шлюхи Екатеринбурга

Наш любимый брат. Часть 3

Большую часть дня я хандрил. То, что Бекки сказала маме, должно быть, было убедительно, потому что я не получила никаких любопытных вопросов о том, что я осталась дома вместо школы. Я не знала, хорошо ли мне быть одной, когда ничто не отвлекает меня от моих мыслей, но у меня не было мотивации ни для чего другого. Я надеялась, что в следующий раз буду в порядке, когда поговорю с сестрой.

Пару раз в течение дня меня тянуло к комнате Бекки. Почему-то здесь было не так одиноко, как в остальном доме. Как будто я настолько привыкла к ее присутствию в комнате, что все еще чувствовал ее присутствие, даже когда ее не было. Ощущение было еще сильнее, когда я лежала в ее постели, потому что простыни хранили ее неповторимый аромат. Если я закрывала глаза, то легко представлял ее лежащей рядом со мной.

Я не так много думала о предстоящем вечером разговоре в течение дня, как ожидала. Я надеялась немного разобраться со своими эмоциями к тому времени, как все вернутся домой, но этого не произошло. Между тем, как я заснула в постели Бекки на несколько часов и провела остаток дня, пытаясь держаться подальше от моих более угнетающих мыслей, никакого реального прогресса не было достигнуто.

Когда Майк вернулся домой, я сидела на диване в гостиной. Я была в отключке и бездумно смотрела какой-то Нетфликс, поэтому даже не заметила его присутствия в доме, пока он не вошел в комнату.

— Привет, Элли. Чувствуешь себя лучше?

Я посмотрела на него секунду, потом снова на телевизор.

— Да, наверное.

— Бекки, кажется, беспокоилась о тебе сегодня утром, но ты не выглядишь такой уж больной.

Я неопределенно пожала плечами. Но Майк, казалось, был полон решимости настоять на своем.

— Смотри, — сказал он. — Мне все равно, притворяешься ты или нет, но Бекки действительно беспокоилась о тебе.

Я знала, что это так, но вряд ли по какой-то из причин, которые мог бы заподозрить Майк. Я действительно не хотела вдаваться с ним в подробности.

— Теперь я в порядке. Я поговорю с ней, когда она вернется.

— Ну что ж… Хорошо.

Он вздохнул. Я рассеянно кивнул. Несмотря на последнее заявление Майка, он никуда не пошел. Он просто стоял, прислонившись к стене. У меня возникло ощущение, что он наблюдает за мной. В отличие от меня, у него, вероятно, были для этого умственные способности.

— Я думала, что ты уйдешь, — сказала я.

— Я тебя беспокою?

— Нет, просто… ты просто стоишь. Это странно.

— Ой, прости. Я бы не хотел делать ничего "странного".

В отличие от его предыдущего, почти сочувственного тона, теперь я уловил более знакомый намек на поддразнивание.

— Тебе станет легче, если я сяду рядом?

— Нет, просто делай что хочешь. Мне все равно.

Майк решил, что может развлечься за мой счет. Мне следовало бы знать, что лучше ничего не говорить.

— Мне бы не хотелось, чтобы тебе пришлось сидеть здесь в полном одиночестве. Наверное, ужасно было весь день оставаться одной.

Я закатила глаза, когда Майк тяжело опустился рядом со мной. Он обнял меня за плечи и притянул к себе. Я знала, что лучше не бороться с этим, он был слишком сильнее меня, чтобы это принесло хоть какую-то пользу.

— Ты закончила?

— Закончила? С чем закончена?

— Быть занозой.

Майк ухмыльнулся и ласково взъерошил мне волосы. Я стиснула зубы и сделала вид, что мне все равно.

— Ты же знаешь, что любишь меня, — сказал он.

— Кто сказал?

— Я твой брат. Ты должна любить меня.

— Неужели это так?

— Эй, это не я придумал правила. Это просто одна из тех вещей, когда ты брат или сестра.

— Так вот как ты это оправдываешь? — пробормотала я.

Он бросил на меня странный взгляд.

— Оправдать что?

— Ничего.

Майк какое-то время пристально смотрел на меня. Я наблюдала за ним краем глаза, пока он, наконец, не повернулся к телевизору.

— Ты ведешь себя как-то странно сегодня.

— Да, хорошо… у тебя странное лицо.

— Твоя мама странная, — мгновенно парировал он, — а мы все в нее.

Я не удержалась и хихикнула в ответ. У моего брата были свои моменты.

— Ладно, может, я и люблю тебя, — уступила я. — Но только потому, что должна.

— Это у вас с тобой взаимно.

Майк снова взъерошил мне волосы. Может быть, это был просто тот факт, что там уже был беспорядок, но действие действительно не беспокоило меня на этот раз. Рука брата все еще обнимала меня, когда мы сидели рядом. Я думала, что он отстанет, как только закончит приставать ко мне, но он этого не сделал. Странно, но я тоже не чувствовал в этом необходимости. После последних двадцати четырех часов, через которые я прошла, немного обниматься было приятно. Наверное, так оно и было — обниматься. Как еще это можно назвать? Я поддалась своему странному желанию и положила голову на плечо Майка. Он взглянул на меня на секунду, но ничего не сказал.

