шлюхи Екатеринбурга

Папа Пик-ап. Новые приключения. Эпизод 3

Через два дня после описанных событий и за три дня до нового года вдруг раздался телефонный звонок. "Катюша 18 Матильда" — высветилось на экране. Дело в том, что Катя мне тогда чем -то напомнила Матильду из фильма "Леон" с Жаном Рено, так я её и записал.

— Можно к вам… к тебе… зайти?

— Конечно, красавица, заходи!

Через десять минут я уже рассматривал у себя на кухне недавнюю именинницу. Она явно готовилась и была накрашена, как на свидание. Под той же джинсовой курточкой, на два размера больше, была одета кофточка со множеством пуговичек и большим вырезом, в котором виднелась её большая грудь в розовом лифчике. А лифчик то явно с пуш-апом! — подумал я, но выглядит потрясно! Её второй с половиной размер превратился в твёрдую троечку и тяжело вздымался от её дыхания, проглотив собой какой-то кулончик. На бёдрах была чёрная, вельветовая мини юбка, которую она постоянно пыталась натянуть поглубже, чтобы скрыть чёрные колготки в ромбик, чем только больше привлекала моё внимание к этому месту. Она протёрла запотевшие с холода очки и уставилась в дверцу шкафчика.

— Может тебе налить чего? Чай, кофе, потанцуем! Пиво, водка полежим. — попытался я снять напряжение.

— Мне… мне… секс… — густо покраснела она

— На пляже? — уточнил я

— Нет!… Да,.. . и на пляже тоже! — она стала совсем красная

— Так ты пришла на потрахушки!? А чего ты тогда так стесняешься? А, понятно! — Без подруг немного страшновато, да?

— Ну ничего, сейчас расслабим тебя…

— Вы… ты не понял! Дело в том, что Игорь…

— Поссорились?

— Нет… просто… его,. .. никогда не было, вот!

— Ааааа…. — дошло до меня, — так ты ещё девственница и придумала его, чтоб подругам рассказывать?

— Нет, он существует!

— Понятно! Но про тебя не знает, да?

— Да! Он мой. ..учитель… танцев… — наконец взглянула она на меня с надеждой и радостью, что я всё понял и рассказывать не пришлось.

— Тааак! Значит, ты для меня так нарядилась? Решила девственности лишится?!

— Да, а что? Что-то не так? — встрепенулась она

— Нет, ну что ты, ты пришла по адресу! — улыбнулся я обезоруживающей улыбкой, — Сделаю всё… чики-пуки! Но больно будет. — предупредил я.

— Я знаю.. пытался один засунуть… — не смог!

— Даже таак. Понятно

— А ваш… твой… мне понравился! Я три раза кончила тогда. И дома один, когда вспоминала!

— А в тебя сегодня можно?

— Что?… А… кончить… — да, можно, — покрылась она девичьим румянцем, видимо представив и, может, даже почувствовав, как наполняется горячей спермой её влагалище.

— Ну вот твой коктейль! Расслабься пока, а я комнату приготовлю, кровать застелю…

— Мммм.. на! Вставь в музыкальный центр! — протянула она мне флешку, затягиваясь коктейлем

— А что там?

— Там музыка! Я просто представляла это всегда… по одному сценарию и… я прошу сделать это, когда… я буду танцевать и… в определённый момент ты подойдёшь и… порвёшь на мне колготки и… и войдёшь в меня! — она уставилась на меня с надеждой.

— Хм… Вобще то жизнь мало похожа на фантазии, а я совсем не похож на Игоря!

— Дело не в Игоре! Просто я хочу… чуточку погрубее. Окончательно я поняла это, когда ты долбил Лану, не давая ей продыха. Я тогда кончила в трусики, даже не касаясь себя. Едва сдержалась, чтоб не прыгнуть в кровать к вам, чтоб ты и меня тоже оттрахал до вялых соплей.

— То есть праздников у тебя тогда не было, — ты просто стеснялась подруг.

— Да! И вы не говорите им! Ты.. я хотела сказать…. — потупилась она.

— И тогда это был твой первый… хуй во рту?! — вспомнил я, что ей нравиться пожёстче и не прогадал, — её глаза загорелись желанием, а ноги чуть раздвинулись.

