шлюхи Екатеринбурга

Не подлежит востановлению

автор: DoctorWyldcard ©

*

Думаю, большинство историй начинаются с самого начала. Но здесь, я думаю, все можно лучше объяснить, если начать с конца.

Итак, я здесь, в вафельном кафе в 3:30 дня. Девочки из Triple XXXposure — за два столика позади меня — снова жаловались на своего босса; три девушки прямо передо мной пытались запихнуть в себя тосты, а официантка Гарди только что наполнила мой Mellow Yellow.

Затем на меня упала тень.

«Ну, Макс, — мой голос был полон сарказма, — мне было интересно, когда же ты появишься».

Макс был Максвеллом Карнсом, моим бывшим тестем.

«Э… Крис, я… мы можем поговорить?»

Черт, я знал этого человека уже более трех лет, и он впервые был для меня ПРИЯТНЫМ, потому что я увидел кем-то другим, а не супер-уверенного и все-контролирующего.

Я должен был это услышать и увидеть. — «Садись, Макс, ты детей пугаешь».

И он присел напротив меня. Девочки посмотрели на нас удивленным взглядом. Видите ли, Макс всегда был сильным человеком: и телом, и умом. Ведь он владеет самым большим складом в округе и единственным реальным грузовым предприятием в пределах ста миль вокруг. Когда, около пятнадцати лет назад, местная экономика пошла на убыль, Макс остался на плаву и многие люди обязаны ему своими средствами к существованию, своими домами и — черт возьми — своими жизнями.

Возьмите во внимание и тот факт, что он шесть футов шесть дюймов роста плюс он все еще выглядит так, как будто работает в «большом доме», и есть человеком, с которым люди не связывались. Макс сидел напротив меня в отдельной кабинке. Черт, он выглядел как дерьмо. Небритый, круги вокруг глаз. Бессонница в доме Карнов? Бедные детишки.

«Крис, я знаю, что тебе больно, но не можешь ли ты и Келли пережить этот небольшой инцидент и…»

«МАЛЕНЬКИЙ ИНЦИДЕНТ?» — Я с усилием заставил себя замолчать, хотя, казалось, мое сердце билось так, будто оно вот-вот вырвется из моей груди. Мои руки вспотели и я боролся с желанием задушить человека, сидящего передо мной. Мне потребовалось несколько секунд, чтобы успокоиться, напоминая себе, что я не хочу драться с ним. Я хотел выиграть.

Успокаиваясь, я заметил, что все, казалось, изо всех сил старались игнорировать нас. Но, черт возьми, я знал, что они хотят слушать, им нужна грязь. .. ну; почему бы не отдать им это?

«Хорошо, Макс, какую часть этого «инцидента» ты хочешь, чтобы я забыл?» — Спросил я, не повышая голоса, но и не пытаясь шептать.

«Это был всего один раз…»

«Неправильно, Макс, это продолжалось годами, и ты это знаешь».

«Она никогда не делала этого раньше, она никогда не обманывала. ..»

«Да ладно, Макс, она трахает меня много лет. Хочешь услышать все правду? Хорошо!»

Я взял свой бисквит.

«Когда я впервые встретил ее и попытался узнать ее номер, она намеренно выставляла напоказ каждого парня, который хотел ее трахнуть, а также тех, кто уже трахал ее. Почему Макс? Зачем она это делала?»

«Она пыталась оттолкнуть тебя, Крис, но ты победил ее и…»

«Неа!» — сказал я, прерывая его, когда намазывал джем из яблок на тост. — «Она пыталась понять, готов ли я бороться из-за нее, и я, как идиот, сделал это. Я уделил ей то внимание, которого она требовала».

Я откусил кусок печенья и продолжил.

«А потом она привела меня домой, чтобы познакомить с папой, а ты меня уже тогда ненавидел. Ненавидел мою политику, ненавидел мою карьеру, ненавидел мой стиль и все такое. Сначала я подумал, что это просто рычание папы-медведя. Но нет, тебе просто не нравился я. Я был недостаточно хорош для твоей драгоценной маленькой девочки».

