шлюхи Екатеринбурга

Медленный танец с братом. Часть 2

Я хлопочу, готовя ему постель. Мама и папа платят за мою квартиру, так что это намного лучше, чем я мог бы себе позволить, если бы мне пришлось работать во время учебы. Однажды я спросила об этом папу, и он сказал, что университет -это последний раз, когда я могу по-настоящему быть свободной, и он не хочет, чтобы мне приходилось беспокоиться о ежемесячной арендной плате.

Мне было восемнадцать, когда я поцеловала Дэйви, если это можно так назвать. Он был дома на выходные, и мы сидели в гостиной вместе, якобы смотря фильм, хотя, честно говоря, это Дэвид смотрел, а я просто наблюдала за ним. Он выглядел усталым. Я подумала, что смогу заставить его почувствовать себя лучше, поэтому свернулась калачиком и положила голову ему на плечо. Через некоторое время он выключил телевизор.

— В чем дело, Эм? — тихо спросил он.

— Я беспокоюсь за тебя. Почему ты такой грустный? — спросила я его.

Некоторое время он молчал, потом вздохнул.

— Ты хорошо меня знаешь, Эм.

— Я наблюдала за тобой всю свою жизнь. Ты для меня совершенно прозрачен. Что произошло? – задала я вопрос.

— На этой неделе погиб мой друг. Попал в автокатастрофу. Я скучаю по нему.

— О боже. Мне так жаль, Дэйви, — упавшим голосом сказала я.

Он потер глаза тыльной стороной ладони.

— Спасибо, Эм. Это просто тяжело. Он был так молод и эта смерть такая глупая.

Я похолодела.

— Он ездил пьяным?

Дэвид вздохнул.

— Да. Он выпил и поехал.

— Обещай мне, — сердито сказал я, — обещай мне своей жизнью, что никогда этого не сделаешь, Дэйви.

Он повернулся и посмотрел на меня сверху вниз, пораженный силой моего голоса.

— Обещаю трижды, Эм.

Импульсивно я рванулась вперед и поцеловала его в губы. Он удивленно отшатнулся.

— Эм! — потрясенно воскликнул он.

— Теперь ты обязан сдержать свое обещание, — сказала я.

Он откинулся назад и посмотрел на меня, затем с легкой улыбкой обнял меня и прижал к себе так крепко, что я даже пискнула. Насколько мне известно, он никогда не нарушал наш уговор, и мы никогда больше не упоминали об этом.

— —

Звонит мой телефон.

— Я сворачиваю на твою улицу.

— А я с ума схожу от предвкушения твоего появления, — весело отвечаю я.

Домофон у ворот жужжит, и я нажимаю кнопку, чтобы открыть шлагбаум для его старенького «Ягуара Е». Я стою, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу, и жду, когда он позвонит в дверь комплекса на первом этаже. Я впускаю его, затем бегу к входной двери квартиры, которую распахиваю, услышав его шаги на лестничной площадке.

— Атака объятий! — кричу я, хватая его, обхватывая руками за шею.

Дэвид смеется и откидывается назад, поднимая меня с пола. Он поворачивается, и мой внутренний ребенок издает пронзительное "Уиииии!". Он перестает вертеться, отпускает меня и, все еще посмеиваясь, следует за мной в квартиру, где кладет свою сумку и пластиковый пакет с бутылкой вина и зеленым карри на вынос.

— Я пришел с подарками, — говорит он.

— Ты мой герой.

Я хлопаю ресницами и посылаю ему воздушный поцелуй, и он снова смеется. Я никогда не могу насытиться его смехом.

— Долгий день? — спрашиваю я, доставая два бокала и открывая бутылку.

— Каждый день – это долгий день, — говорит он, садясь на один из барных стульев у кухонной стойки.

Я протягиваю ему стакан.

— Твое здоровье, Дэйви. Как здорово, что ты здесь.

— Твое Здоровье, Эм. Мне хорошо быть здесь.

Я делаю глоток, улыбаясь ему поверх бокала, когда он оглядывается.

— Мало что изменилось с твоего последнего прихода, — говорю я.

— Какая-то новая картина, — замечает он.

— Я немного рисовала, — говорю ему, радуясь, что он это заметил.

— Это хорошо, Эм. Вы должны исследовать это направление побольше.

— Возможно, придется, — вздыхаю я. — Моя жизнь в праздной роскоши скоро закончится, и мне придется вступить в ряды рабочего класса. Увы и ах.

Он ухмыляется.

— Ну, Эм, ты знаешь, где найти свободную комнату, если она тебе понадобится.

— Правда, Дэйви? Ты сделаешь это для меня в случае чего?

Он бросает на меня странный взгляд.

— Эм, ты моя сестра. Конечно, я так и сделаю.

Я слегка краснею.

— Ты всегда так добр ко мне, Дэвид.

— Не больше, чем ты того заслуживаешь.

Наступает неловкая пауза, и я прерываю ее, вставая и ставя еду в микроволновку.

— Да здравствует Бог голубых искр, — нараспев произносит Дэвид.

— Не издевайся над Богом, но принимай его подношения с радостью, — театрально суровым тоном отвечаю я, и он снова ухмыляется.

— Так почему же ты так занят? — спрашиваю я. – Похоже на то, что ты плохо спишь.

— Работа и отсутствие развлечений делают меня скучным — отвечает он. — Проблема в том, чтобы иметь успешную практику, Эм, нужно пахать и пахать. Я не могу по доброй воле отказать людям, поэтому мы все время работаем по многу часов.

— Тебе нужно немного времени для себя, — говорю я. — Когда ты в последний раз встречался с друзьями?

— Друзья? Ах да, я уже слышал это слово.

Он невозмутимо смотрит на меня, и я замахиваюсь на него ложкой.

— Ты идиот.

— Когда? В прошлом месяце? – раздумчиво медленно произносит он, — я почти уверен, что выходил гулять из дома в прошлом месяце.

Я упираю руки в бока и грозно смотрю на него.

— Дэвид Андерсон, это неприемлемо. Такой восхитительный мужчина, как ты, должен выходить из дома чаще, чем раз в год. Ты обрастаешь мхом!

Он пожимает плечами.

— Работа и спортзал, спортзал и работа, Эм. Сейчас это моя жизнь. Я надеюсь получить в этом году место менеджера или двух помощников и, возможно, младшего партнера.

Пикнула микроволновка, и я достаю для нас блюдо. Очевидно, что Дэвид очень голоден, потому что сразу же набрасывается на еду, и я пользуюсь случаем, чтобы посмотреть на него. Он устал, я это вижу. Но есть что-то еще, что-то, что он скрывает. И я намерена выяснить, что именно это такое.

— —

В свой двадцатый день рождения я поймала своего парня на измене. Я ничего не заподозрила, у меня был бурный день с подругами, и я планировала встретиться с ним вечером. Я покупала серьги, когда увидела, что он идет рука об руку с другой женщиной. Я замерла, последовала за ними и увидела, как они целовались.

Дэвид вел тренинг, но он вышел в коридор, чтобы ответить на мой полный слез и ярости звонок. Он просто слушал, точно зная, что мне просто выплеснуть негативные эмоции и позволить мне шумно разглагольствовать. После этого звонка я удалила номер своего бывшего, и ужин, который я запланировала на этот вечер с ним, превратился в алкогольные поминки в квартире Дэвида, где он позволил мне дуться, плакать, злиться и в конечном итоге заснуть в изнеможении. Он всегда вел себя абсолютно в моменты моих вспышек ярости.

Утром на подушке рядом со мной были цветы, простая открытка с надписью: "С Днем Рождения, моя дорогая Эмили", написанная его аккуратным почерком, и запах блинов, которые он готовил мне на завтрак в постели, наполнял воздух.

Как мне начать объяснять свои отношения с Дэвидом? Он нужен мне, как воздух, которым я дышу. Я знаю его как свои пять пальцев. Среди всего в этом иногда чудесном, часто ужасном мире он — неподвижный фокус, вокруг которого вращаюсь я.

— —

Я доливаю ему вино, потом себе и собираю остатки пищи, складывая их в мусорное ведро. Затем беру его за руку и веду к дивану, где сажаю. Я занимаю позицию рядом с ним, поджав под себя ноги в позе, которую он всегда называет "Девушка созерцает", и смотрю на него.

— Ладно, признайся, — говорю я. — Тебя что-то беспокоит, и я это чую.

Он удивленно смотрит на меня, потом смеется.

— Ладно, признаюсь.

— Отлично, — мурлычу я. — Скоро все твои секреты станут моими.

— Ты уже знаешь все мои секреты, Эм, — говорит он. — Ну, за исключением этого. По правде говоря, я рад, что ты мне позвонила.

— О?" — я поднимаю бровь. — Наверное, я все-таки экстрасенс.

Он насмешливо качает головой.

— Я кое-кого встретил.

Моя улыбка застывает, и я делаю быстрый глоток вина, чтобы скрыть мгновенное смятение.

— Я должен был уехать с ней на эти выходные на озера, но она отменила встречу.

— Я бы, конечно, могла сказать, что мне жаль, но на самом деле это не так, — самодовольно отвечаю ему.

— И все же… это было бы здорово. Прошло много времени с тех пор, как я был с кем-то.

— Что? — Восклицаю я. — Дэвид, серьезно, ты живешь под скалой работы?

— В последнее время мне трудно встречаться с людьми вне работы, Эм.

— Это потому, что ты всегда работаешь, — отвечаю я. — Если бы ты лучше заботился о себе, то больше бы выходил. Может быть, мне стоит переехать жить к тебе и вколотить в тебя немного здравого смысла.

— Может, и стоит, — невозмутимо отвечает он.

Я немного озадачена его готовым согласием и оглядываюсь, чтобы что-то сказать. Мой обычный саркастический ответ покидает меня, и я немного волнуюсь.

— Ты уже выбрала, что собираешься надеть на свадьбу? — спрашивает он с любопытством, и тут я вдруг тоже смущаюсь.

— Выбрала, — тихо отвечаю я.

— Да ну? Смогу ли я это увидеть сейчас, или ты готовишь для меня сюрприз вслепую?

Я всегда одевалась для него — каждый раз, когда я выходила, он был моим советником. Меня всегда забавляло, что он может так хорошо помогать мне одеваться и в то же время так ужасно одеваться сам для себя. Я медленно встаю и направляюсь в свою комнату.

— Устраивайся поудобнее, — кричу я ему. — Я не могу торопиться с шоу.

— Не торопись ради меня, — отвечает он, и я слышу, как включается телевизор.

Закрываю дверь и слегка приглушаю свет. Затем, чувствуя непривычную неуверенность в себе, выбираю черный бюстгальтер без бретелек, который собиралась надеть под платье. Я быстро снимаю футболку и спортивный бюстгальтер, а также стаскиваю спортивные штаны. Застегиваю черный бюстгальтер, затем осторожно снимаю платье с вешалки и медленно надеваю его. Я протягиваю руку назад, благодаря гибкость своего тела, когда застегиваю молнию, которая проходит от поясницы до высокой шеи. Провожу руками по передней части своего тела, разглаживая ткань. Быстро распускаю волосы и расчесываю их пальцами, так что они золотыми волнами рассыпались по плечам и спине…