шлюхи Екатеринбурга

Моя Софъя. Часть 6. В Карпатах

Этот рассказ должен был быть вторым, если надо сохранить хронологию событий, то есть между морем и цыганским вином. По началу не хотелось его писать, но люди пишут в личку с просьбами продолжить писать, и я все-таки решился. По факту остались две истории, эта про Карпаты, и об отдыхе в Турции. Ок, тогда погнали, и возвращаемся в 2014 год.

2014 год был тяжелым для Украины. Майдан, Крым, кризис в экономике. Мы решили вырваться из бетона и асфальта, а также побыть хотя б ровно 1 сутки наедине в двоем. На море в Крым поехать было стрёмно, все-таки мы из западной Украины. Решили поехать с ночевкой в Карпаты. Посоветовавшись с знакомыми, решили сделать 18 километровый поход, по одному из горных хребтов. Это садишься на рейсовый автобус, едешь в первую деревню в горах, идешь по хребту, а потом сойдя в другую деревню, возвращаешься рейсовым автобусом домой в город.

В гости приехала теща, и мелкий оказался более чем в надежных руках. Взяв рюкзаки, палатку, провиант, мы с утра отправились на вокзал. Через два часа мы были уже у подножья гор.

Вылезли на гору, на начало хребта, и начали свой путь. Природу и вид Карпат можно описывать тысячами страниц, поэтому этот раздел писать не буду. Мы как и многие другие шли по хребту, местами останавливались сфотографироваться, местами в тенечке передохнуть. Под вечер погода начала портится, небо затянулось тучами, приближался дождь. К восьми вечера мы уже прошли километров 12. Встал вопрос ночевки. Разбивать палатку на хребте как то не получалось, горизонтальное место узкое, примерно метров 4, и если проходящие мимо люди не напрягали, то разные мотоциклисты и квадроциклы, буквально летающие здесь, заставляли быть всегда на стреме. Какой же отдых в таких условиях. Поэтому решили спустится с горы в низ к речке, и там заночевать. Как раз и место с горы на опушке леса видно отличное, это одна гора лысая, а другая с елками. Спустились, разбили палатку. Кто то до нас уже здесь был, камни для костра уже в круг выставлены. Я натаскал дров, зажег костер. Стемнело, сели ужинать. Голоса проходящих людей на горе стихли, только сверчки еще не унимались, и пели нам оды. Костер потрескивал. Мы попали в рай!

Я начал приставать к Софъе, мы целовались, обнимались. По ходу событий я ее раздел, ласкал пальчиком ее писю. В какой-то момент мы не выдержали и закрывшись в палатке занялись сексом. От таких прелюдий, Софъя была там, уже мокренькая и очень чувствительная. Секс получился очень классным, и даже как нам показался самым лучшим в нашей жизни. После всего этого мы еще вылезли из палатки, Софья помылась и подмылась, а я покурил. Время подходило к полуночи, и мы решили собираться спать. На хребте услышали движение мотоциклов, и даже подумали какие отважные ребята ночью ездят. Но вдруг мы увидели свет в нашу сторону, а значит едут к нам. Так и случилось. К нам приехали два мотоциклиста и один на квадроцикле. Постояв пол минуты, они заглушили моторы, и с какими-то претензиями в адрес друг друга, что приехали не туда, подошли к нам. Поздоровавшись, спросили нас, не видели ли мы по дороге, как шли сюда, места с большим количеством мотоциклов. Мы ответили — нет. Тогда они решили не переться в верх на гору мотоциклами, и стали распаковывать свои рюкзаки. С собой они имели только кариматы и еду. Палатки, как они сказали, их ждали уже на месте их прибытия. Спросив нас, можно ли воспользоваться нашим костром, и получив утвердительный ответ, начали хозяйничать у костра. Мы попрощались, и получив ответ спокойной ночи, пошли спать в палатку.

