шлюхи Екатеринбурга

Не потерплю. Часть 1

Zero Tolerance от K.K.

Я не был в Джиммерсе больше месяца, но в среду в два часа дня сидел в баре и разговаривал с Джимом Лючией, владельцем гриль-бара Джиммерс. Джиммерс – это бар, в который я заглядывал после работы по крайней мере раз в неделю, с тех пор как двенадцать лет назад начал работать в Дайсон Электроникс. За это время мы с Джимом стали очень хорошими друзьями.

Джим спросил, почему в последнее время я не заглядывал и почему нахожусь здесь сейчас, в середине дня, когда должен бы быть на работе. Я спросил его, какую версию он желает: длинную или короткую?

– Начни с длинной, – сказал Джим. – Если история станет скучной, я попрошу тебя переключиться на короткую.

– Постараюсь, чтобы она не стала слишком скучной, – сказал я.

– Итак, ты, конечно же, знаешь Фреда Лайдона.

– Да – этого мистера Совершенство, – сказал Джим. – Он все еще приходит сюда, но уже не так часто, как раньше. Полагаю, его привлекательность для женщин, приходящих сюда, поизносилась.

– Я думаю, что в маленьком пруду можно ловить рыбу лишь до тех пор, пока она вся не кончится, – сказал я. – Во всяком случае, эта история началась, когда я встретил Фреда. Это было в 1992 году. Я только начал работать в Дайсон, и Фред был моим первым другом. Это Фред заронил в меня дурную привычку приходить сюда почти каждый вечер.

– Неплохая привычка, – отметил Джим. – Она помогала тебе расслабиться после тяжелого рабочего дня.

Я рассмеялся и сказал:

– Ну, как бы то ни было, это начал Фред.

В тот день я рассказал Джиму историю, которую собираюсь поведать здесь.

***

Прошло меньше месяца с того момента, как я начал работать в Дайсон, и однажды вечером мы с Фредом сидели в Джиммерсе и выпивали. Зал только начал заполняться, когда вошли две очень привлекательные женщины. Они выглядели на несколько лет старше нас, но для Фреда это не имело значения. Увидев женщин, он посмотрел на меня со своей вкрадчивой улыбкой.

– Зацени, – сказал он, – похоже, сегодня мне удастся потрахаться.

Мне было неинтересно искать свидания на одну ночь с женщинами в возрасте. Я просто хотел выпить пару стаканчиков, перед тем как вернуться домой, поэтому просто сидел и смотрел, как Фред подошел к двум женщинам, заговорил и умудрился получить приглашение присоединиться к ним.

Прибыли еще несколько сотрудников Дайсон, и я присоединился к ним за большим столом. Примерно через час я увидел, как Фред уходит с одной из женщин. Когда они проходили мимо нашего стола, я заметил, что у женщины на пальце – обручальное кольцо.

Позже, выходя из Джиммерса, я увидел Фреда, сидящего на заднем сиденье своей машины. Сначала мне показалось, что он один, но когда подошел поближе, то увидел, что на заднем сиденье наклонилась и делает Фреду минет женщина, которую он подцепил в баре,.

Я рассмеялся про себя. В тот момент я впервые увидел Фреда в действии. Я не думал, что Фред был на самом деле серьезен, говоря, что собирается в тот вечер потрахаться, но вот он – получает сексуальные услуги от замужней женщины на заднем сиденье своей машины.

На следующий вечер мы с Фредом снова сидели в «Джиммерсе» и пили пиво, и я спросил его, как он узнал, что сможет договориться с двумя вчерашними женщинами?

– Я это понял потому, что те две замужние женщины сидели в баре без мужей и был уверен, что как минимум одна из них станет искать каких-то действий, – сказал он. – Вот почему мне больше нравится снимать замужних женщин, чем одиноких.

– И почему же?

