шлюхи Екатеринбурга

Мамина непослушная дочь (8 часть)

«Мы, наверное, сумасшедшие?» Линн засмеялась, откидываясь назад на лестницу, ее платье было высоко задрано, ее влагалище блестело. «Трахаться на крыльце! Можно было найти место поудобнее».

Каролин сидела на лестнице, локти на коленях, подбородок в ладонях. В нескольких шагах от них Бобби наклонился к перилам, тяжело дыша и переводя взгляд от письки своей матери к киске сестры. Его член свисал, блестевший от соков материнского влагалища.

«Когда хочется трахаться, мама, — задыхаясь, сказал он, — подойдет любое место!»

Линн усмехнулась. «Ты прав, парень».

Готовя обед, Линн подумала о том, как изменилась их жизнь в последние дни. Каролин и Бобби, казалось, без колебаний приняли свои новые отношения. Она не знала, как дети отнесутся к тому, что Джейк присоединится к ним.

Он не искал женщину с деньгами — у него были свои. Джейк, по ее мнению, искал стабильности в своей жизни. Он хотел устроиться и начать новую жизнь с новой семьей.

Наверху разговаривали Каролин и Бобби. И Каролин, и Бобби знали, что это только вопрос времени, когда Джейк перейдет в их дом. Каролин очень хотела, чтобы мужчина жил с ними. Бобби было все равно.

Его сестра искупалась, он наблюдал, как она вытирает тонкое тело. Он принял душ раньше.

«Я все же одену трусики, хотя и ненадолго», сказала Каролин, опуская полотенце на пол. «Хочешь помочь мне выбрать их, Бобби?»

Они вошли в ее комнату, и она достала несколько пар трусиков. Примерка затянулась. Сестра, дразня брата, медленно и эротично одевала и снимала трусики. Бобби, наконец, остановился на тоненькой, маленькой паре, и Каролин подтянула их к тонким бедрам. Бобби поправил полоску на ее промежности, и волоски ее влагалища вылезли по сторонам.

Трусики были очень тонкие, и можно было увидеть губки влагалища. Каролин обернулась, и Бобби убедился, что щечки ее задницы полностью скрывают полоску трусиков. Затем, со смешком, он прижался лицом к ее заднице, целуя булочки красивой попки.

«О-о-о, ты все время такой возбужденный, Бобби», — промурлыкала она. «Давай спустимся в низ, а то я прямо сейчас начну у тебя сосать член».

«Вы вовремя!» Сказала Линн, когда они сбежали вниз по лестнице к обеденному столу. «Я думала, что мне придётся подняться и оторвать от очередного траха?»

Каролин покачала головой, ее глаза сверкнули. «Почти, мама», — сказала она. «Мне пришлось заставить Бобби прекратить целовать мою задницу!»

«Я бы не заставила его остановиться!» — сказала Линн, целуя в щеку сына и трогая комок в его шортах. «М-м-м-м-м, это очень приятно».

Некоторое время они ели в тишине, затем Линн рассказала им, что произошло у них с Джейком. После этого, она с нетерпением ждала их реакции.

«Для вас ничего не измениться», — добавила Линн через мгновение. «Особенно для тебя, Бобби».

«Надеюсь, что так», — сказал он. «Я уже привык к твоей киске, мама».

«Моя киска всегда будет готова для тебя, малыш», — ласково сказала она. «Об этом можешь не беспокоиться».

«Пока я получаю свое, мне все равно».

Линн подумала, не должна ли она рассказать им о жене и дочери Джейка. Она задавалась вопросом, сообщит ли она им, что он помочился на нее в апельсиновой роще по ее просьбе. Но решила рассказать им об этом позже.

Бобби остался у стола, наблюдая, как мать и сестра убираются. Плотная задница его сестры была такой прекрасной в этих тонких трусиках, и его голая мать тоже была прекрасна. Он попытался решить, какую задницу он предпочитает, какая задница была красивее, но не смог выбрать.

Когда мать наклонилась ниже раковины, он увидел, как ее задница раздвинулась. В его глазах появился блеск. Он потянул промежность своих шорт в сторону, и его член выпрыгнул на свободу. Мать оперлась о рабочий стол, медленно покручивая попкой.

Линн разговаривала с Каролин, которая вытирала раковину, но Бобби не слышал их. Он пристально смотрел на задницу матери, очарованный ее гладкостью. Парень схватил свой член и начал гладить его.

Поднявшись на ноги, он подошел к матери, член сам указал путь. Он потер набухшим членом вдоль трещины ее задницы, и Линн улыбнулась, продолжая разговаривать с Каролин. Бобби смазал щечки ее задницы, соками из дырочки члена. Линн мягко вздохнула.

