Отдых на турбазе

Корешок мой Сахара позвал отдохнуть на турбазе.

— Поехали, — говорит, — развеемся, а то засиделись в городе. Скоро мхом и плесенью зарастём и зачахнем без свежего воздуха. А там природа, птички поют, сикарашки разные в траве шастают. Искупаться опять же можно. Там пруд такой — мама моя женщина. Загорим с тобой, как негры станем. Им вон сейчас в Америке почёт и уважуха. А мы что, хуже? Короче, собирайся.

— Сашок, — отвечаю, — природа, это, конечно, хорошо, только вот сикарашек я не очень.

Сашка перебил.

— И зря. Я вон по телеку видел, так кто-то, то ли китайцы, то ли ещё кто, только шибко уж узкоглазые, всякую насекомую потребляют в жареном, пареном и сыром виде. И заметь, без водки. А мы бухла, кстати, сколько возьмём?

— Думаю, что по паре на рыло.

— Что? — Сашка ажник подпрыгнул. — По паре пузырей?

— Идиёт! По паре ящиков. Кто же на несколько дней по два пузыря берёт. Мы же от жажды сдохнем. А из закуси чего брать будем?

— О, с этим полный порядок.- Сашка облизнулся. Что другое, а требуху набить для него первое дело. — Маманя собирает продукты.

Тогда можно не волноваться. Сашкина мать считает, что её сын недоедает, недосыпает и вообще болезненный ребёнок, который мигом сгинет без её пригляда. Малыми ещё были. Если придёшь к ним в гости, то от тёти Нины выползаешь беременным тараканом — с отвисшим пузом и на четырёх костях. На ноги встать не можешь, живот перетягивает.

Вопрос с разными насекомышами с повестки дня снят. Мы с Сашком всегда набираемся первую половину ночи и не чуем, как нас комары и прочий гнус ест. А во вторую половину ночи они так набираются, что замертво падают, алкаши несчастные. С водкой тоже всё ясно, как и со жратвой. Остался один важный вопрос — бабы.

— Сашк, а тёлки будут?

— Да куда же без них? Уже. В смысле есть пара кандидаток.

— Как они, ничего?

— Даже без водки потянут. А с водкой так просто Дженифер эта, как её, Лопес, что ли.

Раз можно смотреть на девушку без водки, значит с водкой точно королевы красоты. Да нам с лица воду не пить, важно наличие небольшой такой щели промеж ног и желание этой девушки поместить в это дупло сучок. Проще говоря, чтобы не выделывалась, а раздвигала ноги сразу, безо всяких "Я не такая!" А на кой хер ты, "не такая", с мужиками на природу едешь? Озвучил свою озабоченность. Саня успокоил

— Вовец, тёлки клёвые. Я их ещё по учёбе знаю. Безотказные, как автомат Калашникова. Ты присмотрись к ним, может какую и в подруги выберешь. А что?

— Саня, кореш, как говорят девки: Замуж не напасть, лишь бы замужем не пропасть. Если пожить, то можно попробовать, а если в ЗАГС вести, то будем посмотреть.

Всё решено, всё собрано, пора грузиться.

У меня Сурф, японец чистокровный. Во Владик за ним гонял. Кому-то эта машина "Фиии!", а по мне так в самый раз. Неубиваемый дизель, рама, вечная подвеска, проходимость как у БТР, а самое главное — размером почти с однокомнатную квартиру. Газелька столько не перевезёт, сколько на Сурфа нагрузить можно. И прёт, лишь недовольно фырчит.

Под контролем тёти Нины загрузились. Она отозвала Сашку в сторону, что-то ему сказала и сунула в руки какой-то пакет. Мать беспокоится о сыне. Перекрестила нас и мы попёрли. Сашка в машине развернул пакет и заржал, как стоялый жеребец. Согнулся, бедолага, лицом в торпеду ткнулся.

— Саш, ты чего?

А он сквозь смех

— Ну мать! Ну заботливая моя! Это же надо так о сыне беспокоиться!

