шлюхи Екатеринбурга

Опасные игры. Часть 4

Наступило утро. В глаза ударил яркий свет солнца. После продолжительных и громких потягушек я встала с кровати и оглянулась.

Родной дом. Деревня. Ностальгия и воспоминания по детству стукнули в лоб. Стало приятно и одновременно грустно.

Мама наверное уже уехала к дяде Олегу, как и говорила. Я почти проснулась, хоть вставать совсем не хотелось.

Как приятно, что никуда не надо ехать, и сейчас даже не отпуск.

Из недр воспоминаний память вытащила кадры, как начальник нашей фирмы стал ко мне приставать, а я однажды грубо дала отпор, после чего была уволена просто так. Хотя кого я обманываю? На самом деле это не являлась основной причиной, проблемы накатывались как снежный ком. Я откровенно стала тупить на работе. Не знаю что происходило, но я забывала все на ходу. Память стала как дуршлаг. Последствия подкатились незаметно, и я осталась без заработка.

Затем пришлось оставить парочку объявлений об услугах переводчика, и время от времени появлялись заказы. Вообщем какие-никакие, но личные деньги по-тихоньку поступали. Но чтобы не терять попусту время да и отдохнуть я решила поехать к маме на юг, где сейчас было очень жарко.

С мужем у нас всё было в порядке, прошедшие приключения мы не вспоминали, но изредка я представляла в себе того незнакомца Макса, кто он? Друг? Коллега? Ведь Влад должен был ему доверять?

Кстати я все же сделала себе пирсинг. Сверху проколола 2 соска, а снизу сделала вертикальный пирсинг капюшона клитора. Парочку недель пришлось воздерживаться от любых видов секса.

Из-за этого моя нервная система расшаталась, настроение менялась от глубокой депрессии и плача, до необъяснимого счастья от осознания нашей духовной близости с мужем.

Все это я связывала как с отсутствия секса, так и с гормональными противозачаточными, которые согласно инструкции я пила почти все дни месяца, а прерывать нельзя. Зато муж был в восторге от изменений в моей фигуре, поэтому я лишний раз его не возбуждала. Только недели через 2-3 мы стали удовлетворять друг друга в позе 69, либо анально.

Сейчас так хотелось утреннего секса, я пожалела, что прекратила наши игры с мужем Владом лишь одним предложением письма. Мой повелитель замолчал. Так хотелось вернуть игры, но совесть все же не позволяла вернуть слова обратно.

На днях я вырвалась на свободу и решила поехать на машине в тех самых рваных джинсовых шортиках без трусиков, а наверх накинула рубашку, но не застегивала.

Однако сейчас я в деревне с мамой. Нельзя ходить так да позориться!

В доме кроме мамы никто не жил, ведь мой отец умер уже очень давно, поэтому я просто обула домашние тапочки и пошла на кухню.

Я позавтракала стаканом молока и булочкой, когда мне позвонил незнакомый номер.

— Машка! Привет — это Митька.

Митька был мой одноклассник и одновременно сын дяди Олега, у которого была сейчас моя мама.

— Ты что так рано? Что надо? — спросила я.

— Родители зовут на море. Поехали.

Так хотелось купаться, но врач не рекомендовал в ближайшее время раздражать проколы.

— Нет, не хочется…, — чуть не сказала “загорать нельзя”, ведь я уже приобрела очень броский бронзовый загар. Мой ответ превратился в неуверенное мычание.

— Брось ты! Всё равно ничего не делаешь, задницу отсиживаешь.

— Но…

— Всё равно Нина Васильевна весь день будет здесь. За тобой приехать?

— Да я сама.

— Отлично! Можешь сразу в купальнике приезжать, тут минут 20 ехать. Я тебе геолокацию скину. Ждём.

Звонок в ту же секунду прервался.

Ну а что? Ранки вообще-то зажили уже, всё таки четвёртая неделя миновала после сосков и третья после интимного прокола.

Я подошла к зеркалу в “своей” комнате, приподняла ночнужку. По обе стороны от каждого соска сверкнули шарики пирсинга. Я тогда украшения в форме ниппеля с двумя большими шариками на кончиках. Если бы я знала, что каждый день придётся делать ванночки, компрессы, я б даже не думала так рисковать здоровьем. Но зато теперь вид моих холмов с остроконечными вершинами был прекрасный. По-началу под футболкой без лифчика эти два шарика штанги-ниппеля были очень заметны, но по истечению времени соски теперь вытянулись и всегда стояли торчком.

Не знаю было ли это связано с протоколом или с противозачаточными таблетками, однако сама грудь сильно ныла, грубые прикосновения вызывали боль. Кстати сиськи как будто выросли, набухли и хотели вырваться наружу, но их сдерживала растянутая кожа. Даже появились венки.

Моя подружка сказала, это нормально, эффект временный, так что после отмены всё вернётся к прежним формам. Лифчики стали малы, носить их совсем желания не было, но перед отъездом к маме я купила парочку более свободных лишь для легенькой поддержки.

Приём противозачаточных оказал влияние и на общий вес. Возросший аппетит и количество приёмов пищи, а также отсутствие работы и физических нагрузок (исключая секс конечно) прибавили мне несколько килограммов, я даже боялась вставать на весы. Однако моя детская попа, которая, как я была уверена, не совсем нравилась мужу, набрала весу, бёдра с боков округлились, талия ещё не успела расшириться и стала чуть выраженнее на фоне длинных бёдер, но мне и особенно мужскому окружению общая картина даже понравилась, ведь раньше тело было худеньким.

Пальчики потянули трусики вниз, и сверкнуло ещё одно украшение, самое интимное, самое сокровенное, что может увидеть только муж. Вертикальный пирсинг капюшона клитора.

Снизу был большой шарик, который и стимулировал меня даже в покое, а сверху выглядывал танцующий брилльянт. Я потратила все свои сбережения “на чёрный день”, чтобы приобрести именно это украшение. Но мне надели его лишь в день отъезда, так что ощущения постоянной стимуляции усилились.