— Майк?

— Да?

— А как же Бекки?

Последовала долгая пауза.

— Я не знаю. А как же она?

— Ты тоже ее любишь?

— Ну… да. Очевидно.

— Потому что ты должен? Как со мной?

Он снова помолчал. Я не смотрел на него.

— Ты ведешь себя странно, Элли.

— Это не ответ.

— Я не думаю, что твой вопрос заслуживает ответа.

Я нахмурилась на него, но он лишь посмотрел на меня, слегка приподняв бровь, словно провоцируя меня оспорить его утверждение. Я отступила первой и снова прижалась к нему. Это было до замешательства удобное положение. Однако я не могла остановить свои мысли и не могла долго молчать.

— Ты любишь ее больше, чем меня? — спросил я тихим голосом.

Майк так долго не отвечал, что мне показалось, будто он меня не расслышал.

— Ты действительно хочешь получить ответ?

Я не нуждалась в ответе, я уже знала, что он знает. Больше всего мне хотелось посмотреть, признает ли он это.

— Да, — сказала я.

— Элли… черт побери, — вздохнул он. — А ты знаешь?

— Я первая спросила.

Снова последовала долгая пауза.

— Мы чертовски ужасные брат и сестра, ты это знаешь?

— Мы не так уж плохи. Мы могли бы активно ненавидеть друг друга, а не просто иногда ссориться из-за Бекки.

— Это правда. Это на самом деле очень хороший момент. Учитывая все обстоятельства, ты неплохая сестра. В основном.

— Ну и дела, спасибо.

Майк тихо усмехнулся. Он сжал меня немного крепче на секунду, затем пригладил мои волосы пальцами. Закончив, он наклонился и едва коснулся губами моей головы. Это был странный жест, исходящий от него, но я, должно быть, тоже была в странном настроении, потому что на самом деле это было довольно приятно.

****

В тот вечер мне было немного неловко идти в комнату Бекки, но я не могла оставаться в стороне; мне нужно было увидеть ее. Какая-то маленькая, глупая часть меня надеялась, что я пойму, что был неправ, и что мои чувства к ней были намного проще, чем я думал. Может быть, у меня просто была странная реакция на то, что я увидел ее и Майка вместе, но сейчас я вообще не испытывала к ней никаких романтических чувств.

Все это вылетело в окно, как только я переступил порог комнаты Бекки. Она сидела за компьютером, отвернувшись от меня, но даже вида ее затылка было достаточно, чтобы вызвать бабочек в моем животе. Как я могла притворяться, что не влюблен в нее? Она заставляла меня чувствовать то, что не мог чувствовать никто другой. Мне просто потребовалось время, чтобы понять это.

— Привет, Элли.

Бекки слегка повернулась ко мне, оглянувшись через плечо, когда услышала мое приближение. Мое головокружение только усилилось, когда ее глаза встретились с моими. Я глубоко вздохнула и попыталась успокоиться.

— Привет. Ты сказала мне не избегать тебя, так что. … . Я не.

Я пожала плечами, смущенная тем, что не смогла придумать ничего лучшего. Бекки улыбнулась, явно не обращая внимания на отсутствие у меня красноречия.

— Что ж, я рада, что ты не избегаешь. Нам даже не о чем говорить… ты знаешь, какими мы были раньше. Нет, если ты не хочешь…

Я благодарно кивнула.

— Может быть, так будет лучше.

Я плюхнулась на кровать Бекки, когда она вернулась к своему компьютеру. Это была хорошая мысль — никогда больше не говорить об этом, но я не думала, что это сработает. Я не могла подавить свои чувства, как бы мне этого ни хотелось.

— Бекки?

— Да?

— Ты… ты… Майк знает, что я видела вас двоих? Или… что-нибудь из этого?

Она снова повернулась ко мне. Она на секунду прикусила нижнюю губу, прежде чем ответить.

— Я ничего не говорила ему о твоих чувствах, если ты об этом спрашиваешь. Я думаю, что, возможно, это то, что может остаться между нами. Если только ты не хочешь, чтобы он знал, потому что, если ты хочешь, чтобы я с ним поговорила…

Я пожал плечами.

— Я не знаю, это действительно не имеет значения. Я просто подумала… что ты поделишься с ним всем или что-то в этом роде.

— Я не выдам твоих секретов, Элли. Никому и ни с кем.

— Ох. Хорошо.

Я почувствовал, что краснею. Бекки сказала только то, что я должна была знать в любом случае, но это все еще заставляло меня чувствовать себя особенной.

— Значит, даже когда я поцеловала тебя… ты не сказала ему об этом?

Она слегка наморщила лоб.

— Ну… это немного сложнее, в некоторых отношениях. Но нет, я не думаю, что он должен знать об этом.

— А если мы займемся чем-нибудь другим?

Бекки выгнула бровь.

— Это гипотетический вопрос?

Я не ответила. Она знала, что это не так. После минутного молчания она вздохнула и встала со стула, чтобы сесть рядом со мной на кровать. Она положила руку мне на ногу и легонько, успокаивающе сжала.

