван Вадим и ложись на него…

— попросила меня Оля, отталкивая от себя руками. Дочь встала и мне пришлось выполнить её просьбу. Одним рывком я раздвинул диван-кровать, его спинка глухо стукнула раскладываясь по полам. И старенький диван превратился в настоящий траходром, на котором запросто могли поместиться трое человек.

— Подушки под голову подложи и ложись на них, чтобы повыше голова лежала.

— Ольга сняла с себя свой розовый пеньюар, он ей мешал ебать отца в рот. И стояла возле дивана, прекрасная как богиня, подрачивая одной рукой свою щелку между ног.

— Вот так Вадим, молодец, в таком положении можешь у меня полизать, я так хочу очень…

— проговорила мне дочка, когда я выполнил её просьбу и лег на разложенный диван-кровать спиной подложив под голову две подушки. Ольга тут же полезла ко мне, старшая дочь сначала легла на меня сверху, целуя и лаская мне грудь. А потом поднялась выше и окорячила мою голову, слегка сдавив её своими широкими ляжками.

Оля чуть привстала надо мной упираясь руками в спинку дивана и её чёрная промежность, очутилась прямо над моим лицом. А с нежных половых губ молодой дочки, капал любовный сок прямо мне на нос. И я стал с наслаждением его слизывать 👅 языком у Ольги с пизды, а потом обхватив девушку руками за бедра, впился ртом в её мягкую, нежную половую щель и стал сосать у старшей дочки влагалище, пытаясь языком проникнуть в его вход и это мне удавалось. Несколько раз я засовывал язык в дырку вагины, в которую до меня входило множество мужских членов. Оля была блядью и еблась с парнями ещё со школьной скамьи.

— Аааа, ооооойййй, вот так Вадим, так хорошо милый…

— застонала дочь и упираясь руками в спинку дивана, вдруг заерзала сама над моим лицом, натирая свои половые губы об мой жадно сосущий рот. А потом и вовсе, Оля одной рукой держась за спинку дивана чтобы окончательно не сесть мне на лицо и не придушить. Другой своей рукой раздвинула у себя половые губы и освободив клитор, который у девушки был размером с крупную фасоль и стоял от возбуждения колом. Стала ткать своим возбужденным отростком мне в рот, в нос и куда попало. А я как мог старался ловить губами дочкин клитор, посасывал его и лизал 👅 языком это чудо женской природы. А дочь всё сильнее и сильнее ерзала промежностью над моей головой, ткая и ткая клитором мне в губы, раздвигая свою половую щель пальцами. И в какой-то момент девушка резко остановилась, глухо завыла и привстав надо мной, упираясь одной рукой в спинку дивана. Пальцами другой руки стала надрачичвать свой красный клитор, которым до этого ткала мне в рот.

— Оооойй, ооооойййй, аааааа…

— зывыла Оля, привстав над моим лицом, старшая дочь смотря мне в глаза каким-то чумовым взглядом, стала кончать. Из раздвинутой половой щели девушки, сначала брызгнул сок, а потом мне на лицо полились сгустки белесой женской спермы.

Старшая дочь стоя на корячках над моей головой, с воем кончала, надрачивая клитор рукой и спускала мне на лицо, нос и губы, сгустки настоящей женской спермы. И это было удивительно и возбуждающе. Я как мог слизывал у Оли из пизды её спущенку, до тех пор пока дочка в порыве оргазма не сжала ляжками мою голову и застыла так на несколько секунд.

У меня честно перехватило дыхание, от силы сжатия широких ляжек молодой девушки. Но я терпеливо ждал когда судороги оргазма, терзавшие низ дочкиного живота, пойдут на спад и мой старший ребёнок наконец отпустит мою голову из сладкого плена.

— Ну как Вадим, вкусная моя спущенка…?