Я раскрыла свою гладенькую, но пока что “спящую” ракушку, хорошенько рассмотрела себя.

— Как же красиво! — сказала сама себе. Бриллиантик пустил несколько разноцветных лучей. Муж однажды спросил откуда я нашла деньги, пришлось «наврать», что взяла кредит. Ужасно глупо.

А теперь надо выбрать купальник.

Это была раздельная достаточно скромная модель изумрудного цвета с цветочками, мой любимый купальник. Я последний раз Куралай ещё в прошлом году, и не стала его мерить, но все же ехать в купальнике не хотелось. Ну что ж, пора открыть купальный сезон.

Неожиданно пришло оповещение. Почта.

Это письмо от какого-то нового адресата “Мой властелин”.

“Игра не закончена. Продолжаем. В деревне ходи без нижнего белья”.

Неужели?! Муж решил не сдаваться? Но зачем менять почту?

Я искренне обрадовалась, что наш театр продолжилс. Вот Владик даёт, как будто мысли читает. Хочу к тебе, мой милый! Люблю тебя!

Я закинула все необходимые вещи для загара в сумочку, затем надела лифчик, сверкать торчащими сосками перед одноклассником и его отцом не хотелось, так что просьбу супруга проигнорировала.

Стояла жара, поэтому пришлось одеться полегче, и вскоре я уже подъезжала к назначенному месту. Это был пляж под завязку полный народом.

Я позвонила маме, мамочка объяснила, где они загорали.

Скоро я направилась в кабинку, сняла всю одежду, повесила на шатающийся гвоздик. Было так тепло как будто я и не разделась вовсе. Спустя минуту я уже пыталась надеть плавочки, что не получилось сделать. Пришлось перевязать узлы. Надо сесть на диету иначе стану толстухой. Однако больший сюрприз приготовил верх купальника. Узел совсем не развязывался. А надеть его таким размером не получится. Как я могла забыть, что грудь выросла? Купальник ведь тоже надо было менять. Вот память девичья!

Я посмотрела на шатающийся гвоздик, положила одежду на песок и без труда вытащила его из деревянной стенки кабинки. Теперь используя ржавое железо, попытка за попыткой пальцы пытались нащупать головоломку, не рассчитав силы я кажется проткнула его насквозь. Послышался неприятный звук. После чего я вновь попыталась развязать узел, последний скоро поддался, но часть лямки купальника надорвалась, видимо я переборщила с гвоздём.

Теперь я могла завязать, но когда затягивала надорванная часть лямки разорвалась полностью. Купальник потерял приличную часть.

Оказалось из-за короткой длины лямки завязать купальник было проблематично. Он оставался тесным и сжимал мне без того ноющую грудь, но сейчас хотя бы получилось его надеть.

Я осмотрела себя через телефон. Что-то не то. Чашечки теперь слабо прикрывали грудь и сильно перетягивали ее, сиськи как будто вываливалась из ткани как будто тесто убегает из-под крышки.

Не может быть, что она так быстро выросла, мама скажет я вульгарно выгляжу. Выхода нет, возвращаться назад не дело.

Было жарко. Из-за кучи народа я не могла найти маму.

Наконец я нашла её, рядом были дядя Олег, его сын Митька — мой одноклассник. А ещё тут оказался другой одноклассник — Игорь. От воспоминаний я потеряла дар речи.

Я поздаровалась со всеми, мне предложили выпить холодный домашний компот. Виноградный напиток так сладко освежил на только горло, но и словно освежил мысли.

Мы обменялись дежурными фразами и, оставив вещи я побежала на море.

По началу вода была прохладная, от чего мои соски напряглись и посылали сексуальные импульсы в мой изголодавшийся по сексу мозг. После привыкания вода Чёрного Моря превратилась в парное молоко и ткань можно было насладиться купанием.

Спустя пару минут надо было вернуться и направиться к своими. Песок был немного горячим и я побежала быстрее. Утяжелившиеся плавки давили на тело, от чего шарик пирсинга стал ритмично стимулировать клитор…и это не прекращалось. Скоро ветерок стал охлаждать купальник, и я заметила как сидящие Митька и Игорь пожирали меня глазами, впрочем тот же самый взгляд был у дяди Олега. Это был красноречивый комплимент моей фигуре. Я знала как выгляжу, особенно на фоне целюллитных тел окружающих людей.

Я осмотрела себя и…застыла. Мои соски торчали как никогда. А раньше этот купильник без труда “держал” их взаперти, сейчас же мокрая и не подходящая мне ткань тесно обхватила торс, мне даже показалось, что можно было рассмотреть шарики пирсинга, только бы мама не заметила. Надо укрыться. Рядом продавали купальные принадлежности.

Пришла мысль купить парео.

— Мам, я пойду в магазин, — хорошо, дочка.

— Я с тобой, — сказал Игорь.

— Не надо, — попыталась отказаться от помощи, но этот наглый тип уже всё решил.

Я его ненавидела в своё время в школе.

Мы направились к уличным магазинчикам, Игорь все время доставал глупыми вопросами и поливал меня пошлыми комплиментами.

Наконец с горе пополам я выбрала парео, и мы стали возвращаться назад.

Купальник странно вел себя с украшениями, излишне давив на их, от чего и соски, и клитор приятно заныли. Я чувствовала что-то новое, как будто не шла, как будто кто-то пальчиками издевается надо мной, и это не остановить.

Мамы не было у шезлонга.

“Надо посидеть” — пролетело в голове, я сняла пляжные тапочки, горячий песок заставил изменить походку, от чего стимуляция клитора усилилась.

Приняв горизонтальное положение, мне стало легче.

— Ты похорошела, Манька! — признался Игорь. — А в школе худышкой была.

Он ведь знал, что я замужем, но разглядывал меня как свою собственность без всякого стеснения.

— Ты так сгоришь, я тебя натру кремом. Даже не дожидаясь моего положительного ответа, он взял тюбик, стянул парео и жирно плюснул мне на живот, а затем на бёдра.

— Что ты делаешь?! — противилась я и сама стала втирать крем от загара, чтобы ему «не досталось» .

