шлюхи Екатеринбурга

Малышка с характером, глава VII

Ольга осмотрелась в комнате, настороженно вглядываясь в лица спящих женщин. Стараясь не издавать ни звука, она поднялась со скрипучей кровати и прокралась к выходу из женской спальни. Бросила негодующий взгляд на пустой участок пола, приготовленный для кровати новой жены Игната, и решительно вышла. После неудачной попытки разрушить замысел мужа и совратить в бане малолетнюю невесту оставался только один способ избавиться от ее конкуренции — организовать побег.

Ольга проникла в детскую, безошибочно в темноте достигла кровати Лены и без единого звука разбудила девушку. В густой темноте Леночка чувствовала присутствие Ольги, проникшись заговорщическим духом, она покорно поднялась с кровати и проследовала за матерью. В прихожей, где лунный свет позволял различать силуэты обстановки, Ольга помогла девушке одеться, всучила в руки потрепанный рюкзак, заранее заготовленный для побега, и вывела на улицу.

Обе молчали, не требовалось слов, чтобы понять суть происходящего. Стараясь не разбудить домочадцев, Ольга и Леночка босыми ногами осторожно перебирали по деревянному полу и, наконец, не без скрипа одолели тяжелую входную дверь. Сумерки над лесом давно сгустились, но звезды и полная луна освещали верхушки деревьев-великанов, воздух здесь был свеж и, казалось, уже пьянил запахом свободы.

Ольга схватила девушку, однажды невольно вставшую на ее пути, за руку и потащила в глубь леса. Лена не сопротивлялась, в грубой одежде, босая и влекомая коварной матерью в самую чащу, покорно следовала, придерживая в одной руке простые башмаки. Чувство опасности, по какой-то непонятной причине не посещало девушку, все происходящее казалось естественным ходом однажды заведенного порядка. В темноте женщина остановилась и тут Леночка увидела УАЗ участкового.

— Иди в машину, — со сдержанной холодностью Ольга произнесла в сторону девушки, — до села доедешь, а дальше живи, как знаешь.

Вдруг Ольга не выдержала, прижала к себе худенькую девчушку и долго стояла, проклиная себя. Лена была слишком взволнована, чтобы остро воспринимать сентиментальные чувства матери, она прошла к машине и еще до того, как участковый выпрыгнул на землю, влезла на пассажирское сиденье. Полная загадочных происшествий ночь снова оставила ее без ответов, когда Лена осталась в машине одна — полицейский и Ольга скрылись в лесу в направлении дома и долго не показывались.

Леночка терзалась сомнениями, терялась в догадках, но свет луны и свежий воздух туманили разум и все происходящее виделось странным сном. Как бы то ни было, даже самый неожиданный и таинственный способ побега был куда желаннее страшной участи девушки, что грозила обрушиться в ближайшие дни. От одной только мысли о неизбежном браке тело сотрясала дрожь отвращения. Лена так и сидела в пустой холодной машине в ожидании неизвестного будущего.

Ольга тем временем, той же манерой удерживая участкового за руку, вела его сквозь сумрак леса к сараю — излюбленному месту ее утех. Необходимое самопожертвование не слишком тяжелым грузом ложилось на женские плечи — Ольга Павловна давно, исключительно из осторожности, отвергала приставания участкового, хоть и не обнаруживала в себе какого бы то ни было отвращения к этому мужчине. Невольно ее походка приобрела кокетливый, даже соблазняющий характер.

Даже в сумраке двора полицейский видел аппетитные движения и покачивания женских бедер. Игриво Оля приподняла край ночного платья, блеснув белизной ягодиц, прежде, чем исчезнуть в темноте сарая. Мужчина проследовал за своей сереной и уже в укрытии набросился на свою добычу, он впился губами в ее губительные, грешные губы, высасывал из них мед, кусал ее белую шейку, бесцеремонно сжимал руки на талии и с усилием сдвигал их ниже спины.

Ольга издала блаженный, ничем не сдерживаемый стон, среди ночи он показался воем диких зверей, но из чувства осторожности Оля заперла в своей груди все звуки, превратив их в сопение и клокотание в горле. Женщина наслаждалась варварскими ласками лесного дикаря, позволяла себя тискать до синяков, кусать, сжимать. Желание лишило Ольгу остатков воли, она жаждала опуститься на колени перед мужчиной и насладиться прикосновением пухлых губ к его крепкому пенису. Но одержимый полицейский не считался с ее желаниями.

Мужчина сам опустился на землю, небрежно задрал подол ночнушки и приставил лицо к пышущей женственным ароматом Олиной промежности. Снова она засопела, как набирающий скорость паровоз. Участковый жадно впивался ртом в половые губы, высасывал тягучий мед, протискивал язык между набухших складок, он сложил руки на сдобных булочках и еще сильнее притянул женское тело к своему лицу. Оля запустила непослушные, судорожные пальцы в волосы любовника и благодарно ласкала его.

