шлюхи Екатеринбурга

Мамин праздник. Продолжение. Часть 2

И так, продолжим.

Увидев маму, я уже было хотел тихой сапой перебегать в парилку, но её «уверенная» поступь оставила меня на месте. Мама шла по предбаннику крайне неуверенно. Её состояние было чем-то для меня не понятным в тот момент. Я его уже наблюдал ранее, после ее «праздника», но никак не мог понять чем оно вызвано. Она смотрела в никуда и не понимала где она и куда идти. Делая несколько шагов вперед, она то и дело останавливалась и, залипая, покачивалась вперед-назад. Когда она залипала ноги её были немного согнуты в коленях, а сама она чуть нагибалась вперед. Это продолжалось около минуты, после чего её рука каким-то образом поймала стену и опираясь на неё, всё так же глядя в никуда, она неуверенно направилась в мою сторону. Я же, сразу смекнув что делать, спрятался в парилке, едва приоткрыв входную дверь, чтобы помещение было видно хотя бы частично.

Спустя пол минуты мама добралась до входа в помещение, предварявшее парилку и, упустив стену из-под руки, снова вернулась в своё прежнее состояние. Чуть отойдя от входа, она снова залипла и начала пошатываться. Её вид был чем-то очень неординарным. Волосы, которые мама завязала в простую аккуратную прическу были растрепаны и выглядели как копна соломы. Всё её тело покрывал мокрый блеск, который бывает у людей, которые только что вышли из парилки. Её не маленькая грудь была оголена, правая была очень красной, левая де покраснела лишь слегка. Самое интересное было ниже. Её розовые стринги превратились в две полоски розовой ткани, скомканые в тонкую нить. Спереди они проходили рядом с её раскрытой писькой. Половые губы были раскрытыми и красными, а мокрота придавала им блеск в свете лампового освещения. Волосы на лобке, аккуратно побритые в треугольник, содержали на себе несколько небольших белёсых капель жидкости. Это явно был не пот. Постояв так несколько мгновений, она направилась к стоявшей у окна скамейке, а для меня открылся вид сзади. Её округлая жопа с небольшим целлюлитом на ягодицах выглядела очень интересно. Она так же была мокрой от пота и это только предавало ей шарма. Стринги, которые ранее кружевной полоской уходили между её булок, были скручены и проходили уже не по экватору её сраки, а прямо по середине левой булки, смещаясь ближе к центру внизу. Она подошла к скамейке лицом и, судя по всему хотела присесть, но развернуться на 180 градусов было не в силах её координации и она начала приседать, пытаясь одной рукой неуверенно схватиться за скамейку. Она начала приседать и пирожок, который был виден сзади между её булок выпустил из себя небольшое количество густой белой жидкости. Ниже она приседать не стала, видимо побоявшись упасть. Она начала приподниматься и, почти полностью выпрямившись, начала поворачиваться в сторону душевой кабины. Медленно и неловко повернувшись, она направилась в сторону душа. Подойдя к нему, она снова залипла, ухватилась рукой за перегородку кабинки и встала чуть нагнувшись вперед. Потом вытянула вторую руку вперед и тоже ухватилась ею за перегородку. Она замерла на мгновение, а потом снова начала покачиваться и залипать, постепенно сползая руками по перегородке и приседая все ниже и ниже. В таком положении она простояла около трёх минут. За стенкой уже было слышно, что мужчины вернулись с перекура и направились в сторону длинной комнаты. Они оживлённо смеялись и подкалывали друг друга по поводу длинны в стиле: твой уж точно борозды не испортит. Потом, зайдя в комнату, видимо обнаружили что мамы всё ещё нет. Дверь комнаты снова открылась и в предбаннике послышались шаги.

Не прошло и десяти секунд, как на горизонте показался Илья. Лысый мужик, который выглядел так, будто по ночам людей трехлитровые банки закатывает. Тело его было массивным и мышцы явно выдавали своё присутствие, то и дело напрягаясь при движениях. С ног и до головы он был покрыт различными изображениями. Сейчас уже сложно вспомнить что конкретно было нарисовано, ибо адреналин не дал мне отчетливо это запомнить. Помню только что это было похоже на какую-то солянку из парусников, русалок и ещё какой-то херни, похожей на чудовищ.

Спереди у него стоял большой член. Это было тогда для меня удивительно и в новинку, ибо раньше я такого нигде не встречал. Первое чем я был поражён, это тем, что он может не только висеть, но и стоять под 110 градусов. Если честно, я сначала подумал, что с ним что-то не так. Второе —это его размер. Это была палка колбасы. Не больше, не меньше. Да к тому же она заканчивалась массивной чуть покрасневшей шляпой. Это было похоже на гриб. Войдя в помещение, он сразу же направился в сторону мамы и подойдя к ней почти в плотную начал на неё оценивающе смотреть, как будто лошадь на базаре покупает. Поглазев так около полуминуты с разных сторон, он отвесил увесистую оплеуху по её жопе, от которой её булка встряхнулась, а сама она едва не потеряла равновесие от неожиданности и не упала. Спасло только то, что она держалась руками за перегородку душевой кабины. Посмотрев ещё раз оценивающим взглядом с пафосным лицом, он снова отвесил шлепок, только уже по левой булке. Мама снова пошатнулась, едва не упав лицом вперед. Дальше он начал одной рукой сжимать её левую булку, а второй взялся за свой член и начал ей медленно по нему ей водить. Немного помяв жопу, он снова отвесил оплеуху по её жопе, от которой она снова встряхнулась как желе. После этого он начал двигать рукой по члену быстрее. Еще два шлепка по одной булке, один вверх, второй вниз и лысый схватил её за волосы и затолкал в душевую кабину. Он поставил её там руками к стене, а сам включил и настроил воду. Сам же, отойдя на полтора шага, начал снова одной рукой водить по члену. Поводив так около минуты, он снова подошел к ней и несколько раз звонко шлёпнул по сотрясающейся жопе. После этого он присел на корточки рядом с ней и направил два пальца прямо ей в пирожок. Пальцы вошли так же легко, как нож входит в масло. Он вставил их до конца и немного подвигал рукой, производя круговые движения. Второй рукой он схватил её за булку и начал двигать пальцами интенсивнее, хлюпая стекающей по её телу водой. Темп его движений нарастал и в какой-то момент он выдернул пальцы из её письки, как бы пытаясь что-то достать оттуда. Потом процедура продолжилась. Он быстро двигал пальцами в её пирожке, не забывая при этом отвешивать увесистые шлепки по заднице. В какой-то момент мама свесила голову и начала тихо постанывать, как бы подвывая. Вытащив пальцы из письки после очередного сеанса, он снова начал шлёпать по сраке, только теперь уже шлепки наносил один за другим. Нанеся около десяти шлепков, он снял дождик с крепления вверху и направил его прямо в её письку, усилив струю воды. Это продолжалось около минуты. Он направлял напор ей в письку, при этом снова оценивающе её разглядывал, не забывая шлёпать по сраке. Дальше он выключил воду и повесил душ на место, схватил маму за волосы одной рукой, взял подмышку второй и повел в сторону скамейки. Он поставил её на скамейку коленями, задницу отклячил в свою сторону, а руки её положил на саму скамейку. Я наблюдал всё это в профиль. Илья раздвинул булки двумя руками и нагнувшись поближе к жопе плюнул ей на письку. После этого взялся за свой член и направил его её в письку. Я сразу заволновался, потому что не понимал как он может там поместиться. Но мои опасения были лишены, так как он вошел в неё очень быстро и легко. Своею задницу он направил вперед и профиль его члена скрылся у мамы в письке, а сам же лысый в плотную прижался к её сраке. Затем он подал свой таз назад и его