Пролежав в палатке в обнимку некоторое время, мы услышали, что пошел дождик. Я тихонько встал, и посмотрел в сетчатое окно палатки, увидел как они трое накрывшись кариматами сидели под ёлкой и пили согревательное. Да подумал я, не позавидуеш им. Софъя уже начала засыпать, как блеснула молния и грянул гром. Пошел проливной дождь. Через минут пять я услышал слова – ничего не поделаешь, придется. И тут зашумела молния двери палатки, и в палатку начали залазить мотоциклисты. Со словами звеняйте, они залезли к нам, и обратно засунули молнию двери. Тем временем на дворе шел дождь, гремел гром, и делала засветы молния. Отдышавшись, они принялись снимать мокрую одежду с себя, и бросать ее возле двери. В палатке запахло чужими телами, мочой и перегаром. Посидев минуты две, они приняли решение ложится, так как гроза не унималась. Палатка у нас стандартная, наверно 1,70 х 1,70. Я с Софъей прижался к стенке, она почти на мне сверху. Самое главное нас никто ничего не спрашивает, и не просит. Как бутто мы у них в гостях, а не они у нас. Кое как уместились.

Через пять минут, один из мотоциклистов сказал, что продрог, и надо как-то согреться, а то простуда гарантированная всем. Они вспомнили, что водка кончилась. Поукав опять затихли. И тут один из них говорит, надо греться телом до тела, кто то хихикнул. Хихикнувшего обозвали болваном. Тогда лежащий к нам с Софъей громила, начал поворачиваться к нам со словами – а это идея! Повернувшись к нам, он взял Софъю за талию, поднял, и начал поворачиваться обратно. Я с Софъей запротестовали. Передав Софъю другим мужикам, сказав им раздевайте эту бабу, громила двину меня в груди локтем, так что я аж стал задыхаться. Пока я приводил дыхание в норму, в свете молний я видел, как с Софъи были сняты, спортивные кофта и штаны. Она осталась в одном лифчике и трусиках. Потом по руках ее передали на противоположный край палатки, где она оказалась сверху на одном из мужиков. Он лежал на спине, а Софъя на нем. Его ноги обхватили ее бедра с двух сторон, а руками он обнял ее за плечи. Обнимал он ее наверно сильно, так что она не могла пошевелится. Она просилась что б ее отпустили, и ей сказали — чуток согреемся и отпустим. Не прошло и несколько минут, как мужик сказал, что так намного лучше, но он хочет уже по жарче.

Лежа на боку, я увидел как он выпрямил ноги, и покачав с боку на бок Софъей, опять согнул ноги в коленях, только теперь его ноги были не снаружи Софъиных, а в середине. Просунув руку куда-то себе в пах, он сказал вот так лучше! Софъя начала громко ругаться – что вы делаете!!! Он громко заржал, и выдал – не видишь греются. Другие тоже заржали. Потом взяв Софъю руками за талию, и начал тягать ее вдоль своего тела. Она начала орать — отпустите меня! Я понял, что мужик вошел в нее, и сейчас ее трахает. Она кричала что ей больно, и даже начала драку с ним. Я также присоединился к ней, ругаясь с ними. Тогда эта горилла, что лежала возле меня, опять пнула меня локтем в грудь, так что я чуть сознание не потерял, а мою Софъю ударил ладошкой по заднице, и заорал – успокойся! Софъя перестала драться, только были слышны иногда между громом – легше, мне больно! Вот наконец кончил мужик, и Софъю пересадили на следующего. Он погладил Софъю по голове, поцеловал нежно, и сказал что так надо. Потом запхав свою руку туда, наверно направляя куда надо свой член, также начал водить Софъей за талию туда-сюда. Она лежала, облокочена на его груди, и просто смотрела в его глаза.