И пакет мне кажет. Едва с дороги не соскочил, так на ржачь пробило. В пакете, врученном тётей Ниной сыну перед поездкой, была целая куча презервативов. Вот она, настоящая забота о ребёнке. И поесть положила, и средства предохранения не забыла. А то знаю я их, этих молодых торопыг. Им не напомни, так в отхожем месте штаны снять забудут. Просмеялись. Спрашиваю

— Куда рулим?

— На Марковцева. Общагу комбинатовскую знаешь?

Ты бы ещё спросил, знаю ли я свой дом и свою квартиру. Я же студиозом не вылезал отсюда. На комбинате же сплошь девчата трудятся. У них соотношение десять к одному. На один член десять кружков. И потому так ценятся члены кружков по интересам.

Подъехали. На улице нас уже ожидают две фемины. Ничего так девчата. Не фотомодели, да это и к лучшему. У тех гонора выше крыши и запросы, как у Пугачихи. А эти простецкие, свои девчатки. Забрали у них сумки, закинули в машину. Такое впечатление, что в сумки они сложили всё своё имущество. Переезжать собрались? А куда? Если ко мне ещё можно на определённых условиях, то с тётей Ниной навряд ли кто уживётся. Для её мальчика не всякая годится. У меня иной раз возникает мысль, что тётя Нина будет контролировать, как Сашкина жена будет давать её мальчику. Как ножки будет держать, как стоять раком. И вообще можно же спать втроём. В тесноте да не в обиде.

Сашка представляет

— Это Настя, а это Света. А это мой лучший друг Вован. Прошу любить, и это самое, как его, давать ему без отказа.

И ржёт. И девочки подхихикивают, будто Сахара невесть какую смешную вещь сказал. Петросян, бля, доморощенный. Я сразу решил спросить девочек на интересующую тему, пока никто никуда не уехал. Чтобы, так сказать, все точки над Ё расставить.

— Девчонки, вы вот с нами собрались, а ведь мы приставать будем. Вы как?

Настя глянула на подругу.

— Каком кверху. Не маленькие, знаем, зачем едем. Так что, если без хамства и излишних извращений, то всё нормально.

— А излишние извращения — это что?

— Вдвоём с двух сторон нормально, а вот с одной стороны сразу двое не покатит. Потом неделю нормально ходить не сможем.

Сашка успокоил

— Да нормально всё, девчата. Вовка просто проверяет. И мы с ним не извращенцы. А меняться будем?

Светка посмотрела на меня, на Сашку, что-то прошептала на ухо Насте. Скромница, бля нах. Настя сказала

— А почему нет? Как узнать, кто больше подходит. Или у вас есть какие-то моральные убеждения?

Успокоил

— Мы с Саньком с детства вместе. Он мне ближе брата. Так что мне не в падлу поменяться с ним. Я бы даже жену законную, которой у нас пока нет ни у одного, доверил бы без сомнения. Как и он мне свою.

Девчатки посмотрели уже заинтересованно. Нормальный вариант, если вдруг что получится. И по пути, пока ехали, ненавязчиво попытались выяснить что и как. В частности их интересовал жилищный вопрос и общее материальное положение. А так же есть ли кто на примете, или, может быть, с кем-то помолвлены. Ну бля, двадцать первый век на дворе. Какие помолвки? Вы о чём, слабоумные?

Приехали. Тётя Нина озаботилась и откупила нам домик на четверых. Так что в самый раз. Разгрузились. В домике кухонька есть, правда небольшая. А зачем нам большая? Нам что, на свадьбу готовить?

Девчата о чём-то шушукаются, хихикают.

— Ну-ка, красавицы, колитесь, что за секреты у вас?

— Да ну, какие секреты. Так, о своём, о девичьем.

— А конкретней?

— Мальчишки, вы не обидитесь, если вопрос задам? — Настя смотрит внимательно. — Скажите, а вы кого выбрали из нас? Каждый.

Сахара плечами пожал. Ему без разницы. А мне Настя глянулась. Бойкая и знает чего хочет. С такой можно какое-то время пожить, присмотреться. Глазами указал Сашке на неё. Тот понял. Ну так сколько лет вместе, пора изучить привычки друг друга.