Он с ехидной улыбкой сильным движением убрал мои руки с бёдер и, смотря прямо в глаза, властно выстрелил:

— Я сам. Руки по швам, Манька.

От такого напора я замолчала. Сильные мужские руки кажется не втирали, а массировали бёдра. От его движений весь мышечный слой ходил ходуном за ладонями, вслед за ними купальник продолжал по цепочке через пирсинг играться со сверхчувствительынем клитором. После чего он перешёл на живот и зону декольте, случайно задевая купальник.

Ещё чуть-чуть и я не выдержу, предоргазменные волны стали заполнять меня. Только не здесь.

— Я на море, — вскрикнула я Игорю и побежала по песку, не надев сланцы, едва сдерживая себя.

Ноги рванули к воде, и со стороны казалось, стройная газель скачет меж своих сородичей. Правда таких прыгающих доек нет у парнокопытных. Только не кончить на суше! Только бы не кончить! Не обращая внимания ни на кого, ни на чего, я со всех ног бежала к воде. Чем быстрее я бежала, тем сильнее было воздействие на мои эрогенные зоны, и тем быстрее я торопилась оказаться в море. Потяжелевшая грудь тряслась, вдруг теснота прошла, казалось купальник не выдержал, и узел развязался, треугольники задвигались сильнее, теребя каменные соски, которые бесстыдно оттопыривались во все стороны. А сами сиськи почувствовав свободу больно бились друг об друга, но эта боль лишь усиливала наслаждение. Руки ухватили грудь. Ещё метр! Ещё чуть-чуть.

Закружилась голова, и как только ноги дотронулись до прохладной пришедшей волны, я на секунду вскрикнула от наплывающего оргазма. Ноги подкосились, тело потеряло равновесие, и я как будто взлетела. Блаженство слегка притупилось при падении в воду. Как бы не задохнуться. Руки держали голову над водой, а бёдра и ягодицы в моём стиле снова вибрировали в оргазменных судорогах. Новая волна подняла меня и стала таскать по берегу назад и вперёд. Голыми сосками я царапалась о крупный песок. Наверное прошло немало секунд, прежде чем я нашла силы перевернуться на спину, купальник сбежал к шее и я инстинктивно прикрылась.

Выход был один — нужно в море, я снова повернулась на живот и по-солдатски полезла в море, потому что сил встать не было.

Вот это да! Со мной это все сделали украшения?

Когда тело полностью погрузилось в воду стало легче и я поплыла подальше в море. Лишь куча песка и камней в трусиках мешали мне.

— Ты что там упала-то? — спросил одноклассник, догнавший меня.

— наступила на что-то, — соврала я, а сама держала верх купальника.

— Купальник расстегнулся?

Я ожидала насмешек. Но он посмотрел на меня со слегка сочувствующим взглядом.

— помочь?

— Да, завяжи пожалуйста, — я поняла, что сама не справлюсь.

Он быстро подплыл сзади, я подала ему края купальника, но он вместо того, что помочь, развязал другой верхний узел сзади шеи и стянул ткань окончательно.

Я прикрывая грудь, повернулась полубоком к нему и закричала:

— Что ты делаешь?! Верни!

Он крутил тряпочки над водой.

— Ты как школьник! Не повзрослел совсем! Ненавижу тебя!

— Да ладно ты, Манька. Не злись. Я прикалываюсь.

— Верни купальник!

— При одном условии…

— Нет! — прервала его я, ожидая что-нибудь пошлое.

— Ну не хочешь, как хочешь, — сказал он и поплыл к берегу.

— Игорь! Стой!

Он нехотя остановился и повернувшись проговорил:

— Покажи грудь.

Рядом проплывали люди и слышали разговор. Я не могла ничего ответить, пока они не уплыли.

— Сначала отдай купальник.

— Ещё чего, условия тут ставлю я.

— Дрочи& № 769; ла! — гневно огрызнулась я, после чего медленно опустила руку открыв прекрасный вид.

— Ух ты, пирсинг! А ведь раньше скромная была.

— не говори маме, пожалуйста.

— ладно.

Он подпыл ближе и уже потянул руку к сиськам.

— Стой, Что ты делаешь? Ты обещал отдать купальник.

— Я не обещал ещё. Дай потрогать…. иначе вернёшься на берег без купальника, и твоя мамочка увидит, что её дочурка та ещё девица.

— Хорошо. Ты обещаешь, что потом отдашь купальник?

— да.

Игорь подплыл ближе и сначала нежно потеребил каменные соски двумя пальцами, затем более уверенно помассировал налитые огромные яблоки. Стало щекотно и одновременно приятно.

Теперь я не противилась, а он всё лапал и лапал меня, затем глянул мне в глаза, я отвернула взгляд.

— Нравится?

— Нет!

Он засмеялся и отплыл.

— Эй! Игорь!

— Что?

— Ты обещал!

Я сказал “да”, мало ли на что я ответил.

— Ублюдок!

— Ха-ха-ха, ты мне нравишься больше сейчас, чем тогда в школе.

— Отдай мне купальник!

Игорь ухватился за самый кончик тонкой лямочки и опустил в воду.

— Купальник тонет, я могу отпустить его совсем. Вода мутная, насколько я помню ты плохо плаваешь. Васильевна строгая и такую взбучку тебе устроит, если увидит пирсинг. Так что отдай мне трусики.

Я хотела послать его, но вдруг что-то переменилось во мне. Как будто включился рубильник и я представила себя в виде Мэри. Мгновенно возбуждение стало меня захватывать. Мэри, которая слушалась своего повелителя раньше, теперь жаждала слушаться своего одноклассника.

— Манька! — разбудил меня Игорь.

— Ты дашь мне плавки?

Я посмотрела по сторонам, мы были максимально далеко от всех вдоль буйков.

— А что потом? — спросила я.

— Потом я хочу посмотреть как ты купаешься голая.

— И как долго?

— Ну пару минут.

— А потом ты вернёшь мне купальник?

— Да.

— В целости и сохранности!

— Да.

— Обещай!

— Хахахаха! Обещаю!

— Что обещаешь?