Во время секса с вторым мужиком, я заметил, что она уже не жалуется на боль там, а наоборот ее глазки иногда закатывались в верх, и иногда она их закрывала. Через минут 5 и второй мужик начал кончать, причем как и первый, в нее, не вынимая член из ее писи. А ведь сегодня десятый день после месячных, а значит пик овуляции! Это залет 200%. Тем временем горилла повернулся ко мне, и сказал – будешь буянить, зуб выбью, или нос сломаю. Он снял трусы, и наружу выпрыгнул, в стоящем уже положении, неплохих размеров член. Вот Софъю уже передали гориле. Она уже не ждала когда ей вставят, и сама себе вставила в писю его членярище, сев на него сверху. В палатке воцарило приветствие от таких действий Софъи. Ею уже никто не совал, она сама двигала тазом вверх-вниз, и даже чуть-чуть постанывала от удовольствия. Несколько раз я видел как она останавливалась, значит кончает, я это знал точно. Через минут десять горилла схватив ее за плечи сверху, прижал ее себе к паху, начал свое семяизвержение, наверное в саму матку ей, учитывая величину его члена. После чего он прижал ее к своей груди объятием, и так не вынимая члена из Софъи, они заснули вместе.

В этот момент и гроза стихла, и гром. Я долго не мог заснуть, но сам не заметил как заснул. Разбудила меня Софъя, уже светало. Сказала что хочет пи-пи, и чтоб я пошел с ней. Тихонько собрав одежду, мы выбрались из палатки. Она натянула сразу кофту и присела писать. Я присев сзади, посоветовал ей подмыться своей мочой, так гигиенично, да и воды рядом не было. Я придерживал ее, а она так и делала. Потом одев штаны, она повернулась ко мне, и обняв меня, начала рюмсать. Мы начали разговор.

– Мы меня теперь бросишь? – спросила она.

– Почему ты так подумала? – ответил я вопросом на вопрос.

– Ну я же была с другими мужчинами, да еще при тебе. – сказала она.

– Это не причина для бросания, при такой ситуации они могли и меня изнасиловать. Так что не переживай, и давай забудем эти неприятные события для тебя. – ответил я.

– А почему ты говоришь, неприятные события, говоря только обо мне? Тебе что, было приятно, когда меня насиловали? – спросила она.

Задавая это вопрос, Софъя одну руку держала мне на плече, а другой гладила меня в паху. От ее движений мой член встал.

– Нет, сначала мне было не приятно, но потом подумал, если это уже происходит, значит тебе выпала возможность попробовать настоящих мужиков в жизни. И это чуть-чуть меня, если честно, успокоило. – ответил я.

– Значит ты меня по прежнему любишь? – спросила она.

– Да, люблю. Может даже еще сильнее, если ты не обижаешься на меня, за то что не смог тебя защитить. — ответил я.

Тут она приспустила с меня штаны, и оголив мой член, взялась делать мне минет. Через минуту я, не выдержав ощущений, положил ее на траву, снял с нее штаны и залез на нее сверху. Мы занимались сексом еще с большим желанием друг друга, как никогда в жизни. Ощутив, что сейчас кончу, я уже было хотел вынуть член из влагалища, но вспомнив, что туда сегодня кончали еще три мужика, я с большим удовольствием начал кончать туда. И тут из-за спины я услышал голос гориллы:

– Правильно делаешь, четыре члена, четыре порции семени должно бить там.

– Мы теперь одна семья, – говорит горилла, – Дашь нам свой адрес, и мы будем к тебе приезжать, помогать наполнять семенем матку твоей жены.

Он посцал, оделся, и говорит, садись мол красавица на квадроцикл, покатаю тебя, заодно мобильную сеть найдем, дозвониться до своих надо. Софъя с ужасом посмотрела на меня. Я тихонько на ушко спросил ее, а ты сама то хочешь покататься? Она говорит очень хочу, но а что если он опять полезет между ног? Он уже там сегодня был, так-что решай сама. Она чуть поколебалась, и ответила – да!

Они уселись на квадрик, она его обняла сзади за пояс, и потихоньку квадроцикл пополз вверх к гребню. Там на верху он остановился, минуты две постоял, и с большой скоростью укатил дальше по гребню. Все стихло, только шесть утра, я пошел в палатку прилечь.

Разбудил меня шум мотора квадрика. Они вернулись. На часах девять утра. Мужики уже были собраны, и ждали новостей. Он сообщил им, что их табор с другой стороны горы за 2 километра от сюда. Они обрадовались, собрали свои вещи и потихоньку поехали вверх не попрощавшись. Мы остались одни. Я обнял Софъю, полез целоваться, она ответила. Я учуял запах алкоголя. Спросил ее, как, где? Она говорит, пошли в палатку приляжем, и я все расскажу.