Я откусил еще раз, джем был хорошим. Челюсть Макса поднималась и опускалась, но слова не могли вырваться из его рта. Мы оба знали, что я прав и он не мог с этим спорить.

«Но я хотел с этим жить. Я должен был доказать тебе, что я хороший парень. Но я не справился. «Не спорь с папой, просто принимай то, что он говорит, и ничего не говори и не делай»… О, у нас было несколько королевских битв из-за этого. И после всего этого я просто сидел и позволял тебе оскорблять меня. Скажи, было ли такое, чтобы я унизил тебя перед всеми твоими друзьями, сидя там, споря с тобой обо всем и выигрывал? Нет, такого ты не помнишь. Черт возьми, мне было все равно, я хотел, чтобы мы оставались вместе. Интересно ли тебе, что она пыталась сделать… видишь, насколько я был подчинен?"

Я сделал большой глоток напитка, что дало мне возможность внимательно разглядеть Макса. Он не ожидал этого. Он хотел, чтобы я был ранен и разорван. Тогда он мог бы подойти ко мне, прося и плача, в своем смирении спасти мой брак… да, вот так.

«Ты знаешь, что произошло ТОГДА? Она снова начала слоняться со старыми парнями, говоря мне, что они просто друзья». — Я поднял руку, чтобы не дать Максу броситься на ее защиту. — «Я знаю, что тогда она никогда не изменяла. Поверь мне, после того, как я избил бедного маленького Томаса за то, что он схватил ее за задницу в этом баре, они ВСЕ пришли ко мне и сказали, что ничего не произошло. Она просто… что это все насчет… снова проверять меня».

«Она хотела узнать, ревновал ли я ее. Отреагирую ли я на то, что она видится со своими старыми любовниками, парнями, которых она трахала в своей постели в своем доме. Ну да, после этого мы расстались. Лучшие три месяца моей жизни. Я скажу тебе честно».

Я прикончил печенье и отряхнул руки. Макс молчал. Я не знал, было ли это осознанием того, что она не так невинна, как он думал. С другой стороны, возможно, он знал, и это было мое отношение. Но, эй, в любом случае это сработало, он не разговаривал.

«Ну, моя тупая задница позволила ей уговорить меня вернуться. Это было примерно в то время, когда она перестала так поздно возвращаться домой. Она сделала это, чтобы больше быть со мной, и все было хорошо, даже очень хорошо. Потом я облажался, сделав ей предложение».

«Я не знаю, почему я это сделал; я выиграл это проклятое кольцо на конкурсе ювелиров, оно не так много значило для меня. Но я сделал это, и именно тогда началось странное дерьмо».

«Все эти по-настоящему горячие цыпочки вдруг начали вертеться возле меня. Они встречали меня на работе, в спортзале, во время покупок, везде. Ну, многие красивые девушки были в порядке, но это НЕ нормально, когда они все начинали искушать меня. Заставлять меня пообедать, прямо говорить, что они хотели бы меня трахнуть. Черт возьми, даже Ли Энн начала так поступать. Однажды она даже заперла нас в кладовке и расстегнула свое платье. Она сказала, что была обнаженной. Я боролся с каждым инстинктом, который дал мне Бог, чтобы не смотреть на нее. Сказал каждой из них, что я помолвлен, и все такое, но, казалось, ничего не работало».

«Как я был чертовски удивлен на подготовке к свадьбе, когда снова увидел этих девушек. Это были ее подруги, родственницы, знакомые из старшей школы».

«О, Ли Энн даже сказала мне, что ей жаль, но они просто ДОЛЖНЫ были убедиться, что я не засранец, который изменяет бедной маленькой Келли. Хорошо ли я прошел испытание, как считаешь?»

«Затем в день свадьбы у меня было еще одно испытание, когда ты заставил меня заключить этот брачный договор. Если я пойду на измену твоей Келли, я ничего не получу. Заметь, о том, что если бы она изменяла мне, ничего не было сказано. Я спросил тебя, что будет, если она это сделает, могу ли я быть свободным и понятым. Это было предзнаменованием, а, Макс? О, ты попросил своего адвоката прописать это. Если твоя девчонка изменит мне, то я получаю 12000 долларов на свой банковский счет, оставляю себе одежду, мою машину и маленький домик, который, к стати, я получил от своих бабушек и дедушек.