– Одинокие женщины всегда ищут «принца на белом коне» и в основном заинтересованы в долгосрочных отношениях, – сказал он. – Они очень редко соглашаются на секс на первом же свидании. А когда находишь замужнюю женщину без мужа рядом, она, вероятно, ищет какого-то волнения, и выяснение того, заинтересована ли она в том, чтобы немного развлечься вне брака, не занимает много времени. По моему опыту, если уговорить замужнюю женщину пойти с тобой, она захочет заняться сексом.

В тот день мое мнение о Фреде Лайдоне упало.

***

Через пару месяцев я познакомился со Сьюзен. Она работала в бухгалтерии Дайсон, а я – в отделе продаж. Сьюзен была высокой блондинкой с прекрасными голубыми глазами, и я попался на крючок с первого взгляда. Прежде чем заняться сексом, мы несколько раз встречались, и секс был связан с некоторыми серьезными условиями.

Это случилось однажды вечером, после того как я пригласил Сьюзен на очень романтическое свидание. Цветы, ужин, танцы и прогулка при свете Луны. Я все сделал, а потом мы вернулись в квартиру Сьюзен.

Мы сели на ее диване и принялись обниматься. Оба были очень возбуждены, когда Сьюзен остановила меня, не дав мне засунуть руку ей под юбку.

– Знаешь, ты мне очень нравишься, и меня так и подмывает сказать, что я тебя люблю, но я думаю, что для этого еще слишком рано, – сказала Сьюзен. – Я знаю, что мы оба готовы к следующему шагу, но для меня занятие любовью с кем-то требует обязательств. Если мы собираемся идти в наших отношениях дальше, я должна знать, что ты не будешь встречаться с другой женщиной. Мне нужно, чтобы ты понял, что я не потерплю с твоей стороны никакой измены. Я сама не изменю тебе и жду того же от тебя. Если ты когда-нибудь решишь, что тебе требуется или ты захочешь другую женщину, просто знай, это означает, что мы закончили. Я бы предпочла, чтобы ты просто порвал со мной, нежели узнать, что ты тайком гулял за моей спиной.

В тот момент я был так возбужден, что готов был пойти на все, чтобы заняться с ней любовью, а тот факт, что я уже был влюблен в нее, делал все еще проще. У меня не было никаких проблем с тем, чтобы пообещать ей, что я буду ей верен всегда.

После того как я это пообещал, Сьюзен положила мою правую руку себе на бедро, а затем обеими руками обняла меня за шею. Мы снова начали целоваться, и я провел пальцами по внутренней стороне ее бедра и начал скользить рукой под юбку. Чем дальше я продвигал руку между ее ног, тем более страстными становились поцелуи Сьюзен. К тому времени как я прижал пальцы к теплой влажной промежности ее трусиков, Сьюзен уже атаковала мое горло своим языком.

Когда я просунул пальцы в ее трусики и легонько провел ими по вульве, Сьюзен застонала, а затем втянула мой язык себе в рот. Я попытался расстегнуть левой рукой ее блузку, но особого успеха не достиг, поэтому мне пришлось отказаться дразнить ее горячую киску и воспользоваться обеими руками, чтобы снять блузку Сьюзен. Когда я расстегнул все пуговицы, Сьюзен наклонилась вперед, чтобы я мог скинуть верх с ее плеч и полностью снять его.

Я покрывал поцелуями шею Сьюзен и медленно спускался к той малой части ее груди, что была обнажена над лифчиком. Я поцеловал и полизал нежную кожу, стянув верх ее лифчика вниз, чтобы обнажить соски. Когда я втянул в рот один из сосков, Сьюзен откинула голову на спинку дивана. Она тяжело дышала и издавала какие-то странные звуки.

