шлюхи Екатеринбурга

Ноги (2 часть)

Краткое содержание предыдущей части: Молодой человек приходит к своему товарищу по работе, Ивану Петровичу, и за небольшое материальное вознаграждение получает возможность фактически изнасиловать девушку Катю, находящуюся в комнате. Чуть позже от хозяина квартиры молодой человек узнаёт, что Катя – племянница Ивана Петровича. Девушка попала в автомобильную аварию, потеряла родителей, не может ходить, и теперь Иван Петрович опекает её, попутно подвергая беспомощную племянницу различным сексуальным издевательствам.

Мы стояли на лестничной клетке и молча курили. Вновь и вновь прокручивая в своей памяти самые яркие моменты изнасилования девушки-инвалидки, я не мог дождаться, когда Иван Петрович, родной дядя и пленитель этой несчастной девчонки, продолжит свой рассказ.

— А она никакой там фокус не выкинет? – спросил я, дабы подстегнуть рассказчика.

— Дело говоришь! Пошли посмотрим – Иван Петрович выбросил окурок и распахнул входную дверь квартиры.

Следуя за ним по обшарпанному коридору, я ловил себя на мысли о том, что хочу сделать это ещё раз. Хочу взять эту беспомощную девушку силой, подчинить её себе, чувствовать её робкие попытки сопротивляться… И вновь безнаказанно удовлетворять свою похоть, раз за разом насилуя Катю, чувствуя её беспомощность и свою безнаказанность…

— А куда это ты собралась? – с нотками удивления и ярости проговорил Петрович, открывая дверь и входя в комнату девушки.

Войдя в комнату следом за ним, я увидел пленницу. Неходячая девушка, всё также обнажённая, сжалась на полу, возле самой открытой двери.

— Вовремя мы подоспели! Бери её за ноги – бросил мужик, нагнулся и ухватился за руки несчастной.

Катя жалобно вскрикнула, когда Петрович потянул девушку за руки, отрывая её тело от пола. Не мешкая, я взялся за девичьи лодыжки, и мы понесли Катю к кровати. Держа неходячую девушку за ноги, я не смог отказать себе в удовольствии, чуть разведя в стороны девичьи ноги, я вперил свой взгляд в Катину розовую промежность, в окружении чёрных лобковых волос. Как я уже понял на тот момент, девушка уже долгое время не имела возможности следить за собой.

Мы бросили девчонку на кровать, тяжело выдохнув. Катя упала на спину, издав сдавленный всхлип, так и оставшись лежать перед нами, голая и беззащитная. Я ещё раз оглядел её всю. Длинные чёрные волосы, небольшие грудки с бледными сосочками. Чёрный треугольник волос между ногами и сами беспомощные, неработающие ноги, чуть разведённые в стороны.

— Давайте её привяжем наверное – подал голос я, надеясь на продолжение сексуального насилия.

Я не был уверен в том, что прямо сейчас получу доступ к Катиному телу, ведь не далее как полчаса назад я уже изнасиловал беспомощную девчонку, заплатив за удовольствие двумя бутылками водки и двумя купюрами по тысяче рублей…

— Сейчас… – из размышлений меня вывел голос мужика.

Иван Петрович открыл ящик стола, вытащив моток крепкой верёвки. Подошёл к изголовью кровати, крепко схватив Катю за руки. Девушка жалобно вскрикнула, предприняв робкую попытку высвободить руки.

— А ну лежи смирно! – Петрович с силой шлёпнул ладонью по Катиной голове и надёжно привязал руки девушки к изголовью кровати.

Катя сжала кулаки привязанных рук, с мольбой взглянув на меня. Продолжая пялиться на её тело, распластанное на широкой двуспальной кровати, я ощутил вновь начинающуюся эрекцию. Мужчина пододвинул подушку, подложив её под голову и плечи Кати.

— Иван Петрович, расскажите, как вы её… трахнули в первый раз? – спросил я у мужчины, садящегося на кровать рядом со своею обездвиженной голой племянницей.

— А чего тут рассказывать? Я и показать могу – осклабился мужик, кладя ладонь на Катино бедро.

— На следующее утро, уже после того, как я её… покорил, я вновь пришёл к ней в комнату… — начал свой рассказ хозяин квартиры, поглаживая девушку по низу живота, касаясь пальцами Катиной лобковой растительности.

— Ещё разок припугнул её хорошенько, также связал. Без лишних разговоров снял с себя штаны с трусами… — мужчина деловито пошире развёл в стороны ноги девушки, погладив пальцем приоткрытые половые губы несчастной пленницы.

— Ты бы видел её глаза, когда я легко и просто вытащил свой член. Ну так вот, снял я штаны, ноги ей развёл… Она конечно стала кричать, умолять меня не делать этого, но я ей просто пощёчину отвесил, и она замолчала… — Иван Петрович принялся водить ребром пальца по девичьей половой складке.