— Обещаю вернуть тебе купальник в целости и сохранности…

Я сделала вопросительный жест взглядом.

— …после того как ты покажешь мне свою голую жопу.

— И всё? — переспросила я.

— Если тебе это мало, можешь позволить мне потрогать тебя полностью и везде.

Мэри представила это, но выдержала:

— Не дождёшься.

— Давай.

— Ты обещал, запомни.

Пальчики стали снимать плавки, рот ненадолго ушёл под воду. Через пару секунд я отдавала плавки Игорю. Я голая Мэри хочу его прямо сейчас. Мэри отдастся ему, если тот попросит.

— Вперёд.

Я ещё никогда не купалась голой в воде. Это было так приятно, так свободно и так потрясающе. Мэри стала плыть кроллем, делая сильные гребки руками и ногами, от чего её крепкая задница сильно выперла из-под воды на счастье Игоря. Эта равратная девица хотела плавать и плавать без одежды ещё долго, но вдруг из грёз в реальность вернул крик другого одноклассника:

— Игорь!

— Да, Митяй, что там?

О нет, к нам плыл сын дяди Олега. Что мне делать? Я же без ничего.

— Тебе звонила Юля, срочно хочет с тобой поговорить! — кричал он.

Насколько я помню Юля была его старшая сестра.

— А она подождать не может?

— Нет, срочно говорит.

Я была в метре от буйка и смотрела как Игорь замер не зная что делать, вдруг он рассмеялся и поплыл к берегу.

— Игорь! — закричала я.

Изо всех сил я поплыла за ним, вдруг сильная волна подняла меня, от чего многие могли видеть мою оттопыренную попку.

— Игорь! Отдай! ты обещал!

Вдруг он остановился и повернулся ко мне. Когда до него оставалось метров 5 он вдруг выжал купальник и кинул его мне. В полёте ткань купальника раскрылась как парашют, верх и низ разделились, и ветер откинул их обратно на берег. Треугольники какое-то время поплавали на поверхности воды, после чего стали тонуть. Ещё чуть-чуть и я перестала их видеть. Пришлось нырнуть и в конце концов уже под водой я наконец схватила свой некогда любимый купальник.

А вокруг уже была толпа купающихся людей. Я развернула ткань, все узлы были развязаны.

Мария хотела одеться, а Мэри желала ещё остаться в воде. Но в любом случае надо быть надеть купальник. Кое-как схватив верх купальника зубами, я примерно завязала один узел, натянула плавки на одну ногу, затем задержала дыхание, и уже под водой завязала второй узел.

— Молодой человек! — позвала Мэри рядом проплывающего мужчину. — Можете мне завязать купальник?

Мужчина улыбнулся и стал подплывать и казалось увидел не только её грудь, но и проколотые соски. Он молчал, а затем крупными пальцами он взял лифчик, но сильно перетянул нижний узел.

— Костя, опять пристаёшь? — крикнула горластая женщина, подплывшая к нам.

— Да девушка сама попросила, я лишь помог.

— Шалава! Прочь отсюда! — крикнула женщина мне.

Я ошарашенная ничего не могла ответить.

Пора возвращаться, — подумала я и поплыла к берегу. Все снова были у шезлонга, когда я вернулась назад.

— Правда, что ты была влюблена в меня в школе?

Я испуганно посмотрела на маму и поймав её нейтральный взгляд ответила:

— Нет!

— да ладно тебе, мама уже рассказала.

— это было давно всё равно, — оправдывалась мама.

Как же стало неловко. Минут 20 я краснела и молчала, и когда Игорь ушёл за коктейлями я попрощалась и быстро уехала назад не переодеваясь.

Когда я зашла домой пришло сообщение в Ватсапп.

— Почему ты не говорила, что была влюблена в меня?

Видимо это был Игорь.

Отрицать уже не было смысла.

— Ты не обращал на меня внимание.

— Можно всё исправить.

— Я замужем.

Вот идиотка, зачем я так написала, как будто мне мешает лишь Влад, надо было написать по-другому, что он мне просто не нравится, я всё же удалила это сообщение.

— ничего страшного, никто не узнает, приезжай ко мне.

— я люблю мужа, и ты мне не нравишься, — написала я.

— я теперь не могу тебя забыть, ты такая сочная, сиськи отпад. Попка крепкая и гибкая.

— ты как будто до сих пор подросток, отстань.

Тут пришло письмо от “властелина”:

“Ты должна позаигровать с Игорем, предложит секс — не отказывай, он тебе нравится, я знаю”

“Совсем чтоли с дубу рухнул?”, — подумала я. Это же откровенная измена, да ещё с его согласия. Нет, так нельзя. Один раз хватило. Нет, ну конечно Игорь тот еще мачо, но нет, я так не могу.

Я забежала в комнату. После чего сняла с себя бесячий купальник и отключилась.

Утром был очередной выброс гормонов, потому что желание переполняло меня. Сказался и сон голышом.

Я порядком вспотела под утренним солнцем.

Мать опять осталась у дяди Олега, они давно уже жили в гражданском браке, а играть свадьбу в таком возрасте уже как-то поздновато.

Так я не одеваясь пошла в душ, умылась.

После чего надела лёгкое материнское платьице на голое тело, которое было не совсем в пору, но и не висело особо.

Я решила пособирать черешню с деревьев сада сзади дома.

Внизу в пределах досягаемости человеческого роста, ее почти не осталось, зато наверху был рай из ягод. Я нашла стремянку, подставила под кроной и осторожно стала подниматься наверх. Стало страшно. Ветер колыхал ветки, за которые невозможно было зацепиться. Поэтому одной рукой я периодически держалась за вверх стремянки, другой за ветки и кидала ягоды в ведёрко, висящее на шее. Прошло несколько минут сбора, и я стала ловчее, поэтому немного расслабилась, движения стали более уверенные, пока ветер не колыхнул дерево, и я чуть не упала вниз.
Страх был настолько сильным, что коленки задрожали. Я присела на корточки на самом верху. Сильный страх всегда соседствовал с сексуальным возбуждением. Раскрывшееся потокам воздуха мои отверстия жаждали Прикосновения. Одна рука незаметно но нежно схватила сверх чувствительную грудь, пока другая приподняла подол платья и стала ласкать внутреннюю поверхность бедер. Да. Кажется началось. Как же это странно, ласкать себя в таком неудобном положении. Чтобы сделать ощущения более острыми, я предоставила, что на меня смотрят, и чтобы обмануть разум, я закрыла глаза и не открывала их. Я опустила одну бретельку платья. Сосок в виде острого конуса увидев свет манил к себе, и когда он получил что хотел, я задышала.