Я продолжал сосать ее соски, одновременно протянув руки вокруг нее, чтобы расстегнуть лифчик. Я никогда не умел обращаться с бюстгальтерами, но Сьюзен, похоже, это не волновало. Она, казалось, наслаждалась тем, что я делал моим ртом, и не обращала внимания на все остальное. После нескольких минут возни с лифчиком я, наконец, расстегнул его и снял. Груди Сьюзен были прекрасны. Их форма была идеальной, и они гордо торчали, а не висели. В течение следующих пятнадцати минут я занимался любовью с грудью Сьюзен, в то же время продвинув правую руку сзади под ее юбку и вверх в трусики.

Когда я прикоснулся к мягким половим губам Сьюзен, то обнаружил, что они влажные и скользкие. Я провел пальцами по всему ее возбужденному входу, распределив ее сексуальную смазку по всем моим пальцам и ее киске.

У меня во рту был один из ее сосков, когда я, наконец, просунул палец внутрь нее, а затем начал дразнить ее клитор. Когда я это сделал, Сьюзен притянула мое лицо к своему и страстно поцеловала меня, а затем просто повисла на мне, в то время как я исследовал самую интимную часть ее тела. Сьюзен тяжело дышала и, засунув язык мне в ухо, заговорила со мной:

– О Боже, как хорошо. Я хочу тебя прямо сейчас. Я хочу почувствовать тебя внутри себя сейчас же.

Я толкнул Сьюзен на диван и задрал ее юбку до талии. Затем стянул с нее трусики и быстро снял свои собственные брюки и трусы.

Когда лег на нее сверху и протолкнул внутрь нее свой твердый член, я был поражен тем, как чудесно было чувствовать себя внутри нее. Я не был неопытным, за эти годы у меня было несколько подруг, но я никогда не чувствовал себя так внутри женщины.

Я уже пару минут ласкал Сьюзен, когда до меня дошло, что на мне нет презерватива.

– О, черт, я не надел презерватив, – сказал я. – Я сейчас же выйду и надену.

– Я принимаю таблетки и верю, что ты безопасен, – сказала она. – Я хочу почувствовать, как ты кончишь в меня.

Это замечание чуть не довело меня до кульминации, но я смог удержаться и продолжал толкаться в нее в приятном медленном темпе, доводя ее до долгого оргазма, прежде чем сам, наконец, достиг кульминации…

Потом, на пути домой, я чувствовал себя прекрасно. Я знал, что люблю ее, и что мы всегда будем вместе.

***

После того вечера мы занимались сексом почти каждый раз, когда были вместе, что случалось очень часто. Было всего несколько вечеров в течение первого месяца, когда мы просто разговаривали и смотрели телевизор. Через полтора года мы поженились.

У нас обоих была хорошая работа, так что, нам не приходилось выживать, как многим парам, когда они только вступают в брак. Мы были женаты всего год, когда смогли купить наш дом в Шарлотте.

В день, когда мы переехали в дом, мы познакомились с нашими соседями Эдом и Линдой Монро. Эд работал в крупном банке в Шарлотте, а Линда была учительницей начальной школы. Они были примерно нашего возраста, и у нас было много общих интересов, так что, Эд и Линда быстро стали нашими лучшими друзьями.

В течение следующих нескольких лет нашего брака все было замечательно. Мы со Сьюзен все еще очень любили друг друга, а секс все еще был горячим. У нас было почти все, что мы хотели. У нас были хорошие друзья, хороший дом, две машины и яхта. Наша жизнь состояла из выполнения обязанностей по работе в течение недели и частых заходов в Джиммерс, чтобы выпить перед возвращением домой или перед ужином. По выходным мы много времени проводили на яхте вместе с Эдом и Линдой, ходили друг к другу в гости на ужин или чтобы поиграть в карты.

Но около трех лет назад начало появилось нечто, что меня расстраивало. Едва поженившись, мы со Сьюзен решили подождать несколько лет, прежде чем заводить детей. После семи лет брака я подумал, что детьми уже пора обзаводиться, но когда спросил об этом Сьюзен, она ответила, что еще не готова. Когда я попытался это обсудить, она меня оборвала:

– Когда буду готова, дам тебе знать.