— смеясь спросила у меня дочь, всё ещё окорячивая ляжками мою голову. Оля стоя на корячках над моей головой, провела пальцем мне по лицу, собирая сгустки своей спермы, которой она щедро обкончала мне нос, губы и подбородок. И собрав сколько смогла, дочь сунула своей палец покрытый белесой слизью мне в рот. А я с дичайщим наслаждением его облизал причмокивая губами. Ведь это была сперма моей старшей дочки, очень красивой и развратной молодой девушки. Которую я нянчил маленькой на руках, и в благодарность за это, она обкончала лицо своего моложавого отца, вкусной и полезной молодой спермой.

— Очень вкусная и сладкая она у тебя Оля. А я и не знал, что у женщин тоже сперма из письки выходит…

— ответил я дочери, целуя ей тёмную промежность и половые губы, мелкими поцелуями. Я благодарил свою девочку, за ту сладость которой она меня напоила.

— Да бывает батя, не у всех конечно, но бывает. У меня когда я захочу, сперма сама из влагалища вытекает. Обычно это происходит во время занятий мастурбацией. А сейчас я просто догналась и хорошо кончила…

— ответила мне дочь, ложась на диван рядом со мной. Девушка обхватила рукой мой член и помяла его пальцами придавая ему твёрдость. Хуй у меня полустоял после лизания пизды у родной дочки. Но под требовательными пальчиками рубенсовской красотки, моей развратной дочурки, член налился кровью и встал колом. И хотя я был уже не молод и мне требовалось время чтобы восстановиться. В данный момент я был готов к постельной схватке с самой красивой девушкой на земле.

— Презервативы в спальне остались Оль. Я сейчас за ними сбегаю…

— сказал я дочке, вставя с дивана, но Оля меня остановила.

— Да не нужны они сейчас папа. Ты же матери на живот кончаешь. Так и мне кончишь, но только не на живот, а в попку. Так же приятнее будет и тебе и мне, а с "резинкой", я только с чужими мужиками ебусь, чтобы не подхватить от них заразу…

— неожиданно огорошила меня дочь, сама того не зная предложив своему отцу, выполнить его заветное желание. Ведь её мать Марина даже речи не заводила об анальном сексе, а Ольга Ивановна развратная врачиха капитан в армии, в жопу тоже мне не давала, говорила что у неё там геморрой. И я вообще в жизни не пробовал с женщинами в попку, а тут такое мне предлагает старшая дочь?

— Да, да Олечка, я ни капли спермы в твою письку не пролью дорогая. Только в попку кончу не бойся…

— ответил я дочери заикаясь от волнения и видя перед собой объёмную белую жопу молодой девушки. Оля встала на диване на четвереньках, угнув голову в подушки, прогнув спину и выпятив кверху, свой обалденный белый попец.

— А я и не боюсь Вадим. Только попробуй мне в влагалище налить. Получишь пиздюлей батя…

— злым голосом сказала мне Оля, призывно поводив жопой из стороны в сторону, маня к себе мой член. А я не стал ей отвечать, потому, что слова застыли у меня в горле комом. Ведь мне предстояло попробовать анальный секс со своей молодой дочкой, у которой такая пухлая и поддатливая жопка.

— Олечка, родная моя, как хорошо с тобой доча…

— я со стоном вогнал член в чёрное, заросше волосянками влагалище Оли, и стал её ебать раздвинув двумя руками полные дочкины ягодицы, смотря как мой член входит в её молодую но уже натёртую членами парней пизду. И у меня перед глазами мелькала нежная, тёмная анальная дырочка девушки. Интересно, а очко у Оли тоже уже разработанно? Ведь она со школы, с пятнадцати лет с парнями трахалась.

По идее и в задний должна давать, раз уж она блядь. Подумал я, с наслаждением сношая старшую дочь в позе ♋ " раком". В такой положении её мать Марина мне только по молодости давала себя ебать, а потом всё, строго " миссионерская" поза лёжа и в темноте под одеялом. А сейчас я засаживал её дочке при свете напольного торшера, и отлично видел влагалище девушки куда входил раз за разом мой член. И её тёмно-коричневое очко, покрытое сетью мелких трещинок, в которое мне предстояло кончить и налить в него спермы.