— Ноги то у неё не действуют, их даже не задерёшь и на ступни не поставишь, поэтому я их ей просто развёл поширше. Лежит она такая передо мною с раззяванной пи&дой, а я во все глаза ей между ног смотрю – мужик просунул палец между девичьими половыми губами.

Комнату прорезал жалобный Катин плач, полный страдания и боли от произошедшего и происходящего.

— Нет, я уже конечно всё видел, как там у неё между ногами, но тогда это было просто… а сейчас я собирался её трахнуть, тут уже другое, понимаешь? – Петрович взглянул на меня, водя пальцем в промежности девушки.

— Я встал коленями на кровать, присел, девка шепчет что-то вроде «Дядя Ваня, не надо, прошу вас», а я её не слушаю, член свой поглаживаю, головкой по её раскрытой дырке вожу…

От его рассказа, глядя на распластанную девушку и на то, что сейчас вытворял с нею этот мужик, и мой член рвался из джинс. Подойдя поближе к кровати, я принялся смотреть, как Иван Петрович суёт в Катино влагалище свой палец, продолжая рассказывать занимательную историю.

* * *

Из дальнейшего я узнал, что Петрович фактически изнасиловал свою несчастную племянницу, лишив её девственности. Я отчётливо видел, как он отгинает ладонью свой член, приставляет головку к Катиным половым губам, наваливается над девушкой, расставив руки, и резко входит в неё, кое-как разрывая девственную плеву. Девушка кричит, кричит от боли и ужаса, дёргает связанными руками, извивается под мужиком, отводя лицо от его мокрых слюнявых губ, задыхается от тошнотворного дыхания.

Как тяжело пыхтя, Петрович дёргает бёдрами, нещадно вторгаясь в лоно своей больной племянницы, на сухую, и лишь только его собственная скупая смазка и Катина кровь помогают ему в его путешествии.

Судя по всему, крови было достаточно много. Когда, кончив, Иван Петрович тяжело дыша, вынул свой опавший член из девичьего влагалища, осмотрел Катины бёдра, перепачканные в красном, поцокал языком, рассматривая измазанную простынь…

Иван Петрович улыбнулся, даже не обращая внимания за страдальческий Катин плач, плач боли, вытер со лба пот и удовлетворённо слез с кровати.

— Ты пока полежи, а потом купаться будем – бросил он девушке, подбирая с пола штаны.

Вышел из комнаты, плотно прикрывая за собою дверь, даже не удосужившись завязать девчонке рот. Потом, конечно, Иван Петрович больше не допускал подобной оплошности. На следующий день, во второй раз грубо насилуя беспомощную девушку, и далее, мужчина каждый раз надёжно завязывал рот жертве платком.

* * *

— … потом я трахал её уже когда хотел. Приходил с работы и сразу к ней – мужчина уже вовсю шуровал в Катиной промежности двумя пальцами, резко и грубо.

Спортивные штаны его явно надулись в области паха, я подумал о том, почему он не хочет взять её по-настоящему? Может быть, он стесняется меня?

Комнату наполняли Катины рыдания, по щекам девушки, из красных опухших глаз ручьём текли слёзы. Судорожно всхлипнув, девушка принялась истерично биться головой об подушку.

— Интересная история, Иван Петрович, вы молодец – подмазал я мужика, подходя вплотную к кровати.

— Спасибо – уважительно ответил он, вытаскивая пальцы из влагалища девушки.

— Ваш рассказ был настолько интересен, что мне ужасно захотелось кончить ей в рот – с шутливыми нотками, продолжая лить елей, произнёс я, ожидая отказ, ведь больше платить мне было нечем.

— Без проблем, Максим, валяй – разрешил Петрович, вставая с кровати.

Обрадовавшись, я быстро расстегнул джинсы и встал коленями на кровать. Поддерживая торчащий член ладонью, перебрался поближе к голове Кати.

— Если ты меня сейчас укусишь или сотворишь ещё какую-нибудь ху&ню – я тебя изобью – серьёзно пообещал я, наклоняясь и просовывая вторую ладонь под затылок девушки.

Грубо оторвал её голову от подушки, притянул к своему паху, поднося головку пениса к Катиным губам.

— Открывай рот давай! – крикнул я, тыкаясь концом члена в губы девушки.

Девчонка страшно замычала, инстинктивно, пытаясь отстраниться, задёргала связанными руками. Я дёрнул рукой, хватая девушку за волосы, и с усилием протолкнул свой член между её сведёнными губами. Чиркнув по зубам, головка упёрлась в язык девушки и коснулась нёба.

— Вот так вот, хорошо… — прошептал я, дёрнув бёдрами и помогая себе рукой, насаживая Катин рот на свой член.