Я наклонился к Максу: — «Но я подписал его. Помнишь, Макс, я смог это подписать».

«А потом,. . что, черт возьми, произошло в прошлую субботу? Сначала меня вызывают на работу на восемь чертовых часов, потому что кто-то решил, что они лучше пойдут в этот чертов парк развлечений, чем на работу. Сделать мой день адом, но это было только начало. А Макс?»

«Потом я прихожу домой после работы. Не могу припарковать свою машину на подъездной дорожке; вынужден припарковаться на улице. Почему? Кто-то занял мое месте».

«Я много думал об этом? Ну, да, но не так. Думал, один из проклятых соседей припарковался там, а Келли никогда не приказывала им убираться».

«Итак, я прихожу домой и вижу машина Келли, что стояла на подъездной дорожке, но где была сама Келли?»

«Келли», — позвал я.

«Я дома, в спальне».

«Как ягненок, я поднялся туда, чтобы спросить о машине, но я не ожидал того, что увидел, когда вошел в комнату: Келли и этот парень вместе в постели, в нашей постели, в МОЕЙ постели. Они лежали, а он всунул свой член в нее, его рука ласкала ее грудь, пока он медленно трахал ее киску».

«Я был ошеломлен на секунду, а затем закричал: — «ЧТО ПРОИСХОДИТ?»

«Глупо, правда? Я имею в виду, что моя жена изменяла мне. Но прямо тогда я не думал прямо».

«О, дорогой, я люблю тебя, но у меня должно быть больше, чем ты мне даешь. Не волнуйся, я все равно буду с тобой спать. Это просто секс, и он не имеет к тебе никакого отношения». Она… она… черт возьми, она только что сказала это».

«Итак, этот ублюдок в порядке… трахает мою жену, а она начинает стонать там, и все такое, пока у меня закипает кровь».

«Но она пошла еще дальше. — «Дорогой, можешь принести нам чего-нибудь выпить, пожалуйста?»

«Это вывело меня из шока, я тебе скажу. — «Ты хочешь, чтобы я принес выпить вам двоим?»

«Она была так мила со своим рогоносцем, когда, улыбаясь, приказала мне: — «Да, сделай это. Принеси что-нибудь из своего запаса пива».

«Черт побери, сука! Если ты хочешь пить, можешь себе взять», — выплюнул я. – «Но ты сама себе принесешь».

"Она простонала недовольно: — «Теперь не говори так…»

"Да заткнись, сука! Ты хочешь этого и ты это получишь, но не от меня. НИКАКИХ ОБМАНОВ, разве мы не так говорили до свадьбы?»

«Маленький ублюдок притормозил. – «Да ладно, мужик, не раскачивай лодку. Ты будешь получать ее четыре или пять ночей в неделю. И, эй, ты будешь жить в этом большом доме с такой красивой задницей, так что просто возьми»…

«Скажи мне это еще раз, и остаток своих дней ты будешь есть только через трубочку». — Я никогда раньше не видел, чтобы мужчина сдувался. Не только его маленький член в заднице, но и как мужчина. Думаю, он собирался пописать на кровать».

«Пошла ты, сука… Оставь этот проклятый дом себе. Я ухожу» — крикнул я. И с кем, черт возьми, я столкнулся в коридоре? Майк, твой проклятый сын. Какая у тебя извращенная семья, да? Дочка с членом в пизде в моей супружеской постели, а Майк бродит по дому?»

«Майк так хотел помочь своей сестре: — «Притормози, Крис, это не то, что ты…»

«Да пошел ты… Какого черта ты тут делаешь? Нет, забудь, я ухожу отсюда. Уйди с дороги». Я попытался пройти мимо него, но эта тупая зад схватил меня за руку».