— Ооойй, оооой, как же ты хорошо ебёшь Вадим. Так, так, ещё ещё, глубже батя, глубже…

— выла, стонала Оля, подмахивая жопой в такт моим толчкам. А я двумя руками держал дочь за бедра и размеренно ебал её в молодое но уже порядком натертое членами влагалище, не сводя глаз с тёмно-коричневого очка девушки. В которое меня так подмывало вставить член и сношать дочку в задний проход.

Но я не мог это сделать раньше времени, не продрав Олю как следует в влагалище, боясь разозлить своенравную девушку. Хотя мне и традиционным способом без извращений, заниматься сексом с молодой дочкой было райским наслаждением. Смотреть как мой член входит между розовых половых губок своего ребёнка, и слушать сладкие стоны дочки, когда я ей доставал до упора, до матки.

Правда несколько раз на пару секунд мне приходилось вытаскивать член из Олиной пизды и пережидать подступающий оргазм. Этому меня научила Ольга Ивановна, в далёком, далёком уральском военном городке, в такой же далёкой молодости. Разравтная капитанша любила когда её долго ебли и обучила неопытного солдата искусству сношать женщину и не кончать.

Что сейчас я с успехом демонстрировал ебя родную дочь. Правда Оля в такие моменты недовольно сопела и крутила жопой и успокаивалась когда я вгонял ей член обратно, в её горячее и влажное влагалище.

— Ой, ооой, все пап, можешь кончать мне в попу…

— жалобно попросила меня Оля, стоя раком на диване угнув голову в подушки. Да я и сам был уже на подходе, и наверняка не смог бы в очередной раз вытащить из её влагалища член и перетерпеть наступающий оргазм.

— Оля, Олечка, дочка моя родная…

— застонал я, давя залупой на тёмно-коричневую дырочку ануса молодой девушки. К моему удивлению, член вошёл в Олино очко легко и свободно, так как задний проход у моей старшей дочурки был основательно разработан членами парней и взрослых мужчин, с которыми моя шаловливая дочь еблась на досуге. И это обстоятельство нисколько не огорчило меня, а наоборот обрадовало. Так как я мог свободно сношать дочь в задний проход, а она не только не испытывала от этого боли и дискомфорта, но наоборот сладко, сладко застонала едва почувствовав член отца в своей прямой кишке и стала кончать.

— Оооойй, ааааа, оооойй папка…

— стонала Оля стоя на четвереньках угнув голову в подушки.

— Ыыы, ааааа, ыыы…

— рычал я, спуская в задний проход любимой дочурки, порции отцовской спермы. Я впервые в жизни занимался анальным сексом с женщиной и этой женщиной была моя родная дочь. Ощущения были запредельные, до потемнения в глазах от оргазма. И очнулся я только тогда, когда мой член обмяк в Олином заднем проходе и я отвалися с дочери на бок и лег рядом с ней на диван.

— Ну ты молоток батя, ни разу от анала удовольствие не испытывала, а тем более не кончала. А с тобой Вадим, я испытала полноценный анальный оргазм. И хочу испытать его снова. Но это будет не сегодня, в следующий раз я клизму себе поставлю, прочищу попку как следует. И ты подольше поебешь меня в неё. Хочу ещё раз так кончить, а сейчас пошли в ванную папа. Я тебе член обмою и сама подмоюсь, намуслякал ты мне в попке своим членом…

— предложила мне Оля, вставя с дивана и я поднялся вслед за ней, так как мой опавший член действительно нуждался в помывке. На залупе образовался желто-белый налет, видно кончая дочке в задний проход, я достал ей до прямой кишки и головка моего члена измазалась.

— Вот так, теперь он будет чистеньким, сколько же удовольствия ты им мне принёс папа…

— говорила Оля, моя мою залупу и сам член в ванной, душистым мылом и тёплой водой.