— Я почувствовал что-то такое! Но ты хорошо сосала для первого раза!… И проглотила всё! Молодец! — её щёки зарделись от похвалы, да я и сам что-то возбудился не на шутку! Аааа… хрен с ней, с подготовкой! Я душ недавно принял, а флешку ещё успею вставить. Я молча достал свой член и, макнув его в коктейль, сунул ей под нос, надавив головкой в губы. Она мельком глянула на меня и, открыв рот, жадно проглотила его наполовину, сразу аппетитно зачавкав.

Боже! Как хорошо, когда тебе сосёт девственница, которой восемнадцать лет и два дня! Это такой кайф!… Головка, от созданного сердцем, давления с трудом помещалась в ротике вчерашней школьницы, но она старательно обсасывала её, давилась, но не выпускала изо рта. Я двинул бёдра назад, давая ей отдышаться, она глотнула из трубочки коктейль, сама макнула туда головку и, отставив стакан, открыла призывно рот.

— Что, нравится тебе сосать? — спросил я, как мог строго. — Хочешь ещё? — она часто закивала головой, тиская свои груди и поправляя съехавшие очки.

— Расстёгивай кофточку! — она начала лихорадочно расстёгивать частые пуговицы…

— И соси! — вставил я ей член в рот. — В горло хочешь? — она похотливой ланью посмотрела на меня и часто закивала, продолжая расстёгивать кофточку.

— Расслабь горло! Я должен почувствовать свой хуй вот здесь! — стал я водить рукой по её горлу, показывая, где он должен оказаться

— Готова? — и не дожидаясь кивка, я двинул член вперёд, пытаясь проникнуть в горло, но она стала давиться, не пуская меня.

— Спокойно, моя хорошая, — вернул я свой обычный тон, — Расслабь горлышко вот здесь, и не заметишь, как я проскользну внутрь, поняла?

— Да! — сказала она, пытаясь отдышаться и расстёгивая последнюю пуговицу на кофточке и распахивая её. Я уставился на её розовый лифчик, удерживающий её груди и на пупок под ним.

— У тебя классная грудь! — положил я свой член в ложбинку между ними. Она благодарно улыбнулась комплименту и сжала мой член между грудей руками, а я начал скользить между них. Моя головка изредка появлялась сверху между холмов и она, каждый раз, ловила её ртом. Боже, как классно — мягкие сиськи упруго сжимались вокруг члена, напоминая влагалище! Я не на шутку возбудился такой игрой, чего раньше за собой не замечал. Головка аж сияла зеркальным блеском от перевозбуждения. Чёрт, я так скоро кончу! — подумал я, но мне уже было всё равно, — я стал всё глубже засаживать ей между сисек и, как следствие, в рот. Потом просто начал трахать её в рот, стараясь засунуть в горло. Катя давилась, очки упали куда-то, слёзы текли из её глаз, размывая тушь с ресниц. Я тупо держал её за затылок и вгонял ей в рот, а она упиралась ручками мне в бёдра и пыталась не захлебнуться. Я остановился, просто давя ей в рот, опустил руку и, похлопывая её по горлу, сказал:

— Вот здесь расслабь! Впусти его, проглоти! — она начала судорожно глотать и я стал медленно проваливаться глубже под мычание и чавканье Кати, потом, как будто порвав что-то, провалился весь, упёршись лобком в её нос и чувствуя пальцами свой член в её горле. Вынул. Сказал: — Положи свою руку сюда, почувствуй его рукой. — положил я её руку ей на горло.

— Угу! — кивнула она, размазывая тушь и слёзы по щекам и я опять воткнул ей в рот.

— Глотай! Глотай, красавица! Мммм… вот так! Дааа… — выдохнул я, почувствовав, что глубже уже некуда. Катя пыталась судорожно дышать носом, но часто высмаркивала слюну из горла через нос, так как ей просто некуда было деваться. Вообщем зрелище не эстетичное, но почему-то нам было насрать на это. Катя с упоением впускала меня в горло, а я трахал её, натягивая двумя руками за затылок. Я даже не заметил, как подкрался оргазм, и я, вдруг, просто взорвался у неё в горле, заливая всё спермой и бурно кончил едва стоя на ногах. — Кххммммм!!! — захрипел я, а Катя дёргалась при каждом толчке спермы в её ротик!

Отстрелявшись я устыдился своего поведения и хотел извиниться, но, уже набрав в грудь воздуха, посмотрел в её лучащиеся счастьем глаза с размазанной тушью и понял, что это лишнее. Она вернула очки на место и гордо посмотрела на меня:

— Я всё проглотила! Папочка! ( Папочка?… Ну ладно! )

— Тыж моя красавица!… Понравилось?