В моих фантазиях я вдруг представила Игоря. А что если тут же в окружении зелени он меня схватит будет неистово вгонять в меня свой поршень.

“Я должна заигрывать с Игорем” — вспомнила я просьбу мужа, нет! Просьбу Моего Властелина, но ведь мы договорились однажды, что я буду беспрекословно слушаться его. Хорошо. Мэри отдаcтся своему однокласснику.

Палец свободной руки, имитируя страстный секс, без подготовки проник внутрь влагалища до основания пальцев и стал быстро двигаться. Одного пальца было мало. Смогу ли я засунуть не два, а сразу три пальца?

Игорь действительно нравился Мэри, нравился как мачо. Он единственный в школе среди всех полностью себе на уме, рвущий все шаблоны, всегда добивающийся всех и всё. Мозг, попавший в собственную ловушку, послал сигнал от центров инстинктов, заставляя ладонь принять особенное положение и сразу три пальца вознились в загарячённое лоно. Стон Мэри уже не контролировала, рот раскрылся и застыл в гримасе боли, глаза с полуоткрытыми веками закатились наверх…

Вдруг из реального мира послышался голос одноклассника:

— Манька.

Глаза в ужасе раскрылись, голова повернулась в сторону звука, в самом конце огорода на углу дома стоял Игорь. Я выпустила пальцы из сочащейся киски, но потеряла равновесие и схватилась скользкой рукой стремянку. Пальцы выскользнули, и тело стало падать назад, к счастью другая рука спасла меня от падения.

Оголившаяся грудь быстро накрылась тканью, и я успела вернуть лямку на плечо. Всё же чтобы не упасть я спустилась на пару ступенек ниже, и как ни в чем не бывало продолжила собирать вишню. А ведь он мог заметить мои игры.

Лицо была вся красное от стыда и злости, что мне помешали на самом интересном месте.

Весёлый одноклассник приблизился. Я демонстративно отвернулась, пытаясь отдышаться и вернуть настрой тела на нейтральный уровень.

— Поделись черешней.

— Так помоги собрать, — машинально ответила я, в ту же секунду пожалев, он же теперь поднимется рядом со мной и станет приставать.

— От чего же не собрать, — сказал он и приподнялся на пару ступенек стремянки.

— Так мы будем мешать друг другу, — возразила я.

— Да нет же, я буду тебя держать, вон сколько классной сочной черешни. Поднимайся наверх, я тебя подстрахую.

А сам взял парочку вишен из ведёрка и кинул себе в рот. Его настрой был уверенный. Видя мои колебания он продолжил:

— Живее, мы так до утра собирать будем!

Не споря я поднялась наверх, а затем почувствовала мёртвую хватку вокруг талии.

— Держу.

И правда теперь я могла без страха достать пару веток двумя руками и продолжить сбор урожая.

— Машка, где ты была раньше?

— Я всегда тут была, забыл? Это ты куда-то пропал.

— Мне нужно было работать, а школа ничему не научит. Вот мы и не виделись, когда ты приезжала к маме. А представь, что мы могли быть вместе. Сейчас бы потрахались, или как вы говорите любовью.

Говоря это он ухватился за обе налитые кровью груди и нежно стал массировать.

— Не трогай, больно!

Если он продолжит сейчас, я не устою во всех смыслах.

— Да ладно, я уверен, ты хочешь секса, хочешь грубого секса! Быстрой ебли без обязательств.

— Перестань!

Только не это. Полуоткрытая киска выпустила новую порцию смазки, а перспектива сношения вскружила мне голову, потому что тело этого и желало. Но нельзя! Нужно как-то убежать, что являлось трудной задачей. Назад по стремянке дороги нет.

Я до сих пор стояла во весь рост, когда он вдруг меня отпустил, от потери равновесия я ухватилась обеими руками за стремянку и села. Но игра Игоря только начиналась. Его тяжёлые грубые руки коснулись коленок, полезли вверх. Нежнейшая кожа внутренней поверхности бедра послала иголочки наверх, вызывая новые волны сладких волн.

— Игорь! Перестань!

— Кричи! Кричи! Наших родителей ещё долго не будет.

— За что?

— Просто я тебя хочу. Хочу оттрахать! Как тебя трахают другие.

— Я замужем!

Обе ладони путешествуя снизу наконец встретились в промежности, утонув в тёплом песке пляжа, ведущего к глубокому манящему морю желания.

— Нет, не делай это.

Его палец без труда проник внутрь и стал массировать стенки. Внутренности замлели от счастья, а здравый смысл протестовал.

— Перестань! — сдавленынм голосом выдавила я.

— Наоборот, — сказал он прогуливаясь другими пальцами по губкам достигая горошинки клитора.

— Что это? И тут пирсинг? Вот проказница! — счастливым тоном радовался он.

Я попыталась слезть вниз, но каменная рука и не думала сдвигаться, от чего я сама ещё глубже насадилась на палец.

— Аа! — вырвался крик.

Вниз нельзя, пришлось встать, чтобы избежать этих возбуждающих действий. Палец ненадолго вышел, догоняя жертву. Наконец я выпрямилась, но вверх уже не убежишь. Теперь внутри утонул большой палец, пытаясь найти точку Джи, а ладонь творила чудеса спереди.

— Хватит, не…

Я замолчала.

— Хочешь, чтобы я остановился, сними платье.

Ситуация ужасная, оба решения удовлетворят его полностью, я предпочла ничего не говорить и не делать.

— Значит продолжим.