— Оль, а мне тебя больше в попку понравилось трахать чем в письку. Так приятно было в неё вставлять и кончать…

— сказал я дочке, когда та повернулась ко мне задом в ванной и нагнулась для того чтобы подмыться.

— У меня подруга была Ирина, так она только от анала и кончала. Я ей тогда не верила, а сейчас сама на себе испытала это блаженство…

— ответила мне дочь, моя теплой водой и шампунем свою промежность, густо заросшую чёрными волосками и анус выпятив ко мне жопу. Я подождал когда дочь подмоется и сняв с вешалки полотенец, стал им вытирать у дочки между ног. Оля так и стояла в ванной нагнувшись, позволяя отцу как следует насухо вытереть ей промежность. А я видя перед своими глазами дырочку тёмно-коричневого очка родной дочки в которое с минуту назад входил мой член. Не удержался, нагнулся и стал сосать и лизать языком у Оли её анус.

— Ой, папка, щекотно. Не надо сейчас это делать Вадим. В следующий раз я попку как следует прочищу и ты перед тем как мне засадить, полижешь мою анальную дырочку. Как следует полижешь Вадим, сделаешь своей дочери приятно. А сейчас пошли в мамину спальню, я хочу спать. Мне на работу нужно завтра рано вставать, а не выспавшись я могу упасть с лесов. Я же маляром работаю и мне приходиться подниматься на высоту…

— сказала мне Оля, обломав мои развратные желания, засадить ей этой ночью, ещё раз в задний проход. У меня были намерения ещё раз с ней выкурить " косяк", а потом полизать у Оли пизду и пососать её анус. От этого мой опавший член, наверняка бы встал по новой и я смог заниматься с дочкой сексом. Но я в то же время любил своего взрослого ребёнка и не хотел чтобы она упала у себя на стройке и покалечилась.

— Пошли Оль, тебе действительно нужно хорошо выспаться перед работой, да и мне тоже поспать не мешает…

— ответил я дочке, думая про себя, что смогу утром засадить Оле, перед её уходом из квартиры.

— Лежи спокойно Вадим и не пытайся поднять свой конец. Я тебе больше сегодня не дам. И дай дочери поласкать тебя папа…

— сказала мне Оля строгим голосом, когда мы с ней пришли в спальню Марины и легли вместе на её кровать. Я было попытался помять свой опавший член пальцами, пытаясь придать ему твёрдость, но Оля больно ударила меня по руке своей большой ладошкой. Дав понять тем самым, что она не хочет больше секса со мной.

— Олечка, родная моя, солнышко…

— я шептал дочери ласковые слова, прижимаясь к её роскошному молодому телу.

— Помолчи Вадим, не люблю я эти слюни. Лежи спокойно и постарайся заснуть…

— сердито сказала дочь, не переставая меня ласкать. И я замолк боясь разгневать старшую дочь, красивую и развратную девушку. А она лёжа рядом со мной в темноте под одеялом, в постели матери, ласкала, гладила меня по груди, грубоватой от работы маляра ладонью. И я стал засыпать в объятиях самой красивой девушки на земле, своей старшей дочки, которую я до недавнего времени недолюбливал, а сейчас полюбил всей душой.

Проснулся я ещё затемно и как ни странно с бешенным стояком. Оли со мной рядом не было и в постели жены под теплым байковым одеялом я был один. От выкуренной анаши вчера вечером, немного мутило сознание и как то было не по себе.

Лёжа в темноте под одеялом, я стал лихорадочно вспоминать события прошедшего вечера и ночи, и мне не верилось что я наяву переспал с родной дочерью. Но слабый запах дочкиных духов с лимонным ароматом, исходящий от простыней и подушки, и звук лющейся из душа воды, говорил что все произошло со мной в реальном времени. Ночная фея мылась в ванной и я пошёл к ней в желании вогнать свой член в её теплое и влажное влагалище.