— Я кончила! — вытирая лицо салфетками, похвасталась она. — Два раза!

— Я тоже кончил. — засмеялся я. — Ладно, я в душ.

Через пять минут Катя сменила меня в ванной, а я лёг на кровать и вставил флешку в медиа центр, включив пока porn music video для настроения. Заиграла любимая песня Bekky G, где сама певица выступает в качестве порномодели. Это подействовало ожидаемо и мой член уставился в потолок, пульсируя в такт с сердцем

— Поставь лучше мою музыку — я станцую! — появилась из ванны Катя и я включил воспроизведение с флешки. Заиграл модный ритмичный мотивчик под который Катя начала своё выступление с довольно динамичных движений. Она так и была в расстёгнутой кофточке, лишь завязанной на узел на животе, и поэтому её грудь в розовом лифчике ритмично колыхалась, не успевая за своей хозяйкой. Периодически вздымалась и юбочка и теперь я рассмотрел, что она действительно в колготках. Колготки плотно обнимали её ножки, а ромбики растягиваясь и увеличиваясь в размерах по пути вверх. Сначала её движения были неуверенными, но постепенно она вошла в раж и стала танцевать что-то в стиле go-go, где много наклонов и махов ногами. Это было красиво, но то ли сама обстановка, то ли то, что мне сейчас предстоит лишить её целомудрия, это меня почему то сильно возбуждало. Я лежал на кровати в позе падишаха и медленно водил рукой по члену, с которого Катя не спускала глаз. Вдруг, словно услышав меня, начался какой- то восточный мотив, под который Катя стала плавно извиваться и приседать, танцуя танец живота! Получалось у неё не плохо. Она чётко попадала в ритм своими резкими движениями или наоборот, плавными переливами из одной позы в другую. Наконец она почти застыла на месте, подняв руки над головой и танцуя только бёдрами и животом, ритмично выписывая круги и восьмёрки и, кажется, забыла, где она, целиком отдаваясь танцу лишь перетекая с одной ноги на другую. Я, как завороженный, смотрел на её ритмично колышущиеся груди и вращающиеся бёдра и постепенно понимал, что хочу задрать ей юбку не потому, что она попросила, а потому, что уже не могу по другому. Я резко встал и грубо толкнул её животом на кровать, задрав юбочку и, наконец, увидев верхнюю часть колготок, которые, по моему, называются шортики. Катя взвизгнула от неожиданности и попыталась вернуть юбочку на место, но я уткнулся лицом в её попу и втянул запах прелого капрона и чего-то интимного.

— Лежать! — сурово сказал я, собрав все актёрские навыки. Катя испуганно замерла, — Не дёргайся! — я подцепил капроновую ткань руками и прорвал её зубами. Дальше дело техники, — ухватив края дырки я рванул руки в стороны, с сухим треском, разрывая колготки на юной Катиной попке.

— О! Да мы без трусиков! — заметил я

— Ты хочешь, чтобы папочка тебя выебал?

— да, да, да, — мелко закивала она, отклячивая попочку и я, не удержавшись, нырнул лицом к её волосатой киске, лишь подровненной машинкой по краям и выровненной по длине волосиков. Я провёл языком почти от пупка до ануса, по пути ныряя в каждую норку. Она уже во всю текла и выгибала попку навстречу. Я присосался к её юному бутончику и стал слизывать нектар молодости. Может я потому ещё ничего выгляжу, что мне изредка попадаются такие ангелочки с нектаром молодости в своих бутончиках? — подумал я.

Но хватит нежностей! Пожёстче так пожёстче, — я взял её руки и положил ей на попу: — Раздвигай! Шире! Вот так! — стала видна девственная плева почти сразу за малыми губками. Я полил смазкой свой член для лучшего скольжения и приставил головку ко входу.

— Готова? — в её глазах явно полыхнула паника, но она нашла в себе силы неуверенно кивнуть.

— Выеби меня, папочк…АААААААААААА!!!! — издала она громкий крик изумления и боли, какой издаёт толпа в цирке, когда акробат под куполом вдруг срывается и повисает на страховке.