То, как она это сказала, показало, что разговор окончен. Я был слегка расстроен ее нежеланием даже обсуждать появление детей, но не стал нагнетать. Все остальное в наших отношениях, казалось, было в порядке, так что, я не слишком обеспокоился. В конце концов, именно Сьюзен придется переживать беременность, так что, думаю, было справедливо подождать, пока она не станет к этому готова.

***

Несколько недель спустя мы были на вечеринке компании Дайсон. Я пошел в мужской туалет, а когда вернулся, застал Фреда Лайдона беседующим со Сьюзен. Не просто разговаривал, а стоял очень близко к ней и держал ее за руку во время разговора.

Увидев это, я разозлился на Фреда. Я знал, что могу доверять Сьюзен, но мне не нравилась сама мысль, что Фред будет приставать к моей жене. Это показывало отсутствие его уважения ко мне.

К тому времени, как я вернулся в комнату, где они стояли, Фред заметил мое приближение, немного отодвинулся от Сьюзен и больше не прикасался к ней. Я ничего не сказал, хотя хотел сказать Фреду, чтобы тот держался подальше от моей жены, но не хотел устраивать скандала. В конце концов, на самом деле ничего ведь не произошло. Они просто разговаривали.

В тот вечер, когда мы вернулись домой, я решил поговорить со Сьюзен о Фреде. Я никогда не рассказывал ей о нем и его философии свиданий с замужними женщинами, но хотел, чтобы она о нем знала, полагая, что если узнает, каков он, то будет его избегать. Проблема была в том, что я никак не мог придумать, как поднять этот вопрос в разговоре, не дав понять, что не доверяю Сьюзен. Я не знал, как начать этот разговор, и стал угрюмым и тихим. Сьюзен не потребовалось много времени, чтобы заметить, что что-то не так.

– В чем дело, Марк? – спросила Сьюзен. – С тех пор как мы вернулись домой, ты не сказал ни слова.

– Меня кое-что беспокоит, но боюсь, что все выглядит не так, и я не хочу тебя расстраивать.

Сьюзен вдруг стала выглядеть напряженной.

– Что случилось, Марк?

– Думаю, просто скажу, что у меня на уме, и мы сможем это обсудить, пока не прояснятся все недоразумения. Речь идет о Фреде Лайдоне.

Выражение лица Сьюзен изменилось. У Сьюзен было много выражений лица, чтобы выразить ее настроение или то, что она думает, и по ее выражению я всегда мог сказать, счастлива ли она, грустна ли, нервничает, сердится или что-то еще, но время от времени на ее лице появлялось выражение, которое я прочитать не мог. Вот такое выражение было и в тот вечер.

– А что там Фред? – спросила Сьюзен.

– Не знаю, известно ли тебе, но у него репутация бабника.

Сьюзен рассмеялась.

– Я знаю. На работе я слышала о нем все истории. Девушки думают, что он – просто большое недоразумение. Фред – потаскун, но не думаю, что кто-то воспринимает его всерьез, и уж меньше всего я.

– Сьюзен. Мне лично совсем не смешно, – сказал я. – Фред бегает за замужними женщинами.

– Ты же не думаешь, что я заинтересуюсь Фредом, – сказала Сьюзен с оттенком гнева в голосе.

– Нет. О тебе я не беспокоюсь. Я тебе доверяю.

– То есть, ты хочешь сказать, что больше не хочешь, чтобы я разговаривала с Фредом? – спросила Сьюзен.

– Если не возражаешь, – ответил я.

– Ну, я не возражаю. Я считаю, что он забавный, и мне нравится с ним разговаривать, но ни за что я не стану заниматься с ним сексом, поэтому не понимаю, о чем ты беспокоишься. Мне не нравится, когда ты ревнуешь.