— Ого, а у тебя как у молодого с утра стоит Вадим…!

— воскликнула Оля, выходя из ванной с полотенцем в руках. Старшая дочь на ходу вытирала волосы на голове, а её черный лобок был покрыт капельками воды.

— Олечка, дочка, какая ты красивая. У меня на тебя всегда теперь будет вставать…

— ответил я девушке, которая как две капли воды была похожа на свою мать Марину.

— Это похвально папа, я у тебя злоебучая. Но сейчас меня твой член не интересует. Мне домой нужно на первом автобусе попасть и на работу вовремя придти. Так что можешь одеть трусы и не болтай своим " хозяйством" передо мной. Я тебе больше не дам. Не хочу расслабляться перед работой. Мне целый день придётся малярной кистью и валиком махать, а для этого силы нужны. Иди лучше на кухню и приготовь завтрак, я у тебя перекушу чтобы дома не завтракать…

— сказала дочь, с сожалением окинув взглядом большой стоячий колом член отца. Оля явно была не прочь насадиться влагалищем на мой стояк, но не хотела терять на секс время. На часах висевших на кухне, было полшестого утра и старшей дочери нужно было успеть на первый автобус, который шёл от моего дома в её микрорайон.

— Сейчас дочка, я все сделаю любимая…

— ответил я девушке, окидывая жадным взглядом её обнаженное тело, манящие к себе большими налитыми грудями с тёмно-коричневыми сосками на концах и огромным чёрным треугольником волос внизу живота.

— Да иди же, а то долбану по шее. Вот возьму и расскажу Марине чем ты занимался в её спальне, пока она была на курорте. Будет тогда тебе Вадим от матери по полное число…

— захохатала Оля, видя что я встал столбом рассматривая её прекрасное молодое тело. Старшая дочь легонько ткнула меня кулаком в бок и пошла к себе в комнату, виляя на ходу пухлой жопой. К которой мне до умопомрачения захотелось прижаться членом. Но боясь разгневать своенравную девушку и получить от неё кулаком в бок уже по настоящему. Я пошёл в спальню Марины, где нашёл свои трусы и спортивный костюм. А так же поднял с пола использованный презерватив, который так неосмотрительно вчера бросила Оля, оставив предмет контрацепции. И хотя её зловредная мать, была далеко от дома на Кавказе, я всё равно боялся оставлять в доме следы своего разврата с родной дочкой.

— Кофе Оля сначала попей. После анаши в самый раз глоток крепкого кофе помогает. Всю муть в голове как рукой снимет…

— сказал я дочери, когда она одетая в джинсы и в кофту, зашла на кухню подкрашивая на ходу губы помадой.

— Точно батя, голова у меня не болит, только состояние какое-то муторное…

— ответила мне Оля, садясь за стол и беря в руки чашку ароматного кофе. Я сел рядом с ней и тоже с наслаждением сделал пару глотков бодрящего напитка. Кофе, лучшая похмелка после марихуаны. Вся муть и мандраж в теле, после выпитой чашки крепкого кофе, разом куда-то пропадают.

— А хорошо, действительно хорошо кофе помогает. Словно заново родилась…

— сказала Оля, выпив до дна чашку бодрящего напитка. Глаза у девушки заблестели молодым, здоровым блеском и она с аппетитом стала кушать макароны с сыром которые я ей разогрел в микроволновке. А я сидел рядом со стояком в штанах и рассматривал красивое лицо старшей дочери и её полные груди выпирающие под кофтой. Которые ещё ночью лапал голые и сосал на них соски.

— Всё наелась, а то дома кусок в горло не полезет. Эта 🐍 змея Елена начнёт с утра " пилить". Достала она меня сил нет…

— сказала Оля, отодвигая от себя пустую тарелку. Старшая дочь достала из своей сумки пачку сигарет и прикурив её от моей зажигалки с наслаждением затянулась.