Бобби прижал голову члена к анусу матери, и Линн, все еще разговаривая с дочерью, сама надавила задницей. Бобби потянул попку на себя, наблюдая, как его член раздвигает дырочку.

«О-о-о-о», — стонала Линн, ее глаза закрылись.

Бобби проник в анус своей матери. Он стоял позади нее и широко раскрыл щечки ее задницы, глядя на то, как ее анал натянулся вокруг его члена. Парень едва не кончил, когда вошел в попку матери на всю длину.

Линн выгнула задницу, задыхаясь от удовольствия, когда ее сын сильнее нажал на член. Когда Каролин подошла и увидела, куда Бобби воткнул член, она завизжала от восторга.

«О-о-о, задай моей попке, малыш!» Застонала Линн. «О, Боже … ты так глубоко в моей попке!»

Каролин с огромными глазами наблюдала, как ее брат всунул свой член в задницу матери. Ее собственная попка сжалась, и она сунула руку к письке матери, поглаживая волоски влагалища Линн. Затем она начала тереть опухший клитор матери.

«Боже, как хорошо, Бобби!»

Жестокое поглаживание клитора дочерью, заставило ее визжать. Сиськи болели, а соски пекли.

«Так хорошо! Вскрикнула Линн. О-о-о-о-о-о-о!

Каролин поднесла руку к заднице своего брата, провела пальцем по его трещине и начала теребить морщинку его очка. Бобби хмыкнул, когда почувствовал, что его сестра надавила пальцем на его задницу. Он бросил на нее взгляд, и она усмехнулась.

«Ты тоже получишь это, Бобби», — сказала она и всунула палец в задницу. Бобби вскрикнул, сильно засадив свой член в мaмoчку. Каролин хихикнула и принялась трахать Бобби пальцем. Линн подкидывала задницу, задыхаясь от удовольствия.

Каролин прижала свое влагалище к бедру матери, потирая его вверх и вниз. Она вытащила, потерла и ущипнула пульсирующий клитор матери.

«Трахай меня, Бобби!» — вскрикнула мама. «О, ох, моя задница! Боже, твой член такой большой … в глубине моей задницы! О-о-о-о-о, я хочу кончать! О, дорогой … жарь меня!»

Шары Бобби качались взад-вперед, касаясь текущего влагалища матери.

Каролин отчаянно втирала влагалище в бедро матери, тоже собираясь кончать. Так же она жестко терла распухший клитор матери.

Бобби грубо врезался в очко своей матери, его яйца бились в ее волосатую, влажную письку. Сокрушительный поток сока извергался по стенам ее задницы, Линн завизжала от оргазма. Каролин тоже взвыла, когда ее писька вспыхнула, а задница вздрогнула от восторга.

К тому времени, как ее оргазм закончился, Линн лежала на кухонном столе, ее ноги были слабыми. Каролин упала на колени, и опустила свою задницу на пятки. Ее рука была в шортах брата. Бобби лег на спину матери, его член все еще был внутри ее крепкой попки.

«О-о-о-о-о, так давно я не пользовалась попкой», — тихо прошептала Линн. «Я почти забыла, как это».

Бобби пошевелился, пытаясь освободить член. Но Линн напряглась.

«О-о-о-о-о-о-о-о-о!»

Каролин подняла голову и посмотрела на них. Промежность ее трусиков была пропитана влагой, как и внутренности ее тонких бедер. Она наклонилась вперед и лизнула бедро матери, затем обняла его.

«М-м-м-м-м-м, так хорошо», — промурлыкала Линн.

Бобби внезапно хихикнул.

Голова Линн развернулась, ее глаза широко раскрылись, а рот от удивления раскрылся.

«Бобби, что ты делаешь?» воскликнула она.

Бобби снова хихикнул.

«Ты … ох, ты, маленький …!» Взвизгнула Линн, смеясь.

Каролин не поняла, что происходит. Она ничего не видела. Член ее брата все еще был в попке матери, это было все, что она видела.

Бобби писал! Головка его члена была зажата внутри попки матери. Бобби хихикал, а Линн удивленно хныкала.

«Что происходит?» — спросила Каролин.

«Твой брат, — рассмеялась Линн, — твой брат писает!»

«Правда?» — спросила Каролин, не веря, матери. «Он, правда, писает в твою попку, мам?»

«О, Боже, он собирается утопить меня!» Ответила Линн.

Почти закончив, Бобби вытащил свой член и Каролин увидела, что он еще писает прямо на сморщенный анус их матери.

«Вот так!» — сказала Линн. «Теперь я хочу в туалет, и думаю, что мне лучше поторопиться!»