Поддерживая пенис второй рукой, я принялся методично толкать член в рот девушки, сверху-вниз глядя на её красное, мокрое лицо. Пытаясь протолкнуть член в девкин рот по самый корень, я ухватился пальцами за её ухо, зарывая Катин нос в свои густые рыжеватые лобковые волосы.

— А как вы моете её… убираете за ней? – спросил я, методично, с наслаждением трахая Катин рот.

— Да на клеенку сходит, а потом я её тащу в ванную. Сгружаю там и водой её поливаю. Там же и помочится – ответил Петрович, с интересом наблюдая за моими действиями, ладонью почёсывая под штанами свой член.

— Да ты приходи как-нибудь ещё раз, заодно и посмотришь. Я её плотно покормлю перед этим, только водочку принеси и денег – хмыкнул он возле самой двери.

Катя издала гортанный хрип, раздув щёки. Из её рта по подбородку протянулись ниточки слюны. Увеличив темп, помогая себе руками, я с удвоенной скоростью принялся молотить членом во рту девушки, наслаждаясь беспомощностью жертвы, крутя головой и оглядывая всё её голое беззащитное тело.

— Когда закончишь – приходи на кухню, выпьем ещё, только рот ей потом завяжи чтобы не орала. Платок во втором ящике стола – добавил дядя Ваня, вышел из комнаты и прикрыл за собой дверь.

Оставшись с несчастной девчонкой наедине, я почувствовал себя значительно свободнее. Остановившись, не вынимая члена изо рта девушки, я опустил руку и с силой ущипнул Катину грудь. Девушка глухо вскрикнула, мелко задрожав. Я ущипнул сильнее, вновь заработав бёдрами. Мне очень понравилось щипать эту девчонку за грудь, попутно проталкивая член в её рот. Ощущая головкой шероховатость Катиного языка, дёргая пальцами за девичьи соски, я застонал, изливая в горло девушки потоки густой спермы.

Катя закашлялась, дёрнула головой. Ухватившись обеими руками за её мокрые от пота волосы, я подался вперёд, как можно сильнее прижимая её зарёванное лицо к своему паху. Девчонка протяжно глухо подвывала, я ощущал членом свою сперму в девичьем рту, полы моей рубахи промокли от слёз. Переведя дух и осознав, что я выплеснул всё, я не спеша вынул член из девичьего рта и сразу же, не теряя времени схватился пальцами за Катин подбородок, не давая ей возможности выплюнуть продукты моего пениса.

— Быстро глотай! – рявкнул я, вцепившись пальцами в Катин подбородок.

Девчонка посмотрела на меня снизу-вверх полными от слёз глазами, быстро-быстро замотав головой. На лице её застыла страдальческая гримаса боли, покорности и отчаяния.

— Глотай, кому сказано?! А то я сейчас… — я ухватился пальцами за Катин сосок и с силой его потянул, как пуговицу, словно собираясь оторвать.

Девка заорала в голос, приоткрыла рот, раздув пузырь из слюней и спермы. Шлёпнув по её подбородку снизу-вверх, я захлопнул ей рот, задрав кверху голову.

Не отпуская её подбородка, я смотрел, как дёргается девичий кадык, проталкивая внутрь горла всё то, что скопилось во рту несчастной Кати.

— Вот молодец, хорошая девочка – проговорил я, отпуская её лицо, и шлёпнул мокрым членом по девичьей щеке.

— Я с тобою ещё и не такое сделаю – прошептал я, поворачивая Катино мокрое личико во все стороны и внимательно всматриваясь в него.

У меня уже созрел некоторый план, определённое предложение для Петровича, от которого он, по моей задумке, не сможет отказаться…

Я слез с кровати, застегнул штаны и вытер об рубашку вспотевшие ладони. Руки у меня вспотели от мысли о том, что я собрался совершить. Но это будет позже, а сейчас я подошёл к письменному столу, выудив из ящика плотный платок.

— Прошу вас, не надо, не делайте этого… Освободите меня, заберите меня с собой… — горячо зашептала девушка, смотря на меня безумными глазами.

— Заберу, но не сейчас – я не дал ей договорить, плотно завязав платок на девичьем рту.

— Я потом ещё зайду к тебе – подмигнул я возле двери, смотря на связанную всхлипывающую Катю, развернулся и вышел за дверь.

* * *

— Иван Петрович, а вы в задницу её брали? – я опрокинул в рот очередную порцию водки, сидя с Петровичем за столом на кухне.

— Да нет, сила уже не та – отмахнулся мужик, разливая новую порцию «беленькой».