— Эх хорошо у тебя батя, но надо собираться. Мне ещё дома нужно дела поделать, да и полежать полчасика перед работой. Загонял ты дочь Вадим, натер мне своей ялдой влагалище. Как я теперь буду работать весь день…?

— с укором сказала мне Оля, делая строгое выражение лица. Но глаза у девушки при этом смеялись. Дочка затушила недокуреную сигарету в пепельнице на столе и пошла в прихожею одеваться. А я вслед за ней, чтобы помочь своему ребёнку одеть шубку.

— Вадим, у тебя совесть есть? Посмотри в каких сапогах ходит твоя дочь…?

— сказала мне Оля раздраженным голосом, одев на свои ноги зимние сапожки и застенув на них молнию. Сапоги у дочери были уже старые, но фирменные импортные и вполне пригодные для носки ещё не один сезон. И старшая дочь могла бы в них щеголять по улице, так как смотрелись её меховые сапожки очень эффектно. Но это был намёк с её стороны на то, чтобы я ей дал денег, за ночь проведенную с ней в постели.

И я ни слова ни говоря, кинулся к кладовке где в том же рюкзаке с рыбацкими принадлежностями у меня хранилась " заначка", небольшая сумма денег на " чёрный день". Хотя Марина знала сколько я получаю и я ей отдавал все до копейки, но порой мне удавалось подколымить на работе и левый заработок я откладывал на всякий случай. И вот он сейчас настал, моя заначка пригодилась чтобы оплатить услуги родной дочери, очень красивой девушки, с которой я провёл самую лучшую ночь в своей жизни.

— Вот дочка, хватит тебе на сапоги дорогая…?

— сказал я Оле, давая ей в руки " заначку" которой хватило бы с лихвой на две пары сапог и ещё останется на духи и помаду. Я отдал старшей дочери все деньги которые у меня были и не жалел об этом.

— Хватит, пока хватит, но ты ещё мне и шубку новую купишь Вадим. Она у меня уже совсем износилась…

— сердито, с вызовом сказала мне Оля, но глаза девушки светились теплотой. Она вдруг обняла меня рукой за шею и поцеловала в губы коротким поцелуем. А я успел помять Оле груди через распахнутую шубку и теплую кофту одетую на старшей дочери.

— И смотри Вадим, если я узнаю что ты с блядями у себя на работе в любовь играешь. Не обижайся папа, я твои яйца оторву…

— зло сказала Оля, ложа руку на мне на штаны спереди, слегка давя на неё ладонью, словно показывая что будет с моими бедными яйцами.

— Я не собираюсь ни с кем изменять нашей маме и тебе Оля. И не надо отрывать мне яйца дочка, они тебе ещё ведь пригодятся…

— ответил я злой девушке, которая стоя одетая в прихожей, давила рукой мне в стоявший колом член.

— Не зли меня Вадим, не надо. Я просто тебя предупредила папа…

— сказала Оля, убирая свою руку с моего члена, слегка помяв его пальцами. Это был знак что девушка не сердита на меня и хочет вновь насадиться на член отца.

— В следующий раз выпить купи, а то я боюсь от твоей " травки" наркоманкой стать…

— сказала мне дочь перед тем как выйти из квартиры в подъезд. Оля застегнула шубку и повесив сумку на плечо пошла на улицу, одарив меня на прощание строгим взглядом.

— Да куплю Оля, куплю дорогая. И выпить и закусить, по первому разряду будет стол накрыт к твоему приходу…

— ответил я уходящей дочери, но тихо чтобы не услышали соседи на лестничной площадке. Оля довольно кивнула головой и вышла в подъезд, цокая по кафелю каблуками своих сапожек. А я вернулся в квартиру, закрыл за собой дверь и раздевшись до гола, зашёл в спальню Марины и лег в разобранную постель своей фригидной жены. На которой я ночью ебал нашу с ней дочь.

