шлюхи Екатеринбурга

Никитка ч.1 23 февраля

Лежу вот я сейчас на шифоньере в 15 квартире и телевизор смотрю. Хозяин квартиры, Семён Петрович, давно уже спит. Я всегда здесь разные передачи по ночам смотрю. Петрович частенько заснёт в кресле, а телевизор работает. Ну, вот я и коротаю здесь ночи. За день, бывает, выспишься где-нибудь в укромном месте, а ночью не спится. Сегодня, конечно, вздремнуть днём не пришлось – работы много было.

Кстати, не представился. Никитка я. Домовой. Многие, наверное, улыбнулись, мол, нет домовых – враньё всё это. А я и не обиделся, главное Вы улыбнулись, значит у Вас всё хорошо. И у меня всё хорошо. Правда, в последние годы жизнь сильно изменилась и иногда тяжело приходится, но я привык. Я ведь молодой ещё. Шестой век пошёл. Трудности у меня, конечно, не физического плана, скорее умственного. Посудите сами. Раньше я жил в доме Ивана и Евдокии Шмелёвых. Дом большой, двухэтажный был. Комнат много. Ух, как мы с их котом бегали. Как вспомню, дух захватывает. Вскоре умер Иван. Евдокия одна жила. Потом и её не стало. Одно время вообще, думал, с ума сойду от одиночества. Тут, вдруг, набежало народу. Некоторые двери запечатали, в иных местах вовсе стены кирпичные появились. Несколько семей жить стало. Вот весело по — началу было. Вскоре сломали этот дом и на его месте новый построили. Девять этажей, два подъезда. Вот тут веселье совсем другого масштаба началось. Первые два года сильно уставал. Пока все квартиры обойдёшь, всё проверишь. Не поверите, но я даже обрадовался, что в доме лифты сделали, не один раз за день ими пользовался. Надоедает иногда по разным вентиляциям лазить. Да и пыльно там.

Сегодня, можно сказать, я бездельничал целый день. Правда, пришлось до обеда несколько раз бегать во втором подъезде входную дверь закрывать. Домофон сломался, а мужикам за водкой приспичило бегать. Сегодня же праздник был – день защитников отечества. Ну, вот эти защитники и студили полдня подъезд. Нет, чтобы взять сразу несколько бутылок и не бегать. Не додумались, а я им в голову не могу вбить такую идею, я же не экстрасенс.

Пользуясь, случаем, поздравляю всех мужиков с этим праздником. Служил, не служил, а всё равно защитник. Желаю, что бы хуй стоял и деньги были. Это самый главный аргумент для мужика, а все остальные способности и возможности это так, хобби, можно сказать. Я, правда, совсем без денег обхожусь, но это можно сказать индивидуальная особенность. Не всякому так можно. А вот насчёт остального, всё как у людей. Одного жаль, что в основном видят меня лишь питомцы домашние, да детишки малые. Ну, иногда и пожилой человек меня приметит. А вот бы, заметила меня девка грудастая, да сказала мне, отымей, мол, меня Никитка, что бы пар из пизды пошёл. Вот бы я постарался. Дык, ведь не судьба.

Впрочем, и старухи меня радуют, за что спасибо им. Сегодня вечером ходил к Степановне в 6 квартиру. Она в этом году на пенсию выходит. Кажется мне, что замечает она меня. Вот и сегодня, пришёл к ней и встал в дверях. Она на диване сидит. Стою перед ней и как бы говорю ей. Праздник ведь сегодня у мужиков-то. Может, и ты меня поздравишь!?! Сам стою и почёсываю своё хозяйство между ног. Смотрю, Степановна в ванную пошла. Воду стала набирать. Сама не торопясь раздеваться начала. Стоит посередине ванной комнаты и дверь не закрывает. Знает, что я к ней сразу зайду, как только она трусы снимет. И не подвёл я её. Разделась она догола, и только начала одну ногу через край ванны перекидывать, а я уже тут как тут. Шасть, ей руку между ног. Манда у Степановны кучерявая, шелковистая. Нравится мне щекотать её за это место. Встала она в ванную и душ включила, сама шторку не прикрывает. Знает, что я за ней наблюдаю и хуй свой рукой мну. Потом берёт мочалку в руки и намыливает её. Это уже знак для меня, я спрыгиваю со стиральной машинки и ближе к ванной подхожу. Степановна выпятит свою пухлую задницу в мою сторону и ноги начинает себе намывать. Трёт их мочалкой, стоя раком передо мной. Тут уж меня не удержать. Как засунул я ей в щель своего дружка и давай без остановки трахать её. А Степановна не торопится, продолжает медленно мочалкой по ногам водить. Эх, люблю я её за это. Потом, как выполнил свои «обязанности», я вышел из ванны. Степановна после этого начинает спину себе тереть, живот, титьки пудовые. Эх, мужики, какие у Степановны титьки! Одно меня удивляет, неужели ни один мужик на улице не замечает этого!?! Ведь уже лет десять прошло, как она вдовой ходит. Всей душой желаю, что бы у неё мужичок какой в квартире поселился. Вот так и прошёл сегодня мой праздничный день. Тихо и спокойно, можно сказать.