Соки текли рекой, но я пыталась не подавать знаков покорности, хотя глаза уже давно закрылись.

— Я хочу секса с тобой.

— А! О! Нет, отпусти меня!

— Я вижу тебе нравится!

Ладонь неожиданно стала спускаться вниз.

А тело то ли от усталости, то ли жаждя продолжение, стало опускаться вслед за его рукой.

— нравится изменять мужу?

— Я ве-е-ерная, жена… а…

— А зачем ты работаешь проституткой?

— Нет, я переводчица.

— Ага, ты и сейчас отдашься мне бесплатно.

— Ни за что!

Ладонь окончательно вышла из меня, тело заплакало, а дыхание прервалось. Я поняла, что вслед за спускавшейся рукой я спускалась с ней одновременно не желая отпускать. И сейчас я сидела на корточках, всеми фибрами души ожидая продолжения, но Митя отошёл в сторону. В замешательстве я молчала.

— Я вижу что ты хочешь. Так что? Продолжим?

— Нет.

— Хорошо, хватит игр. Я заплатил деньги твоему сутенёру.

— Какому ещё сутенёру?

Возбуждение помутнело и я стала спускаться на землю, вспоминая, что муж “приказывал” не отказывать Игорю. Это перебор. Эти игры зашли слишком далеко. Кем он себя возомнил?

— Идите вы все на хрен! — неистово огрызнулась я.

— Оплата прошла.

— И во сколько ты меня оцениваешь?

— А ты не знаешь? 4 тысячи.

— Что-то дешево.

— Не мои расценки. Ешё он предупредил, что ты отказыватья будешь, и это часть игры.

Я искренне не понимала, кого он имел ввиду? Неужели сам муж предложидл меня продавать?

Я послала Игоря на три буквы и поспешила домой.

— Убегай-убегай, да не убежишь.

— Мне убегать некуда! Я в своём доме.

— Доме матери.

Мы остановились у веранды.

— Правильно, внутри лучше, чем на улице, раздевайся.

— Какого хрена я должна раздеваться? По какому праву.

Одноклассник рассмеялся.

— Машка, какая же ты актриса, я вот завидую мужу, а он знает, что ты шлюха?

Я хотела ударить его, но тот ловко схватил руку.

— Кому ты говоришь заплатил?

— Сутенёру. Он сегодня приезжал.

Я задумалась и хотела спросить как он выглядел, но так я соглашусь со своей участью, это не муж, это какая-то разводка. Я не поддамся.

— Пошёл ты!.

— Хорошо.

Игорь отошёл, кому-то позвонил, а я пока зашла в дом и закрылась.

Через 5 минут позвонил незнакомый номер.

— Слушаю, — сказала я.

— Кто ты такая чтобы мне перечить? Я твой Властелин. Ты забыла? — ответил незнакомый голос.

— А ты ещё кто такой? Пошёл на хуй!!!! Мудак! — крикнула я и бросила трубку.

Пришло уведомление на почту. Я поспешила открыть.

“Я думаю по телефону лучше общаться, ты ещё состоишь в группе своих переводчиков? Открой группу”.

Я зашла в Whatsapp. Группа ничего странного не содержала. Но как раз в этот момент пришло видео. Я открыла бледнея от ожидания, после чего загрузились кадры моего изнасилования тогда в подвале и мои крики, что я люблю изменять мужу.

Зазвонил телефон, опять этот номер.

— Ты всё ещё будешь упираться? Ты моя работница, а я твой работодатель, и должна отрабатывать. Игорь и ещё другие его друзья твои клиенты.

— Это развод, делайте что хотите, я могу всем объяснить откуда это.

— Ты думаешь это игра с твоим мужем? Так вот это не игра. У мужа сейчас дел невпроворот. Это наша с тобой игра. Смотри дальше, что там в группе.

Звонок прервался. Голос был похож на голос Макса — того самого с которым мой любимый супруг меня разделил.

В группе уже пошли удивлённые шокированные комментарии бывших коллег. А вслед за ними новое видео, где я снимала трусики тогда в клубе вся счастливая. А затем видео где я разделась в паркинге. А это ещё как попало к нему?

Снова звонок. Я подняла трубку. Молчание. Тяжёлое дыхание. Злость. Смех шантажиста:

— ну теперь ты мне веришь? Живо раздвигай ему ноги.

Молчание.

— и ещё. Когда тебя будут трахать, позвони мужу. Телефон далеко не убирай.

— я не согласна!

— если что-то не понравится — следующая на очереди будет твоя мать.

Стало как-то холодно и ужасно противно.

В доме оказался Игорь.

— Как ты вошёл?

— у меня ключ от замка. Мы же вам баню ремонтируем. Ты видимо хотела сбежать от меня?

— кому ты платил деньги?

— твоему сутенеру.

Я сглотнула и продолжала:

— как он выглядел?

— спортивный такой маленького роста.

— светлый?

— нет. Темный.

Логическая цепочка собиралась. Тогда в сто мне показалась, что я заметила Макса — того актера, с которым я была тогда в подвале. Значит он решил шантажировать меня пока муж в неведении? А может это всё-таки игра Влада? Ведь во время прошлых игр я была уверена, что все это реально до самого последнего момента. Но тут все слишком грубо, мерзко, неправильно, аморально. Из меня делают проститутку.

Мог ли муж опозорить свою жену и отправить эти пошлые видео в группу моей фирмы? Моему однокласснику? Ведь все это распространиться как какое-нибудь вирус. Или его возбуждает, что меня все будут обсуждать? А если мою почту взломали?

Пока я думала, Игорь пытался меня возбудить лапая мое тело.

— Машка!

Я очнулась.

— так не пойдет. Ты должна быть ласковой и податливой с похотливым голодным взглядом. Надень что-нибудь покороче, белье можешь не одевать. Жду тебя у машины.

Всё-таки муж до такого не опустится. Значит супруг ничего не знает. О боже!

По описанию и голосу мой упавший с неба «сутенер» очень похож на я Максима с клуба, если мне не показалось, и он был тогда на сто, значит мог скопировать данные регистратора для видео. Но как в игре оказался Митя? Прослушка в телефоне, в машине?