— Мне Света нравится. И это, — Санька решил отказаться от смены партнёрш в мою пользу, — я, конечно, для братухи всё, но ели Света не против, то хочу быть только с ней.

Настя облегчённо вздохнула.

— Вов, а я тебе нравлюсь?

Пожал плечами.

— Как могу точно сказать? Может ты во сне храпишь.

— Кто? Я?! Да ты! — Кипит наш разум возмущённый. — Ты сам храпишь. Наверное.

— Вот! — Поднял указательный палец. — Именно так. И потому нам просто надо хотя бы раз уснуть вместе. Так что, девочка, готовься затыкать уши.

Засмеялась

— Лишь бы что другое не пришлось затыкать.

С парами разобрались. Сашка предлагает.

— Девчата, я не маньяк, но хочу предложить. Раз уж мы вместе, предлагаю не прятаться под одежду. То есть голыми ходить. Хотя бы в домике и на пляже. Не, я на Настю не претендую, но полюбовался бы с удовольствием. Братан тоже посмотрел бы на Свету.

Светка пожала плечиками, посмотрела на Настю. Ясно, кто у них ху. Светка настоящая ведомая. Что Настя скажет, то и будет делать. А та, оторва, будто спецом решила показать всё, на что способна и готова.

— Да сколько угодно. А вас стояк не замучает?

— А вы на что?

Малость перекусили. Малость — это по Сашкиным понятиям. Выпили. Как без этого? Прихватили пакеты с едой и на берег. Сашка у нас за Сапсанина, ведёт хрен знает куда.

— Пошли, пошли. Я тут был уже. Там есть закуток такой, никого нет и со стороны ничего не видно. Там и разденемся. Ух, накупаюсь! И загорю. Девчата, а без одежды загорать лучше. Никаких полосок от трусов и от лифчиков.

Насят смеётся

— А кончик не обгорит? А то Светке придётся тебя лечить.

Светка выпила, осмелела, голосок прорезался.

— А у меня там, — показала точно где, — всё лечебное. Саша сунет больной орган, помочит в примочке, вот и выздоровеет.

Заржали. Я спрашиваю Светлану

— А если у меня обгорит? Тоже лечить будешь?

Смотрит на Настю овечкой Долли, не знает, что ответить. Скажи "Да" и обидишь подругу. Скажи "нет", обидишь Вову. Настя пришла на выручку.

— У меня тоже лечебное место. Я ещё подую, как мама в детстве, оближу. Ну, и всё такое прочее.

И понимайте, как хотите, что это за прочее.

Девчонки настроились отдыхать по полной программе. С собой прихватили ракетки для бадминтона. Дошли до заветных зарослей берёз. Место и впрямь чудесное. Берёзки, не топкий берег, травка. Разделись. Настя вдруг как закричит

— Светка, это что такое?

И на подругу указывает. А та грудь оголила, а трусики не снимает.

— Насть, ну я…

Настя подскочила к подруге, присела перед ней на корточки, сдёрнула трусы

— Что ты из себя строишь? Договорились же. И заткнись, пожалуйста, не порти мне настроение. Мы зачем сюда приехали? Вот и отдыхай. Стеснительная она стала. Ещё скажи, что ты целка.

— Насть, ну зачем ты так? — Решил помочь Светке. — Может ей хотелось, чтобы это сделал Саня.

Сашка тут как тут.

— Светк, надевай трусы назад. Сам снимать буду.

Настя плюнула

— Разбирайтесь сами. Вов, давай прогуляемся.

Сашка кричит

— Вы далеко не уходите, ещё заблудитесь. Если что, так кричите.

Настя пробормотала

— Сами кричите. От оргазма. Придурки!

Я услышал. Спросил

— А ты? Если ты будешь кричать?

— Если ты так сделаешь, чтобы закричала, то буду. И с радостью. С огромгной радостью.

Ушли совсем недалеко. Едва скрылись из глаз Светка, стоящая перед Сашкой и он, что-то ей втолковывающий, обнял Настю. И та не оттолкнула, сама, безо всяких просьб, начала ласкать меня, в ответ на мои ласки.