Вдруг тяжелая дверь дома протяжно скрипнула, любовники замерли. На порог вышел Игнат, он присел на крылечке, размял папиросу и, задумчиво глядя в темноту, закурил. Ольга боялась шелохнуться — быть застигнутой в сарае с участковым значило навлечь на себя и Леночку самые тяжелые последствия. Участковый тоже не шевелился, однако, одурманенный ароматом влагалища, он не смог сдержать порыва и с новой силой принялся вылизывать сочащуюся сырость. Оля стояла не в силах отвергнуть ласки одержимого любовника, она свернула голову на бок и пристально следила за мужем.

Игнат молча сидел, наслаждаясь ароматом табака, покоем ночи и осознанием собственного величия в своих лесных владениях. Трудно понять, сколько прошло времени прежде, чем он медленно поднялся со скрипучей обомшелой ступеньки крыльца и вернулся в дом. Не дожидаясь иного знамения, полицейский поднялся, развернул Ольгу лицом к деревянной стенке сарая и рывком закинул подол выше ее тонкой талии. С той же ловкостью дикаря он избавился от ремня и спустил черные полицейские брюки, нетерпеливый орган оказался на свободе.

Зудящая головка плотно прижалась к мясистой, упругой ягодице, сухо скользнула между округлостей и жар влагалища сам помог проложить путь. В мгновение напряженный член погрузился в нежные хляби — от прикосновения к жерлу до проникновения ствола в его невесомо нежные края не прошло и двух секунд. Участковый свыкся со сладостными ощущениями внутри пещерки и теперь требовались изощренные телодвижения, чтобы сполна насладиться всеми изгибами Олиного влагалища. Мужчина жестко таранил тыл своей жертвы, размашисто шлепал животом по упругим ягодицам, вдавливал головку в самую матку, буквально натягивал стоящую на прямых ногах женщину.

Оля упивалась, нет не осознание проделанной хитрости волновало ее грудь, самое обыкновенное низменное удовлетворение доставляло ей радость. Как безумная она искала каждый раз возможность быть с мужчиной. Сейчас в кромешной темноте он забивал свой болт глубоко внутри нее, жестоко сжимал ее молочно-белые груди, стискивал грубыми пальцами алые сосочки, но даже это обращение могло временно утолить Олину жажду. Участковый с рыком дернулся, его движения утратили первоначальный темп, чувствительность требовала более свирепых терзаний женской плоти, чтобы утолить желание.

Ольга попыталась высвободиться, чтобы опуститься на колени и принять весь заряд ртом, но сильные руки обезумевшего насильника не позволили ей изменить положения. Женщина так и стояла, оттопырив зад и прижимаясь щекой к нетесанной доске стены сарая. Вдруг участковый ослабил хватку и поток хлынул глубоко в матку Оли, от набегающих чувств она затряслась, замотала головой, не щадя нежной кожи и благодарно испустила протяжный стон. Еще долго она стояла прижатой к стене, а ее колени дрожали, не способные удерживать тело. Полицейский отвесил звонкий шлепок по сочной корме, обтер опадающий пенис о край ночнушки и, на ходу застегивая брюки, молча направился к служебному автомобилю.

Машина отъехала от хутора и только на безопасном расстоянии зажгла огни фар, всю дорогу в салоне не было произнесено ни слова — каждый был погружен в свои мысли. Однажды обманувший Леночку участковый теперь сам вез ее далеко от этого ужасного места. Водитель сосредоточенно всматривался в темноту леса и не отпускал рук с руля и длинного вибрирующего рычага, небо над деревьями начало светлеть и чем ближе беглянка была к цивилизации, тем больше рассеивался сумрак над дорогой. Вот уже показались очертания строений на окраине села, на дорогу выбежала стая беспризорных собак, то тут, то там проходили люди.

Машина со скрипом затормозила и свернула в глухой подворотне. Переглянулись, обменялись тяжеловесными взглядами, после чего Лена стащила брезентовый рюкзачок со своим скарбом и попыталась открыть дверь. Вдруг она почувствовала сильную руку полицейского.

— Не спеши… — хриплый голос участкового выдал волнение, — такого уговора не было! Я тебя просто так разве вез?

Лена после бессонной ночи с недоумением смотрела на мужчину, вдруг страшная догадка начала осенять ее ум и ужас блеснул в глазах. Девушка вжалась в сидение и невольно скрестила на груди руки. Лена покорно кивнула, отвечая на хищный, безнаказанный взгляд полицейского своим запуганным и зависимым.

— В ротик возьмешь и беги на все четыре стороны, — объявил цену участковый.

Уверенный в своей власти, он снова освободил ремень и с кряхтением стянул штаны, но прежде, чем он окончательно оголил свой пресыщенный ночью орган, Леночка проворно выбралась из машины и скрылась среди мрачных построек.