По сути все. Больше людей не могло быть.

Но Муж был очень креативен. Неужели он? Но ведь шантаж такой опасный.

Я набрала номер мужа. Он поднял совершенно спокойный. Тут же по второй линии звонил шантажист.

Надо во всем признаться мужу или выяснить.

— да, милая.

— привет дорогой. Как ты?

— сойдет. На работе все закрутилось. Нужны деньги. Я продал машину.

— все в порядке?

— да, — осветил Влад, но в голосе проскакивали волны напряжения, — у тебя все хорошо?

— да…. Владик, помнишь нашу игру?

— какую игру?

— да брось ты прикалываться.

Повисла пауза.

«Вот идиотка! Зачем позвонила? Он все равно на признаетсч даже если это и правда» .

— Нашу игру, ты тогда сам предложил, письма.

— не понимаю, что ты имеешь в виду.

— да нет. Я шучу. Удачи! Целую.

Я бросила трубку и сразу же позвонил шантажист.

— ты совсем сдурела, потаскушка? Наказание будет страшным.

— за что? Я ничего не делала.

— никогда больше ему не звони по таким вопросам. Вы же договаривались. Никогда не разговаривать о игре.

И какой у меня выбор? Меня сейчас трахнут, как проститутку, проститутку? Проститутку-Мэри.

Может это игра мужа, а может нет. Но у меня нет выбора. Я не смогу этого сделать, а Мэри сможет.

Я ыышла на улицу. Игорь был доволен.

— Садись, на твоей поедем.

Игорь сам сел за руль, и мы поехали на речку в паре километров от деревни, где обычно было тихо.

Мы выпили коньяка, я немного расслабилась.

— Пососи, — сказал он, расстегнул ширинку и вытащил уже вставший член.

Я молча смотрела на него.

— Живо давай!

Голова послушно опустилась к члену и стала посасывать.

— Я слышал, что ты королева-сосалка, при чём глубоко сосёшь, покажи.

В итоге я скоро упёрлась в растительность его паха. Его рука ещё упёрла меня вниз. А когда я стала задыхаться попыталась всем телом освободиться. Оказывается он снимал всё на телефон.

— что ты делаешь?

— это приказ твоего властелина. Сказал ты поймешь.

Вот значит какое было наказание.

— Изобрази любовь. Нежнее и с чувством иначе отправлю твоему мужу.

Я в ловушке, как будто капкан с каждым разом захлопывается на очередной лапе несчастной жертвы. Выхода не было. Я взяла себя в руки и стала ласкать член, изображая улыбку, но это давалось с трудом. Придётся использовать систему Станиславского. Я предоставила любимого мужа, с которым сейчас хотела бы быть. Закрыла глаза, стала ласкать яички, как любил Влад, заглатывала член поглубже.

— открой глаза, смотри на меня и улыбайся.

Нет, я Мэри, и у меня нет мужа, и никогда не было. А меня может взять любой желающий, лишь бы были деньги.

Мэри опять изобразила улыбку, хоть и натянутую, пьяный взгляд устремился в камеру.

Оператор молчал, а она продолжала посасывать. Игорь бесцеремонно лапал больную грудь, а девушка ничего не могла возразить.

Он выключил камеру.

— давно ты этим занимаешься?

— чем?

— работой шлюхи.

— первый раз.

— ой не гони, а?

— правду говори, пока не пришли мои дружки, потом будет не до разговоров.

Мэри вспоминала свой долгий путь:

— когда ты уехал я первый раз переспала в школе со старшеклассниками, кажется мне было 14 лет, — сказала она, улыбнулась и продолжила делать миньет.

Эффект видимо был потрясающий, поэтому Игорь поднял ей руки и одним движением раздел её, затем разделся сам, вышел из машины. Уже снаружи он повернул девушку к себе задом, нагнул. Её локти облокотились о сиденья машины, и одноклассник воткнул свой член в её сочащую киску.

Видимо фантазия разыграла её аппетит, потому что стало так сладко, так приятно, но она не хотела подавать виду.

— продолжай, что было дальше?

— когда я училась в колледже в городе мне так нравилось трахаться со всеми подряд, что я стала брать деньги за услуги…. ооох… на эти деньги я снимала квартиру с подружками, куда приходил весь курс. Я все экзамены разводила либо за деньги, либо за секс с преподавателями.

Темп стал таким быстрым.

— Возьми телефон и снимай селфи-видео, своё лицо, но меня не должно быть в кадре.

Мэри схватила смарт одной рукой и продолжила глядень в камеру и тараторить.

— К концу первого курса колледжа мне предложили работать…проституткой. С тех пор я обслуживаю по 10 человек в неделю…регулярно. А на прошлый день рождения моего любовника…я трахалась в нашем же доме, пока типа отходила на кухню. Я сама заработала на наш дом.

Да, да…во так! сильнее! Я вообще беру по 1000 долларов за один раз в нашем городе, ко мне записываются за месяц вперёд. … а когда муж уезжает в командировку я трахаюсь без перерыва сутками…мой рекорд 50 человек за 48 часов.

В этот момент Игорь плюнул ей на попку и стал массировать её.

Мэри не могла терпеть и сопротивляться и почти стала кончать, как он вдруг вытащил свой член.

Это то самое ощущение как будто хочешь чихнуть, но тебе мешают.

Вот только в сексе это разочарование сильнее, да ещё в моём случае. Мэри была в бешенстве.

— Не останавливайся!!!

Я сидела раком с откляченной задницей, из влагалища по бёдрам стекала её смазка, она не двигаясь умоляла продолжить.

Мэри сдалась. Мэри полностью забыла, кто она, забыла свои моральные устои. Она хотела унижения и грубости, хотела бесконечных оргазмов с незнакомцами.

Член вдруг погрузился в попку, на удивление легко, конечно весь месяц ее дырочка разрабатывалась.

Он взял телефон и приложил телефон к уху, из трубки говорил голос, голос её шантажиста.

— Так, девочка моя.