А бывало, помню, лет семь назад, случай интересный приключился в этот день. Это сейчас, 23 февраля красный день в календаре, а раньше такого не было. Да ещё пришёлся этот праздник на середину недели. В общем, хочу рассказать Вам про одну парочку. Жили они в доме уже года три. Детей у них не было. Некогда им — работали. Вот, и в тот день, все уже за ужином не одну рюмку выпили, а эта парочка позже всех с работы возвратилась. Причём, Маринка, жена то есть, пришла буквально на час раньше Серёги, мужа её. Слышу, крики из их квартиры. Ну, я туда бежать. Праздничный день вроде, что шуметь и ругаться!?! Забежал я к ним на кухню, залез на холодильник и вникаю.

Маринка в халате с полотенцем на голове, что-то выговаривает мужу. Серёга с гордым видом за столом сидит, и нет, нет, да кулаком по столу стучит. Оказывается, видите ли, ужин у хозяина оказался не праздничным. Надоели ему макароны с котлетой. Сидит и выёбывается. Тьфу!!! Честно сказать, я осуждал его в тот момент. Зашёл бы в магазин, купил бутылочку беленькой. Вдруг, Маринка как кинет тарелку на пол, я аж вздрогнул. Серёга вышел из кухни и на балкон пошёл. Маринка села на его место и плачет. Проходя мимо неё, я в халат ей заглянул. Он у неё чуть распахнулся, и мне хорошо было видно её груди третьего размера. Да, что размер, торчащие соски так и просили, что бы их потискали. Ну, думаю, понятно, в чём дело. Выхожу к Сергею на балкон, он стоит и куда-то вдаль через замёрзшее окно смотрит. И какого Лешего он там видел!?! Не закурил. Ну, думаю, выручать ситуацию надо. Подсел я к нему ближе и давай внушать ему. Разговора-то моего он всё равно не услышит.

— Не дури, Серёга. Сдались тебе эти макароны. Ты посмотри, какой у тебя десерт на кухне. Килограмм на пятьдесят тянет. Облизывай хоть всю ночь, пока случай представился. Всяко, Маринка не откажет, по случаю праздника. Завтра ведь снова на работу с утра раннего.

Смотрю, вроде у Сергея что-то прояснилось в голове. Ну, это хорошо, думаю, а то стоять в феврале на балконе не очень приятно. Хоть он и застеклённый. Пошёл Серёга обратно на кухню. Я за ним. Марина там уже веник в руки взяла, заметает, значит, осколки. Сергей подошёл к ней. Обнял. Прощения просит, та в слёзы. И ты, говорит, тоже прости меня. Обнялись. Целуются. Смотрю, у Серёги рука под халат Марине лезет. Наконец-то, думаю, и в этой квартире праздник будет. Сергей взял Маринку на руки и в спальню понёс. Я за ними. Положил он её на кровать, распахнул халат и давай её груди тискать. Порядок. Тут Марина в свои руки инициативу взяла. Ложись, говорит мужу, на спину, у тебя ведь сегодня праздник. С меня подарок, улыбнулась она. Серёга не сопротивлялся. Сняла жена с мужа трико с трусами и давай чудеса вытворять с его леденцом. Серёга глаза закрыл от удовольствия. Не стал я больше задерживаться тогда у них.

А вообще, бывает, и мне выпадает возможность поучаствовать в семейных потехах. Например, в 18 квартире Юрка с Наташкой живут. У них в прошлом году свадьба была. Каких чудес я от них только не видел. Больше всего, им такая позиция нравится. Ну и мне она тоже нравится. Ложится, значит, Юрка на спину, а Наташка на него садится. Причём, спиной к нему. Расставит ноги, выпятит грудь и ждёт когда Юрка ей присунет. А у Юрки писюн не очень большого размера, так он Наташке в попку его приноровился совать. А той, видимо, это тоже нравится. Так вот, как только Юркин хуй у Наташки в жопе окажется, она скакать на нём начинает. Тут и я подключаюсь. Пизда у Наташки в это время набухает, соком своим блестит. Я на коленях, значит, приближаюсь к ней и давай её в эту прелесть иметь. Ещё можно руки на груди ей положить, но мне больше нравится, когда они у неё в свободном полёте колыхаются. А потом Наташка просунет свою руку между ног себе, и начинает клитор себе натирать. Немного и мне перепадает при этом её ласки. С ними хорошо в такой позе наслаждение получать, не то, что Юлька из 24 квартиры.

Мужа у Юльки нет, так она каждые выходные себе разных мужиков водит. Один раз, смотрю, они точь-в-точь такую «пирамиду» выстраивают, как Наташка с Юркой. У меня, естественно, хуй поднялся в предвкушении знакомой позы. Идёт, значит, у них всё по привычному для меня сценарию. Правда, Юлька руку на свой клитор не положила, а он у неё всё больше и больше стаёт. Поёбываю я её и наслаждение испытываю от этой картины. Вдруг, как шибанёт меня струёй мочи. Я в шоке! Впервые в жизни, можно сказать, меня обоссали. Как-то не по себе стало. Обтёрся я тогда и не стал больше в ту квартиру заглядывать.

Ну, что-то я разговорился. Спать уже пора. Праздник праздником, а Вам завтра на работу. Время уже позднее, мне тоже чего-то спать захотелось. Надеюсь, я расскажу ещё несколько историй, если Вам, конечно, интересно? Правда, все мои истории про «это» дело, но что поделать!?! Сильно интересуюсь я этой темой. За этим, можно сказать, и по квартирам-то регулярно хожу. А если я понимаю, что слушателя (читателя) нашёл, так меня совсем не остановить. Извиняюсь, конечно, за словечки матерные, но мне как-то проще с ними подобные истории пересказывать. В общем, Бог даст, ещё встретимся. Пока.

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки