шлюхи Екатеринбурга

Нехорошая попутчица (3 часть)

Наташа прилегла на полку напротив и стала думать:

— Как?! У моего сына проблемы с этим? Да не может быть! Он бы сказал мне!..

А может просто постеснялся? Ведь о таком трудно говорить, тем более со своей мамой…

Все мысли перемешались! Она вспомнила обиженное лицо сына перед расставанием. Именное обиженное, а не виноватое! А затем наглую морду Маши, скота и подлеца Сергея…

— Да нет! Он не мог мне соврать! Он мой сын! Это всё они!..

Страшная действительность в один миг встала у неё перед глазами:

— Меня просто использовали! Использовали, как последнюю шлюху! И эта сука мaмoчка и её насильник-сынок… И видимо не я первая попала в их, умело расставленные, силки!

Она больше не могла лежать. Боль, горечь, страшная обида захлестнули её с головой! Наташа встала, открыла дверь и вышла в тамбур. Стекла во входной двери не было, и ветер хлестал по её лицу, выбивая слёзы. Она стояла и с трудом сдерживалась, чтобы не разрыдаться.

— О-о-о, какой женсчина! – услышала она сзади и обернулась.

Из другого вагона вошли три лица кавказской национальности:

— Слюшай, давай знакомитца, а? Миня Кацо завут!..

— Да пошли вы!!! Пристали!.. – в сердцах крикнула женщина.

Те поняли, что фокус со знакомством не удался, и пошли было дальше…

Вдруг мысль, как молния, пронеслась в голове у Наташи:

— Стойте!

Те встали, и прикрыли, уже открывшуюся было дверь.

— Со мной подруга едет в одном купе. Вот она о-очень любит это дело! – сказала она. Слова сыпались из неё, как бы сами собой:

— Особенно она обожает секс с несколькими мужиками сразу! Только уж очень кричит от страсти при этом! Вы, как зайдёте в 5-ое купе, так и берите её ещё сонную, да пожёстче!!! И рот заткните, а то разбудит ещё кого! А если она что говорить или просить будет – не слушайте! Это она так обычно спектакль разыгрывает, чтобы значит возбудиться ещё сильнее…

Кавказцы оторопело уставились на Наталью. ТАКОГО — они точно от неё не ожидали!

— Только бы пошли! Только бы пошли!.. – молилась она про себя, — а может вам денег дать? У меня есть немного!..

— Остав сабе, женсчина! – сказал один из них, и троица решительно вошла в вагон.

Мужчины открыли дверь купе №5 и вошли внутрь. На нижней полке задавала храпака Мария, которую слабо освещал лунный свет, пробивавшийся через окно. Как и было договорено – один из мужчин своей широкой ладонью тут же зажал женщине рот, другой отбросил в сторону одеяло и обхватил её ноги, а третий стал задирать сорочку, добравшись до её тёплого тела.

Маша тут же проснулась, вытаращила глаза, замычала и начала отчаянно сопротивляться, но силы были явно не равны! Кавказец сдернул с её широкого таза трусы, и мужчины совместно засунули их в рот Маше – чтобы не переиграла от возбуждения!

Лицо Марии налилось кровью от напряжения, и она шумно дышала, пытаясь ещё что-то сделать. Тем временем её ночнушку мужики задрали до подбородка, полностью оголив сдобное тело. В сумерках им были видны её развалившиеся, крупные груди, возбуждающе дрожавшие от её борьбы, и тёмный треугольник её волос у основания широких бёдер.

Кавказцы довольно зацокали, оценив её, ещё не полностью угасшие, прелести. Один из них задрал до верхней полки её ногу и стянув штаны, стал пристраиваться у входа её расщелины. Другие мужчины ему в этом помогали. В купе было немного неудобно и тесновато, но страсть, горевшая в их глазах, была явно способна преодолеть и не такие препятствия!

Хоп! – и мощный член кавказца оказался в капитулировавшей пизде Марии по самые яйца!

Женщина сразу сникла и прекратила всякую борьбу, понимая всю её бессмысленность.

Кавказец стал мощно её накачивать, иногда комментируя:

— О мама джан! Какой атличный пызда! Тё-ё-плый…

Другие поторапливали трахальщика, дроча свои торчащие палки:

— Слюшай Кацо! Ты нэ одын, да! Обыжаешь, да!

Наконец Кацо задвинул Маше по самые гланды и мощно там разрядился, матюкнувшись по русски:

— О-о-о, былят!

Его товарищи только этого и ждали. Они подняли с полки женщину и заставили её встать на пол.

— Слюшай женсчина! Отсосош ему – показал один на другого – но нэ шуми, да! А то обыдымся, да!.. – сказал кавказец Маше и показал ей огромный нож.

Маша и сама понимала, что хорошего ей ждать от трахальщиков не приходится. Но быть ещё и избитой, или того хуже – убитой, как-то не хотелось! Поэтому она послушно мотнула головой.

У неё наконец выдернули изо рта противные, воняющие трусы. Женщину заставили встать на колени, лицом к двери и прогнуться к полу. Пристроившийся сзади абрек смачно харканул на ладонь и торопливо натёр её сжавшийся анус. А затем мощным движением протаранил его, скользнув в прямую кишку Маши.

Женщина вскрикнула от нестерпимой боли, и ей тут же зажали рот. Абрек стал торопливо накачивать Машу в жопу. Очко отчаянно болело, а нырявшему туда хую кавказца было всё похуй!

Другой кавказец бросил подушку к двери и сел на неё, обхватил отвисшие сиськи женщины и подтянул её к себе. Затем обхватил её мотавшуюся, от толчков, голову и одел её ртом на свою торчащую залупу. От толчка сзади Маша тыкалась носом в волосню абрека, почти полностью заглатывая хуй горца. А тот, обхватив оттянувшиеся груди, направлял движение её тела. Мужчины слаженно работали в два смычка, попеременно насаживаясь хуями на две её дыры. Синхронности их действий можно было только позавидовать, и даже покачивание ехавшего вагона не могло её сбить!

Подъезжали к какому-то сложному перегону, и вагон судорожно затрясся. Его колёса жалобно заскрипели на кривых рельсах, с трудом терпя, над собой, такое явное издевательство. Вагон замотало, отчего интенсивность хода у троицы явно увеличилась. Всё это привело к немедленному дуплету из двух натруженных хуёв!

Абреки рыкнули от удовольствия и стали мощно извергаться…

Маша было закашлялась от заполнявшей её спермы, но, жёстко подтянутая за сиськи, была вынуждена всё проглотить.

Отдохнувший и вновь возбудившийся Кацо им искренне позавидовал, и решил восполнить свой пробел тараном в жопу Марии. Что он немедленно и сделал!

Натрахавшись вволю, троица наконец оставила в покое вконец изнасилованную женщину и уходя, кинула ей на стол несколько скомканных купюр.

***

Наташа увидела из тамбура, как довольные жители гор покинули купе, и пошли дальше по вагону. Подождав немного, она зашла в своё купе.

Войдя, она увидела свет, горевший над полкой Маши. А когда она взглянула на неё, Наталью охватил почти ужас!

Маша сидела и откровенно ревела! В купе чётко пахло куревом, спермой и ещё непонятно чем! Сорочка на ней была в нескольких местах порвана, под левым глазом просматривался огромный синяк (авт: полученный в борьбе)…

— Что случилось? – с ужасом в голосе спросила Наташа.

— Кавказцы, суки подлые, оттрахали! – сквозь слёзы ответила «подруга» — а ТЫ где была?

— Да я землячку в вагоне встретила, разговорились, зашли в её купе…

— А-а-а…

— А может в милицию? – пожалела женщину Наташа.

— Ну да! Чтоб потом совсем зарезали? Нет уж!..

— ДА НЕ РАССТРАИВАЙСЯ, ПОДРУГА! ДО СВАДЬБЫ ЗАЖИВЁТ! – успокоила Машу Наташа.

Та вмиг замолчала, внимательно посмотрела на женщину, и… — ничего не сказала в ответ!

Всю оставшуюся дорогу мамы ехали молча, каждая думая о своём…