— Оля, Олечка, как же хорошо с тобой было дочка…

— простонал я, прижимаясь стояком к простыням которые пропахли духами и молодым телом старшей дочери. А какая у Оли жопа, как же приятно её туда ебать и мять при этом дочки ягодицы. Нет в следующий раз попрошу дочь поставить клизму и полноценно трахну Олю в попку. Как следует побалую себя анальным сексом с молодой девушкой.

Думал я вдыхая аромат Олиных духов шедший от подушек и простыней. Только где мне брать деньги дочери на шубку и вообще на приличную выпивку и закуску. Дешёвый самогон который продают в соседнем подъезде, дочь наверняка пить не будет, да и им отправиться можно. На стол для любимой дочки мне нужно поставить дорогую водку и вино, да и закусь тоже на уровне. Придётся у Олега в долг занимать, а там может подколымлю на работе и отдам ему. Он как мой лучший друг и одноклассник может и подождать когда у меня появятся деньги.

Хотя, а что если предложить Оле перепихнуться с Олегом не просто так, а за деньги. Она же блядь, еблась с парнями до свадьбы за стакан дешёвого портвейна. А тут ей реально за секс могут хорошо заплатить. Точно, нужно как бы осторожно намекнуть старшей дочке на это. И мне будет хорошо и ей, Олег любит молодых симпатичных девчонок, особенно сисястых и жопастых как Оля.

К тому же мой бывший одноклассник внешне красив собой и при деньгах. Ездит на подержанной иномарке и давно живёт без жены. Думаю что Олег не откажется заплатить за порево с красивой, молодой девушкой. А я буду смотреть на то как он ебёт мою дочь со стороны, а потом вместе на с ним на пару станем засаживать Оле в два "смычка". Подумал я засыпая голый в постели жены, на работу мне нужно было идти к девяти и я мог себе позволить поспать ещё час, полтора.

— Ну, что Вадим, уладил проблему с дочками? Давай сегодня после работы к тебе пойдем. У меня между ног всё чешется, трахаться хочу сил нет…

— Таня встретила меня в цеху и играючи прижалась ко мне своим потертым задом, в синем рабочем халате. А у меня даже слов не нашлось чтобы ей ответить. Я смотрел на коллегу по работе как на прокаженную. После ночи проведенной с молодой дочкой, у которой тело горит огнем, а ебётся она так, что с ней можно потерять сознание от кайфа. На эту облезлую курицу Таню, у меня и не встанет.

— Что, другую себе нашел Вадим? Козёл ты после этого, я столько времени на тебя потратила. Уже давно бы с кем нибудь перепехнулась. Больше хуй ко мне подойдёшь…

— зло сказала мне Таня, правильно поняв мое молчание. Женщина обиженно закусила губы и ушла в другой конец цеха, от меня подальше. А я облегчённо вздохнул, проблема с коллегой по работе была решена без скандалов и сцен ревности. Да и у меня с Таней ничего и не было, только обещание на словах ей засадить. Хуже было бы если бы я действительно с ней переспал, тогда другое дело, она бы имела на меня определенные виды. Но я тут же забыл про возрастную колллегу по работе, у которой лицо намазано густым слоем " штукатурки" чтобы скрыть морщины под глазами.

Все мои мысли были об Оле, об старшей дочке, которая обещала мне дать полноценно трахнуть себя в задний проход в следующий раз. И я думал только об ней, об этой черноволосой богине, словно сошедшей с полотенц Рубенса.

Отработав кое-как смену, я прямиком направился к Олегу чтобы занять у него денег и предложить совместно выебать мою старшую дочь. Оля любила деньги и дорогие подарки, и я был уверен, что она не откажется перепехнуться с красивым взрослым мужчиной, каким был мой одноклассник. Но Олега дома не оказалось, очевидно он где-то " подрабатывал" тряся заезжих в наш город торговцев с Юга и гастарбайтеров. И я решил зайти к нему завтра с утра перед работой, чтобы застать друга дома наверняка.