«Теперь ты знаешь, что мне не нравится Майк. Так что, когда он схватил меня, я и сделал это, ну, ты знаешь… он чувствует себя лучше сейчас? Один удар… это все, что потребовалось. Клянусь, я собирался попытаться сломать ему челюсть, но я ударил его по шее. Чувак, если тебя когда-нибудь ударят в горло, то ты выбыл из боя… Потом я направился в свою комнату и взял свой рюкзак для кемпинга… Мне нужно было это снаряжение… и направился к двери».

«Майк чувствует себя лучше, Крис, он… ну, врачи говорят, что…»

«Отлично! Но, собственно, кого это волнует?» — Я поиграл с тостом, прежде чем продолжить: — «А о чем я? Ах да».

«Келли выбежала из дома, когда я уезжал, ее маленький халат хлопал, а она кричала во время бури, но, эй, она застелила постель».

«Где мне было остановиться? Что же, это оказалось легко. У меня все еще был мой старый дом, и я недавно закончил его реконструкцию… Я еще не сдал его в аренду, так что у меня было идеальное место для проживания».

«В воскресенье я поехал обратно в дом, чтобы забрать свои вещи. Никого не было. Возможно, все пошли в церковь, я не знаю. Так что я схватил свою одежду и все, что мне могло понадобиться, и пошел в Армию Спасения, чтобы получить хотя бы кровать… этот пол был слишком твердым».- Я слышал вокруг себя смех, когда делал глоток Dew.

«А кто меня ждал, когда я вернулся? Твоя маленькая дорогая доченька».

«Ну, кровать могла оставаться в грузовике, это все, что мне было до этого момента. Припарковал грузовик и направился к двери, чтобы попасть внутрь».

«Крис! Крис!» — крикнула она. Чувак, она бежала со своей машины ко мне так быстро, как только могла. — «Стой! Пожалуйста, нам нужно поговорить. Я должна все объяснить!»

«Ну, это все, что я слышал, потому что в то время я вошел в дом».

«Она стучала в дверь, колотила, звонила и все такое. Но я не собирался разговаривать с этой сучкой. Что тут объяснять? Она трахала другого парня в моей постели. Конец истории».

«Так что я сделал? Открыл дверь и накричал на нее? Нет. Может, вызвал полицию? Нет. Выскользнул через черный ход? Нет. Я надел наушники и начал читать журнал».

«В конце концов пришли копы и приказали ей уйти. Им потребовалось время, чтобы заставить меня открыть дверь, но после того, как я заметил свет их автомобиля, я был вынужден сделать это. Ничего особенного, МОЙ дом на МОЕ имя, я могу быть там, если я хочу. Поэтому они отослали ее. Если бы это сделал кто-нибудь другой, то был бы в тюрьме, но она же твоя маленькая девочка».

Макс нервно поблагодарил Гарди, когда она поставила перед ним чашку кофе. Он не привык к этому. Обычно он все контролировал. Он всегда вел шоу. Но на этот раз я был ведущим и не отпускал господство.

«Ну, в понедельник я снял свои двенадцать тысяч со счета в банке. А также аннулировал все наши совместные кредитные карты -. ..не то чтобы я когда-либо ими пользовался -. ..и прибрался».

«Я также пошел в S&K и прошел собеседование. Они искали возможности расширения и какое-то время пытались меня уговорить, но я не стал, потому что Келли считала это слишком большим риском. Черт возьми, когда я сам пришел к ним, то они сделали мне предложение, тоже хорошее. Я принял его».

«Затем я пошел на работу, вошел в офис босса: — «Том, мне неприятно это говорить, но я ухожу».

«Почему? Я думал, тебе здесь нравится», — искренне был обеспокоен мужчина.

«На самом деле я ненавижу это. Ты хороший босс, чувак, но я не ходил в колледж, чтобы быть клерком. Слушай, я ненавижу оставлять тебя в затруднительном положении, но я недавно поймал свою жену, трахающую другого мужчину, и я должен уйти».

«Черт, неужели Келли?.. Что же, я не хочу отпускать тебя… Есть ли возможность, что я смогу отговорить тебя от этого?» — спросил он.