Я был недоволен ее ответом, но не стал настаивать. Она не сделала ничего плохого, и моя реакция, вероятно, была неуместной. Я беспокоился, что Сьюзен и впрямь разозлилась на меня, но когда мы пошли спать, она поцеловала меня и прошептала на ухо:

– Забудь о Фреде. мужчина, которого я хочу внутри себя – это ты.

***

Всего через две недели мы со Сьюзен планировали встретиться после работы в Джиммерс, а потом пойти куда-нибудь поужинать. Я опоздал на полчаса, и когда вошел, рядом со Сьюзен сидел Фред и держал руку на ее плече, разговаривая. Я почувствовал, как в животе у меня завязывается узел. Мне хотелось подойти, схватить Фреда за руку, заломить ее за спину и сказать, чтобы он держался подальше от Сьюзен, но я не мог. Я знал, что если скажу или сделаю что-нибудь не так, Сьюзен на меня разозлится и обвинит в ревности, и будет права.

Казалось, что после этого на любом светском сборище, где мы бывали, Фред подбивал клинья к Сьюзен.

Однажды субботним вечером, когда мы с Эдом Монро готовили стейки на гриле, я рассказал ему, что Фред при каждом удобном случае пристает к Сьюзен.

– Сьюзен ты что-нибудь говорил? – спросил Эд.

– Да. Она обвинила меня в ревности и сказала, что мне не о чем беспокоиться. Боюсь, если я опять заговорю с ней об этом, все будет звучать, будто я ей не доверяю, а это не так. Я просто хочу, чтобы Фред держался от нее подальше.

– Тогда почему бы тебе просто не сказать Фреду, чтобы он держался подальше?

– Я думал об этом, но боюсь, что если это сделаю, он ей скажет, что я велел ему держаться от нее подальше, а это сделает все еще хуже.

– Если он так пристает к Линде, – сказал Эд, – я бы просто сказал ей, что мне не нравится такое их общение. Я бы рассказал ей о его репутации и сказал, что дело не в том, что я ей не доверяю, но что другие люди, которым известна его репутация, будут удивляться, почему она тратит так много времени на разговоры с ним. Я знаю, что Линда это поймет и недвусмысленно даст Фреду понять, что он ее не интересует.

Я на минуту задумался над тем, что сказал Эд, и понял, что это может сработать. Я решил, что в следующий раз, когда Фред начнет приставать к Сьюзен, я обязательно с ней поговорю.

***

На следующих выходных Сьюзен сказала, что ее машина доставляет ей много хлопот и что, поскольку ей уже семь лет, она хочет купить новую. Я начал, было, предлагать починить старую, но она бросила на меня недовольный взгляд.

– Твоей машине всего два года, а мне приходится разъезжать на этой старой развалюхе, – сказала она.

Я сразу понял, что ни один аргумент о ее машине тут не проканает, поэтому сдался.

– А какую бы машину ты хотела?

– Мне нужен минивэн.

– Минивэн? Зачем тебе минивэн?

– Просто хочу что-нибудь с большим пространством сзади для перевозки продуктов и всего прочего, – сказала она.

– Ты всегда смеялась над мамочками-наседками с их минивэнами, а теперь сама хочешь такой же?

– У одной из девушек, с которыми я работаю, именно такой, и это очень мило. Поэтому я решила, что возьму такой же и себе, – сказала она.

Я знал, что Сьюзен заслуживает новую машину, и решил, что если уж ей хочется минивэн, то мы его возьмем. В ту же субботу мы купили новую «Хонду Одиссей».

В понедельник вечером после работы я спросил Сьюзен, что думают ее друзья о ее новой машине.

– Всем понравилось. Сегодня я пригласила девочек на обед, и они все были очень впечатлены, – сказала она. – Когда мы вернулись на стоянку, ко мне подошел мистер Фишер и попросил разрешения заглянуть внутрь. Он осмотрел фургон, сказал, что он ему очень нравится, и спросил, не подвезу ли я его как-нибудь? Потом сказал, что хотел бы, чтобы как-нибудь на выходные я одолжила фургон ему, чтобы он смог доехать на нем до своей хижины на озере.