Придя домой я приготовил ужин, поел и стал ждать в гости свою младшую дочь Алину. Которая по просьбе матери должна прийти ко мне сегодня ночевать, сменив свою старшую сестру. И впервые в жизни, у меня появилась острая неприязнь к своей любимице Алинке. Я хотел чтобы ко мне пришла ночевать Оля, развратная и сексуальная девушка. С которой можно будет выкурить " косяк" и лечь в постель. Но делать было нечего, старшая дочь придёт ко мне только завтра, а сейчас мне нужно проводить время в обществе своей младшей дочери.

— И как можно ходить в таком виде по улице в мороз Алина? У тебя же детей не будет, застудишь всё…

— отругал я младшую дочь, когда та позвонила вечером в дверь моей квартиры. И я застал её на пороге в короткой меховой курточке, в неменее короткой синей джинсовой юбке. На стройных ножках моей младшей дочки, были натянуты чёрные капроновые чулочки, обута Алинка была в полусапожки, а на голове у девушки, красовалась белая вязанная шапка, со смешными бубенчиками.

— Не твое дело в чём я хожу. Тоже мне учитель нашёлся…

— к моему удивлению, зло огрызнулась младшая дочь, зайдя в прихожею. Алинка сняла с себя курточку и шапку, повесив их на вешалку и не снимая сапог, прошла на кухню цокая каблуками. И это наглое поведение дочки меня взбесило. Я было хотел ей сказать чтобы она вернулась в прихожею и сняла с себя обувь. Как эта маленькая дрянь меня опередила.

— Что встал столбом Вадим? Давай неси свой " косяк", я покурить хочу…

— ошарашила меня Алинка, младшая дочь сидела на стуле бесстыдно раздвинув ноги, да так широко, что мне под короткой юбкой между ног у девушки, обтянутых чёрными капроновыми чулками, были видны её белые трусики.

— Какой ещё " косяк" Алина…?

— было переспросил я у дочери, первым делом у меня возникло дикое желание отшлепать её по попке ремнём и выгнать из квартиры. Но тут же осекся, посмотрев в её наглые глаза. Она все знает, до мельчайших подробностей, что произошло вчера ночью между мной и её старшей сестрой. И мне нужно делать то, что она просит, а иначе дочка заложит меня Марине.

— Сапоги сначала сходи с ними в прихожею, в ванную руки помой. Да и на голодный желудок " косяк" не курят, поешь сначала всё что я тебе приготовил. Только тогда мы с тобой покурим " травки" Алина…

— ответил я дочери, дрожащими руками доставая из холодильника тарелку с макаронами " по флотски". Если старшая дочь любила макароны с сыром, то младшая обожала их с мясом.

— Я дома у себя наелась. Мне мой муж приготовил ужин и накормил меня перед уходом. Так, что я не голодна и желудок у меня не пустой. Давай неси свой " косяк" батя. Попробовать твою анашу хочу…

— Алинка зло топнула ногой ударив по полу каблуком, а её короткая джинсовая юбка ещё сильнее задралась, обнажив молодые ляжечки девочки, обтянутые чёрными чулками на резинках, под которыми виднелись белоснежные трусики.

— Пошли тогда в зал дочка. На кухне не принято анашу курить. В зале на диване намного удобнее будет…

— предложил я Алинке, ставя на стол тарелку с холодными макаронами, которые собирался разогреть в микроволновке.

Мне что придётся её ебать? Мою любимицу, миловидную, стройную девушку студентку. У которой в отличии от грубоватой Оли, было всё моё. Волосы на голове, черты лица, губы, нос и глаза. Младшая дочь была моей копией и у меня в голове не укладывалось как можно лечь с ней в постель.

Но стоя перед Алинкой со стоячим колом членом в трико и смотря в её наглые, бесстыжие глаза. Я до ломоты в члене, до бешеного стояка в нём понял, что младшая дочь пришла ко мне с ночёвкой, не только курить анашу.