«Извини, Том, ты ничего не поделаешь. Спасибо за все».

«Итак, я вышел из офиса, но я видел, как его хитрая секретарша разговаривает так невинно по телефону… ты же знаешь, что ведьма рассказывала кому-то то, что она «случайно подслушала».

«Потом я пошел к миссис Хайнс. Хорошая акула, да? Да, я знаю, что у нее есть помощник, помогающий мне в разводе, но меня ждал другой человек, который надеялся, что Келли не получит документы на работе во вторник»

«Ну, они и дальше пытались уговорить меня поговорить с ней вчера весь день после того, как были вручены бумаги, и весь день сегодня, но я просто ушел. Думаю, твои парни присматривали за мной и видели мою машину. Ты думал, ты исправишь это между Келли и мной?»

«Итак, Макс, что это был за небольшой инцидент? Она трахала другого мужчину в нашей брачной постели?»

«Давай посмотрим, Макс. Почему она изменила?

«Посмотри, у меня был выбор первый — я должен был оставить их в своей постели. Что же, ей это понравилось бы. Более высокое сексуальное влечение было бы удовлетворено. О, я хотел трахнуть всех. Черт возьми, половина удовольствия в погоне… заставить ЕЕ захотеть тебя так сильно, чтобы ОНА нападала на тебя. Но Келли никогда не нравились маленькие записки, звонки на работе, обеды, маленькие подарки… пустая трата времени и денег».

"О, я думаю, что она мстила мне за измену ей… Нет, подожди, я никогда этого не делал. У меня не было романа, пока я встречался с ней или женился на ней. Хм, этого не может быть».

"О, она слышала о холостяцкой вечеринке и хотела вернуть меня за… то ожидание, потому что я провел ту ночь в разговорах со Стейси и Майком после их последней ссоры".

«Теперь, почему она изменяла? И как она хотела все исправить? Я пытался дать ей все в ее эмоциональных и физических потребностях. .. Хмм».

«Что, если это был еще один тест? Посмотреть, был ли я влюблен в нее или мне просто нужны были деньги, которые у нее были. Деньги, которые ты тратил, чтобы поддерживать ее магазин «Съедобные цветы».

«О, мне это нравится… что, если она хотела, чтобы я нашел их, разозлился и избил парня или убежал? Ну, это объясняет появление Майка; он был там, чтобы не дать мне убить этого парня или не дать мне сбежать, так что она может сказать мне, что она ТАК счастлива со мной, что теперь она знает, что я действительно люблю ее, потому что если бы я был там ради денег, то я был бы в порядке, если бы она трахалась».

«Но вот только я ушел; я не играл в эту игру, Макс».

«В течение многих лет я пытался вынести всю вашу проклятую семью и ваши «испытания». Но что я получал? Доверие, любовь, уважение? Нет, я вернулся домой, чтобы увидеть, как она трахала другого мужчину, чтобы я снова смог проявить себя».

Макс, наконец, пришел в себя: — «Нет ли чего-нибудь, что могло бы спасти ваш брак? Я знаю, что Келли искренне любит тебя». — Он почти умолял.

«Она любит меня, Макс? Я устал, чувак, правда». — Я слышал, как кто-то открывает дверь вафельного кафе. — «Я не знаю, что ты сделал, Макс, чтобы так вырастить свою дочь, но я больше не могу жить с этим. И она никогда не изменится. Ей нужен кто-то, кто может постоянно показывать ей свою потребность в ней. А у меня этого больше нет. Она проверяла меня в последний раз. Я любил ее, Макс, но она убила это. Надеюсь, теперь все вы счастливы».

Я встал. Макс не двигался. Надев куртку, я увидел Келли, стоящую у стойки. Она слышала мое последнее замечание; она, должно быть, и была последней, кто вошел. Она стояла там, когда наши глаза встретились. Я видел слезы на ее глазах, дрожь в ее подбородке, но. .. я ничего не чувствовал.

Я вынул двадцатку, положил ее на стол и пошел в ночь.