— Я хотел, на живот её перевернул, рот завязал, навалился на неё сверху, лицо в её волосах зарыл… Вроде и чувствую под собою красивую бабу, запах её чую, членом тыкаюсь между её ягодицами, чувствую им там всё… Но не выходит, то есть член стоит так себе… для задницы не достаточно крепко – закончил мужчина, виновато улыбнувшись.

— Ну я палец всё равно просунул ей в задницу – похвастался мужик, забросив в рот солёный огурец.

— У меня никогда не было жены, женщины конечно были, но мало, и уж ни разу ни одна из них не давала мне туда… — разоткровенничался мужчина, смотря на полупустую бутылку водки.

* * *

И вот значил лежу я на спине Катьки, слушаю её плач, ощущаю головкой пениса обе её дырки, но чувствую, что не получится. И тогда я решил хотя бы пальцем ей туда проникнуть. А страшно просто ужасно! И вот я сел на колени, прямо на её ноги, перед этим развёл их пошире. Девчонка ладонями в кровать упирается, бормочет что-то и всхлипывает, приподняться хочет. И я просто пальцами ягодицы ей развёл и пальцем к анусу прикоснулся. Он у неё такой тёмненький, шершавый, да ты сам уже, наверное, видел. Девка напряглась вся, ещё пуще захныкала, у меня член вроде как побольше окреп от всего этого, я его второй рукой поглаживаю и пальцем второй заднюю дырку девки трогаю.

Осторожно нажал, фалангу внутрь протолкнул, прислушиваюсь к ощущениям. Понимаешь, я внутри её задницы, хоть и пальцем, а всё равно голову сносит. Отпустил я член, освободившейся рукой ягодицы девкины развёл, пониже склонился. Так необычно это всё было, интересно. Пальцем я уже вовсю у неё там двигаю, края сфинктера так приятно его сжимают. Девка стонет, сжалась вся, а я чувствую, что кончить готов, член задёргался, хотя и стоит так себе.

Палец я ей в задницу до конца протолкнул, подвигал им раз-другой и нехотя вынул. Обеими руками ягодицы в стороны развёл, анус ещё не успел закрыться. Девчонка шипит, барахтается, а я смотрю и глаз оторвать не могу. Наконец, передвинулся я ближе к её ягодицам, член свой рукой обхватил и головку к её раскрытой задней дырке прижал.

Я даже так ни разу не делал, ну, чтобы членом женской задницы касаться. А сейчас вот коснулся. Катька опять стала умолять меня не делать этого, думала, будто бы я её в задницу членом трахнуть хочу, а я просто прижал головку члена к её анусу и задвигал рукой. Вторую руку положил девчонке на спину, придавливаю её к кровати, членом между ягодиц тру. И тут не выдерживаю и кончаю.

Я даже не сдерживался, орал во всё горло, вновь и вновь скребя головкой по её дырке. Девчонка тихонько так подвывает, задницу отклячивает, красная вся, головой вертит во все стороны. А между её ягодиц сперма моя стекает и на простынь капает. Закончил я, тяжело выдохнул – понравилось. Тут она с завязанным ртом проклятия на мою голову посылать начала. Я схватил её за волосы, приказал заткнуться и слез с кровати. Лежит она такая вся мокрая, голая, со спермой между ягодицами, проклятия невнятно шепчет и ревёт. Не стал я даже штаны подтягивать – сразу в ванную пошёл. А вечером сказал ей, что если она не станет покладистой, то я её накажу…

* * *

— Максим, а ты не мог бы её в зад взять, а я посмотрю? – внезапно оживился Петрович, взглянув на меня.

— Мог бы, но мне больше нечего вам дать – обрадовался я.

— Да брось ты… Считай, что это мой подарок – ответил мужик, разливая по стопкам остатки водки.

— Ты её трахнешь в задницу, а я со стороны посмотрю, погоняю немного, ну как?

— Отлично, сейчас? – я осушил стопку.

— Конечно сейчас, чего время терять… Пошли! – Иван Петрович, чуть покачиваясь, поднялся с табуретки.

— У меня есть вазелин… — начал было мужик.

— Не надо, я и так справлюсь – я ощутил приятное шевеление в штанах, предвкушая предстоящее анальное насилие.

— Ну, пошли – Петрович обнял меня за плечи, обдав перегаром…

Когда мы нетвёрдой походкой подошли к Катиной комнате, я уже вовсю расстёгивал ширинку своих джинс.

— А вот и снова я, крошка! – пьяным голосом прокричал я, ввалившись в комнату.

Катя так и лежала на кровати, голая, со связанными руками и с завязанным платком ртом. Подбородок и щёки её всё также были перемазаны моей спермой. Девушка дёрнула руками, изогнулась и протяжно замычала, испугано смотря на меня.

— Соскучилась? – осклабился я и шагнул к кровати, на ходу расстёгивая пуговицу своих джинс.

Конец второй части.