Толчки в глубинах моей репродуктивной системы искажали голос с каждым толчком:

— а, а, да-а.. слу-ушаю.

— ты должна позвонить мужу и спросить о его делах, а потом попроси не высылать деньги, скажи ты нашла работу, работу переводчицы и не нуждаешься в его деньгах, у него своих проблем много.

— зачее-м?

— меньше вопросов! Мать может узнать о твоих похождениях, причем даже не по телефону а своими глазами.

— Вы не посмеете!

— у тебя 2 минуты, не позвонишь, мы лично привезем твою маму и её любовника на самый лучший порно-фильм в их жизни.

Разговор окончен.

— вот телефон, звони! — приказал одноклассник.

Молчание. Пропасть. Падение. Душ из грязи. Я лежу в жиже болота. Лучше умереть, возбуждение пропало мигом, а меня продолжали долбить в задницу.

— Звони!!! хуже будет!

Я набрала номер мужа. Это были очень долгие секунды ожидания звонка.”хоть бы не взял, хоть бы не взял”.

— да, дорогая.

— привет!

Видимо Игорь сжалился надо мной и снизил силу фрикций.

— как работа?

— знаешь, милая, у нас большой проект, но нужно вложиться в бизнес. Если всё пройдёт, закроем ипотеку за раз.

— а если…не полу..чится? — я специально делала паузы между толчками, чтобы муж ничего не заподозрил.

— это исключено. Мы всё распланировали. тебе деньги нужны?

— нет! …я нашла работу.

— да? точно?

— да…моя стезя. В одном…жу..журнале.

— Ты смотри, а то пока деньги есть…а когда зарплата? Деньги есть на еду, бензин.

— да… не…волнуйся.

— хорошо, тогда я с домашнего счёта все финансы сниму, мне самому надо.

— да…хорошо. …. ааааа

Вдруг Игорб стал ласкать клитор пальцами, это я не могла стерпеть.

— что такое?

— мммм…а… да так, су-удорога све….лаааа.

Я почувствовала, что не могу сдерживать стоны. Я снова завелась, стало так хорошо, Игорь нашёл нужный ритм и так ловко орудовал пальцами и только что взялся за грудь. Муж жаловался, что я редко стонала в постели, но сейчас это было невозможно. Я стала закрывать одной рукой рот, чтобы не закричать.

Муж спросил

— всё хорошо?.

— дааааа! — кажется я ответила не Владу, а однокласснику сразу же закрыла рот. Из-за Мысли, что я разговариваю с любимым человеком, а меня трахает одноклассник, моя первая любовь, необратимо подкатывал оргазм. Уже не получалось абстрагироваться от ситуации. Все негативные моменты жизни приводили в моё унижение, унижение в удовольствие.

— Я тебя люблю! — сказал муж.

И тут же искорки загорели в глазах, звуки приглушились, я лишь нашла силы нажать на кнопку сброса звонка, что либо отвечать уже не представлялось возможным.

Телефон упал, а я схватила грудь, а другой рукой яростно стала тереть свою горошинку. А Игорь сзади кажется стал сувать палец внутрь влагалища.

Импульсы жара волна за волной с каждым ударом сердца вгоняли меня в мир блаженства и всё опять перестало существовать. Я слилась с моим любовником воедино. В этот момент он был моим самцом, а я е о самкой. МЫ вместе ещё со школы. Мы на необитаемом острове….

Очнулась оттого, что меня поставили на четвереньки на земле, подо мной был плед, а затем мою попку ухватили грубыми перчатками.

Неужели муж? Не может быть. Я хотела повернуться чтобы увидеть его, но рука больно вернула мою голову назад. А затем в меня проникало что-то толстое, распирающее. Этот член ни с чем не сравнить, я вспомнила подвал. Это Макс. Эта огромная дубина сейчас проникала в меня. Вот значит кто мой шантажист. Он продолжил игру мужа. А может это до сих пор игра?

— Макс, это ты. Сука! — стала я рычать.

Но он молчал, молчал и трахал, трахал долго. Влагалище привыкшее к тем маленьким членам вновь пробудила во мне голод.

А Макс продолжал тараторить.

— Скажи, скажи, что тебе не нужен твой Влад.

— Нет, Я люблю Влада. Люблю.

Пытаясь осознать эту картину, “верная жена” трахается с “первым встречными” но “любит своего мужа” и где здесь убрать ковычки? где правда, а где вранье?

— нет, ты не любишь своего мужа, ты любишь трахаться, ты шлюха, продажная шлюха, которая трахается не за деньги, а потому что тебе это нравится. Скажи.

— да.

— что “да”.

— я не люблю мужа, он слабак, а я шлюха, шлюха. я даю всем подряд.

И тут меня снова понесло, я закрыла глаза, из-за мощных толчков самого крутого альфа-самца в моей жизни, буквы терялись, может со стороны и невозможно было понять что я говорю, но я хотела говорить следующее.

— Я люблю когда меня ебет толпа, толпа отморозков, когда меня насилуют и делают мне больно. Ударьте меня.

Попка почувствовала обжигающий шлепок ладони.

— да, сильнее, я ваша блядь!

Ещё и ещё, шлепки продолжались.

— не останавливайтесь! Обкончайте меня.

Я снова потеряла сознание…

А очнулась вся в сперме, а рядом был лишь Игорь.

— Всё в порядке?

Я удивилась его жалостливому голосу, не может быть, ведь он сам склонил меня к насилию некоторое время назад.

— да, в полном.

Мне было противно смотреть на него, но к несчастью, тело приятно ныло, это были 2 сильных оргазма. Всё внутри приятно ныло, но реальность возвращалась, а реальность такова, что мне сейчас идти домой к любящей матери, которая и не подозревает, что её дочь последняя опущенная шлюха.

— Кстати твой муж тебе изменяет, — сказал Игорь

— Он на такое не способен.

— Я просто передал, что меня просили.

— Иди на хуй.

Я кинула сарафан внутрь машины, прыгнула голой внутрь. Завела машину так быстро, чтобы Игорь не успел сесть в машину и задавала педаль газа.