– Ни хрена, – сказал я, – мы ни за что не одолжим кому-нибудь на выходные новенький фургон, – сказал я, почти крича.

– Из-за чего ты так расстраиваешься? Я не собираюсь одалживать ему свой фургон, – сказала Сьюзен.

Я извинился перед Сьюзен за то, что окрысился на нее, и сказал, что просто слегка устал, что отчасти было правдой, но причиной моего взрыва было не это. В мистере Джоне Фишере, начальнике отдела кадров Дайсон, было что-то такое, о чем я никогда не упоминал Сьюзен. Я знал, где находится его так называемая «хижина» на озере. Она была больше похожа на дом. Несколько лет назад мы с друзьями с работы отправились на озеро порыбачить на яхте и видели, как Джон подъехал к своей хижине с красивой молодой девушкой. Джону – за тридцать, а этой девушке – на вид лет двадцать.

Я показал на них своим спутникам, и мой приятель Шон сказал:

– Это – Джеки Салливан. Она начала работать в Дайсон всего пару недель назад. Она – одна из секретарш в моем отделе.

Потом Ленни, один из моих приятелей, сказал:

– Она – всего лишь одна из длинного ряда красивых новых сотрудниц, которые видели потолок в спальне Джона. Он любит приводить сюда новеньких для идеологической обработки.

Все засмеялись. Я спросил, знают ли эти женщины, что он занимается этим, и Ленни ответил, что две женщины, которых тот принял на работу, сказали, что поход в хижину – это практически условие получения работы. Они сказали, что не жаловались, потому что хотели получить эту работу, а Джон относился к ним хорошо и заставлял их приходить сюда только один раз. Ребята отпустили о Джоне Фишере и его хижине несколько неприличных шуток. Я был единственным, кто не смеялся. Мне было интересно, не совершала ли поездку сюда, в хижину Джона, Сьюзен, когда ее приняли в Дайсон. Об этой возможности думать было больно, хотя если это и случилось, то произошло оно еще до того, как я ее встретил. Одна лишь мысль о том, что Сьюзен, возможно, спала с этим подонком, вызывала у меня тошноту.

В тот вечер, вернувшись домой с рыбалки и наводя порядок на яхте, я решил не говорить Сьюзен ни о Джоне Фишере, ни об играх, в которые он играл с новыми сотрудницами. Я не собирался позволять тому, что Сьюзен могла сделать до нашей встречи, изменить мое к ней отношение.

***

Два месяца назад мистер Дайсон объявил, что покупкой Дайсон Электроникс заинтересовалась компания Клэй Интернэшнл Электроникс. Мистер Дайсон сказал, что сделка будет зависеть от результатов нашего второго квартала, которые должны были выйти через неделю. Мистер Дайсон сказал также, что если Клэй Интернэшнл на самом деле купит компанию, то мы можем ожидать некоторые изменения, но он не думает, что произойдет что-то немедленное.

Как оказалось, наши результаты за второй квартал были именно такими, какими их хотела видеть Клэй Интернэшнл, и они запланировали двигаться вперед с покупкой Дайсон Электроникс. Сообщив нам о решении Клэй Интернэшнл, мистер Дайсон пригласил всех 185 сотрудников Дайсон Электроникс на вечеринку в своем доме, чтобы отпраздновать продажу компании. У мистера Дайсона за городом есть большой дом с большим бассейном, множеством больших дубов и красивым садом, и он любит все это выставлять напоказ.

В то время как мистер Дайсон был готов отпраздновать продажу своей компании, большинство его сотрудников стали беспокоиться о том, что будет с их работой, когда нас поглотит Клэй Интернэшнл.