— Вов, я не хочу ложиться. Трава колоться будет. И на коленки не хочу, потом зелень не отмоешь. Давай я на дерево обопрусь.

Да по мне хоть Сашку со Светкой позови, чтобы они тебя держали. Ты, главное, спинку прогни, попку выстави и приготовься принять больного. Обещала лечить? Вот и лечи. Что значит "ещё не больной"? А профилактика заболеваний? Нас вон раз в год на профосмотр гоняют. Правда проформа сплошная, показуха. "Жалобы есть? Нет? Здоров".

Настя оказалась знатной лекаркой. Вылечила. Правда пришлось потрудиться. От надсадной работы даже покричала немного. И едва закричала, ей тут же из-за берёзок ответила Светка. Видать тоже Сашку лечит. А что, труд-то нелёгкий. А если этот кабан ещё и сверху навалился, то я очень удивлён, что ей хватило сил орать. Обычно из-под него лишь пищат тихонечко. На большее сил не хватает.

Настя довольна до невозможности.

— Вов, спасибо. Я так хорошо кончила. Это ничего, что я не стесняюсь и говорю прямо?

— Это хорошо. Лучше сразу сказать что и как, чем гадать что сделал не так, что не понравилось. Ты мне всегда говори, я буду стараться исправиться.

Настя спрашивает

— Вов, а вот это "говори всегда" распространяется только на время отдыха или как?

— А это, милая, будем смотреть по обстоятельствам. А пока давай этот вопрос закроем. Лады?

— Лады. Вов, а…Да неважно.

— Что хотела спросить? Обещала не таиться, так говори.

— Вов, скажи, ты как относишься к…Ну…

Смотрю на неё и смешно становится. И чего это они все на этом зациклены? Если ты готов сделать подруге куни, то любишь до гроба. Нет — вовсе не любовь это, а так, сопли по столу. Дурёха! Что за проблема вылизать пизду? Это раньше считалось чем-то позорным. А сейчас всё это в порядке вещей. Отсосать? Да сколько угодно. Вылизать? Да в чём проблема? Расставляй ноги и пизду подставляй.

Прислонил Настю спиной к берёзке, присел на корточки. Шлёпнул по ляжкам, чтобы ноги раздвинула.

— Ты это хотела спросить?

— Вов! Ой, Воффф!

И ещё раз Настя пугала местную фауну своим криком. А от чего кричит, так то Сашке со Светкой не видно. Может я ей ноги-руки ломаю.

Вернулись, а на берегу идиллия. Сашка положил голову Светке на живот, она ему волосики перебирает, гладит. На голове, где же ещё. А это кабан млеет. Ноги раскинул, вялый член свисает меж ног. Опустошила, знать Светка Санины яичники. Да у меня у самого болтается шлангом от противогаза, сил не осталось. Точнее сказать, силы ещё есть и немалые, а вот желания всё потратить враз, так вовсе нет такого. Надо на вечер оставить. Прошли мимо Сашки со Светкой словно никого не замечая, словно пустое место здесь И к воде. Насте помыть кое-чего надо. Хоть и оставили презик на берёзке, чтобы птички там, бурундуки всякие гадали, что это и для чего оно нужно, всё одно помыть надо. Пока лизал, так текла, что едва не захлебнулся. Она, к слову сказать, после оргазма пыталась показать своё умение делать минет. Еле уговорил, что времени будет достаточно и ещё покажет своё мастерство.

Сашка подпрыгнул

— Э! Эээ! Эй, вы что?

Обернулся.

— Со слабаками не разговариваю.

— Братан, ты что? Какие слабаки?

— Настя сколько раз кричала? Насть, скажи.

Она ответила, показав для наглядности два пальчика

— Два.

— А Светка? Так что ты, братуха, слабак.

— Да я! Да мы! — Сашка покраснел, раздувает ноздри. Ну прямо бык на арене. Сейчас забодает.- Светка, раком вставай!

Та с испуга ли, с чего другого, мигом на четвереньки и задницу выставила. Сашка встал на колени.