Мои яйца мирно лежали на её попочке, а по окружности моего члена, до упора вошедшего в Катю, уже сочилась кровь, капая на подложенную подушку, как будто я её зарезал своим членом. У Кати, от боли, перехватило дыхание и она открывала и закрывала рот, глядя на меня расширившимися зрачками. Я протянул руку и нежно погладил её по волосам:

— Всё, моя девочка! Всё, моя хорошая! Ты больше не девочка! Видишь, — хоп, и ты стала взрослой! — наговаривал я ей, успокаивая. Постепенно дыхание вернулось, она сначала быстро задышала, превозмогая боль и чувствуя незнакомое ощущение чего-то большого внутри себя. Затем дыхание выровнялось и опять стало глубоким. Можно. И я плавно потянул свой член назад и, не выходя, вернул его на место, — в Катю.

— Тссссссс…. — зашипела она, сморщив носик и зажмурив глаза

— Потерпи! Сейчас будет приятно! — прошептал я ей на ушко, медленно двигаясь в её узком влагалище, впервые принявшем мужской орган.

— Папочкаааа… — выдохнула она и сама подалась бёдрами на мой член, насаживаясь поглубже. Ага, процесс пошёл. — понял я и включил режим "пожёстче"

— Ну что, любишь танцевать? — спросил я громко

— Да, папочка!

— А любишь, когда папочка тебя ебёт?

— Дааа, папочка!!!

— А что больше любишь?

— Люблю когда папочка ебёт меня в горлышко и в писечку! — сотрясаясь всем телом от моих толчков, простонала Катя

— Скоро мы и твою попочку откроем!

— Да-а-а-а-а, па.. поч… ка… — отвечала она между шлепками моего живота об её ягодицы.

Теперь главное продержаться до её первого настоящего оргазма и не кончить раньше её и я просунул руку под её животом и, нащупав залитый кровью клитор, начал его ласкать. Катя уже охала и стонала., активно подмахивая мне, забыв про боль. Она наслаждалась ощущением, как внутри неё ходит большой, горячий поршень, поднимающий её на вершину наслаждения. Она чувствовала мой палец на своём клиторе и это ощущение не шло ни в какое сравнение, когда она это делала своим пальчиком, сама. Постепенно ощущения от поршня внутри и от пальчика стали заполнять собой всё сознание, сливаясь в один большой ком наслаждения, заслонивший от неё весь остальной мир. Остались только поршень и его частые толчки куда то вглубь живота. У Кати потемнело в глазах, как сквозь вату, она услышала мой хрип и возглас: — Катяяя… кончаююю!!! Я сделал несколько конвульсивных движений и прижался к её попочке, расплющивая её. А у Кати, почувствовавшей, как поршень внутри неё, как будто став больше, закачивает ей в глубину что-то горячее, пульсируя и конвульсивно дёргаясь перед глазами будто взорвалась сверхновая и, подхватив её, подняла её высоко-высоко, так что перехватило дыхание, и Катя закричала от наслаждения и восторга.

— Бляяяяяядь!!! Даааааа!!!…. — влился её крик в мои стоны и она мелко задрожала, кончая.

— Подожди, не выходи! — попросила она, — Побудь внутри ещё чуть-чуть. — слабым голосом добавила она, а я смотрел на то, что натворил с ней. Катюша стояла на коленках в углу кровати, куда я её забил своим тараном, её голова лежала на пододеяльнике, смешно сминая щёчку. Тут же лежали, съехавшие набок, многострадальные очки. Расстёгнутая кофточка задралась, открыв застёжки лифчика и острые лопатки. Мини юбочка была задрана на пояс, открыв большую, рваную дыру в колготках, через которую можно полюбоваться на её круглую попку с торчащим из киски, окровавленным членом. Я двинулся назад и с лёгким чпоком выдернул свой член из влагалища, из которого тут же потекла ручьём розовая эмульсия из взбитой с кровью спермы, капая на уже залитую кровью подушку.

— Вот тебе мой подарок на совершеннолетие и новый год! — положил я ей под нос коробочку с новым телефоном.

— Ой! — воспряла она и, встав на локотки, открыла упаковку. — Спасибки-спасибки-спасибки, — поцеловала она новый экранчик и повернулась ко мне, а я нажал на спуск своей камеры! Теперь это мой любимый кадр: — Юная Катюша, стоящая раком с раскрытой и натёртой дырочкой и вытекающей оттуда спермой, в разорванных колготках и задранной кофточкой, счастливо оборачивающаяся через плечо, с новым телефоном в руке. Жаль на выставку не возьмут это произведение, а оно достойно того…

Продолжение следует