В пятницу, за день до вечеринки у мистера Дайсона, мне сказали, что в понедельник я мне придется уехать ехать в Атланту на переговоры по контракту. Для меня ничего необычного в этом не было, но как правило о предстоящей поездке меня уведомляли заранее.

В тот вечер, когда я рассказывал Сьюзен о предстоящей поездке, она сообщила, что попозже к нам собираются зайти и выпить Эд и Линда. Для нас со Сьюзен этот визит был желанным отвлечением от забот о том, что произойдет после того, как Дайсон вольется в Клэй Интернэшнл. Мы говорили о предстоящем захвате власти и наших проблемах, но также и о том, чтобы в следующие выходные выйти на яхте, и на другие более счастливые темы.

Мы как раз начали по третьей бутылке пива, когда Эд рассказал нам о покупке, которую сделали они с Линдой.

– В четверг вечером мы с Линдой были в Конкорде и нашли там большой старинный письменный стол. Цена была подходящей, так что, я просто обязан был его купить, – сказал Эд.

– Он выписал чек, прежде чем решил обсудить это со мной, – сказала Линда.

– Ты сказала, что он тебе понравился.

– Мне-то понравился, но он такой большой, куда мы его поставим? – откликнулась Линда.

– Это выяснится, когда вернемся домой, – сказал Эд.

– Отличный план, – сказала Линда.

– Мне надо пописать, – сказал я, вставая. – Надеюсь, к тому времени, как вернусь, вы уже закончите ссориться.

– Ты называешь это ссорой? Мы с Линдой считаем ссорой лишь то, когда одному из нас приходится ехать в больницу, – сказал Эд.

– И обычно в больницу попадает именно Эд, – сказала Линда.

Мы все рассмеялись, а Эд сказал:

– Это правда.

Когда я вернулся из ванной, все молчали. Прежде чем сесть, я посмотрел на Эда, потом на Линду.

– Полагаю, бой закончился вничью, – сказал я. – Никаких видимых повреждений ни у одной из сторон.

Мы рассмеялись, а потом я повернулся к Сьюзен:

– Сьюзен, чуть не забыл. Завтра мне придется поехать в офис, чтобы закончить кое-какие отчеты, которые должны быть готовы на следующей неделе. Я должен закончить их до завтрашней вечеринки.

– Почему они должны быть сделаны именно завтра? – спросила Сьюзен.

– Ты уже забыла? На следующей неделе я буду в Атланте до среды или четверга.

– А ты успеешь закончить все до вечеринки? – спросила Сьюзен.

– Не знаю. Возможно, нам придется опоздать.

Эд и Линда вернулись домой около одиннадцати, а вскоре после их ухода отправились спать и мы со Сьюзен.

***

Вечеринка у мистера Дайсона должна была начаться в три часа дня, поэтому в субботу утром я рано встал и позавтракал вместе со Сьюзен. Когда пил вторую чашку кофе, Сьюзен сказала:

– Прежде чем ты поедешь в офис, сделай мне одолжение.

– Что тебе нужно? – спросил я.

– Не мог бы ты убрать из моего фургона задние сиденья? Я сказала Эду и Линде, что они смогут его одолжить, чтобы забрать тот антикварный стол, что купили.

Я хотел что-то сказать, но Сьюзен меня остановила:

– Это мой фургон, и если я хочу одолжить его нашим друзьям, чтобы они смогли забрать свой новый стол, мне не требуется твоего разрешения.

– А я и не говорил, что оно требуется. Я как раз собирался сказать, что собираюсь снять сиденья перед тем как ехать в офис. – Это было не то, что я действительно собирался сказать, но так было безопаснее.

Покончив с завтраком, я отправился в гараж, чтобы убрать сиденья с двух задних рядов фургона Сьюзен, чтобы Эд и Линда могли втащить туда свой старинный письменный стол. Затем пошел в офис, чтобы закончить несколько отчетов о продажах, которые у меня не будет времени сделать на следующей неделе. В час дня я все еще сидел в своем кабинете, работая над отчетами, когда позвонила Сьюзен и спросила, скоро ли я вернусь домой. Я посмотрел на стопку отчетов, все еще лежавших передо мной, и сказал, что закончу по меньшей мере через два часа, после чего предложил ей ехать на вечеринку, а я приеду туда, как только смогу.

***

Было уже четыре часа, когда я закончил последний отчет и направился к своей машине, чтобы отправиться в часовую поездку к дому мистера Дайсона. Я собирался позвонить Сьюзен, как только окажусь на дороге, чтобы сообщить ей, когда собираюсь быть на вечеринке, но, как дурак, в то утро я оставил свой мобильный телефон дома. Я приехал на вечеринку вскоре после пяти, вошел в дом и стал искать Сьюзен. В доме было несколько человек, но Сьюзен среди них не было.

Я спросил знакомую девушку из бухгалтерии, не видела ли она Сьюзен?

– Видела, но давно, – сказала она. – Она была во дворе и разговаривала с Фредом Лайдоном.

Я тут же почувствовал, как в животе у меня все сжалось. Мне предстояло еще раз поговорить со Сьюзен о Фреде, и я не собирался ждать, пока мы вернемся домой. Я вышел на задний двор и огляделся, но Сьюзен нигде не было. Я опросил пару человек, не видели ли они Сьюзен, и один из них сказал, что видел, но что это было больше часа назад.

Я уже начал расстраиваться. Я был уверен, что Сьюзен не сделала ничего плохого, но то, что я не мог ее найти, меня беспокоило. Я расспрашивал людей, не видели ли они Сьюзен, и большинство отвечали, что видели ее раньше, но давненько. Я подошел к парню, наблюдавшему за людьми в бассейне, и спросил, не знает ли он Сьюзен, и тот ответил, что нет. Потом я спросил, не знает ли он Фреда Лайдона.

– Да, Фреда знаю.

– Вы его не видели?

– Я видел, как около часа назад он шел к своей машине.

Не знаю, что заставило меня спросить:

– С ним кто-нибудь был?

– Да. Он был с высокой очень привлекательной блондинкой, – сказал он. – Полагаю, они пришли вместе.

Внезапно я почувствовал, что начинаю паниковать. Неужели Сьюзен пришла на вечеринку с Фредом? Неужели она и ушла с ним? Я просто не мог поверить, что она может так поступить. Только не Сьюзен. Я обернулся, надеясь увидеть Сьюзен где-нибудь во дворе, но ее не было. Я поспешил обратно к дому, туда, где были припаркованы машины, и стал искать фургон Сьюзен. Его там не было.

Я почувствовал, как мое тело покинула вся энергия, и понял, что просто хочу пойти прилечь где-нибудь. Я обошел машину с другой стороны, где меня никто не увидит, и рухнул на землю. Я опустил голову между колен, глубоко вздохнул и попытался успокоиться. Должно же быть какое-то другое объяснение тому, что я не могу найти Сьюзен. Я знал, что она пришла на вечеринку, потому что там ее видели по крайней мере три человека. Также я знал, что ее видели разговаривающей с Фредом Лайдоном. Еще я знал, что Фреда видели уходящим с вечеринки с женщиной, которая подходила под описание Сьюзен. Все это не вело к счастливому финалу. Часть моего мозга говорила мне, что Сьюзен не сделает со мной такого. Она не изменит мне. Другая часть спрашивала, с чего я так уверен, что она не изменит?

Пока я пытался придумать, что делать дальше, в моей голове вспыхнули слова: «не потерплю». Я выбросил эту мысль из головы. До этого не дойдет. Я отказывался верить, что Сьюзен сделает что-то, что заставит меня бросить ее.

Я знал, что если она уйдет с вечеринки с кем-то, то, в конце концов, ей придется вернуться, потому что она знала, что скоро здесь буду я. Единственное, что я мог сделать, это вернуться на вечеринку и ждать ее.