— Сейчас! Сейчас я покажу, кто слабак!

Сашка засупонил светке с размаху, та только ойкнула. И погнал наш ямщик лошадей. Мы с Настей посмотрели, посмотрели, ещё раз посмотрели и я сел под дерево, вспомнив, что Насте край как не хочется на коленках стоять. А приглашать подругу не пришлось. Поняла, что от неё требуется, враз. И почему чужая ебля, свидетелем которой становишься, так заводит?

Сашка дрючит Светку, та лишь ахает да охает, на мне Настя скачет. И тишина. Лишь короткие выкрики, сопение да шлепки разгорячённых тел.

Светка выполнила свою часть, заблажав дурниной на весь лес. А следом и Настя поддержала подругу. Сама орёт, а сама смеётся.

— Я правильно сделала?

— Умничка. — Поцеловал в губки. Нет, не в те, что внизу. Те, что зубки прикрывают. — Теперь пошли задницы мыть.

Наплескались до посинения и до озноба. Быстро развалились на солнышке, чтобы согреться. Смотрю на наши с Саней отростки и смешно. И где теперь их искать среди волосни.

— Насть, смотри что от холодной воды стало? И как теперь быть?

Настя пошарила рукой в зарослях

— Побрить бы тебе не мешало. Вот он. Ути, какой маленький!

— Согреется, подрастёт. Свет, а у девчонок от холодной воды тоже всё уменьшается?

Светка, выстукивая зубами чечётку

— Не знаю как у Насти, а у меня сейчас и палец не пролезет.

Сашка заржал

— Свет, я теперь всегда сначала тебя в ванну с холодной водой, а потом…

Настя перебила

— А потом сам к светке. Вот и получится у вас тютелька в тютельку

— Как это? — Сане стало интересно. — то за тютельки?

— А это лилипут с лилипутихой трахаются.

Смеялись все.

А потом пили водку, которая успела остыть в воде. Ели то, что приготовила заботливая тётя Нина, валялись. Заниматься сексом особого желания не было, но лапаться друг с другом не переставали. Интересно же. Как дети малые.

Свечерело. Пора в домик возвращаться. Девчата с неохотой оделись. Светка заметила

— А правда полностью голыми прикольно. Пацаны, а давайте в домик еолыми ходить. И ночью выйдем на улицу так, голышом.

Саня забурчал

— Вообще-то это я первый предложил. Но я за. Насть, ели я тебя пощупаю, Вовка мне в глаз не даст?

Настя смотрит на меня., ждёт, что отвечу.

— Если Насте понравится и она не даст, то я братуху тем более бить не буду. Но в ответ всю Светку излапаю. И выдавлю из её пирожка всю начинку.

Светка расставила ноги

— Из этого? — Пальцем ткнула себя в вагину. — Дави.

Осмелела тихоня. Вот что водка животворящая делает. Дураков превращает в гениев. Из тихонь бойких девчат. А у нас водки ещё уууу. Хватит, чтобы превратить Светку в распутную особу.

Девчата принялись готовить. Да и поговорить им надо, посекретничать, новостями поделиться. Мы с Сашкой отошли в сторонку от домика. Сашка заговорил

— Братуха, ты, если что, Светку можешь трахать. Не мой кадр. Так, на одну поездку. А ты с Настей как?

— Не знаю, Саш, посмотрю. Так вроде девчонка умная, а там видно будет. И ей страшно хочется прибиться к берегу. Замуж пока точно проситься не станет, а вот сожительствовать точно не откажется.

— Ну раз так, то и ладно. Эх, засадил бы я ей! Уж больно красиво она кричала.

Я засмеялся

— Саня, она на публику играла. Сама орёт, сама мне подмигивает. Это чтобы показать Светке, какой из парней круче.

Теперь ржал Сашка

— Сучка хитровыебанная! Артистка. Братан, если у вас с ней что, то я прослежу. И как только хвост на сторону…Короче, ты меня знаешь.

Попасть в Сашкины лапки? Лучше в подвал к папе Мюллеру.

— Пошли, Саш, уже на ужин зовут.