— Послушай, я понимаю, что ты не в меня влюблена, — выпалила я, прежде чем она успела заговорить. — Но я не знаю, что мне теперь делать.

Бекки откинула с моего лица несколько выбившихся прядей. Я наклонилась к ее прикосновению, каким бы коротким оно ни было, и почувствовал абсурдное желание ее ласк, как только она убрала руку.

— О, Элли…

Мое самообладание внезапно пошатнулось. Бекки была рядом, так близко, что я практически ощущал тепло ее тела. Секунду я смотрел ей в глаза, потом бросился к ней.

Как и в прошлый раз, когда я поцеловала ее, я застала ее врасплох. Я закрыла глаза и яростно прижалась губами к ее губам, чтобы не видеть ее реакции, но я чувствовал это достаточно хорошо. Сначала она застыла в шоке, как я помнил по предыдущей попытке, потом постепенно расслабилась. Я положил руки ей на плечи, прежде чем она успела пошевелить руками, и ей стало еще труднее оттолкнуть меня.

— Элли… Пойдем…

Бекки удалось отстраниться достаточно долго, чтобы произнести несколько слов, прежде чем я снова закрыла ей рот поцелуем. Как ни странно, в ее голосе послышался легкий намек на хихиканье. Я не могла понять, откуда в ней столько веселья. Ее руки скользнули под меня и легли по бокам. Но она не пыталась оттолкнуть меня. Я не могла понять, что она делает. Во всяком случае, мне показалось, что она положительно отреагировала на мой поцелуй из засады. Ее руки держали меня легко, почти ласкали, а не пытались оттолкнуть. Даже ее губы работали с моими, вместо того чтобы оставаться пассивными.

Я откинула голову назад ровно настолько, чтобы рассмотреть лицо Бекки. Она уставилась на меня, ее рот искривился в озорной усмешке. Ее глаза искрились озорством, когда она ждала моего следующего шага. Я была сбита с толку, но слишком взвинчена, чтобы остановиться и все обдумать. Я снова поцеловала ее еще нежнее, чем прежде. Я не торопилась, так как казалось, что она не собирается меня останавливать. Она игриво прикусила мою нижнюю губу, затем еще крепче прижалась губами к моим. Медленно, но бесспорно, моя сестра становилась больше, чем пассивным участником.

Я громко ахнула, когда рука Бекки внезапно переместилась к моей груди, экспериментально обхватив ее через рубашку. Вздох перешел в стон, когда она погладила мою чувствительную кожу нежными пальцами. Мой сосок получил легкий щипок, который не причинил мне боли, но в конце концов вывел меня из зоны комфорта. Я скатилась с нее на спину и сделал пару глубоких вдохов, пытаясь переориентироваться.

— Элли?

Бекки приподнялась на локте и озабоченно посмотрела на меня.

— Ты в порядке?

— Я не понимаю. А ты — нет… Я думала, ты не испытываешь ко мне таких чувств. Но теперь…

— Ты думала, что мне это неинтересно, поэтому набросилась на меня и начала целоваться?

Я покраснела и отвела взгляд. Это был глупый поступок. Я даже не была уверена, почему это показалось мне хорошей идеей в то время. Рука Бекки легла на мой подбородок, мягко поворачивая мою голову обратно к ней. Она смотрела на меня с любовью, почти по-матерински. Трудно было оставаться смущенной, столкнувшись с выражением чистого понимания.

— Я никогда не говорила тебе, что не чувствую этого, — мягко сказала она.

— Но….. ты не… Ты сказала… — я замолчала и попыталась вспомнить, что она на самом деле сказала.

Ее слова определенно не были приглашением поцеловаться с ней, чем бы они ни были.

— Ты никогда не говорила, что тебе нравится, когда я тебя целую. Ты никогда… ты не поощряла меня в этом.

— Конечно, я не поощрял тебя. Боже, Элли. Ты понимаешь, каково мне было? Я была так же смущена, как и ты, или, может быть, немного меньше, но в любом случае я все еще должна была быть твоей старшей сестрой. Ты только что пережила огромный шок, а что, если ты на самом деле не знаешь, чего хочешь?

— Я действительно знаю! — настаивала я.

— Да, но тогда я не мог этого знать. Что, если бы я поцеловал тебя в ответ, а потом ты передумала? Что бы это с тобой сделалось?

— Я… Я не знаю.

— Вот именно. Я ненавидел эту взрослую позицию, Элли, но я должна был просто позволить тебе разобраться с этим самостоятельно. Мне пришлось. И поверьте мне, это было нелегко.

Я посмотрела на сестру с совершенно новой точки зрения, когда до меня дошли ее слова. Ее улыбка стала шире, когда во мне забрезжило понимание. Я повторила ее улыбку чуть более застенчиво.

— О, — сказала я.

Бекки придвинулась ближе, закинула ногу мне на талию и медленно, грациозно оседлала меня.

— Ты знаешь, сколько раз я думала о тебе? Сколько раз я задавалась вопросом, каково это…

— Тут у нас с тобой взаимно…

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки