На рыбалке с женой друга (2 часть)

    Разбудил нас всех мобильник Толяна. Покопавшись, он наконец вытащил его из вороха одежды.

— Ало! – хрипловатым голосом отозвался он.

Затем долго слушал и наконец недовольно ответил:

— Да понял я, понял! Скоро буду…

Мы с Ленкой в непонятках уставились на него.

— Пиздец,… порыбачили! — «обрадовал» нас Толян.

— А что случилось-то? – не выдержала Ленка.

— На станции аврал! Поезд с рельс сошел… Накуролесили! Приказали срочно двигать туда.

— У тебя же выходной! – напомнила жена.

— Да похуй им! – расстроенно ответил друган.

— Ну чё делать… Собира-аемся! – отдал я команду.

— Не-е, так не пойдет! – запротестовал Толян, — Мало того мне выходной испортили, так ещё и вам?! Короче рыбачьте, отдыхайте тут, а я, если что, позвоню. Думаю, до обеда управлюсь и обратно прилечу…

Мы с Ленкой спорить с Толяном не стали. Домой не очень-то и хотелось!

    Друган уехал, а мы с Ленок остались вдвоём. После вчерашнего, на трезвую голову, мне было как-то неудобно оставаться наедине с ней. Поэтому я взял удочку, и зайдя по колено в воду, принялся рыбачить.

Лена же села на обрывчике неподалёку, и тоже принялась удить. Я конечно же понимал, что это она только делает вид, а на самом-то деле лупится сбоку мне в спину, но вида не подавал.

Наловив немного мелочи, вскоре клевать совсем перестало.

— Ну хоть что-то поймал! – подумал я, выходя на берег.

Солнце взошло уже довольно высоко и стало припекать. В лесу вовсю щебетали пичужки и жужжали шмели. Природа жила своей размеренной жизнью…

— Лен, я пойду поныряю за раками! – крикнул я.

— Серёж, тебе помочь? – отозвалась она, идя в мою сторону.

— Да нет! Наверняка норы ещё пустые. Это я так…

— А-а-а… А я наверно позагораю…

Мы говорили так, словно бы вчера абсолютно ничего не произошло!

— Ну это и к лучшему! – подумал я. — Было и было… и забыли! — и нырнул в тёмную глубину.

    Течение было довольно сильное и вода мутная. Маски не было, поэтому приходилось всё делать на ощупь. Проверив несколько пустых нор, и засунув руку в очередную – что-то ударило меня по пальцам и спряталось поглубже… Воздух в легких ещё был, и я полез рукой дальше, засунув её в нору по самый локоть.

— Ага, вот ОНО! – подумал я, и что-то ухватил. Это ЧТО-ТО – было неприятно скользкое и мягкое, и в первый момент я подумал, что это лягушка! Противно-то как! Но любопытство взяло верх и вынырнув, я обнаружил в своей руке обыкновенного сомёнка, сантиметров 20 длиной.

Расставаться со своей добычей мне, как рыбаку, было жаль. Да и Ленку хотелось удивить. Но как и в чём сохранить это сокровище – было непонятно. Но имея мальчишеский опыт, я поступил просто – засунул сомёнка в плавки. Рака, конечно, я бы туда не сунул — чревато!

А рыбу — плёвое дело! Почувствовав, что находясь под яйцами он притих, я продолжил ловлю раков.

Мне с трудом, но всё же удалось поймать 4 штуки. И вот я с раками в руках, и с сомёнком в плавках, иду к Елене.

Я подошел к палатке, кинул в пустое ведро раков и увидел её!…

Леночка лежала в купальнике на расстеленном, на песке, покрывале. Услышав шум, она перевернулась на спину и посмотрела на меня:

— Наловил?

Увидев её в таком неглиже, у меня буквально присох язык. Белый купальник, состоящий из 2-х полосок, и сходящийся в одну у её заветного места между ног, не столько скрывал, сколько выставлял напоказ её влекущую наготу. Крупные вишенки её сосков, а также тёмный, кустистый треугольник между ног довольно хорошо просвечивались через светлую ткань. Из-под узких полосок выглядывали нежно-розовые края её пышных, как свежеиспеченные караваи, грудей…

— Ну ни-ху-я себе!.. – подумалось мне в тот момент.

Я встал, как вкопанный, забыв обо всем на свете.

А Елена удивленно изогнула брови, и смотря на меня куда-то вниз, показывает туда пальцем:

— Чё это с тобой?

    Вот я идиот! Пока я любовался прелестями Леночки, недовольный соменок, оставшись без воды, зашевелился у меня в плавках, и она это, конечно, заметила!

А сделав мне нежный массаж под яйцами, несчастная рыба, сама того не понимая, вызвала у меня бурную эрекцию!

Наконец я опомнился:

— Да это сомёнок!

— Какой сомёнок?

— Обыкновенный! Рыба такая… — пояснил я Лене, и оттянул резинку плавок, угадывая дальнейшие последствия…

Терять мне было нечего!

И тут из плавок пружинисто выскакивает мой эрегированный фаллос…

— Вот это сомёнок? – спрашивает Лена, а сама довольно лыбится.

Нагло вывалил наружу всё своё мужское богатство, я наконец добрался до злосчастной рыбы. Показываю её барышне, а та только мельком взглянула и глазами снова – зырк! — на хуй торчащий! Этот мой «сомёнок» её заинтересовал явно больше!

Леночка поднялась, не сводя с меня своего голодного взгляда…

Меня эту ситуёвина тоже завела, как никогда!

— Да похуй! Где одна палка – там и две! – решил я и сдернул с себя плавки.

Я обнял молодую женщину, прижавшись к её горячему телу, и губами стал ласкать нежную шейку.

— Серёж, подожди! Не здесь же… Пойдем лучше в палатку! — проявила Лена инициативу.

Мы залезли с ней в палатку и встали друг возле друга на колени. Нежно-розовый свет, просвечивающийся через ткань палатки, хорошо освещал её внутреннее пространство.

Взявшись за полоски купальника, я нетерпеливо сдвинул их с покатых плеч своей музы. Леночка не возражала, и быстро освободившись от лишней одежды, предстала передо мной во всей своей влекущей наготе.

Она подняла свои роскошные груди руками, помяла и завлекающее покачала ими, как бы взвешивая, прямо у меня перед носом. Затем поднесла тяжёлые сиси ко рту, страстно лизнула темно-розовые окаменевшие соски и засосав их, снова выпустила на волю, смачно щёлкнув губами. Получилось эффектно, прямо как в порнофильме!

Я в это время любовался Ленкиными выкрутасами и не спеша подрачивал своё торчащее достоинство.

Да-а, — её сисёхи были откровенно хороши!

— Ух ты, класс! – заценил я её богатство.

Затем Ленок протянула руку к моему торчащему органу, тяжело качнув полной грудью, и стала нагибаться…

— Лен, подожди! Он же весь рыбой пропах! – тут же отреагировал я.

Но получить минет, от такой дамы, безусловно хотелось.

Тут в поле моего зрения попала начатая бутылка газ-воды.

— Конечно не совсем то, что нужно, но бежать к реке мыть хуй как-то не хочется! – подумал я, и открутив крышку, обильно полил член, намывая его газировкой на глазах подруги.

Леночка засмеялась.

— Сейчас такой сладенький будет! – задорно промурлыкала она, и послала моему болту сморщенными губками воздушный поцелуй.

Стоя на коленях рачком, Елена обхватила полными губками моего мужичка и стала самозабвенно посасывать его. Я почувствовал её горячий, до умопомрачения, рот, который тесным мешочком обхватил мой болт.

Её темная головка ходила вверх-вниз, гуляя по стволу, а шустрый язычок со всех сторон обрабатывал тугую залупу.

Обнаженные, роскошные груди Леночки маняще раскачивались, порой ударяя меня по бёдрам и мягко шлепая. Её широкий таз задорно выпятился назад, и было откровенно жаль, что мне не видна эта картина с противоположной стороны. Но мысленно я всё равно представлял, как раскрылась её жаркая щелка, выставляя на обозрение своё розовое нутро.

Лена томно мычала, наслаждаясь минетом, и явно провоцировала меня на спуск. Её шершавый язычок уже вовсю шалил с уздечкой на моей залупе, и только лишь громадным усилием воли мне как-то удавалось оттягивать неминуемый финал.

— Подожди Лен, а то спущу! – остановил я свою партнершу. – Подрочи мне лучше сиськами… Сможешь?

— А то! Ложись давай! – скомандовала Леночка.

Я лег на спину, а она нависла надо мой, обняв своими грудями подрагивающий от напряжения, насосанный фаллос. Затем Лена стала двигаться всем телом, надрачивая мягкими буферами залупившийся ствол.

Ложбинка между грудями мелькала у меня перед глазами, доставляя мне неописуемое наслаждение.

И опять, как и в прошлый раз, подступающая сперма стала давать о себе знать.

— Теперь ротиком возьми! – скомандовал я.

Леночка послушно обхватила губками залупу, и её язычок тут же включился в дело…

Неожиданно почувствовав внутри сладко-щемящее чувство, я сдался, уступив напору работящей Елены. Мощный спуск в ротик моей партнёрши заставил меня глухо застонать, почти отправив в нокаут!

Такого от Ленки я никак не ожидал!

А Леночка всё до капельки проглотила и довольно улыбнувшись, выдала:

— А вкусноти-ища!..