Она выбежала из кухни в ванную внизу. Обеими руками она держала свою обнаженную задницу, смеясь всю дорогу. Бобби хихикнул и потянул свои шорты, глядя на сестру.

«Ну, мне захотелось мочиться», — просто сказал он.

Каролин рассмеялась вместе с ним. Она ткнула его в ребра, заставив брата съежиться. Она продолжала щекотать его, пока он не покатился по полу, громко смеясь и пытаясь заставить ее остановиться.

Она засмеялась, опустилась на него и прижала его руки над головой. «Знаешь, что я сейчас сделаю?»

«Смотри», — сказала она. Каролин подняла руки над его головой. Посмотрела на него сверху, и в ее глазах промелькнула искорка. Потом девушка начала мочиться!

«Что это, черт возьми?» Бобби завизжал, уже не смеясь.

Горячая моча кипела сквозь промежность ее тонких трусиков, на его грудь. Каролин рассмеялась от восторга.

«Чувствуешь это, Бобби? Я мочусь на тебя сквозь трусики!»

Линн вернулась на кухню и увидела, как Каролин мочится на грудь Бобби. Она громко рассмеялась.

«Ну, что, Каролин!» Она все еще смеялась. «Отомсти этому проказнику!»

Линн встала на колени рядом с сыном, опустив лицо и открыв губы. Через шорты она вобрала его яйца в рот. Она сосала их, а ее взгляд вернулся к заднице дочери. Каролин слегка подняла голову, и Линн посмотрела на мочу, льющуюся сквозь тонкие трусики.

«Намочи его лицо!» — сказала Линн. «Каролин, мочись на лицо Бобби!»

«Не смей, Каролин!» — предупредил Бобби, повернувшись лицом.

Его сестра рассмеялась, и начала медленно водить влагалищем по его лицу. Бобби вскрикнул, пытаясь убрать лицо от внезапного потока. Горячая моча жгла лицо Бобби и попадала в сжатые губы.

«Как тебе это нравится, Бобби?» Каролин рассмеялась, и закончила мочиться. «Ты думаешь, что это прикольно мочиться в попку матери, да? Как тебе нравится то же самое?»

«Это мое лицо, ты, сучка!» Бобби вздохнул, влагалище сестры было всего в нескольких сантиметрах от его лица, из ее трусиков все еще капала моча.

«О, ты назвал меня сучкой?» — поддразнивала она.

Вытащив член сына, Линн рассмеялась. «Ты собираешься отпустить его, Каролин?»

«Каролин, не смей!» Взвизгнул Бобби, пытаясь освободиться. «Не смей, ты писька!»

«О, теперь я писька?» Она хихикнула. «Ладно, ты сам напросился!»

Она хлопнула ладонью по его губам, потирая мокрыми трусиками по лицу. Бобби не закрыл губы вовремя, и вкус мочи попал ему в рот. Каролин сильнее прижалась к его губам, размазывая промежность о них.

«Лижи мои трусики, Бобби!» — сказала Каролин. «Высоси мочу из моих трусиков!»

Взволнованный новым удовольствием, Бобби всунул язык в мокрую промежность его сестры. Линн тоже смеялась, продолжая высасывать член сына. Она была совсем не удивлена, почувствовав, как его член начал раздуваться. Линн зацепила пальцем влажную промежность трусиков дочери, потянув их в сторону. Она втянула твердый член глубоко в рот, а глаза повернулись, чтобы посмотреть на задницу Каролин.

Бобби засунул свой язык во влагалище сестры, сосал и лизал, дегустируя соки ее киски. Каролин отпустила его руки, и Бобби обернул их вокруг бедер, сжимая ее тугую задницу и ввинчивая свой язык в ее влагалище.

«О-о-о-о-о, соси мою киску, Бобби!» Стонала Каролин.

Бобби застонал, его язык жарил огненную письку сестры.

Взволнованная тем, что видела, Линн с яростью начала дрочить член сына своими губами, пытаясь его полностью проглотить.

«О-о-о-о-о, ты так классно лижешь мое влагалище, Бобби!» — воскликнула Каролин. «Я буду чаще мочиться на тебя! Быстрее, Бобби! О-о-о-о, я кончу! Я кончу в твой рот!»

Каролин кричала в экстазе, ее огненное, сочное влагалище судорожно задрожало.

Линн жадно всасывала член Бобби, наблюдая, как задница ее дочери дрожит, пока губы ее сына целуются с влагалищем Каролин. Линн сжала шары Бобби и, прежде чем она, что-то поняла, ее рот внезапно заполнился сладостью его шаров.