блестящий от влаги член я мог снова лицезреть. Он совершил три медленных возвратно-поступательных движения, держа маму руками за талию, от которых член то скрывался внутри её лона, то снова показывался наружу. После этого лысый приостановился, нагнув голову, вниз пустил слюну в место входа члена в вагину, отвесил шлепок по её жопе и начал двигаться вперед-назад уже быстрее. Руками он взялся за булки сбоку и крепко их сжал. Его мышцы рук, ног и таза напряглись и он начал двигать своей жопой вперед-назад с большой скоростью. Помещение наполнило звук хлопков, вот, оказывается, что это. Его движения были очень размашистыми и резкими. Его лобок бился о её жопу так, что она сотрясалась и по её круглым булкам шли волны, как будто это желе. Он всё наращивал и наращивал темп. Жопа сотрясалась всё сильнее, а мама начала издавать подвывающие стоны. Илью же это только подзадоривало. Он смачно хлестал её руками по булкам и не громко рычал. Его мышцы были напряжены, лицо стало красным, а темп был бешенным. Эта долбёжка продолжалась около двух минут, после чего Илья остановился, достал свой член из письки, а затем вставил снова. Он наклонил голову, посмотрел сам на это действо, а затем проделал это снова. Ещё раз плюнув в место входа члена в вагину и шлёпнув по левой булке, принялся долбить с новой силой. Продолбив около минуты, он снова остановился, отметив это звонким шлепком по булке. После этого он схватил её за волосы и поднял на ноги. Повернув её к себе лицом и открыв его от волос, дал по нему хлёсткую пощёчину. Затем большим пальцем по очереди широко открыл ей каждый глаз, а затем дал ещё одну пощёчину. После этого он подошёл к ней вплотную и положил каждую её руку себе на шею, как бы обняв. Чуть-чуть присев, он поддел руками её под колени и вскинул её на верх, держа на руках. После этого он быстро вставил в неё член одной рукой и вошёл. Держа руками её под колени, он начал двигать жопой вперед-назад, затем кистями схватился за жопу, а ее ноги остались на предплечиях. Он начал её резко насаживать на член. Мама была спиной ко мне и я отчетливо видел как член входит в вагину. Снова началась долбёжка в бешенном ритме. Это продолжалось минут пять. Лысый то наращивал темп, то снижал почти до остановки. Спустя пять минут, он снял её с себя, взял за волосы одной рукой, а за шею второй и поставил к стене спиной. После этого обнял за талию левой рукой, а два пальца правой ставил ей в вагину. Его рука порывисто и быстро задвигалась у неё в письке. Мама выпучила глаза. Одной рукой она оперлась ему на плечо, а второй начала искать за что ухватиться. Но спустя 10 секунд всё её тело задрожало, на лице появилась гримаса и было видно как сокращаются её мышцы. Рука лысого быстро двигалась, разбрызгивая какую-то жидкость. Тогда я решил что мама описалась. Лысый остановился и достал пальцы из её вагины. Мама резко обмякла и упала на лысого, но он быстро привел её в чувства, отвесив звонкую пощёчину. Затем, поставив её на ноги, он вытолкал её в шею из помещения в предбанник и повёл длинную комнату. Когда они покинули помещение, я не выходил, пока они не войдут в комнату. После того, как я услышал что дверь комнаты хлопнула, я покинул парилку и выглянул в коридор и чуть было не спалился, потому что дверь комнаты резко открылась и из неё начали выходить мужики. Я убрать голову и вернулся назад в парилку. Они копались минут семь. После покинули предбанник, хлопнув дверью. Я же не смело выглянул, чтобы в этом убедиться, а затем подкрался к окну. Мужики направились в сторону дома. Двое шли на легке, а двое несли под руки маму. На ней ничего не было, кроме тех самых трусов, которые всё еще были на ней, только сползли немного вниз на сраку. Её ноги едва ли передвигались, просто влачась по земле. Я проводил их взглядом до дома, пока они не вошли. Вещи её остались лежать в предбаннике. Я же направился обследовать длинную комнату, с четким намерением проникнуть в дом чуть позже, но об этом в следующей части…….