Письма. ч4

Дочь, я жив! Летел и впервые за эти четыре года, у меня были слезы радости, а не горя. Я вернул себе дочку, любимую и самую…. ….! Но отрезвление пришло тут же, бросил ее одну, и не поговорил и не выслушал. Просто отстёгивал бабло, как чужому человеку, и не одного слова о том почему!! Передо мной лежал отчет:

Настя не замужем, работает там же. С друзьями не общается.

Аннушка, учится и работает, есть молодой человек- Алексей.

Первое желание было, набрать позвонить, нет нельзя. Надо ехать общаться и в лицо получить то, что заслужил. Так в течении двух месяцев и прожил, с планами как вернусь и буду обнимать свою дочку, да, и были мысли, может быть Настю, свою Настенку верну.

Бывает, же судьба злодейка. В ночь поднялся шторм, сильный, такие бывают пару раз за десятилетие. Видать отвлекся, от приятных мыслей, получил одним из оторвавшихся тросов прямо по позвоночнику, перебивая 6 по 8 позвонки. Еще не все, тело мое смывает за борт, повисаю на сетке, и только через час меня спасают. Очнулся в Осло, в госпитале.

Через два месяца выписали на коляске, и без права, без шансов на восстановление. Все мои планы рухнули, куда сейчас – папа инвалид, прости жена прими такого!! Получил страховку почти 6 миллионов евро!! Да, столько сколько и заработал в течении этих почти пяти лет!! Продлил договор с детективом он раз в месяц присылал отчеты о моей бывшей жене и дочке. Почти всегда в воображении и в иллюзии, что я с ними. Купил в Карелии домик, обставил его, думал жить.

Почувствовал слабость в руках, поехал обследовали, в вдогонку опухоль, в мозгу, и с каждым месяцем растет, видать травма подстегнула ее. Врачи сказали максимум год, и все. Операция возможна, но шанс на восстановление памяти, минимальные. Решил, буду жить сколько дано, три месяца, как и на работе, в больницах, две три недели дома! А где он дом?

Анастасия:

После того как дочка Аннушка прочитала письмо, чуть успокоилась. Подошла ко мне, опустилась на колени передо мной, и сказала:

— Мам, — гладя мои руки, сквозь слезы — Мам, мы пошли с Алексеем, там будем, читай спокойно и плачь! Все, что нужно ты сама расскажешь, ну а ваша тайна пусть с вами останется, с тобой и папой!

Аннушка и Алексей вышли, открыла письмо, смотрю на лист и сквозь слезы не могу прочесть, промокнула, читаю:

«Здравствуй Анастасия! Вот, последний у нас с тобой и разговор, и настал. Правда в письме, ну все же какой есть. Сильно! нас долбанула жизнь, те мои мечты о счастливой жизни вместе с тобой, разбились о гранит жизни. Не буду, ничего говорить о последних с тобой перипетий жизненных, да! все мы делаем ошибки, и только теперь на краю моей жизни, на краю вечности. Я понял, что ошибки есть фатальные и просто жизненные.

Твоя ошибка –просто жизнь, моя ошибка цена моей жизни, и слава богу, что только моей. В последний год я тебя простил, и после последнего контракта принял решение приехать и попытаться вернуть тебя.

Приехать, попросить прощение у дочери за то, что поверил, что она не моя!! Да, Настя, я четыре года жил с тем, что Аннушка не моя дочка! Там в конверте тест ДНК, она моя, и я опять смог жить и мечтать. Но, не судьба, травма, а затем болезнь, сократило или даже перечеркнуло мои мечты о Вас, не видел я, рядом с вами себя, беспомощного, и умирающего. Тем более, в год свадьбы и счастья своей дочери. Вы сейчас в доме! Который я купил уже, когда принял решение, что останусь один, но все-таки окружил себя теми, кого всегда любил.

Очень жалею, что не дал тебя высказаться, тогда возможно послушав!! не в тот день, может через неделю или месяц. Все бы было по-другому, за это извини меня!

Извини! за эти упущенные годы, мои и твои. Вмести или по раздельности это уже другое.

Постарайся все-таки начать жить. Только без меня.

В спальне, на тумбе, по моей просьбе, стоит урна с моим прахом. Прошу тебя, с дочкой вместе, распылите его над этим лесом, карельским, и не надо, прошу не надо плакать. Хочу, чтобы вы улыбались и были счастливы. Ну кажется все сказал, и одновременно и ничего.

Да, и еще, я всегда любил тебя! И когда кажется ненавидел, сейчас понимаю, что все равно любил только тебя! И умираю с любовью в сердце!

Целую в твои губы, вишенки! Твой бывший муж Александр.»

Проплакав, успокоившись — взяв урну и письмо, вышла к детям. Они сидели на террасе, с бокалами напитков рядом стояла женщина которая нас встречала, увидев меня повернувшись сказала:

— Нам Александр, дал распоряжение зафрахтовать вертолет, и при приезде Вас, с дочкой, и дать возможность выполнить его просьбу!

— Какая просьба? – спросила Анна

Без слов, подала письмо, села в ноги к дочери и с полными глазами слез, ждала. Анна читала и ревела, потом отпустив лист письма на пол, протянула мои руки к своим,

— Он любил нас, и простил тебя, мам он простил, ну а мне нет нужды прощать, я люблю вас мам и пап!! обоих, прости нас пап!!  полетели, мы любим тебя!!!