Она начала свой рассказ. Они выехали на гребень, и там была связь. Он перезвонил куда-то, и ему объяснили где табор. Это было недалеко по их словам. Он решил проверить, и они поехали туда. Все оказалось правильно, и они увидели много мотоциклов. Приехав туда, его все приветствовали, и спрашивали кто такая она. Он ответил, что она новый член какой-то ихней семьи, и что он с ребятами, этой ночью, ее лично принял в семью. Все начали приветствовать Софъю, сразу налили полный стакан водки, грамм так 150, и заставили через силу выпить. После чего, все кто присутствовал, по очереди обняли Софъю, и разошлись. От выпитого у Софъи закружилась голова, и ее положили на какую-то раскладушку. Наша горилла по имени оказывается Ярик, решал какие-то свои вопросы. В кругу где он стоял, были два типа с длинными бородами. Лежа Софъя смотрела на них, и уже проваливалась в сон, как услышала их разговор, мол один бородач хочет новую девушку. На что Ярик ответил, я же сказал что она наша, значит можно и не спрашивать, а берите и делайте. После чего она увидела, как к раскладушке с двух сторон присели эти бородачи, и со словами кто это у нас тут, начали расстегивать молнию у нее на спортивной кофте. Она провалилась в отключку. Когда очнулась, то лежала с расстегнутой кофтой и без нижней одежды. Потрогав себя там, поняла, что ее опять трахали, но она этого даже не помнит. После чего пришел Ярик и сказал пора ехать, она одела штаны, заскочила на квадрик, и так с расстегнутой кофтой, показывая всем свои груди, поехали назад. Уже на верху, когда Софъя увидела туристов, она застегнула кофту.

Вот так Софъя покаталась на квадрике. Слушая ее, я опять возбудился, и опять у меня с Софъей получился феерический секс. Потом мы собрались, и от греха подальше, пошли домой. Как то не хотелось, что б нас с Софъей затянули в тот лагерь, тогда мы точно домой попадем под осень, причем двое беременные)). Пройдя два километра по гребню, Софья показала мне в низу ихний лагерь, там было много мотоциклов и квадриков. Проходя дальше, Софъя еще несколько раз оборачивалась, наверно хотела кого-то увидеть.

Приехав домой и отправив тещу в деревню, Софъя пошла в ванну, мелкий спал, а я побежал в аптеку, за таблетками от беременности.

Шли дни, недели, а месячных не было. Мы начали волноваться, уже третий день задержка. Еще Софъя сказала, что как-то странно себя чувствует, говорит, когда одеваю лифчик, очень сильно чувствую соски.

На четвертый день пошли месячные, чувствительность сосков также через неделю пропала, жизнь начала налаживаться. Мы даже начали сексом заниматься, как до похода в горы, через день, а не раз в неделю. О тех событиях в горах мы не вспоминали.

И вот где-то через три месяца, занимаясь сексом, получилось так, что играя в постели, я обнял Софъю ногами и руками, как тогда тот мужик в палатке обнял Софъю. Не знаю почему, но я сказал Софъе – тебе ничего это не напоминает?

Она застыла, и посмотрела мне в глаза. Тогда я выпрямил свои ноги, и колыхая ее с боку на бок, сомкнул их вместе. Потом снова согнул их в коленях. Получилось так, что мои ноги вылезли между ногами Софъи, и ее ноги раздвинулись. Все это время она в застывшем состоянии смотрела мне в глаза! После того как я это сделал, она вцепилась в меня сильным поцелуем, и сама вставила себе член в писю. Она скакала на мне как на жеребце, она завивала и стонала. Потом я услышал ее слова – Кончи в меня, наполни мне матку семенем!

Она повторяла это, пока я не кончил в нее. Таким сексом мы занимались чуть не две недели, пока не началась задержка, и тест не показал две полоски. А через год, после прогулки в Карпатах, у нас в семье, появился еще один отпрыск.

P.S. Если все-таки рассказ понравился Вам, не ленитесь нажать нравится, это важно для пишущих людей.

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки